Православные молитвы

Таинства и обряды Православной Церкви
Таинства Православной Церкви
Глава 7. Таинство Священства (Рукоположение)

 

Служение предстоятельства - священство

Священство существовало в апостольское время, как и во все последующие периоды, и занимало главное место среди прочих служений, а коль скоро оно существовало, то, согласно учению святых апостолов, существовала и соответствующая ему харизма. "И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом" (1 Пет. 2, 5). Не епископ, не собор епископов, не церковный народ, а Бог поставляет апостолов, пророков, учителей и пастырей для особого служения в Церкви, а потому поставление совершается в самой Церкви и с ее участием. В своей речи к ефесским пресвитерам святой апостол Павел сказал: "Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею" (Деян. 20, 28). Апостолы поставили в пресвитеры тех, кто был избран Богом.

Начиная с апостольского времени, каждая Поместная Церковь сама себе поставляла епископов, пресвитеров, диаконов и других членов клира, которые появились позже. Эти поставления, совершаемые Поместной Церковью, заключали в себе три момента: 1) избрание лиц, предназначенных для этих служений; 2) их рукоположение с молитвенным призыванием ниспослания даров Духа Святого; 3) признание со стороны Поместной Церкви совершённого рукоположения как благодатно действительного.

Возникновение служения пресвитеров совпадает с образованием Поместных Церквей. Это означает, что их служение было необходимо для существования самой Поместной Церкви. Апостол Павел заботился о поставлении пресвитеров, а не о поставлении в образуемых им Церквах пророков и учителей. Без них могла существовать Поместная Церковь, но не могло ее быть без пресвитеров: "Для того я поставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал: если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности", - пишет апостол Павел в Послании к Титу (1, 5, 6). Без пресвитеров строительство Церкви оказалось бы недоконченным, и только поставление пресвитеров заканчивает дело благовестия слова Божия, имеющее целью образование Церкви. В собрании народа Божиего должны быть те, кто предстоятельствует ему в общественном богослужении, совершает Евхаристию и другие Таинства Церкви.

Права и преимущества этого служения, которому усвоена вторая в нисходящем порядке степень, достаточно четко определяются древней церковной письменностью. В отношении епископской эта степень подчиненная, ибо без воли епископа пресвитер не мог предпринимать ничего существенно важного в церковной деятельности. В отношении к богослужению пресвитер имел права наравне с епископом, за исключением права рукоположения, предоставленного одному епископу. "Между епископами и пресвитерами, - говорит святой Иоанн Златоуст, - нет большого различия, так как и пресвитерам предоставлено право учительства и церковного управления, и что сказано относительно епископов, то же самое применимо и к пресвитерам. Одно только право посвящения возвышает епископов над пресвитерами". Здесь речь идет, конечно, о внутреннем сравнительном достоинстве епископского и пресвитерского сана, а не о внешних преимуществах.

Последними епископ возвышался над пресвитером как в древние, так и в новые времена. Достаточно обратить внимание на то, что в совместном священнослужении епископу, безусловно, всегда принадлежало первенство: древние греческие и русские храмы, в которых доселе сохранились в алтарях места епископов, возвышающиеся над местами пресвитеров, представляют одно из примеров внешних преимуществ епископа над пресвитерами в совершении богослужения. Преимущество это резко бросалось в глаза древним христианам, и отсюда произошли наименования пресвитеров лицами второго престола, а епископов - первого или высшего престола.

Общие черты последования пресвитерского посвящения даны уже в книгах Нового Завета, но специальное описание его в первый раз встречается в 8-й книге "Постановлений апостольских" (гл. 16). Оно весьма кратко и состоит, подобно епископской хиротонии, из руковозложения и молитвы. Молитва эта в своем содержании отличается как от молитвы епископского посвящения, так и от позднейших молитв, явившихся в хиротонии пресвитерской.

Современный обряд пресвитерского посвящения, окончательно определившийся в ХVII веке, состоит в следующем: по перенесении Даров с жертвенника на престол два диакона приводят новопоставляемого к царским вратам и возглашают поочередно: первый - "Повели!", второй - "Повелите!", первый - "Повели, Преосвященнейший Владыко!" Первое из этих возглашений относится к народу, который в древности имел право избирать себе пресвитеров; второе - к клиру, который также принимал участие в избрании, и третье - к архиерею. Это - остаток первоначальной формы пресвитерского посвящения, и, хотя в настоящее время он утратил уже свой первоначальный смысл, должен быть драгоценным для нас, потому что служит доказательством непосредственной связи нашего пресвитерского посвящения с древнейшим.

Вслед за этим новопоставляемый идет в алтарь, где его принимают священники, в среду которых он вступает, и старший из них обводит ставленника трижды вокруг престола. Обхождение совершается против солнца, по направлению к востоку, который символически изображает Христа. При этом новопоставляемый целует углы престола, а также руку епископа, восседающего слева у престола. Клирики в это время поют песнопения: "Святии мученицы, иже добре страдавше и венчавшеся..."; "Слава Тебе, Христе Боже, апостолов похвало..." и "Исаие, ликуй..."

Этот обряд обхождения новопоставляемого вокруг престола, несомненно, имеет глубокий символический смысл. Смысл этот будет понятен для нас из некоторых сопоставлений. Точно такое же обхождение вокруг аналоя и с пением тех же самых песноппений входит в состав чинопоследования Таинства Брака. Входит оно также и в состав чина Крещения, и во всех этих случаях имеет одно и то же значение - символа теснейшего единения с Господом Иисусом Христом, заключения нерушимого союза. В таком смысле изъясняется этот символ церковными писателями.

Глубокая христианская древность не знала этого обряда: его нет ни в чине пресвитерского посвящения, помещенном в "Постановлениях апостольских", ни в древних списках, приведенных в Евхологионе Гоара (XVII в.). И лишь в ХIV веке он является уже как общепринятый обряд. О нем упоминают святой Симеон, архиепископ Солунский, и один греческий список чина посвящения ХVII века (Гоар, 1-й список). Симеон Солунский говорит, что обряд обхождения вокруг престола означает вступление новопоставляемого в круг Ангелов. По окончании обряда обхождения архиерей становится у правого угла престола, а новопоставляемый преклоняет пред ним колена. Архиерей, сотворив над главой новопоставляемого зна́мение креста, возлагает на него свою руку и край омофора и произносит при этом тайнодейственную молитву: "Божественная благодать, всегда немощна́я врачующи..." В алтаре и затем певцы поют: "Господи, помилуй". В сущности, все эти действия не представляют ничего нового по сравнению с хиротонией епископа; они те же самые и имеют одинаковую с ними древность: источник их - Новый Завет, описание в "Постановлениях апостольских" и у священномученика Дионисия Ареопагита, епископа Афинского († 96), и полное описание в том виде, как они совершаются у нас, в древнейших греческих списках.

Далее следуют три молитвы рукоположения: в первой епископ призывает на новопоставляемого благодать Святого Духа, испрашивая у Бога дары, необходимые для священства; вторая есть не что иное, как ектения΄ "Миром Господу помолимся", произносимая одним из служа́щих, на которую клир отвечает пением "Господи, помилуй"; в третьей молитве, произносимой епископом, указываются обязанности пресвитера, во-первых, проповедовать Евангелие, во-вторых, приносить дары и жертвы и, в-третьих, просвещать людей Крещением. Все это совершенно сходно с древнегреческими списками.

По прочтении молитвы архиерей преподает новопоставляемому священнические одежды: епитрахиль, пояс, фелонь и Служебник, возглашая при преподании каждой из них "аксиос". По древнегреческим спискам, вместо преподании епитрахили епископ переносит задний конец диаконского ораря на правое плечо поставляемого. Но это, в сущности, одно и то же: наша епитрахиль есть не что иное, как сложенный вдвое орарь. В старину у нас концы ораря и епитрахили не сшивались, а соединялись посредством застежек, так что было видно, что епитрахиль образовалась именно из ораря. Следовательно, в этом случае нет существенной разницы между обрядами древнегреческим и русским. А что касается преподании пояса и Служебника, то это обычай не древний, по крайней мере, в древних греческих чинопоследованиях его вовсе нет. Происходящее затем целование новопоставленного в знак мира и любви составляет обряд, тождественный с целованием при посвящении во епископа, и восходит по своей древности к первым векам христианства. Его совершение отмечено в сочинениях, усвояемых священномученику Дионисию Ареопагиту. Есть он и во всех греческих чинопоследованиях. Далее следует обычным порядком Божественная Литургия. По освящении Святых Даров епископ преподает частицу Тела Христова (с печатью - ХС) новопоставленному со словами: "Приими залог сей и сохрани его цел и невредим до последняго твоего дыхания, о немже и΄маши истя΄зан быти во второе и страшное пришествие Великаго Господа Бога и Сына нашего Иисуса Христа". Новопоставленный приемлет частицу в руки и, преклонив главу, читает 50-й псалом. Пред возглашением "Святая святым" он возвращает этот залог архиерею и прежде других (обычно после первого священника) причащается Святых Таин.

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы