Православные молитвы

Чинопоследования Православной Церкви
Заупокойное богослужение

 

Последование панихиды

Устав совершения панихиды находится в Типиконе, в 14-й главе. Молитвословия, указанные в этой главе, печатаются:

1) в особой книжке, озаглавленной: "Последование за усопших";

2) в Октоихе, где перед последованием субботы 1-го гласа печатается глава о том, как совершается последование о усопших, и в ней содержатся молитвословия панихиды;

3) в Псалтири - в "Последовании по исходе души от тела".

В первых двух последованиях находится великая ектения о усопших, а в Псалтири ее нет. Но в Псалтири печатается 17-я кафизма и молитва: "Помяни, Господи, Боже наш, в вере и надежде живота вечнаго..." Последование по исходе души от тела печатается и в иерейском Молитвослове.

В книге "Последование за усопших", а также в Октоихе не печатаются из числа молитвословий, указанных в 14-й главе Типикона, кафизма 17-я и седален с Богородичным по 3-й песни канона. Кафизма здесь не печатается потому, что она на панихиде иногда не поется, как об этом сказано в 14-й главе Типикона. Во всей полноте панихида излагается в особой книге "Последование параста́са, си΄речь, великия панихиды и всено́щнаго бдения, певаемых по усопшим отцем и братиям нашим и по всем православным христианом преставльшимся". В этом Последовании содержится великая ектения и 17-я кафизма: "Блажени непорочнии в путь..."

О каноне на панихиде в 14-й главе Типикона сказано, что поется канон Октоиха усопших по "гласу", то есть того гласа, молитвословия которого поются в субботу той седмицы. В книге "Последование за усопших" печатается канон Октоиха 6-го гласа. В Псалтири, в Последовании на исход души от тела печатается канон 8-го гласа. Ирмос 3-й песни: "Небеснаго круга..." и 6-й песни: "Молитву пролию ко Господу..." обычно поются на панихиде при 3-й и 6-й песнях. Припев канона на панихиде - "Упокой, Господи, души усопших раб Твоих". При малой ектении за упокой, начинающейся словами: "Паки и паки миром Господу помолимся", поется: "Господи, помилуй" по однажды, а при малой ектении, начинающейся прошением сугубой ектении: "Помилуй нас, Боже" по трижды. Но после 1-й статии непорочных и малой ектении за упокой: "Паки и паки миром Господу помолимся" - после прошения: "Милости Божия, Царства Небеснаго..." и пения "Подай, Господи", когда диакон возгласит: "Господу помолимся", а иерей читает втайне молитву. "Боже, духо́в...", хор поет тихим гласом (Типикон, гл. 14 и последование Субботы мясопустной) "Господи, помилуй" (40 раз), дондеже скончает священник молитву "Боже, духо́в..." (Типикон, гл. 13; эта молитва находится в Служебнике, в последовании Литургии, и в Требнике - в Последовании погребения). По отпусте панихиды диакон возглашает: "Во блаженном успении...", и певцы поют трижды: "Вечная память". Во время всей панихиды бывает каждение. Иерей имеет в руках кадило, если служит без диакона. Если диакон участвует в панихиде, то он кадит и перед началом каждой ектении просит у иерея благословение для каждения. Отпу́ст иерей произносит с кадилом.

Панихида начинается обычным возгласом: "Благословен Бог наш всегда, ныне, и присно, и во веки веков". Затем читается псалом 90-й: "Живый в помощи Вышняго..." В этом псалме пред нашим духовным взором предстоит отрадная картина перехода в вечность истинно верующей души по таинственному пути, ведущему к обителям Отца Небесного. В символических образах аспидов, львов, скимнов и драконов псалмопевец выражает мытарства души на этом пути. Но здесь псалмопевец изобразил нам и Божественное охранение верной души усопшего: "Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы, плещами Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение - истина Его". Верная душа говорит Господу: "прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю".

Замечательно, что этот же псалом читается и в последовании шестого часа, перед Литургией, когда воспоминается Распятие Господа нашего Иисуса Христа. Словами пророка Давида Церковь изображает этот страшный путь смерти, которым прошла и безгрешная святая душа Господа Иисуса: "Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову разруши΄л еси силу, и воскресл еси, яко Победитель, Христе Боже..." и тем "...от смерти к жизни, и от земли к небеси, Христос Бог нас приведе́..." (кондак и 1-я песнь канона Пасхи). Мы надеемся на охранение ангелов Божиих, на помощь и благоволение Отца Небесного, ибо мы - братья Господу Иисусу, чада возлюбленные Божественного Отца, усыновленные Ему Единородным Сыном Его.

Тотчас после псалма начинается ектения: "Миром Господу помолимся". Сначала идут обычные прошения, затем следуют прошения собственно о усопших: "О оставлении согрешений во блаженной памяти преставльшагося (преставльшихся), Господу помолимся". Главное, что может сделать для усопшего этот путь вечности трудным, мучительным и страшным, лишить его вечного блаженства, а нам причинить скорбь и душевную тяжесть - это его грехи. И вот потому первое прошение - "о оставлении согрешений его (их)".

Но мы еще боимся вполне предаваться этому светлому упованию; мы припоминаем вольные и невольные согрешения покойного, в том числе и против нас, ибо сейчас душа его должна предстать пред страшным престолом Господа Славы, где спросится ответ за всякое слово, чувство, дело и помышление. И вот мы обращаемся к Господу со следующим прошением: "О простити ему (им) всякое прегрешение, вольное и невольное, Господу помолимся".

Церковь, как сердобольная мать, в эту минуту не забывает и горькой доли тех, которые остались здесь, на земле, и в горе и слезах возводят слезные очи ко Господу:

"О плачущих и боле́знующих, чающих Христова утешения, Господу помолимся".

"О отпуститися ему (им) от всякия болезни, и печали, и воздыхания и вселити его (их), иде́же присещает свет Лица Божия, Господу помолимся".

"О яко да Господь Бог наш учинит душу его (ду́ши их) в месте светле, в месте злачне (радостном и довольном), в месте покойне, идеже вси праведнии пребывают, Господу помолимся".

"О причтении его (их) в не́дрех Авраама, и Исаака, и Иакова, Господу помолимся".

По окончании ектении священник возглашает:

"Яко Ты еси Воскресение, и живот, и покой усопшаго раба Твоего (усопших раб Твоих), Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь".

За ектенией следует пение "Аллилуиа". Это - голос небожителей, восхваляющих Господа. В это же время диакон произносит стихи, предыизображающие блаженство истинно верующих в Господа: "Блажени, яже избрал и приял еси, Господи. Память их в род и род. Ду́ши их во благих водворятся".

Сердечно желая, чтобы этого блаженства удостоились и наши усопшие, Церковь присоединяет молитвословия тропаря: "Глубиною мудрости человеколюбно вся стро́яй и полезное всем подаваяй, Едине Соде́телю, упокой, Господи, душу раба Твоего (ду́ши раб Твоих), на Тя бо упование возложи΄ (возложи΄ша) Творца и Зиждителя и Бога нашего".

"Слава, и ныне": "Тебе и сте́ну и пристанище и΄мамы и Молитвенницу благоприятну к Богу, Егоже родила еси, Богородице Безневестная, верных спасение". Этими словами выражается трепетное ожидание нами Господа, грядущего к нам, а также молитва к Божией Матери о помощи.

Но вот завеса вечности открывается, вот Господь на Престоле Славы, и Ему предстоят со страхом и трепетом усопшие отцы и братия наши, исповедуя пред Ним с верой и любовью все дела свои, а мы, живые, молимся за их души. "Блажени непорочнии в путь, ходя΄щии в законе Господни", - так начинается исповедь всякой души, отошедшей от нас и предстоящей перед Судом Божиим. "Помяни, Господи душу раба Твоего (ду́ши раб Твоих, имярек)", - этим прошением мы прерываем эту исповедь.

"Блажени испытающии свидения Его, всем сердцем взыщут Его", - и опять молитва: "Помяни, Господи, душу раба Твоего".

И далее звучат возвышенные стихи 118-го псалма, прерываемые молитвенными прошениями о душе усопшего (в переводе на русский язык):

"В сердце мое заключил я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою...

Странник я на земле, не скрывай от меня заповедей Твоих...

Отврати поношение мое, которого я страшусь, ибо суды Твои бла́ги...

Да приидут ко мне милости Твои, Господи, спасение Твое по слову Твоему...

И я дам ответ поносящему меня, ибо уповаю на слово Твое...

Вспомни слово (Твое) к рабу Твоему, на которое Ты повелел мне уповать...

Молился я Тебе всем сердцем: помилуй меня по слову Твоему...

Руки Твои сотворили меня и устроили меня, вразуми меня и научусь заповедям Твоим...

Сильно угнетен я, Господи; оживи меня по слову Твоему...

Я приклонил сердце мое к исполнению уставов Твоих навек, до конца...

Вымыслы человеческие ненавижу, а закон Твой люблю...

Ты покров мой и щит мой; на слово Твое уповаю...

Трепещет от страха Твоего плоть моя, и судов Твоих я боюсь...

Все повеления Твои признаю΄ справедливыми, всякий путь лжи ненавижу...

Правда Твоя - правда вечная, и закон Твой - истина...

Правда откровений Твоих вечна: вразуми меня, и буду жить...

Услышь голос мой по милости Твоей, Господи, по суду Твоему оживи меня...

Жажду спасения Твоего, Господи, и закон Твой - утешение мое...

Да живет душа моя и славит Тебя, и суды Твои да помогут мне...

Я заблудился, как овца потерянная: взыщи раба Твоего, ибо я заповедей Твоих не забыл".

Чтение или пение 118-го псалма прерывается ектенией. Диакон: "Паки и паки миром Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Еще молимся о упокоении души усопшаго раба Твоего (душ усопших раб Твоих, имярек), и о еже проститися ему (им) всякому согрешению, вольному же и невольному". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Яко да Господь Бог наш учини΄т душу его, идеже праведнии упокоя΄ются". Хор: "Господи, помилуй". Диакон: "Милости Божия, Царства Небеснаго и оставления грехов его у Христа Безсмертнаго Царя и Бога нашего, просим". Хор: "Подай, Господи", диакон: "Господу помолимся". Хор: "Господи, помилуй". Между тем священник тайно читает молитву:

"Боже ду́хов и всякия плоти, смерть поправый и диавола упразднивый и живот миру Твоему дарова́вый, Сам, Господи, упокой душу раба Твоего (души раб Твоих, имярек) в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отню΄дуже отбеже́ болезнь, печаль и воздыхание. Всякое согрешение, соделанное им (ими) словом, или делом, или помышлением, яко Благий Человеколюбец Бог, прости. Яко несть человек, иже жив будет и не согрешит, Ты бо един (еси) кроме́ (без) греха, правда Твоя - правда во веки, и слово Твое - истина"... и возглашает:

"Яко Ты еси Воскресение и живот и покой, усопшаго раба Твоего (усопших раб Твоих, имярек)..."

Затем продолжается исповедь отошедшей от нас души пред страшным престолом Господним словами 118-го псалма; и к каждому стиху мы присоединяем нашу молитву: "Упокой, Господи, душу усопшаго раба Твоего (усопших раб Твоих)".

Затем поют: "Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим".

При повторении этого псаломского стиха поются новозаветные стихи, изображающие таинственную судьбу человека:

"Святых лик обре́те источник жизни и дверь райскую, да обрящу и аз путь покаянием, погибшее овча аз есмь, воззови мя, Спасе, и спаси мя.

Агнца Божия пропове́давше и заклани бывше, якоже агнцы, и к жизни нестареемей, святии, и присносущней преставльшеся, Того прилежно, мученицы, молите, долгов разрешение нам даровати".

"Лик святых обрел источник жизни и дверь райскую, да обрету и я путь покаянием; я погибшая овца, воззови и спаси меня, Спасе.

Агнца Божия проповедавшие и закланные как агнцы и преставившиеся, святые к вечной нестареющей жизни, мученики, прилежно моли΄те Того даровать нам разрешение долгов".

Господь обращается к Своим верным:

"В путь узкий хо́ждшии прискорбный, вси в житии Крест, яко яре́м вземшии и Мне последовавшии верою, приидите насладитеся, ихже уготовалх вам почестей и венцов небесных".

"Вы, прошедшие узкий и прискорбный путь и взявшие (на себя) в жизни Креста как иго, и последовавшие за Мною по вере, придите, насладитесь почестями, которые Я вам приготовил, и венцами небесными".

И верная душа отвечает своему Спасителю:

"Образ есмь неизреченныя Твоея славы, аще и язвы ношу прегрешений, уще́дри Твое создание, Владыко, и очисти Твоим благоутробием, и возжеленное отечество подаждь ми, рая΄ паки жителя мя сотворяя.

Древле убо от не су́щих созда́вый мя и образом Твоим Божественным почты΄й, преступлением же заповеди паки мя возвративый в землю, от неяже взят бых, на еже по подобию возведи, древнею добро́тою возобразитися".

"Я образ неизреченной Твоей славы, хотя и ношу язвы прегрешений; ущедри Твое создание, Владыко, и очисти Твоим благоутробием и возврати мне желанное отечество, соделавая меня опять жителем рая.

Издревле создавший меня из небытия и почтивший Своим Божественным образом, за преступление же заповеди опять возвративший в землю, из которой я взят был, возведи меня в Свое подобие, получить образ древней красоты".

 

С этими прошениями души усопшего соединяют свою молитву его близкие:

"Упокой, Боже, раба Твоего (рабы Твоя) и учини его (я΄, -и΄х) в раи΄, идеже ли΄цы святых, Господи, и праведники сияют яко светила, усопшаго раба Твоего (усопшия рабы Твоя) упокой, презирая его (их) вся согрешения".

После прославления Пресвятой Троицы: Отца Безначального, Сына, Собезначального Отцу, и Божественного Духа, и молитвенного восхваления Пресвятой Богородицы, трижды поется "Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа, слава Тебе, Боже".

Затем следует малая заупокойная ектения и по возгла́се - седален: "Покой, Спасе наш, с праведными раба Твоего (рабы Твоя), и сего (сих) всели во дворы Твоя, я΄коже есть писано, презирая яко Благ, прегрешения его (их), вольная и невольная, и вся, яже в ве́дении и не в ведении, Человеколюбче". На "Слава" поют конец этого седальна: "И вся, яже в ве́дении".., на "И ныне" - Богородичен: "От Девы возсия΄вый миру, Христе Боже, сы΄ны света То́ю показавый, помилуй нас".

После псалма 50-го, сосредоточившего наше внимание на собственном греховном недостоинстве, поется канон по усопшем.

Тропари канона расположены в следующем порядке: первый тропарь содержит нашу молитву к святым мученикам, пролившим кровь свою и претерпевшим бесчисленные муки ради Господа; их мы побуждаем на ходатайство пред Богом за наших усопших. Затем следуют два тропаря, содержащие в себе наше моление ко Господу за умерших. В этих тропарях мы высказываем пред Господом Иисусом Христом все, что только может склонить Его к милосердию, указываем на Божественную Премудрость, которой мы сотворены в начале с душой и телом и воодушевлены Божественным Духом. Мы поминаем Его благость и милосердие, Его страдания, смерть и Воскресение, обновившие падший род человеческий. Разрушив смерть и ад, Он даровал нам бессмертие, избавил от смерти и тления. Господь знает немощь нашего естества, но Он неизреченно милосерд, "весь сладость, весь желание и любовь ненасытная, весь добро́та несказа́нная". Он - Владыка всего, имеющий власть над живыми и мертвыми, в Царстве Его обителей много, и Он "разделяет их всем по достоянию, по мере добродетели". Мы не смеем пред Лицом Божиим высказать ничего о вечной судьбе душ усопших, но лишь смиренно напоминаем, что они рабы Его и, "очистившиися древняго прародительскаго падения Крещением и паки порождением и иму́ще жезл силы - Крест Его, проидо́ша мирское море". Перед каждым из этих тропарей мы взываем ко Господу: "Покой, Господи, душу усопшаго раба Твоего (ду́ши усопших раб Твоих)".

В последнем тропаре каждой песни канона мы обращаем молитвенные взоры наши ко Пресвятой Богородице и просим Ее молитв за нас и усопшего нашего (усопших наших). Заупокойный канон, как и другие, разделяется на три части в честь и славу Пресвятой Троицы краткими ектениями и особыми стихирами.

После третьей песни канона читается седален:

Воистину суета всяческая, житие же - сень и со́ние, ибо всуе мятется всяк земнородный, якоже рече́ Писание: егда́ мир приобрящем, тогда во гроб вселимся, иде́же вку́пе ца́рие и нищии. Темже, Христе Боже, преставльшагося раба Твоего (преставльшихся раб Твоих) упокой, яко Человеколюбец".

"Поистине все суета, а жизнь лишь тень и сон, ибо тщетно утруждает себя земнородный, как гговорит Писание, когда мир приобретем, тогда в гроб вселимся, где цари и нищии. Поэтому, Христе Боже, упокой преставльшегося Раба Твоего (преставльшихся Рабов Твоих), как Человеколюбец".

После "Слава, и ныне" мы вновь обращаемся к Милостивой Заступнице нашей: "Всесвятая Богородице, во время живота моего не остави мене, человеческому предстательству не ввери мя, но Сама заступи и помилуй мя".

Когда шестая песнь канона изобразит нам бурю жизни: "Житейское море, воздвиза́емое зря напастей бурею, к тихому пристанищу Твоему притек, вопию Ти, возведи от тли живот мой, Многомилостиве", произносится ектения малая, и духовный собор, стоящий со свечами вокруг гроба, знаменуя свет Христов, который ныне видит пред собою усопший, от лица всей Церкви возглашает ему желание этой мирной пристани в кондаке: "Со святыми упокой, Христе, душу раба Твоего (души раб Твоих), иде́же несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная".

За кондаком следует икос:

"Сам Един еси Безсмертный, сотвори΄вый и созда́вый человека, земнии убо от земли΄ созда́хомся и в землю ту́южде по́йдем, якоже повелел еси созда́вый мя и реки΄й ми: яко земля еси и в землю отыдеши, а́може вси человецы пойдем, надгробное рыдание творяще песнь: Аллилуиа" (трижды).

"Ты Сам Един Бессмертный, сотворивший и создавший человека! Мы же, земные, из земли созданы и в ту же землю пойдем, как повелел Ты, Создавший меня, и сказавший мне: земля еси и в землю отойдешь, куда все человеки пойдем, надгробным рыданием творя песнь: Аллилуиа" (трижды).

Перед девятою песнью священник возглашает: "Богородицу и Матерь Света в песнех возвеличим". Но в ответ звучит не Песнь Богородицы: "Величит душа Моя Господа", но лик поет: "Ду́си и ду́ши праведных восхвалят Тя, Господи". Славословия и восхваления свойственны не нам, грешным, в эти минуты скорби, а святым и чистым ду́хам небесным и душам тех праведников, которые уже обрели вечное блаженство. Затем поется ирмос девятой песни канона: "Ужасе́ся о сем небо..."

Потом следует Трисвятое, "Пресвятая Троице...", "Отче наш..." и поются тропари:

"Со духи праведных скончавшихся, души раб Твоих, Спасе, упокой, сохраняя их во блаженной жизни, яже у Тебе, Человеколюбче.

В поко́ищи Твоем, Господи, иде́же вси святии Твои упокоева́ются, упокой и души раб Твоих, яко Един еси Человеколюбец.

Слава:

Ты еси Бог, соше́дый во ад и узы окова́нных разреши΄вый, Сам и ду́ши раб Твоих упокой.

И ныне:

Едина Чистая и Непорочная Дево, Бога без се́мене рождшая, моли спастися душа́м их".

"С ду́хами праведников скончавшихся, души рабов Твоих, Спас, упокой, сохраняя их во блаженной жизни, которая у Тебя, Человеколюбче.

В месте упокоения Твоем, Господи, где все святые Твои упокоеваются, упокой и души рабов Твоих, как Един Человеколюбец.

Слава:

Ты - Бог, сошедший во ад и узы окова́нных разрешивший, Сам и ду́ши рабов Твоих упокой.

И ныне:

Едина Чистая и Непорочная Дева, Бога бессеменно родившая, моли спастись душам их".

Итак, вместо славословий и величаний мы воссылаем нашу молитву за усопших ко Господу.

Потом следует сугубая заупокойная ектения: "Помилуй нас, Боже..."

Иерей произносит тайно молитву: "Боже духо́в...", заканчивая ее возгла́сом: "Яко Ты еси Воскресение..." Затем диакон: "Премудрость". Хор: "Честнейшую Херувим...." Иерей: "Слава Тебе, Христе Боже...." Хор: "Слава, и ныне", "Господи, помилуй" (трижды), "Благослови", и священник произносит отпуст:

"Воскресы΄й из мертвых Христос, Истинный Бог наш, молитвами Пречистыя Своея Матере, святых славных и всехвальных апостол, преподобных и богоносных отец наших и всех святых, ду́ши от нас преставльшихся раб Своих в селениих праведных учини΄т, в не́дрех Авраама упокоит, и с праведными причтет, и нас помилует, яко Благ и Человеколюбец".

По отпу́сте диакон возглашает: "Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, усопшим рабом Твоим (имярек) и сотвори им вечную память!" Хор трижды поет: "Вечная память".

"Это молитвенное воззвание: "Вечная память!" есть дар и довершение всего, - говорит святитель Симеон, архиепископ Солунский, - оно отсылает умершего к наслаждению Богом и как бы передает Богу душу и тело усопшего".

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы