Православные молитвы

Богословско-литургический словарь

А

ААРО́Н - первый ветхозаветный первосвященник. Сын Амрама и Иохаведы из колена Левиина, старший брат Моисея, родился в Египте. Он помогал Моисею в освобождении еврейского народа из египетского рабства, являясь перед фараоном как представитель пророка, говорящий за него (Исх. 4, 14- 17), участвовал затем в сорокалетнем странствовании евреев по пустыне, где и был, по велению Божию, поставлен первосвященником. Скончался Аарон 123-х лет от роду, в 1445 году до Р. Х. на горе Ор в пустыне, так же как и Моисей, не достигнув земли обетованной, в наказание за ропот на Бога (Числ. 20, 10). Весь род А. был избран Богом для священнического служения в Ветхозаветной Церкви, и звание первосвященника сохранялось за его потомками до пришествия на землю Христа Спасителя, преемственно переходя к старшему в роде. Потомки А. в Священном Писании называются "сынами Аарона" и "домом Аарона". По учению апостола Павла (Евр. 5, 4-6), А., как первосвященник Израиля, был прообразом Иисуса Христа, Первосвященника Нового Израиля, Новозаветной Церкви. Память А. Церковь чествует в Неделю святых праотцев, перед праздником Рождества Христова.

АБСИ΄ДА - 35, 36.

АВАДДО́Н (евр. abaddon - "погибель") - 1) в иудаистической мистике олицетворение поглощающей, скрывающей и бесследно уничтожающей ямы могилы и пропасти преисподней; 2) фигура, близкая к ангелу смерти (Малах Га-Мавет). Таков А. в Ветхом Завете (Иов. 26, 6; 28, 22; 31, 12; Притч. 15, 11, где о нем говорится как о глубокой тайне, проницаемой, однако, для Бога), в иудейских апокрифах (Псалмы Соломона, 14; Вознесение Исаии, 10 и др.), а также в иудаистической литературе талмудического круга.

В христианской апокалиптике А., называемый по-гречески Аполлион ("губитель", буквальный перевод имени А., а возможно также намек на имя Аполлона), ведет против человечества в конце времен карающую рать чудовищной "саранчи" (Откр. 9, 11).

А́ВВА (А́ББА) - арамейско-сирийское слово, соответствующее древнееврейскому "аб" - отец. Оно вошло в греческий текст Нового Завета в форме "а́ббас" (Мк. 14, 36; Рим. 8, 35; Гал. 4, 6), где служит обращением, выражающим высшую форму доверия, искренней любви, сыновней покорности, а так же дружеского расположения. Этим словом Иисус Христос, а вслед за Hим апостол Павел обращались к Отцу Небесному. Авва - древнее наименование настоятеля православного монастыря - игумена, архимандрита. В Сирийской, Коптской, Эфиопской Церквах этим словом (в форме "абуна" - отец наш) обращаются к священникам, монахам и архиереям. В латинской транскрипции - аббат - титул настоятеля католического монастыря, который носили и немонашествующие духовные лица. Во Франции - титул католического священника. Авва - церковно-литературное наименование старцев-подвижников.

А́ВЕЛЬ - праведный сын Адама и Евы, убитый родным братом Каином. История Каина и Авеля кладет начало теме о страдающем Праведнике. Отнесенная повествователем уже к первому поколению людей, она имеет значение примера и конкретно представляет одну из особенностей человеческого существования, общую для всех исторических эпох: в начале неявный конфликт двух людей, несмотря на то, что они кровные братья (Деян. 17, 26), приводит к братоубийственным распрям. В противоположность жертвоприношению Каинову Авелево жертвоприношение угодно Богу (Быт. 4, 4) в силу внутреннего расположения и кротости приносящего его, а не материального качества жертвы. А. представляет Праведника, которому благоволит Бог, в противоположность злому, который отвергается. Но злой подстерегает Праведника, чтобы его умертвить (Пс. 9, 27-32). Таков всеобщий закон, и кровь праведных, пролитая от начала веков, вопиет от земли к Богу о воздаянии правды (Быт. 4, 10).

Этот закон жестокого мира достиг своего апогея в распятии Иисуса Христа. Он, Святой и Праведный (Деян. 3, 14), был умерщвлен своими современниками. Тягчайшее из преступлений! Оттого на этот род человекоубийц "придет вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови А. праведного до крови Захарии, сына Варахии, которого убили между храмом и жертвенником" (Мф. 23, 35). Это страшное изображение Божиего Суда касается не только частного случая иудейских начальников, ответственных за смерть Иисуса Христа; оно распространяется на весь мир, ибо невинно умерщвленные встречаются всюду: их пролитая кровь вопиет об отмщении кровью: "Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь. И услышал я Ангела вод, который говорил: праведен Ты, Господи, Который еси и был, и Свят, потому что так судил; за то, что они пролили кровь святых и пророков. Ты дал им пить кровь: они достойны того" (Откр. 16, 4-6). Однако в то время как звучит этот голос, взывающий об отмщении, поднимается голос другой крови, более драгоценной, чем А.: голос очистительной крови Иисуса, Агнца Божия (Евр. 12, 24). Она испрашивает у Бога прощение: "Отче, прости им, ибо не знают они, что делают" (Лк. 23, 34). Таким образом, положение, созданное убийством праведного А., переходит в свою противоположность в Иисусе Христе, страдающем Праведнике в самом абсолютном смысле этого слова. Но А. в противоположность Каину, представляющему для нас трагическое отсутствие любви в человеческом сердце (1 Ин. 3, 12), остается примером внутренней прямоты, веры, приводящей к правде; и вот почему он "и по смерти говорит еще" (Евр. 11, 4).

А́ВЕ МАРИ΄Я - начало латинского текста молитвы, обращенной к Деве Марии; эта молитва является западным эквивалентом церковнославянской молитвы "Богородице Дево, радуйся..." Обе молитвы основаны на приветствии Архангела Гавриила Деве Марии в момент Благовещения (Лк. 1, 28-31; Мф. 1, 18-25). Bот латинский текст этой молитвы и ее подстрочный перевод:

Ave Maria, gratia plena! Dominus Tecum. Benedictus Tui mulieribus et benedictus fructus ventris Tuis, Jesus.

Радуйся, Мария, исполненная благодати. Господь с Тобою, Благословенна Ты между женами, и благословен Плод чрева Твоего - Иисус.

АВРАА́М - родоначальник избранного народа, занимающий особое место в Домостроительстве нашего спасения. Его призвание было не только первым этапом в осуществлении Замысла Божия, но оно уже установило и его основную направленность. В книге Бытия А. предстает перед нами как человек, которого Бог привлек к Себе и затем подверг испытанию, чтобы сделать его безмерно благословенным отцом бесчисленного народа Ветхого Завета.

Призвание А. Вся жизнь А. протекает под знаком свободного избрания его Богом. Первым изъявляет Свою волю Господь. В семье, служившей иным богам, Он избирает А. (Ис. Нав. 24, 2), выводит его из Ура (Быт. 11, 31) и ведет его Своими путями в неизвестную страну (Евр. 11, 8). Это Божественное волеизъявление есть почин любви: с самого начала Бог проявляет к А. безмерную щедрость. Его обетования предначертывают удивительное будущее. Постоянно повторяются слова: "Я дам тебе"; Бог даст А. землю (Быт. 12, 7; 13, 15; 15, 18; 17, 8), щедро его одарит и весьма умножит семя его (Быт. 12, 2; 16, 10; 22, 17). Казалось бы, что обстоятельства противоречат этим перспективам: А. - кочевник, его жена Сарра - в преклонном возрасте и бесплодна. Благостыня Божественных обетований проявляется в этом еще ярче: будущее А. зависит всецело от всемогущества и благости Божией. В А. уже представлен весь народ Божий, избранный без всяких предварительных заслуг. От него требуется прежде всего бдительная и стойкая вера, безоговорочное принятие Замысла Божия.

Вера эта должна очиститься и окрепнуть через испытание. Бог испытал его, потребовав от него принести в жертву Исаака, на котором именно и покоилось обетование (Быт. 22, 1). А. "не пожалел сына своего, единственного своего" (Быт. 22, 12, 16), но Господь Сам сохранил Исаака, усмотрев "Себе агнца для всесожжения" (Быт. 22, 8, 13). Так проявилась глубина страха Божия у А. (Быт. 22, 12). Кроме того, Бог открыл этим, что Его Замысел ведет не к смерти, а к жизни. Он "не радуется погибели живущих" (Прем. 1, 13; Втор. 12, 31; Иер. 7, 31). Придет день, когда смерть будет побеждена; жертва Исаака раскроется тогда как пророческое предзнаменование (Евр. 11, 19; 2, 14-17; ср. Рим. 8, 32).

Послушание А. приводит к подтверждению обетования (Быт. 22, 16), начало исполнения которого он видит: "Господь благословил А. всем" (Быт. 24,1). "Не было подобного ему в славе" (Сир. 44, 19). Дело идет не о личном счастье: призвание А. быть отцом народа. Слава его - в потомстве. Перемена имени (Аврам становится Авраамом), согласно преданию, свидетельствует об этой направленности, т. к. это новое имя толкуется "отец множества" (Быт. 17, 5). Когда Бог открыл ему намерение истребить города Содом и Гоморру, праотец счел своим долгом ходатайствовать за обреченные города (Быт. 18, 16-33); его отцовство еще шире распространило его влияние; действие этого влияния всемирно: "и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего" (Быт. 22, 18). Размышляя об этом предсказании, иудейское предание находит в нем глубокий смысл: Господь с клятвою обещал А., что в семени его благословятся все народы (Сир. 44, 22). Таким образом, как судьбы греховного человечества предначертаны в Адаме, падшем грешнике, так судьбы спасенного человечества предзнаменованы в А., верующем.

Потомство А. Обетования относятся не только к А. но и к его потомству (Быт. 13, 15; 17, 7), отмеченному предпочтением Божиим: Бог установил союз не с Измаилом и не с Исавом, а с Исааком и с Иаковом (Быт. 17, 15-22; 21, 8-14, 27). Бог возобновляет им Свои обетования (Быт. 26, 3; 28, 13), и они передают их как наследие (28, 4; 48, 15; 50, 24). Когда потомки А. были угнетаемы в Египте, Бог приклонил ухо к их воплям: "И услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с А., Исааком и Иаковом" (Откр. 2, 24; ср. Втор. 1, 8). "Вспомнил Он святое слово Свое к А., рабу Своему и вывел народ Свой в радости, избранных Своих в веселии" (Пс. 104, 42). Позже Он утешает изгнанников, называя их семенем А., "друга Моего" (Ис. 41, 8). В бедственные времена, когда существованию Израиля угрожала опасность, пророки восстанавливали его веру, напоминая именно о призвании А.: "Взгляните на скалу, из которой вы иссечены. Посмотрите на А., отца вашего, и на Сарру, родившую вас" (Ис. 51, 1-2; ср. Ис. 29, 22; Неем. 9, 7). Наилучшая молитва для снискания милости Божией - ссылаться на А. и его потомков: "Вспомни А...." (Исх. 32, 13; Втор. 9, 27; 3 Цар. 18, 36); "Ты явишь верность Иакову, милость А., которую с клятвою обещал отцам нашим от дней первых" (Мих. 7, 20).

Но есть и неправильный способ ссылаться на праотца, не правомерное указание на происхождение от него. Недостаточно происходить от него по плоти, чтобы быть его подлинными наследниками; необходима еще духовная связь с ним. Ложно то упование, которое не сопровождается глубокой покорностью Богу. Уже Иезекииль говорил об этом своим современникам (Иез. 33, 24-29). Возвещая Суд Божий, Иоанн Креститель с еще большей силой восстает против того же самообмана: "И не думайте говорить в себе: "отец у нас А"., ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей А". (Мф. 3, 9). Как ни взывал богач-себялюбец в притче: "отче А"., он ничего не получил от своего предка - между ними разверзлась пропасть (Лк. 16, 24). В Евангелии от Иоанна показано то же самое - разоблачая человекоубийственные замыслы враждебно настроенной к Нему части иудеев, Иисус Христос прямо бросает им обвинение в том, что их преимущество быть детьми А. не помешало им стать на деле сынами диавола (Ин. 8, 37-44). Сыновство по плоти - ничто без верности Богу.

На протяжении веков предание восхваляло заслуги А., его послушание (Неем. 9, 8; Сир. 44, 20), его геройство (1 Макк. 2, 52; Прем. 10, 5-6); некоторые иудейские течения, следуя тому направлению, впоследствии впали в преувеличения: всецело полагаясь на дела человеческие, на точное исполнение Закона, их последователи доходили до того, что забывали о самом существенном - все упование возлагать на Бога.

Эта высокомерная претензия, осужденная уже в притче о Мытаре и Фарисее (Лк. 18, 9-14), окончательно разоблачается апостолом Павлом. Опираясь на Быт. 15, 6: "А. поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность", он показывает, что основой спасения является вера: "Праведный верою жив будет" (Гал. 3, 11; ср. Рим. 4, 3). Человеку нет оснований превозноситься, потому что все ему дано Богом по благодати: "Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона" (Рим. 3, 28). Никакие дела не предшествуют милости Божией, все они являются ее плодами. Но в этих плодах не должно быть недостатка, как не было в них недостатка в жизни А. По поводу того же текста апостол Иаков говорит о делах, как плодах веры А.: "Вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства" (Иак. 2, 22), "...ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва" (Иак. 2, 26; ср. Евр. 11, 8-19).

Кто же представляет собой в конечном итоге потомство А.? Господь наш Иисус Христос, Сын А. (Мф. 1, 1), Который, однако, больше А. (Ин. 8, 53). Среди потомков А. Он единственный, кто обладал полнотой наследия, возвещенного обетованием: Он - Потомство, Семя в абсолютном смысле слова (Гал. 3, 16). Именно к пришествию Иисуса Христа было устремлено призвание А., и радостью его было увидеть этот день в благословениях, ниспосланных ему в течение его земной жизни (Ин. 8, 56; ср. Лк. 1, 54, 73).

Это сосредоточение обетования на одном единственном Потомке не есть ограничение: это условие вселенской значимости дела спасения согласно Замыслу Божию (Гал. 4, 21-31). Все верующие во Христа, обрезанные и необрезанные, израильтяне или язычники, могут быть участниками благословений А. (Гал. 3, 14). Их вера и крещение делают их духовным потомством того, кто уверовал и стал с этого времени "отцом всех верующих" (Рим. 4, 11). "Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя А. и по обетованию наследники" (Гал. 3, 26-29). Таково увенчание ветхозаветного Откровения, доведенного до конца Духом Божиим. Это также последнее слово о "великой награде" (Быт. 15, 1), возвещенной праотцу: его отцовство простирается на всех избранных в небесах. Конечное отечество верующих - это "лоно Авраамово" (Лк. 16, 22). Церковь молится об упокоении в нем душ усопших.

АВТОКЕФА́ЛИЯ (греч.) - самоглавенствующая, иначе Поместная Церковь. А. - канонический термин, обозначающий Православную Церковь, административно не зависящую от других Церквей. На 1980 год имеется пятнадцать Автокефальных Церквей. Согласно русскому диптиху чести и древности, они расположены в следующей последовательности: Константинопольская, Александрийская, Антиохийская, Иерусалимская, Русская (Московская), Грузинская, Сербская, Румынская, Болгарская, Кипрская, Элладская (Греческая), Албанская, Польская, Чехословацкая, Американская. Под юрисдикцией Иерусалимской Церкви находится Автономная Синайская Церковь, Константинопольской - Финляндская Автономная Церковь и Русской (Московской) - Японская Автономная Церковь. Каждая Поместная Православная Церковь составляет часть Церкви Вселенской, каждая Автономная Церковь - часть Автокефальной. Поместные Церкви по единству веры и основным началам устройства и управления пребывают во взаимном общении. Во главе управления Автокефальной Церковью может стоять единоличная (патриарх, митрополит) или коллегиальная власть (синод).

АВТОНО́МИЯ ЦЕ́РКВИ (от греч. - "автономиа") - понятие церковного права, означающее такое положение, при котором некоторая Поместная Церковь, охватывающая определенную национальную общность и входящая в состав Автокефальной Церкви, получает от Церкви-Матери право самостоятельно решать ряд административно-канонических вопросов. Эта зависимость на языке церковно-канонического права выражается словами "Автономная Церковь входит в юрисдикцию Автокефальной Церкви". Так, например, Русская Православная Церковь предоставила автономию Японской Православной Церкви, которая была создана благодаря миссионерской деятельности русских священнослужителей, в особенности просветителя Японии святого равноапостольного Николая.

АГА́ПА, множ. агапы (от греч. "агапи΄" - любовь) - "вечери любви". Так назывался обычай древней Церкви, по которому все члены местной общины (свободные и рабы) собирались вместе на общую трапезу, в процессе которой, по-видимому, всегда совершалась Евхаристия. А., таким образом, воспроизводила Тайную Вечерю. Впервые о ней упоминается в послании святого Иуды (12), и в течение последующих трех или четырех столетий о ней часто упоминается у отцов и учителей Церкви. Живое и трогательное описание ее дает Тертуллиан в "Апологетике", гл. 39. Первоначальный характер А. был строго религиозный: важнейшим моментом собрания было совершение Евхаристии. В то же время она символизировала собою социальное равенство всех членов общины и единение их во Христе. Более состоятельные заботились о пропитании для неимущих, но и бедняки вносили свою лепту или труд в общую казну. На "вечери любви" все давали друг другу целование мира; здесь читались послания от других Церквей и составлялись ответы на них.

По мере распространения христианства и увеличения общин общественные различия между членами Церкви начали давать о себе знать, и агапы изменили свой характер, сделавшись пиршествами богатых. В Александрии "псалмы, песнопения и песни духовные древних времен" (Еф. 5, 19; Кол. 3, 16) были заменены игрою музыкантов на лире, арфе, флейте, несмотря на протесты Климента Александрийского. В других местах состоятельные христиане, наоборот стали уклоняться от этих собраний, но оплачивали их, и А. постепенно превращались в своего рода благотворительные учреждения. Затем они были совершенно упразднены в северной Италии святым Амвросием, потому что подавали повод к разным беспорядкам из-за возникавших на них злоупотреблений вином и нецеломудренного поведения некоторых участников. Третий Карфагенский Собор 391 года постановил, чтобы верные готовились к Евхаристии говением, и поэтому отделил Евхаристию от агапы. Соборы Лаодикийский и Трулльский (392 г.) запретили совершать А. в храме и тем самым совершенно лишили их церковно-религиозного характера. Тщетной оказалась попытка, сделанная участниками Гангрского Собора (380 г.), возвратить им прежнее значение. К началу V в. они начали постепенно исчезать.

АГА́РЬ (евр. Hagar - "откочевывать", "бежать", откуда араб. higra - "бегство"), согласно книге Бытия, египтянка, рабыня Сарры и наложница Авраама. Бездетная Сарра, поступая в соответствии с обычаем, сама предлагает, чтобы ее муж "вошел" к А. с намерением усыновить зачатое дитя (Быт. 16, 2). Однако еще во время беременности А. между ней и госпожой начинаются ссоры, и А. бежит (ср. этимологию ее имени) в пустыню, где Ангел Господень велит ей вернуться, обещая, что у нее родится воинственный сын Измаил; это обещание сбывается (Быт. 16, 4-16). После рождения у Сарры и Авраама сына Исаака на патриархальном торжестве в день, когда его отняли от груди, старая рознь между госпожой и служанкой, осложненная правовой коллизией между первородством Измаила и законнорожденностью Исаака, вспыхивает с новой силой (Быт. 21, 9, 10). А. на руках с Измаилом вынуждена уйти в изгнание, предвосхищая удел номадов. Однако Бог хранит и утешает изгнанников: когда им в пустыне угрожает смерть от жажды, он указывает А. на колодец и спасает от смерти А. с сыном (Быт. 21, 15-19). Позднейшее иудейское предание разукрасило этот простой сюжет, сделав А. дочерью фараона, преувеличивая - в соответствии с позднейшими религиозными идеалами - то святость А., то, напротив, ее неискренность в вере, изобретая колоритные подробности ее ссор с Саррой. Арабские номады, называя себя "агарянами" и "измаильтянами", возводили себя к потомкам А. и ее сына Измаила, видя в изгнанничестве особое избрание.

АГА́РЯНЕ - палестинский народ, потомки Агари, рабыни Авраама, от сына ее Измаила. В Библии упоминаются войны с ними израильтян. Так, в Первой книге Паралипоменон говорится: "Во дни Саула они вели войну с агарянами, которые пали от рук их, а они стали жить в шатрах и по всей восточной стороне Галаада" (1 Пар. 5, 10). В книге пророка Варуха они указаны как искатели земного знания, не уразумевшие путей истинной премудрости: "Сыновья Агари искали земного знания, равно и купцы Мерры и Фемана, и баснословы и искатели знания; но пути премудрости не познали и не заметили стезей ее" (Вар. 3, 23).

АГА́Т - красивый драгоценный камень, входивший в числе других камней в украшение нагрудника, или наперсника, ветхозаветного первосвященника (Исх. 28. 19).

АГГЕ́Й - десятый из меньших пророков, проповедующий в своей книге о создании храма Иерусалимского, об отступлении от истинного Бога и о призвании в истинную веру. Жил он при Дарии Гистаспе, за пятьсот лет до Рождества Христова.

А́ГГЕЛ (греч. "а́ггелос") читается "А́нгел" - вестник, дух бесплотный, одаренный умом, волей и могуществом, высшими, чем человек. В Пятой книге Моисея - Второзаконии говорится в греко-славянском чтении: "Егда́ разделя΄ше Вышний язы΄ки, яко разсе́я сы΄ны Адамовы, постави пределы язы΄ков по числу аггел Божиих" (Втор. 32, 8). В еврейско-русском чтении это место звучит иначе: "Когда Всевышний давал уделы народам и расселял сынов человеческих, тогда поставил пределы народов по числу сынов Израилевых". Существует мнение, что первое прочтение этого стиха правильнее. При этом ссылаются на Книгу премудрости Иисуса, сына Сирахова, где говорится: "Кому́ждо язы΄ку устроил вожда́, и часть Господня Израиль есть" (Сир. 17, 14, 15). Так считали некоторые отцы и учители христианской церкви, например Ориген, Киприан, Златоуст и др. Вероятно, нынешнее еврейское чтение "бене-израель" поставлено вместо древнего, правильного "бене-эль". Смысл приведенного из Второзакония стиха такой: Бог во время смешения язы΄ков и рассеяния народов отдал все народы под покровительство особых Ангелов-хранителей, а еврейский народ взял под Свое непосредственное попечение, как часть и удел Свой.

АГИА́СМА (греч. - "святыня") - вода, освященная по чинопоследованию Великого освящения, совершаемому накануне праздника Богоявления (Крещения) Господня (Великая А.) или по чину малого освящения воды (Малая А.), совершаемому на молебнах.

АГИОГРА́ФИЯ (греч. "а́гиос" - святой и "графо́" - пишу) - обширный раздел христианской литературы. При единстве манеры изложения агиографические сказания были разнообразны по жанрам. Мы знаем жития святых, мартирии, повествовавшие о гонениях и пытках мучеников, хождения, чудеса, видения, сказания о чудотворных иконах. Жития и мартирии разделялись в свою очередь на повествовательные и панегирические. Первые описывали жизнь и деяния святого, вторые содержали похвальные слова в его честь. По мере развития житийного жанра был выработан определенный канон повествования. Житийный канон складывался из предисловия и краткого послесловия агиографа, обрамляющих собственно повествование, включавшее в себя следующие вехи: похвала родине и родителям святого, чудесное предвозвещение его появления на свет, проявление святости в детском и юношеском возрасте, искушения, решительный поворот на путь духовного спасения, кончина и посмертные чудеса. Неправильно, однако, усматривать в канонизации структуры жития стеснение авторской индивидуальности и свидетельство отсутствия творческого подхода в труде агиографа. Канон в средневековой литературе - не синоним штампа, так как оригинальность и свобода творчества не мыслились вне формальных рамок, строго ограниченных соответствующими условиями. Произведения агиографических жанров суть, таким образом, словесные иконы святых, их подвигов и чудесных явлений благодати Божией. Однако агиографический канон сложился лишь к Х-ХII в., поэтому ранним житиям свойственно большее формальное разнообразие.

Христианская Церковь с первых дней своего существования внимательно и с любовью собирала сведения о жизни и подвигах ее членов, послуживших ее процветанию. Источником для повествования о мучениках являлись архивы проконсулов или других римских правительственных чиновников и судей, содержавшие описание допроса и приговора над подсудимым. Отсюда определенное однообразие формы изложения, закрепленное впоследствии каноном. Уже Климент, папа Римский, устанавливает точную запись сказаний о мучениках.

Древнейший сборник Житий святых на Востоке принадлежит Дорофею, епископу Тирскому (IV в.) - "Сказание о 70-ти апостолах", затем "Жития честных монахов" Александрийского патриарха Тимофея (IV в.), сборник Феодорита Киррского (V в.), "Лимонарь" (или "Цветник") Иоанна Мосха.

Жития святых встречаются и в сборниках смешанного содержания (прологи, синаксари, минеи, патерики) и в календарях, месяцесловах и святцах. Прологом называется книга, содержащая описание житий святых и указаний относительно празднований в их честь. У греков эти сборники назывались синаксарями. Самый древний из них - рукописный Синаксарь из собрания епископа Порфирия Успенского; затем следует синаксарь императора Василия (Х в.). Русские прологи представляют собой переделки этого синаксаря. С введением на Руси христианства минеи являются первыми сборниками Житий святых. Затем появляются патерики, вначале переводные: синайский ("Лимонарь"), азбучный, скитский, египетский; затем по их образцу был составлен и первый русский "Патерик Киево-Печерский". Календари стали составляться уже в первом веке христианства, а в IV веке они были настолько полны, что содержали имена на все дни года. Месяцесловы не столь давнего происхождения. Они обычно прилагаются к богослужебному Евангелию или Апостолу. Древнейший из них приложен к Остромирову Евангелию (ХII в.). Святцы - разновидность календарей, но содержание их более подробно и они существуют отдельно. Древнейшими русскими агиографическими сказаниями являются Жития святых Бориса и Глеба и Феодосия Печерского, составленные преподобным Нестором в XII веке. В XV веке как составитель агиографических сборников известен митрополит Киприан: Житие святителя Петра Московского, преподобного Сергия Радонежского, преподобного Никона, святого Кирилла Белозерского, святых Новгородских архиепископов Моисея и Иоанна, слово о перенесении мощей святого Петра. Епифаний Премудрый был знатоком Священного Писания, прекрасно изучил греческие хронографы, палею, лествицу. Ему приписывают составление Житий святого Стефана Пермского и преподобного Сергия и "Сказание о пути в святой град Иерусалим". Следующие за ними авторы житий святых не ограничиваются сообщением сведений о жизни и чудесах их, но и описывают церковные и общественно-государственные условия, при которых протекала жизнь святого.

XVI век, когда митрополитом Московским был Макарий, является периодом расцвета русской агиографии. При его непосредственном участии были составлены "Великие Минеи-Четьи", в которые были внесены все имевшиеся к тому времени жития русских святых. Самая подробная рукопись этих миней - Московского Собора 1552 года была частично переиздана в конце XIX - начале XX века.

Центром христианской культуры на юге России была Киево-Печерская Лавра. Киевский митрополит Петр Могила собрал материалы, относящиеся к житиям главным образом южнорусских святых, а Киево-печерские архимандриты Иннокентий и Варлаам продолжили его дело. Последний архимандрит привлек к участию в этой работе святого Димитрия, впоследствии митрополита Ростовского. который, пользуясь сборником Метафраста, Великими Четьями-Минеями Макария и другими пособиями, составил Четьи-Минеи святых всей Церкви, включая южнорусских. Жития святых, составленные святым Димитрием, написаны художественным языком и до сего времени являются любимым чтением благочестивых людей. Первое издание было в 1711-1718 годах. Исправленное издание вышло в свет в 1759 году. Существует ряд сокращенных изданий Четий-Миней.

АГИОЛО́ГИЯ (греч. "а́гиос" - святой и "ло́гиа" - учение) - богословская дисциплина, изучающая жития святых с целью установления "типов святости", то есть духовных направлений или "школ" в разрезе конфессиональном, национальном и историческом, с предварительной систематизацией и анализом житийных текстов с точки зрения исторической, археологической, литературной и литургической.

А́ГНЕЦ БО́ЖИЙ - символическое имя, данное Господу нашему Иисусу Христу Священным Писанием и Преданием. Пророк Исаия, предрекая искупительные страдания Спасителя, так говорит о Нем: "как овца, ведомая на заклание, и как агнец пред стригущем его безгласен, так Он не отверзал уст Своих" (53, 7). Этот текст, подчеркивая смирение и покорность Раба Господня, возвещает как нельзя лучше судьбу Иисуса Христа, как объясняет евнуху царицы ефиопской Филипп (Деян. 8, 31, 35). Евангелисты ссылаются на это пророчество, когда повествуют о том, что Иисус Христос молчал перед синедрионом (Мф. 26, 63) и ничего не отвечал Пилату (Ин. 19, 9). Вероятно, Иоанн Креститель также имеет в виду этот текст, когда называет Иисуса "Агнцем Божиим, вземлющим грех мира" (Ин. 1, 29; Евр. 9, 28).

Предание, которое видит во Христе истинного Пасхального Агнца, восходит к самым истокам христианства. Апостол Павел увещевает верных Коринфа жить "с опресноками чистоты и истины", ибо "наша Пасха, Христос, заклан за нас" (1 Кор. 5, 7-8). Здесь он не предлагает нового учения об Иисусе Христе - Пасхальном Агнце, а имеет в виду литургическое предание, существовавшее задолго до 55-57 годов, когда написано это послание. Согласно хронологии Евангелия от Иоанна, само событие смерти Иисуса Христа дало основание такому осмыслению. Он был предан на Распятие накануне праздника опресноков (Ин. 18, 28; 19, 14, 31), стало быть, в день Пасхи, во второй половине дня (19, 14), в тот самый час, когда, согласно предписаниям Закона, закалали в Храме пасхального агнца. После Его смерти на Кресте Ему не перебили голеней, как остальным осужденным (19, 33), и евангелист видит в этом осуществление обрядового предписания о пасхальном агнце (19, 36; ср. Исх. 12, 46).

В Откровении святого Иоанна Богослова в основном сохраняется образ Христа - Пасхального Агнца (Откр. 5, 9). Здесь же устанавливается поразительное противопоставление слабости закланного Агнца и силы, которую Ему дает прославление Его на небе. Христос одновременно и Агнец - в Своей искупительной смерти - и Лев, победой Своей освободивший народ Божий, плененный силами зла (Откр. 5, 5; 12, 11). Восседая теперь на престоле Бога (22, 1, 3), принимая с Ним поклонение тварей небесных (5, 8, 13; 7, 10), Он облечен Божией властью. Он исполняет определения Божии в отношении нечестивых (6, I), и гнев Его повергает их в ужас (6, 16). Он ведет эсхатологическую брань против объединенных сил зла, и победа Его провозглашает Его "Царем царей и Господом господствующих" (17, 14; 19, 16). Его прежняя кротость снова проявится, когда свершится брак Его с Церковью, знаменуемой Небесным Иерусалимом (19, 7, 9; 21, 9). Агнец тогда будет Пастырем и будет водить верных на живые источники вод небесного блаженства (7, 17; ср. 14, 4). Символ Агнца, как Хлеба Жизни вечной, присутствует в центральном христианском богослужении - святой Евхаристии.

А́ГНЕЦ ЕВХАРИСТИ΄ЧЕСКИЙ - четвероугольная частица, вырезаемая во время проскомидии из первой просфоры, которая в конце евхаристического канона пресуществляется в Тело Христово. Исторические свидетельства об А. Е. и его приготовлении не отличаются глубокой древностью. Отсутствие древних свидетельств об А. Е. объясняется тем, что проскомидия, на которой он приготовляется, - явление сравнительно позднее. В течение долгого времени она состояла в простом выборе из принесенных народом хлеба и вина лучших. Выбранный хлеб освящался в целом, нетронутом виде, в котором приносился, и раздроблялся на части только непосредственно перед приобщением.

Свидетельства об А. Е. начинают встречаться с IX-X веков, хотя его приготовление не является еще общепринятым литургическим действием. Первое по времени упоминание об А. Е. принадлежит Константинопольскому патриарху Герману († 740). В приписываемом ему толковании на Литургию, по редакции VIII-X веков, это приготовление описывается следующим образом. Священник, взяв у диакона просфору и копие и начертав на ней изображение Креста, говорит: "Яко овча на заколение ведеся и яко агнец пред стригущими его безгласен". Затем он полагает просфору на дискос и, показывая на нее пальцем, произносит: "Тако не отверзает уст своих" и далее, кончая словами: "Яко вземлется от земли живот Его". Потом полагает сверху изъятую из середины просфоры великую частицу и, начертывая на ней изображение Креста, говорит: "Жрется Агнец Божий, вземлющий грехи мира". Большею сложностью отличается приготовление Агнца по указанию чинопоследования Литургии святого Иоанна Златоуста конца XI - начала ХII века. Священник, говорится там, начертывает копием на просфоре изображение Креста, произнося: "В воспоминание Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, закланнаго за живот и спасение мира". Потом, надрезая по четырем сторонам печать хлеба на подобие Креста, говорит следующее: "Яко овча... род же его кто исповесть?" И тотчас вынимает эту частицу, то есть печать с ее внутренностью - мякотью и говорит: "Яко вземлется от земли Живот Его. Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, ныне и присно и во веки веков". Затем на нижней части печати начертывается копием изображение Креста, сопровождая это действие словами: "Жрется Агнец Божий, вземлющий грехи мира", и тотчас полагает частицу на дискос. Описанное последование священнодействий воспроизводят некоторые списки Литургии святого Иоанна Златоуста XIII и даже XV века. Но в XV веке этот порядок уже представляется анахронизмом. Порядок изъятия Агнца представлял в это время новые действия. По словам Николая Кавасилы (XIV в.), после положения Агнца на дискос священник прободает хлеб с правой стороны, выражая этим прободение ребер Спасителя и передавая само событие словами: "Един от воин копием ребра Ему прободе", Святой Симеон Солунский (XV в.) отмечает неизвестную из прежних памятников подробность, что при словах: "Яко вземлется от земли Живот Его", священник влагает копие с боку и изымает вместе с печатью четверочастный хлеб. Наконец, судя по замечанию Николая Кавасилы: "Священник многократно вонзает копие, потом разрезает хлеб и на столько же частей разделяет пророческое слово". Изречение пророка Исаии: "Яко овча на заколение ведеся... род же его кто исповесть", - произносилось в XIV веке не сразу, непрерывно, а как и теперь, в четыре приема, при каждом погружении копия в хлеб. С присоединением к прежним действиям трех последних приготовление Агнца получает тот самый вид, который существует в настоящее время. В основной части это последование священнодействий сложилось, таким образом, в X-XII веках, остальные добавления были сделаны в XIV-XV веках.

А́ГНЕЦ ПАСХА́ЛЬНЫЙ - однолетний ягненок без всякого порока, мужского пола, которого израильтянам предписано было вкушать с особыми обрядами в первый день иудейской Пасхи. Происхождение этой обрядовой трапезы описано в книге Исход (12, 5). Когда Бог решил избавить Свой народ, плененный египтянами, Он повелел евреям заклать на каждую семью по одному агнцу "без порока, мужеского пола, однолетнего", съесть его вечером и помазать его кровью перекладины дверей. Благодаря этому знамению они были пощажены Ангелом-истребителем, посланным поразить всех первенцев египетских. Еврейское предание обогатило этот первоначальный образ и придало впоследствии крови А. П искупительное значение. Кровью А. П. евреи были искуплены из египетского рабства и смогли стать "народом святым", "царством священников" (Исх. 19, 6), связанным с Богом Заветом и управляемым Законом Моисеевым. Христианское предание видит во Христе истинного Агнца Божия, закланного за грехи мира.

А́ГНЕЦ ХЛЕ́БНЫЙ - 83, 84, 88-90.

АГРА́ФЫ (от греч. "а́графа") - "незаписанные", устные (по отношению к слову), неписанные (по отношению к закону) слова и изречения Господа Иисуса Христа, не записанные в канонических Евангелиях. Из Евангелий известно, что Божественные дела Иисуса Христа были всегда соединены со словами поучений, наставлений и пророчеств, поэтому четыре сравнительно небольшие книги, естественно, не смогли вместить всего сказанного Спасителем. Однако благочестивая память непосредственных слушателей Христа, и в первую очередь святых апостолов, донесла до нас так называемые А.

Первое систематическое изложение и изучение их было проведено в XVIII веке Корнером, удачно введшим в употребление самый термин. В изданном на латинском языке в 1776 году сочинении "De sermonibus Christi agraphois" этот ученый исследовал 16 А. Впоследствии значительных успехов в изучении подобных речений достигли ученые Реш и Нестле. Причем первый из них по признаку несомненной подлинности отобрал 14 А., а второй - 27. Среди отечественных богословов изъяснением не записанных в Евангелиях изречений Иисуса Христа занимался профессор А. П. Лопухин. Из позднейших исследований интересна работа епископа Михаила (Чуб) - "А. в творениях святого священномученика Мефодия" ("ЖМП", 1954, № 6). Некоторые ученые в число А. включали, помимо изречений Христа, отрывки из апокрифических, но не еретических Евангелий. Так, профессор М. Таубе описал 71 А. Ввиду сомнительности некоторых источников определенно установить число А. невозможно.

Известные в настоящее время А. были записаны на греческом, латинском, сирийском, коптском, арабском и славянском языках. На славянском языке сохранились А., содержащиеся в трудах святого священномученика Мефодия Патарского († 311).

Признаками подлинности того или иного изречения Христа являются: во-первых, древность и неповрежденность источника, содержащего изречение; во-вторых, соответствие А. духу евангельских слов Спасителя; и, наконец, их конструктивная согласованность и схожесть с обычными евангельскими оборотами речи. Все достоверные не записанные в канонические Евангелия слова Господа по источникам можно разделить на четыре группы, в которые войдут А.: а) содержащиеся в книгах Нового Завета, помимо Четвероевангелия; б) сохранившиеся в неканонических евангелиях и не имеющие еретических искажений; в) записанные в творениях отцов и учителей Древней Церкви и в древних литургических памятниках; г) найденные в новооткрытых памятниках древнехристианской письменности. Наиболее авторитетна первая группа А. Классическим примером А., содержащейся в Новозаветном каноне, является изречение из прощальной беседы апостола Павла с ефесскими пресвитерами: "Блаженнее давать, нежели принимать" (Деян. 20, 35). Его нет в Евангелиях, но апостол Павел прямо указывает на его принадлежность Иисусу Христу. В посланиях апостола Павла имеется целый ряд мест, которые согласно утверждениям самого апостола суть высказывания Спасителя: 1 Кор. 11, 23-25; 7, 10-12; 1 Фес. 4. 15-17. Апостол Иаков пишет: "Не клянитесь ни небом, ни землею, и никакою... клятвой" (Иак. 5, 12). Нагорная проповедь (Мф. 5, 33-37) дает основание предполагать, что апостол Иаков цитирует слова Христа. По утверждению Оригена заповеди из 1 Фес. 5, 21-22 и Еф. 4, 26 принадлежат Самому Христу. Сирийская "Дидаскалия", памятник церковной письменности III века, определяет слова из 1 Пет. 4, 8. Отсюда можно сделать весьма допустимый вывод, что и многие другие глубокие и лаконичные заповеди апостола, как, например: 1 Фес. 5, 16-17, 19 принадлежат Самому Божественному Учителю. По мнению Дидима (конец IV в.) и Епифания († 403), слова апостола Петра (2 Пет. 3, 10) принадлежат Христу. В Откровении есть слова, сказанные от первого лица: "Се иду, как тать" (16, 15), предвозвещающие великий день Второго Пришествия Христа. Епифаний считает Христовым и другое известное выражение из Апокалипсиса: "Се, стою у двери и стучу" (3, 20). Священный авторитет вышеприведенных А. непререкаем, так как Церковь утвердила равноценность всех книг Новозаветного канона.

Ко второй группе А. относят изречения Иисуса Христа, сохранившиеся в апокрифических, но не еретических Евангелиях, таких, как, например, "Евангелие от евреев", "Евангелие от египтян" или "Евангелие 12 апостолов", бесспорно восходящих к глубокой древности. Возможно, что некоторые из этих последних Евангелий имел в виду евангелист Лука в первых стихах своего Благовествования. К этой группе можно отнести А. из Евангелия от евреев, в частности, приведенную блаженным Иеронимом: "Кто огорчевает дух брата своего, повинен в величайшем грехе" (3, кн. 3, 1936, с. 217). Сюда же относится текст, имеющийся в так называемом Кодексе Безы (Кембриджском), не вошедшем в Четвероевангелие. В поучении о выборе места на брачной вечери, кроме известных слов, приводимых евангелистом Лукой (Лк. 14, 8-11), содержатся следующие слова Христа: "Вы же старайтесь возрастать из малого, а из большего делаться меньшим" (1, с. 301). Это выражение есть также в италийском переводе Нового Завета - одном из древнейших (II в.).

К третьему типу А. относятся слова Христа, приведенные в "Апостольских постановлениях": "Го́ре имеющим и лицемерно (еще) берущим или могущим сами себе помочь и желающим брать у других; ибо каждый даст ответ Господу Богу в день суда" (1, с. 303). Аналогичное выражение содержится в "Учении двенадцати апостолов". В "Разговоре с Трифоном" мы находим следующее изречение Христа: "В чем Я найду вас, в том и буду судить вас" (Диал. 47). Внутреннее единство этого выражения с притчей Спасителя о десяти девах (Мф. 25, 1-2) очевидно. Ориген и Дидим приводят следующее изречение Господа: "Кто близ Меня, тот близ огня; кто далеко от Меня, тот далеко от царства" (1. с. 302).

Из литургических текстов древней Церкви особенно интересными представляются слова "Душе истины... прииди и вселися в ны и очисти ны..." нашей известной молитвы "Царю Небесный..." Эти слова составляли часть древнейшей молитвы, которая читалась христианами при Крещении. По преданию, словам этой молитвы Иисус Христос научил Своих учеников, как и словам молитвы Господней.

Особую группу А. составляют изречения, содержащиеся в новооткрытых памятниках древнехристианской письменности, ибо они еще нуждаются в подробных исследованиях. В 1897 году в Египте английскими учеными Гренфелем и Хэнтом был открыт документ, получивший название "Ло́гиа Иису́" или "Изречения Иисуса". Находка представляла собой листок папируса, означенный номером 11, бывший частью неизвестного кодекса, содержащего некомментированные изречения Иисуса Христа на греческом языке. Каждое изречение начиналось словами: "Иисус говорит". Издатели отнесли найденный папирус ко II веку по Р. X. В этом фрагменте - 8 изречений, два из которых не восстановлены, три - являются перефразировкой евангельских изречений и три представляют собой неизвестные слова Христа (№№ 2, 3. 5). Особенно своеобразно звучит вторая половина пятого изречения: "Подними камень, и там ты найдешь Меня: расколи дерево, и там Я". Возможно, здесь содержится обещание Божественного присутствия в каждый момент жизни истинно верующего.

Ни одно изречение, или слово Божественного Учителя, Господа Иисуса Христа, не было сказано напрасно. И если какое-либо слово Христа не вошло в письменные источники, то оно, можно сказать со всей определенностью, дало ростки в сердцах Его слушателей. Записанные вне Евангелия слова и изречения Иисуса Христа навсегда остались прочным связующим звеном между двумя великими источниками Божественного Откровения - Священным Писанием и Священным Преданием.

А́ЗБУКА ЦЕРКО́ВНОГО ПЕ́НИЯ - краткий начальный курс простого нотного пения, содержащегося в цефаутном ключе. Обычно присоединялся к Обиходу церковного пения, но издавался и отдельно. Азбука содержит звукоряд церковного пения на пятилинейной системе и первоначальные упражнения в пении интервалов; все звуки в А. до XIX века назывались только шестью нотами с одним половинным интервалом ми-фа. В позднейшее время церковному звукоряду в А. присвоены обычные слоговые названия звуков: до (ут), ре, ми, фа, соль, ля, си, си-бемоль (ца). Первоначально А. была составлена иподиаконами Московского Синодального дома С. Максимовым и И. Никитиным и впервые издана в 1772 году.

АКА́ФИСТ (греч. "ака́фистос ги΄мнос" - "неседальный" гимн, гимн, который поется стоя) - одна из форм церковного гимна, ведущая свое начало от Великого Акафиста, хвалебного песнопения в честь Богородицы. Автором В. А. предположительно является святой Роман Сладкопевец (по другим версиям - патриарх Сергий, Георгий Писида). Время составления В. А. точно не установлено. Вводная песнь - кукулий - "Взбранной Воеводе" составлена, вероятно, не позже 626 года; основной текст - несколько раньше или позже. А. состоит из 12 двойных песен - последовательно чередующихся икосов и кондаков. Являясь одной из вершин византийской религиозной поэзии, А. отличается виртуозной звуковой и словесной организацией, построен на многоплановой символике. Каждый кондак (кроме кукулия) завершается обычным для ветхозаветных гимнов (псалмов) возгласом "Аллилуиа". В кондаке раскрывается какой-либо момент учения Церкви об одной из тайн Божиих, об осуществлении замысла любви Божией. Вторая часть строфы называется икос. Икос в первой своей трети заключает более пространное развитие темы, содержащейся в кондаке. Таким образом, в В. А. в кондаках и первой вводной части каждого икоса дается историческое (с 1-го икоса по 7-й кондак) и догматическое (с 7-го икоса) учение о Богородице. Две другие трети каждого икоса обычно состоят из 12 строк похвальных воззваний (хайретизмов), начинающихся с возгласа "радуйся" (греч. "Ха́ире"), объединенных попарно метрическим и синтаксическим параллелизмом. В этих молитвенных воззваниях представлены как все ветхозаветные преобразования, относящиеся к воспеваемому лицу или событию, так и их новозаветное свершение, описываются величие и совершенства Божия, святость избранных Его и благодеяния, явленные верующим по благости Божией и по ходатайству Пресвятой Богородицы, Ангелов и святых. Так, например, в А. Богородице через все песни проходит тема явления в Марии гармонического единства противоположностей: Девы и Матери, земли и неба, ветхого и нового, родившей Бога и Человека. А. Богородице и некоторые другие византийские А. являются в подлиннике алфавитными акростихами: все песни (кроме кукулия) начинаются в порядке букв греческого алфавита, так как последний представляется символом всеобъемлющего гармонического целого. А. выражает собой догматическое и поэтическое созерцание чуда, чем объясняется его статичность, это как бы словесная икона священного лица или благодатного события. Многие эпитеты-похвалы в древних А. имеют близкие соответствия в текстах святого Ефрема Сирина и других восточных отцов Церкви. Ранний латинский перевод В. А. оказал влияние на католическую гимнографию. Особенно широкое распространение А. получили в России, где с XVIII в. становятся особым жанром церковного гимнотворчества и одной из любимых народом форм молитвословий. Были составлены на церковнославянском и русском языках десятки А., посвященных святым, праздникам и многим чудотворным иконам Богородицы. Как правило, построение песен в них традиционное, но акростих отсутствует. В русской традиции сложился не вполне обоснованный обычай причислять кукулий к кондакам, которых в этом случае получается тринадцать.

АКА́ФИСТНИК - богослужебная книга, содержащая акафисты Спасителю, Божией Матери и отдельным праздникам в память событий из земной жизни Господа Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы (Страстям Христовым, Успению Богородицы и т. д.), чудесно явленным иконам (Владимирской, Казанской и др. иконам Божией Матери), а также акафисты Святителю Николаю, святому Иоанну Предтече и другим святым.

АКРИ΄ВИЯ (греч. - "акри΄виа") - точный смысл, точность, строгость, соответствующая букве закона; принцип решения церковных вопросов с позиции строгой определенности. Исходя из принципа А., то есть абсолютной строгости, должны разрешаться проблемы догматического характера. Вопросы же каноники и церковной практики можно решать как с позиции А., так и с позиции икономии, то есть и применительно к внешним обстоятельствам. Если икономия является принципом практической пользы, удобства, то А. - принцип абсолютности, строгой определенности, исключающей всякую двусмысленность, неопределенность и относительность, которые допустимы в области практической церковной жизни и пастырской деятельности, которые решаются согласно церковной икономии. Отсюда нельзя сделать вывод, что А. есть подход к решению вопросов с принципиальных позиций, а икономия - подход "беспринципный", узкоутилитарный, ибо в основе того и другого лежат высшие церковные принципы.

АКРОСТИ΄Х (греч.) - краегранесие, краестрочие - поэтическое произведение, у которого начальные буквы каждой строки (или каждого слова) составляют осмысленную фразу или слово. В церковной гимнографии в форме А. писались тропари или ирмосы канона таким образом, что при чтении сверху вниз составлялась фраза, выражающая идею празднуемого события или прославляющая угодника Божия, которому посвящен канон. Иногда А. может составлять слово, указывающее на автора канона. А., как показатель высокого поэтического мастерства, был весьма почитаем александрийскими и византийскими гимнографами, но наблюдается не во всех греческих канонах. В силу лексических и композиционных особенностей перевод на русский язык А. греческого канона в порядке расположения начальных букв тропарей или ирмосов канона с сохранением смысла практически невозможен. В русских богослужебных книгах, содержащих переведенные с греческого каноны, обычно перед первой песнью указывается автор канона и перевод на русский язык греческого А. Например, перед первым каноном на Рождество Христово читаем: "Творение кир Космы, егоже краестрочие: Христос вочеловечився, еже бе, Бог пребывает". С акростихами писали многие греческие гимнографы, особенно же Иосиф и Феофан Песнописцы. В Русской Православной Церкви составители канонов также пользовались А. Краегранесия имеют, например, каноны святителю Петру, Митрополиту Московскому (24 августа и 21 декабря); святителю Илариону, епископу Меглинскому (21 октября), преподобному Антонию Печерскому (10 июля), благоверному царевичу Димитрию, Угличскому и Московскому (15 мая). Акростих последнего канона читается так: "Хвалю славу царевича Димитрия. Прочая же, кроме сего да разумеются". Под "прочим" подразумевается имя автора канона - Савватия (нужно читать начальные буквы семи последних тропарей канона справа налево). Исторически этот факт подтверждается.

А́КСИОС (греч. - достоин) - возглашение при хиротонии (рукоположении) во диакона, иерея и архиерея. Возглашается совершающим таинство архиереем, а затем повторяется священнослужителями и всем клиром. Это бывает при облачении новопоставляемого в священные одежды, соответствующие его сану. Клир выражает этим возгласом свое свидетельство о непорочной жизни и добром нраве поставляемого.

АЛАВА́СТР, алебастр - род мрамора или твердого известняка (гипса), белый или цветной, из которого в Средиземноморье изготавливали сосуды для хранения мира, драгоценных благовоний, душистых мазей в плотно закупоренном виде. Такой сосуд также называли А. Благочестивая женщина, пришедшая в дом Симона, принесла А. с драгоценным миром (нардом) и, разбив сосуд, возлила благовоние на главу Иисуса Христа. Чтобы откупорить А., нужно было или отбить горловину или сломать печать, которой была закупорена горловина сосуда. Печать с укупоркой употреблялась как для сохранения аромата от быстрого испарения, так и для обозначения натуральности хранимого в А. благовонного состава. Так как миро, содержавшееся в принесенном женщиной алавастровом сосуде, было весьма дорого, то обычно его вовсе не откупоривали, благовоние же проникало сквозь пористые стенки А. Именно поэтому некоторые из присутствующих и упрекнули женщину, выразившую благоговейную любовь к Господу Иисусу Христу возлиянием мира на главу Его. Господь, заступаясь за нее, сказал: "Возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению" (Мф. 26, 12).

АЛЛИЛУИА́РИЙ - стих, точнее два стиха, которые произносятся на Литургии, при пении "Аллилуиа" по прочтении Апостола, перед чтением Евангелия. Перед чтением Евангелия чтец произносит "Аллилуиа", ему вторят певцы, затем чтец произносит стих, а певцы опять поют "Аллилуиа". Этот стих и называется А. В богослужебных книгах он иногда обозначается "Аллилуиа". По своему содержанию А. связан с евангельским текстом, который будет читаться за ним. Часто А., или "Аллилуиа", относится к службе дня, то есть службе святого или праздника и именуется "Аллилуиа дне", "Аллилуиа гласа", "Аллилуиа праздника". А. воскресные печатаются вместе с воскресными тропарями, Богородичнами, тропарями, ипакоями и прокимнами в Следованной Псалтири, в Минеи месячной в конце каждого месяца.

АЛЛИЛУ΄ИА (евр. - хвалите Бога (Cущего)) - краткое песнопение, прославляющее Творца за великие милости Его к людям. Большей частью служит заключительным припевом многих славословий, например, при чтении кафизм на утрене, после псалмов на часах, при чтении шестопсалмия, на молебнах, панихидах. Обычно читается или поется трижды в честь Пресвятой Троицы с прибавлением в конце слов: "Слава Тебе, Боже", относимых к Единому Богу, в Троице прославляемому.

На будничных утренях Великого поста и в субботние дни, когда совершается поминовение усопших, А. поется без прибавления слов: "Слава Тебе, Боже", самостоятельно, вместо "Бог Господь" и подобно ему на 8 гласов.

АЛЛИЛУ΄ИА, ЕГДА́ ПОЕ́ТСЯ - под этим выражением в Типиконе разумеется характер того пения, которое бывает на утрене по прочтении шестопсалмия. Богослужение в Православной Церкви имеет двоякий характер: праздничный, торжественный и покаянный, скорбный. Для обозначения этих двух общих свойств богослужения в Типиконе употребляются выражения: "егда поется Бог Господь" и "егда поется Аллилуиа". Первое обозначает службу радостную, славящую Господа; второе - службу покаянного характера, располагающую к сетованию о грехах своих и скорби. Так, в понедельник, вторник, среду, четверг и пятницу в период поста богослужение бывает покаянное, скорбное, а в субботу (в большую часть седмиц года) особенно поминаются усопшие. Песнопение "Бог Господь", соединенное с торжественною песнию входа Господня в Иерусалим: "Благословен Грядый во имя Господне", относится к пришествию Спасителя для искупления рода человеческого и, следовательно - радостное, потому поется в дни невеликопостные. Пение же "Аллилуиа", хотя также говорит о пришествии Господа, но в первую очередь о втором, страшном Его Пришествии, которое мы ожидаем при конце мира; следовательно, эта песнь призвана возбуждать чувство страха Божия и покаяния. Потому оно поется во дни сетования, плача и моления о своих грехах или о грехах умерших отец и братий наших, ибо в эти дни тема второго Пришествия должна лежать в основе молитвенного подвига. Иногда радостная и скорбная служба обозначается короче: "Аллилуиа и тропарь". Это значит в этот день, например в рождественский пост, иногда бывает пение "Аллилуиа", иногда поется тропарь святому. Указание на тропарь заменяет собою указание на пение "Бог Господь". Особенности в богослужениях при пении "Бог Господь" и при пении "Аллилуиа" в дни седмичные, кроме субботы, изложены в 9-й главе Типикона, а также месяцеслове Типикона (14 ноября) и Триоди - в последованиях Сырной седмицы и первой седмицы Великого поста. Указание особенностей при пении "Аллилуиа" в субботы находится в 13-й главе Типикона и в последованиях суббот - Мясопустной, второй Великого поста и перед Пятидесятницей.

АЛЛИЛУ΄ИА КРА́СНАЯ - особый протяжный, умилительный напев, которым поется "Аллилуиа" после псалма 136 "На реках Вавилонских", поемого на утренях, после "Хвалите имя Господне", в неделю (воскресные дни) о Блудном сыне, Мясопустную и Сыропустную. Этот псалом, выразив скорбные чувства еврейского народа, утратившего родину в Вавилонском плену, преобразовал скорбь христианина, ощущающего пленение греховное и желание обратиться на путь покаяния.

АЛТА́РЬ - 13, 18-19, 24-25, 34-37, 59, 60, 62, 67, 68.

АЛТА́РНИК - 37.

АЛФАВИ΄ТНАЯ (БУ΄КВЕННАЯ) НО́ТОПИСЬ - самый древний способ обозначения нот, существовал у древних греков, перешел на запад и сохранялся почти до X века, когда в употребление вошли особые знаки, или невмы. Буквенное обозначение звуков сохраняется до сих пор.

а b с d е f g h

ля си-бемоль(ца) до (ут) ре ми фа соль си

А́ЛЬТ - низкий детский, низкий женский голос (меццо-сопрано, контральто); звучит и нотируется в партитуре выше тенора, отсюда и название от лат. altos - высокий. А. отличается металлической звучностью, звонким серебристым оттенком, иногда чрезвычайной нежностью и силою. Диапазон простирается от "соль" малой до "ре" второй октавы. А. - голос малоподвижный. В церковном хоре иногда разделяют альтов на две партии: первых (высоких) и вторых (низких). В монастырских хорах А. обычно исполняет партию первого тенора.

АМВО́Н - 67-69.

АМВО́Н АРХИЕРЕ́ЙСКИЙ (ка́федра) - 69.

АМИ΄НЬ - слово древнееврейского происхождения, означающее прежде всего: несомненно, воистину, бесспорно, или просто - да. А. - наречие, производное от древнееврейского корня, содержащего представление о твердости, верности. Сказать А. - значит заявить, что то, что сказано, признано верным, дабы скрепить данное утверждение или выразить участие в произнесенной молитве.

В Ветхом Завете А. может иметь смысл, соответствующий нашему "да будет" (Иер. 28, 6). В этом смысле А. переводится в Вульгате, но лишь в Псалтири: в остальных книгах этого древнейшего латинского перевода Библии еврейское слово остается без перевода (amen). Однако чаще всего - это слово обязывающее и выражает свое согласие с кем-либо и тогда оно передается греческим "алифос" - "истинно" (у Семидесяти толковников, Симмака, Феодотиана). "И отвечал Ванея, сын Иодаев, царю и сказал: аминь, - да скажет так Господь Бог господина моего царя!" (3 Цар. 1, 36); оно выражает принятие на себя какого-либо назначения. "Так говорит Господь, Бог Израилев: "Слушайтесь гласа Моего и делайте все, что Я заповедаю вам, - и будете Моим народом, и Я буду вашим Богом, чтобы исполнить клятву, которою Я клялся отцам вашим - дать им землю, текущую молоком и медом, как это ныне". И отвечал я (Иеремия), сказав: "аминь, Господи!" (Иер. 11, 3-5). Это слово произносят, когда берут ответственность за клятву и за Божий суд, который последует за ее нарушение: "Если ты изменила мужу твоему и осквернилась... тогда священник пусть заклянет жену клятвою проклятия... И скажет жена: аминь, аминь". (Числ. 5, 20, 22). Еще более торжественно всеобщее обязательство, принимаемое при богослужебном возобновлении Завета. В 15-26 ст. 27 главы Второзакония говорится, что народ по произнесении левитами проклятия над нарушающими каждую из десяти заповедей произносит А. в подтверждение того, что это проклятие должно исполниться.

В богослужении это слово может иметь и другое значение: если люди принимают обязательство перед Богом, то это значит, что Его слову доверяют и предаются Его всемогуществу и благости; такое полное согласие является вместе с тем благословением Того, Кому покоряются: "И благословил Ездра Господа Бога великого. И весь народ отвечал: аминь, аминь, поднимая вверх руки свои, - и поклонялись и повергались пред Господом лицем до земли" (Неем. 8, 6). А. - молитва, произнося которую молящийся уверен в том, что будет услышан: "И ныне, Господи, я (Товия) беру сию сестру (Сарру, дочь Рагуила и Едны) мою не для удовлетворения похоти, но поистине как жену: благоволи же помиловать меня, и дай мне состариться с нею! И она сказала с ним: аминь" (Тов. 8, 7-8).

Когда первосвященник Иоаким и старейшины сынов Израилевых вошли к Иудифи, чтобы приветствовать и благословить ее, они сказали ей: "Ты величие Израиля, ты великая радость Израиля, ты великая слава нашего рода. Все это ты сделала твоею рукою; ты сделала добро Израилю, и да благоволит к нему Бог: будь же благословенна от Господа Вседержителя на вечное время. И весь народ сказал: да будет!" (Иудифь 15, 9-10). Таким образом, А. становится богослужебным возгласом, произносящимся после славословий: "Благословен Господь Бог Израилев, от века и до века! И сказал весь народ: аминь! аллилуиа!" (1 Пар. 16, 36).

Этот последний смысл А. имеет часто и в Новом Завете (Рим. 1, 25; Гал. 1, 5; 2 Пет. 3, 18, Евр. 13, 21). Возгласом "Аминь", которым собрание присоединяется к молящемуся от его имени, предполагается понимание смысла слов произнесенной молитвы: "Если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет: "аминь" при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что́ ты говоришь" (1 Кор. 14, 16). И как выражение присоединения к молитве и как возглас, А. завершает песнопения избранных в небесной Литургии: "И четыре животных говорили: аминь" (Откр. 5, 14). "Тогда двадцать четыре старца и четыре животных пали и поклонились Богу, сидящему на престоле, говоря: аминь, аллилуиа!" (19, 4).

Значение, или смысл, свидетельства веры, слово А. получало в устах приобщающегося Тела и Крови Христовой. В завершении древнехристианской Литургии, по свидетельству Апостольских Постановлений и других памятников, причастник на слова священника: "Тело Христово" и диакона: "Кровь Христова" отвечал: "Аминь". В молитвах просительного характера данное слово служило выражением желания или просьбы об исполнении просимого. Таково, по словам Кирилла Иерусалимского, в V тайноводственном поучении значение слова А., в завершении молитвы "Отче наш". И, наконец, если молитва носила характер обета, то с произносимым в заключение ее словом А. соединяется, по указанию блаженного Августина, смысл намерения исполнить обещанное.

Бог, свободно Себя обязавший, остается верным Своим обетованиям; Он Бог Истины, что и выражает Его наименование в еврейском тексте: Бог - Аминь (Ис. 65, 16), Иисус Христос - Аминь Божий: "Так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия" (Откр. 3, 14). Во Христе Бог осуществляет полноту Своих обетований и указывает, что в Нем нет "Да" и "Нет", но "в Нем было "Да" - ибо все обетования Божии в Нем "Да" и в Нем "Аминь", - в славу Божию, через нас" (2 Кор. 1, 19-20). Здесь апостол Павел передает слово А. греческим словом, означающим "Да". Начиная свои поучения словом А., то есть истинно (Мф. 5, 18; 18, 3...), а в Евангелии от Иоанна даже в удвоенной форме (Ин. 1, 51; 5, 19), Иисус Христос выражается дотоле неслыханным в иудейской среде образом, надо думать, что Он пользуется литургической формулой, но произнося ее от Своего имени. Он по всей вероятности переносит на Себя возглашение: "Так говорит Ягве". Этим Он выявляет Себя как Посланника Бога истины, и потому истинны Его слова. Вводимые таким образом слова имеют свою невыраженную предысторию, заключением которой является А. (Истинно). Чем же другим оно может быть, кроме как диалогом Отца с Сыном? Но Господь наш Иисус Христос не только Тот, Кто говорит истину, говоря слова Божий, Он - Само Слово Бога Истинного Аминь в абсолютном смысле, "Свидетель верный и истинный" (Откр. 3, 14). Христианин, желающий быть верным, должен ответить Богу единением со Христом; ибо единственно действенный А. это тот, который произносится Христом во славу Божию (2 Кор. 1, 20). Церковь произносит этот А. в единении с избранными на небесах (Откр. 7, 12), и никто не может его произнести, если не имеет на себе благодати Господа Иисуса. Потому и Священное Писание заканчивается словами: "Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе! Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами" (Откр. 22, 20-21).

АНАВО́ЛИЙ (греч.)- белое одеяние, крестильная рубашка, надеваемая на новокрещенного в знамение его духовной чистоты и радости, как вышедшего из "бани пакибытия". В древности принявшие Крещение не снимали А. до восьмого дня после совершения над ними Таинства.

АНАЛА́В - четырехугольный плат со шнурами, пришитыми по углам, объемлет плечи монаха, украшен крестами. А. возлагается при пострижении в великую схиму. Возлагая его, игумен говорит, что великосхимник восприемлет крест свой на рамех и следует Владыке Христу.

АНАЛО́Й (НАЛО́Й) - 72.

АНАМНЕ́ЗИС (греч. - воспоминание), анамнеза - существенная часть Евхаристического канона, то есть анафоры, основной части Евхаристии, совершаемой в воспоминание спасительных Страстей Христовых (Лк. 22, 19; 1 Кор. 11, 24). А. начинается после пения славословия "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф..." и завершается перед эпиклезисом.

АНА́ФЕМА, ЗАКЛЯ΄ТИЕ, ОТЛУЧЕ́НИЕ - от семитского корня "херем" - отделять, оставлять исключительно для религиозного употребления. В русском переводе Библии слово "херем" переводится в Ветхом Завете - заклятие, а в Новом Завете - анафема.

В самых древних текстах обычай З., свойственный израильскому народу и его соседям (напр., Моаву), не есть просто уничтожение побежденного врага, но одно из религиозных правил священной войны. Для того, чтобы достичь победы, Израиль, который ведет брань Божию, налагает З. на добычу и таким образом отказывается извлекать из нее выгоду и налагает на себя обет посвятить ее Богу (Числ. 21, 2; Иис. Нав. 6). Это посвящение выражается в полном уничтожении добычи: как живых существ, так и материальных предметов. Неисполнение его наказывается (1 Цар. 15), так же как и его кощунственное нарушение, которое может оказаться причиной поражения (Ис. Нав. 7). В действительности применение такого заклятия было довольно редко. Большая часть ханаанских городов была просто занята Израилем (Ис. Нав. 24, 13; Суд. 1, 27-35), например, Газер (Иис. Нав. 16, 10; 3 Цар. 9, 16), Иерусалим (Суд. 1, 21; 2 Цар. 5, 6). Некоторые из них заключили даже союз с Израилем, например, Гаваон (Ис. Нав. 9) и Сихем (Быт. 34).

Составители Второзакония знали, что во время завоевания заклятие не применялось (Суд. 3, 1-6; 3 Цар. 9, 21). Однако они его утвердили как общий закон, чтобы противостоять искушениям, которые представляла собой для Израиля ханаанская религия, и вновь утвердить святость избранного народа (Втор. 7, 1-6). Отсюда определенный систематизм в истории завоеваний: религиозная установка, утверждавшая абсолютную власть Бога Израиля над Святой Землей и ее обитателями, переносилась и в прошлое.

Развитие понятия "херем" привело к обособлению двух заключавшихся в нем смысловых элементов: с одной стороны, разрушение и наказание за неверность Господу (Втор. 13, 13-18; Иер. 25, 9); с другой - посвящение Богу человеческого существа или предмета без всякой возможности выкупа (Лев. 27, 28; Числ. 18, 14).

В Новом Завете ни о какой священной войне, ни о З. врагов не может быть и речи. Но слово сохраняется со значением проклятия. В устах иудеев в клятвенных формулах (Мк. 14, 71; Деян. 23, 12) оно имеет значение призыва проклятия против самого себя в случае нарушения клятвы. У апостола Павла - это формула, которая выражает суд Божий над неверными (Гал. 1, 8; 1 Кор. 16, 22). "Кто не любит Господа Иисуса Христа, ана́фема, мара́н - афа́" (1 Кор. 16, 22), - говорит Павел. Когда он же говорит: "Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть Израильтян, которым принадлежит усыновление, и слава, и заветы, и "законоположение, и богослужение и обетования" (1 Рим. 9, 3-4), он уточняет, что А. для христианина - это отлучение от Христа.

АНА́ФОРА (от греч. - возношение) - Евхаристический канон, являющийся основной частью Литургии и начинающийся после пения Символа веры. Центральным моментом А. является возношение (поднятие над престолом) Святых Даров.

АНАХОРЕ́Т (греч.) - отшельник, пустынник, подвижник, живущий в полном уединении, посвятивший себя покаянию, богомыслию, молитве, строгой аскетической жизни.

А́НГЕЛ (евр. - "посланник", греч. - "вестник") - бестелесный разумный дух. А. в Священном Писании называются различными именами: А. Божиими (Иов, 1, 6; 2, 1), святыми (Дан. 8, 13), живущими на небесах (Мф. 18, 10), воинством небесным (2 Езд. 9, 6), духами (Пс. 150, 6; Евр. 1, 14). Писание, кроме того, говорит о различных чинах А. Это Херувимы, изображаемые обычно с множеством глаз (Быт. 3, 24; Исх. 25, 22; Иезек. 10, 1-20), Серафимы (Ис. 6, 2), изображаемые с шестью крылами, Начальства, Власти, Господства (Еф. 1, 21; Кол. 1, 16), Силы (Еф. 1, 21), Престолы (Кол. 1, 16), Архангелы (1 Фес. 4, 16; Иуд. 9). В Библии упоминаются также собственные имена Архангелов: Гавриил (Бог есть сила) (Дан. 8, 16; 9, 21; Лк. 1, 19, 26), Михаил (Кто как - Бог?) (Дан. 10, 13, 21; 21, 1; Иуд. 9; Откр. 12, 7), Рафаил (Бог исцеляет) (Тов. 3, 16). В 3 книге Ездры еще упоминаются Архангелы Иеремиил (4, 36) и Уриил (5, 20). В раввинистической традиции упоминаются имена еще некоторых Ангелов. Саддукеи отрицали существование ангельского мира, отвергали духовность души и воскресение тела.

Христианская Церковь всегда веровала в действительность ангельских духов, что и отражено в члене Символа веры: "Верую во Единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым..."; под "невидимыми" здесь подразумеваются А., сотворенные Господом прежде человека. Некоторые из этих духов, соблазненные сатаной, возмутились против Бога и превратились в злых духов. В наказание за это они вместе со своим главой, люцифером, были низвергнуты в преисподнюю и стали А. тьмы, демонами, диаволами. Остальные были верны Творцу, Который утвердил их в благодати и дал им небесное блаженство. Это добрые А., которым по преимуществу и усвоено это наименование.

А. часто выступают в повествованиях первых книг Ветхого Завета: Бытия, Иисуса Навина и Судей. Из приписываемых им действий следует, что к ним относились как к существам, обладающим личностью, и что они в действительности являются таковыми. Так, А. дважды являлся Агари в пустыне и говорил с ней (Быт. 16, 7; 21, 17). А. благовествовали Аврааму и Сарре о предстоящем рождении у них сына Исаака (Быт. 18). А. вывели Лота из Содома (Быт. 19), А. воспрепятствовал Аврааму заклать своего сына Исаака (Быт. 22, 11, 12). Иаков во сне видел лестницу, соединяющую небо и землю, и А., восходящих и нисходящих по ней (Быт. 28, 12). А. являлся Валааму и указывал ему, что делать (Числ. 22). А. с мечом в руке, обещал Иисусу Навину сражаться вместе с ним против неприятеля (Иис. Нав. 5, 13-15). А. напоминал народу о благодеяниях и желаниях Божиих (Суд. 2, 13). А. передал Гедеону поручение освободить народ (Суд. 6, 11-23). А. возвестил о рождении Сампсона (Суд. 13).

Как одаренные разумом и волей существа Ангелы являются и в новозаветные времена, каждый раз принося благую весть. Таково явление А. Захарии (Лк. 1, 11), праведному Иосифу (Мф. 2, 13): Деве Марии явился Архангел Гавриил и возвестил Ей об избрании Ее "Пречистым Сосудом" Воплощения Сына Божия, Спасителя мира. По Рождестве Христовом А. являются Вифлеемским пастухам, святым женам-мироносицам после Воскресения. Спаситель говорит: "Смотрите не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного" (Мф. 18, 10). Господь говорит об А., которые будут присутствовать на Страшном Суде и отделять добрых от злых; об А., обитающих на небесах, которым уподобятся избранные из числа праведников (Мф. 22, 30; Мк. 12, 35).

Природа этих духовных существ до конца непостижима земному человеческому разуму. Внимательно и благоговейно читая Священное Писание, мы можем лишь познать достаточно большой ряд свойств их таинственной природы. Хотя им и не приписывается человеческих черт, они часто принимают образ людей, чаще всего юношей, мальчиков, оставаясь при этом бесплотными и, следовательно, бесполыми. Образ их явления, всегда неожиданный и чудесный, подтверждает их сверхчеловеческую чисто духовную природу. Говоря о душе и духе человеческом, замечая также, что мы состоим из двух начал, Священное Писание никогда не говорит о духе Ангелов, подразумевая, очевидно, что они являются чистыми духами (Евр. 1, 14; Откр. 1, 4; Мф. 8, 16; Лк. 10, 20). Иов говорит, что они не имеют, подобно нам, тел, составленных из земных элементов (Иов. 4, 18, 19). По другим текстам они невидимы (Кол. 1, 16), только для виду они принимают пищу, предлагаемую им людьми (Тов. 12, 19); будучи бесплотными, они не вступают между собой ни в какие плотские отношения (Мф. 22, 30). Сыны Божии, о которых говорится в 6-й главе книги Бытия, что они вступали в связь с земными женщинами, не были А.; по всей видимости - это потомки благочестивого Сифа.

В книге святого Дионисия Ареопагита "Небесная иерархия" описаны три ангельские иерархии, каждая из которых в свою очередь делится на три чина. Первая иерархия состоит из Серафимов, Херувимов и Престолов; вторая - из Господств, Сил и Властей; третья - из Начальств, Архангелов и Ангелов. А., согласно святому Дионисию, составляют бесчисленное множество. Пророк Даниил (7, 10) говорит о "тысячах тысяч" (миллионах) А., служащих Ветхому Деньми, и "тьмы тем" (миллиарды) находились в Его присутствии. Спаситель говорил апостолам (Мф. 26, 53), что Он мог бы получить от Отца Своего более двенадцати легионов А. в помощь. Некоторые отцы и церковные писатели пытались определить это число, основываясь на различных местах Священного Писания. Так, например, толкуя притчу о Добром Пастыре, который оставляет 99 овец, чтобы спасти одну заблудшую (Мф. 18, 12; Лк. 15, 4), некоторые заключают, что число А. в 99 раз больше числа людей, когда-либо живших и живущих по сей день на земле. Указание на неисчислимость А. имеется у апостола Павла (Евр. 12, 22) и у святого Иоанна Богослова (Откр. 5, 11).

О сотворении А. в Библии не содержится достаточно ясных свидетельств. В первом стихе книги Бытия говорится: "В начале Бог сотворил небо и землю". Здесь под словом "небо" традиционно понимают мир ангельский. В вопросе о том, с какого времени существуют А., мнения отцов и учителей Церкви расходятся. Многие отцы Церкви, такие, как святые Василий Великий, Григорий Назианзин, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Амвросий, Иларий, блаженный Иероним, считали, что А. сотворены задолго до или, по крайней мере, раньше материального мира. При этом они ссылаются на изречение в книге Иова (38, 4-7), где говорится, что А. хвалили Бога, когда была сотворена земля. Святой Епифаний и блаженный Августин полагали, что А. сотворены одновременно с землей, но до сотворения человека. Указанное выше изречение из книги Иова вполне допускает и такое толкование.

А., как сказано выше, часто являлись людям. Среди явлений, о которых говорится в Ветхом Завете, много таких, где являющийся называется А. Иеговы, или А. Господним (Быт. 16, 7; 21, 17; 22, 11, 15; Числ. 22, 32; Суд. 2, 1, 4). Часто та самая личность, которая называется А., впоследствии называется Богом. Так, например, в книге Бытия (18), где описано явление Аврааму, последний увидел трех Лиц, а в последующем повествовании эти Лица выступают то как несколько, то как одно. Два из них отправились в Содом для спасения Лота, и они называются А.; а один остался с Авраамом, и назван Господом. Равным образом Бог, или по еврейскому тексту - А. Божий (Исх. 3, 2), явился Моисею в горящей купине, и святой Стефан, напоминая об этом событии, называет явившегося Моисею то А., то Богом (Деян. 7, 31-35). Отсюда возникает вопрос, не был ли А. этих видений Самим Богом? Существует несколько различных экзегет этого явления. Большинство отцов Церкви полагало, что в этих видениях являлся не А., а Сам Бог; и это предвосхищало воплощение. Другие видели в некоторых из этих видений образ Святой Троицы. Третьи, наконец, видели в этом проявлении Единого Бога, Который обнаруживает единство Естества в трех Божественных Лицах.

А́НГЕЛ ХРАНИ΄ТЕЛЬ - Ангел, который, согласно Священному Преданию, приставлен к каждому человеку от рождения для помощи ему в добрых делах. Господь пользуется помощью А. X. не потому, что нуждается в ней, но по Своей благости, предоставляя им часть в исполнении Своего Промышления. Он поручает этим блаженным духам защищать праведных (Пс. 90, 11-13; Евр. 1, 14); расстраивать козни демонов (Тов. 8, 3); возносить молитвы людей к Богу (Тов. 12, 12); отводить душу в загробную жизнь (Лк. 16, 22); им же Он предоставляет дело отделения добрых от злых на Страшном Суде (Мф. 13, 49). Вера в А. X. была уже у первых христиан. Когда апостол Петр, чудесно освобожденный из темницы, явился к христианам, то они были удивлены и говорили друг с другом, что это его А. (Деян. 12, 15). Сам Спаситель подтвердил это верование, говоря, что А. "малых сих... на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного" (Мф. 18, 10). Каждый народ также имеет своего особого А. X. В книге Даниила (10, 13, 21) упоминается об А. греков и А. персов. Кроме того, по переводу Семидесяти толковников (Втор. 32, 8) Бог разделил землю на народы по числу Своих А. А. иудейского народа был Архангел Михаил (Дан. 10, 13, 21; 12, 1; Иуд. 9), который теперь является особым покровителем Церкви Вселенской (Откр. 12, 7), за которую он воинствует. Можно предположить, что каждая Поместная Церковь также имеет своего А. Х. - это мнение весьма распространено. Есть толкователи, которые полагают, что святой Иоанн Богослов обращается в начале Апокалипсиса к епископам семи Церквей Азии, называя их А. Верование в А. X. существовало до христианства, у древних персов, греков и других языческих народов. Первомученик Стефан (Деян. 7, 53) и апостол Павел (Евр. 2, 2; Гал. 3, 19) говорят, что Закон и Откровение даны были иудеям через А. Апостол Павел при этом подчеркивает превосходство христианского Откровения, которое было принесено в мир Самим Сыном Божиим (Евр. 1).

А́НГЕЛЬСКАЯ ПЕ́СНЬ - это название усвоено Церковным Преданием песни, которую слышал пророк Исаия; ее немолчными устами воспевают Ангелы сидящему на Престоле Господу: "Свят, Свят, Свят Господь Саваоф..." (Ис. 6, 1-4). Так же называется славословие Ангелов, слышанное Вифлеемскими пастухами в ночь Рождества Христова: "Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение" (Лк. 2, 14).

АНДРЕ́ЕВО СТОЯ΄НИЕ - богослужение, совершаемое в четверг 5-й седмицы Великого поста, когда в составе утрени читается полностью Великий покаянный канон святого Андрея Критского (VII в.). Это скорбно-величественное поэтическое повествование, в 250 тропарях живописующее состояние греховной человеческой души, покаянно молящей о прощении, вспоминая основные события священной истории Ветхого и Нового Заветов. Канон проникнут глубокой скорбью о греховности земного бытия и восторженным упованием на милосердие Божие. Ирмос 1-й песни канона - "Помощник и Покровитель...", припевы - "Помилуй мя, Боже, помилуй мя!" За этим богослужением читается житие преподобной Марии Египетской.

АНТИДО́Р (греч. "а́нти" - вместо и "ди о́рон" - дар, то есть "вместодарие") - части той просфоры, из которой на проскомидии был вынут Святой Агнец, раздаваемые народу в конце Литургии. "А., - говорит святой Симеон Солунский, - есть освященный хлеб, который был принесен в предложение, и которого средина была вынута и употреблена для священнодействия; этот хлеб как запечатленный копием и принявший божественные слова, преподается вместо Страшных Даров, то есть Таин, тем, которые не причащались их". Обычай раздавать А. возник, по-видимому, в те времена, когда исчезла древняя традиция причащения всех присутствующих на Литургии. Первое свидетельство о раздавании частиц А. не причащавшимся Святых Таин относится к VII веку и содержится в правилах IX Камнетского собора в Галлии. В Восточной Церкви упоминание об А. впервые появляется не ранее XI века. Древнейшим можно считать свидетельство "Изъяснения на Литургию" Германа Константинопольского по списку XI века. Далее следует указать свидетельство Вальсамона (ХII в.) в 15-м ответе Александрийскому патриарху Марку. Согласно Номоканону, при недостаточности для А. частиц просфоры, из которой вынут Святой Агнец, можно употреблять для его приготовления просфору в честь Пресвятой Богородицы. Согласно указанию Кормчей, А. не преподается неверным и находящимся под эпитимиею. А. должен быть вкушаем в храме.

АНТИМИ΄НС - 14, 15, 16, 18, 34, 42-45.

АНТИОХИ΄ЙСКИЙ РО́СПЕВ - один из церковных гласовых распевов, принесенных в Русскую Православную Церковь из Антиохийской Церкви во второй половине XVII века. Сохранилось очень немного памятников этого распева. В нотных книгах, изданных во времена царей Иоанна и Петра Алексеевичей, есть "Херувимская" с надписанием "Антиохийская". Мелодия ее написана безлинейными нотами знаменного распева.

АНТИПА́СХА (греч.) - вместо Пасхи, вторая, новая Пасха - первое воскресенье после Пасхи, иначе называемая Неделя о Фоме, или Фомино воскресенье. Служба этого дня посвящена воспоминанию осязания апостолом Фомою ран Воскресшего Христа. А., как обновленное воспоминание о Пасхе в восьмой день, знаменует вечную радость христиан о Воскресении Христовом. Число 8 с древнейших времен символизировало вечность, "восьмой день", "новый эон", Царство Божие.

АНТИФО́Н (греч. "антифо́нос" - звучащий в ответ) - псалмопение, исполняемое поочередно двумя хорами или солистом и хором. Антифонное пение сложилось еще в древнееврейской храмовой певческой практике.

В 8 главе VI книги Церковной истории Сократа введение антифонного пения приписывается святому Игнатию Богоносцу (II в.), которому некогда было видение Ангелов, воспевающих Пресвятую Троицу попеременными песнями. Этот образ пения был усвоен Антиохийской Церковью и отсюда перешел ко всем Церквам. По словам же другого историка, Феодорита, антифонное пение было введено антиохийскими пресвитерами Флавианом и Диодором в IV веке (Феодорит, Церковная История 9 гл. II книга). Однако Никита Холиат понимает свидетельство Феодорита в том смысле, что Флавиан и Диодор лишь перевели А. с сирийского языка на греческий. Во всяком случае, по свидетельству св. Василия Великого, в IV веке эта манера пения псалмов была широко известна на Востоке. В Западной Церкви антифонное пение введено святым Амвросием Медиоланским в начале V века. В современной литургике А. разделяются на А. вечерни, или А. кафизм, А. степенны, или А. утрени и, наконец, А. Литургий.

АНТИФО́Н КАФИ΄ЗМЫ - часть кафизмы (именуемая "Славою"), которую по Уставу следует петь попеременно двум ликам. Всю 1-ю кафизму, то есть все А. ее, положено петь на великой вечерне под воскресенье. Сначала поется "Блажен муж", то есть первый А., затем - второй и третий. На вечерне на праздннчный день, приходящийся на невоскресный день, поется один 1-й А. 1-й кафизмы: "Блажен муж".

АНТИФО́НОВ МОЛИ΄ТВЫ - молитвы, которые читаются на Литургии иереем или архиереем во время пения антифонов. Эти молитвы иногда носят название "молитвы согласия".

АНТИФО́НЫ ИЗОБРАЗИ΄ТЕЛЬНЫ поются на Литургии пред малым входом и состоят из псалмов: 102-го - "Благослови, душе моя, Господа", 145-го - "Хвали, душе́ моя, Господа". Эти псалмы словесно преобразуют Христа Спасителя. 2-й А. после пения "Слава, и ныне" оканчивается тропарем: "Единородный Сыне". Третий А. составляют "Блаженны", то есть евангельские стихи (Мф. 5, 3-12), в которых Христос обещает блаженство людям праведным. Под именем "Блаженны" разумеются еще и тропари, которые поются с этими стихами. Тропари положено петь большей частью из 3-й и 6-й песней канона утрени. Когда в Уставе нет указания петь песни канона на "Блаженны", тогда не поются "Блаженны" и "Псалмы изобразительные".

АНТИФО́НЫ ЛИТУРГИ΄И ВСЕДНЕ́ВНЫЕ состоят из стихов псалмов. 1-й А. из стихов 9-го псалма: "Благо есть исповедатися". К этим стихам присоединяется припев: "Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас". Этот припев поется и после "Слава", и после "И ныне". 2-й А. состоит из стихов 92-го псалма: "Господь воцарися, в лепоту облечеся". К стихам этого А. присоедняется припев: "Молитвами святых Твоих, Спасе, спаси нас". На "Слава, и ныне" поется тропарь: "Единородный Сыне и Слове Божий". 3-й А. состоит из стихов 94-го псалма: "Приидите, возрадуемся Господеви". Припев к стихам 3-го А. поется в день воскресный: "Спаси ны, Сыне Божий, воскресый из мертвых, поющия Ти, аллилуиа"; в иной день: "Спаси ны, Сыне Божий, во святых дивен Сый, поющия Ти, аллилуиа". Вседневные А. поются во все седмичные дни, в которых не случится никакого праздника или в которых Типикон не назначает петь песней канона на "Блаженны". Сами А. печатаются в богослужебных книгах - Ирмологионе и Апостоле, в конце.

АНТИФО́НЫ, первый и второй, поемые на Литургии - псалмы 102-й и 145-й изобразительны, которые поются после великой ектении в воскресные и праздничные дни. Эти псалмы пророчески изображают милости Божии, явленные роду человеческому через воплощение Сына Божия... Во время пения 1-го и 2-го антифонов диакон отходит от царских врат и стоит перед иконою Спасителя.

АНТИФО́НЫ ПРА́ЗДНИЧНЫЕ - поются на Литургии перед малым входом и состоят из стихов пророческих, из псалмов, соответствующих празднуемому событию. За каждым стихом 1-го А. поется припев: "Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас". За каждым стихом 2-го А. поется припев: "Спаси ны, Сыне Божий, рождейся от Девы", или: "Во Иордане крестивыйся (смотря по празднику), поющия Ти, аллилуиа". По окончании 2-го А., как и всегда, поется тропарь: "Единородный Сыне". За каждым стихом 3-го А. поется тропарь праздника. Эти А., в Типиконе называемые "праздничными", поются в Русской Православной Церкви только в следующие праздники Господни: 1) Воздвижение Креста Господня, 2) Рождество Христово, 3) Богоявление, 4) Преображение Господне, 5) Неделю ваий, 6) Неделю Пасхи и во дни Светлой седмицы, 7) Вознесение Господне, 8) Пятидесятницу. А. праздничные находятся в последованиях Миней и Триодей на указанные дни.

АНТИФО́НЫ СТЕПЕ́ННЫ поются на утрене перед чтением Евангелия. По своему содержанию это суть песнопения во славу Пресвятой Троицы. Они находятся в воскресной службе Октоиха. А. называются так потому, что составлены применительно к 15-ти псалмам (от 119 до 133), называемым "песнями степеней". Псалмы же так названы от того, что были петы евреями на ступенях Иерусалимского храма. Чаще других поется на утрени 1-й А. 4-го гласа: "От юности моея". В седмичные дни он поется всегда, когда бывает полиелей и читается Евангелие, будь то праздник Господень, Богородичен или святого. В воскресные дни этот А. поется только тогда, когда на этот день приходятся праздники Господни: Воздвижение Креста, Рождество Христово, Богоявление, Преображение, в Неделю ваий, в Неделю апостола Фомы и в Пятидесятницу. В другие воскресенья всегда поются "степенны гласа", то есть того гласа, который следует по порядку в это воскресенье.

АПО́СТОЛ - богослужебная книга, содержащая Деяния святых апостолов, семь соборных посланий, четырнадцать посланий апостола Павла и иногда Откровение апостола Иоанна Богослова (Апокалипсис). Книга Деяний апостолов, все послания и Апокалипсис разделены на главы. Затем весь А., исключая Апокалипсис, который не читается на Литургии, разделен на зачала, и счет зачал общий. За Деяниями печатаются зачала соборных посланий, затем зачала Павловых посланий. Но по Уставу в Церкви вслед за Деяниями, за 52-м зачалом, читаются не соборные послания, а Павловы, а именно зачало 79-е, начиная с седмицы после Недели всех святых. Соборные послания читаются по прочтении Павловых в седмицы 31-ю и 32-ю и в седмицы после Недели (воскресенья) о мытаре и фарисее, о блудном сыне и мясопустной.

В А., как и в Евангелии, при каждом зачале стоит звездочка, а внизу, под чертой, указываются дни или праздники, в которые читается это зачало, и слова, которыми следует начинать его при чтении. Таким словом служит по большей части "братие". В конце А. находятся статьи, в которых указывается, в какие дни и какие зачала Апостола и Евангелия необходимо читать на богослужениях:

1) "Соборник двенадцати месяцев, сказуя зачало коегождо Апостола и Евангелия, праздникам и святым всего лета", то есть Месяцеслов, в котором указывают зачала А. и Евангелия в разные праздники. Если в какой-либо день на утрене и Литургии не положено особого А. и Евангелия, тогда показывается, какая общая служба полагается по чину. Это делается для того, чтобы в случае необходимости было известно, какие должны быть прочитаны общие зачала из А. и Евангелия.

2) "Сказание главам евангельским утренним, Апостолам и Евангелиям, известно седмицам всего лета". В этой статье указано, какие рядовые зачала читаются из А. и Евангелия в подвижные дни годичного круга, начиная со дня Пасхи до Недели Всех святых и после нее - во все недели и седмичные дни, включая седмицу и Неделю мясопустные, а также субботу и Неделю сыропустные.

3) "Сказание субботам и неделям святого Великого поста", то есть указание, какие зачала как А., так и Евангелия читаются на утренях и на Литургиях во все субботы и недели (воскресенья) Великого поста и во все дни Страстной седмицы.

4) "Прокимны, Апостолы, Евангелия и причастны святым, ихже егда творим службу", то есть зачала А. и Евангелия, прокимны и причастны, общие определенному чину или лику святых.

А. относится к древнейшим богослужебным книгам и, вероятно, вошел в число книг, переведенных с греческого на славянский еще в эпоху святых Кирилла и Мефодия. Многие рукописные А., как, например, Охридский, Сленченский, Македонский, два Хлудовских и др., это драгоценные памятники славянской письменности. А. был первой книгой, напечатанной в России в 1564 году в типографии, организованной первым русским книгопечатником диаконом Иоанном Федоровым.

АПО́СТОЛЬСКИЙ СИ΄МВОЛ ВЕ́РЫ - в древнейшей форме читается так: "Верую в Бога Отца Вседержителя; и во Христа Иисуса, Сына Его Единородного Господа нашего, рожденного от Духа Святого и Марии Девы, распятого при Понтийском Пилате и погребенного, в третий день воскресшего из мертвых, восшедшего на небеса, седящего одесную Отца, откуда Он грядет судить живых и мертвых; и в Духа Святого, во Святую Церковь, во оставление грехов, в воскресение плоти. Аминь".

В Восточной Церкви этот Символ имеет лишь историческое значение и всецело вытеснен и заменен Никео-Константинопольским Символом веры. На Западе Мартин Лютер видел выражение вселенского церковного веросознания в трех символах: Апостольском, Афанасиевом и Никео-Константинопольском. Задолго до него все три символа пользовались в Западной Церкви авторитетом и употреблялись при богослужении. А. С. признается общеобязательным в 39 членах Англиканской Церкви. Время происхождения А. С. до сих пор окончательно не установлено. Латинские его тексты не ранее IX века, но они явно гораздо древнее. Общепризнан взгляд, согласно которому исходный греческий текст А. С. восходил к первой половине II века. Однако более точная датировка вызывает дискуссии.

АПО́СТОЛЬСКИЙ СОБО́Р - первое совещание апостолов в Иерусалиме, собранное для решения жизненно важных церковных вопросов. На А. С. решался вопрос о необходимости обрезания и всей обрядовой части Закона Моисеева для христиан, обратившихся из язычников. В то время как апостол Павел уже освободил новообращенных из язычников от соблюдения ветхого Закона, христиане из иудеев настаивали на необходимости обрезания для всех членов Церкви. Вопрос был решен в духе свободы, даруемой нам любовию Христовой, ибо Он навсегда снял иго Закона Моисеева благодатью Духа Святого и раскрыл путь в Царство Божие всем людям, ищущим спасения.

АРЕОПА́Г (Деян. 17, 19) - орган высшей судебной власти в Афинах. Название происходит от холма Арея (против Парфенона), на котором под открытым небом проходили заседания.

А́РТОС (греч. - "квасной хлеб") - общий всем членам Церкви освященный хлеб, иначе - просфора всецелая. Освящается А. особой молитвой, окроплением святой водой и каждением в первый день Святой Пасхи на Литургии после заамвонной молитвы. Его сохраняют в храме всю Светлую седмицу на аналое пред иконостасом. Во все дни Светлой седмицы по окончании Литургии с артосом торжественно совершается крестный ход вокруг храма. В субботу Светлой седмицы на Литургии А. раздробляют и раздают верующим как святыню. Сообразно с знаменованием Пасхи, которая соединяет в себе события Смерти и Воскресения Господа, на А. начертывается знамение победы Христа над смертью - Крест, увенчанный тернием, или образ Воскресения Христова. Из молитвы на освящение А. усматривается, что Церковь подводит А. под тип ветхозаветного агнца, преобразовавшего "Агнца, вземлющего всего мира грехи". "Призри на хлеб сей, и благослови и освяти его... нас же сего приносящих, и того лобзающих, быти сотвори, и всякую болезнь и недуг от нас Твоею силою отжени, здравие всем подавая". На раздробление же А.: "Господи Иисусе Христе, Боже наш, хлебе ангельский, хлебе живота вечнаго, сошедый с небесе, напитавый нас во всесветлыя сия дни пищею духовною Твоих Божественных благодеяний, тридневнаго ради и спасительнаго Воскресения! Призри и ныне, смиренно молим Тя, на мольбы и благодарения наша, и якоже благословил еси пять хлебов в пустыни, и ныне благослови хлеб сей, яко да вси, вкушающий от него, телеснаго и душевнаго благословения и здравия сподобятся..." Частицы А. благоговейно хранятся верующими как духовное врачевство от болезней и немощей; им даже причащаются за неимением Святых Даров. Род А. на нижней степени освящения представляет пасхальный кулич, церковно-обрядовая пища, но вовсе не мирская роскошь.

В 40-й день по Воскресении Господь Иисус Христос вознесся на небо. Ученики и последователи Христовы находили утешение в молитвенных воспоминаниях о Господе, - они припоминали каждое Его слово, каждый шаг и каждое действие. Когда сходились на общую молитву, они, вспоминая Тайную Вечерю, причащались Тела и Крови Христовых. Готовя обыкновенную трапезу, они первое место за столом оставляли невидимо присутствующему Господу и полагали на это место хлеб. С А. соединяется и древнее церковное предание, что апостолы оставляли за столом часть хлеба - долю Пречистой Матери Господа в напоминание постоянного общения с Ней - и после трапезы благоговейно делили эту часть между собой. В монастырях этот обычай носит название Чин о Панагии, то есть воспоминание о Всесвятейшей Матери Господа. В приходских церквах этот хлеб Богоматери вспоминается раз в год в связи с раздроблением А.

АРХА́НГЕЛЫ (греч. - "Ангелоначальники") - старшие Ангелы; в системе ангельской иерархии, разработанной византийским богословом Дионисием (V- VI вв.), А. - восьмой из девяти чинов ангельских (занимают иерархическое место ниже Властей и выше собственно Ангелов. Термин А. впервые появляется в грекоязычной иудейской литературе предхристианского времени (греч. извод "Книги Еноха") как передача выражений вроде sar haggado ("великий князь") в приложении к Михаилу ветхозаветных текстов (Дан. 12, 1); затем этот термин воспринимается апостолами (Иуд. 9; 1 Фес. 4, 16) и более поздней христианской литературой. Древнее предание, восходящее к ветхозаветным представлениям, говорит о семи Архангелах (Тов. 12, 15); из них общепринятая христианская традиция называет по именам трех. Это Михаил - Небесный Архистратиг, полководец верных Богу Ангелов и людей в космической войне с противниками Бога, повергающий диавола (Откр. 12, 7), покровитель и Ангел Хранитель народа Божиего (в Ветхом Завете - Израиля, в Новом Завете - Церкви воинствующей, то есть совокупности всех верующих во Христа); Гавриил, известный главным образом как участник Благовещения; Рафаил - Архангел-целитель, спутник Товита. В позднеиудейских и христианских апокрифах встречаются и другие имена: Уриил, Селафиил, Иегудиил, Варахиил, Иеремиил.

АРХИДИА́КОН (греч.) - буквально "глава диаконов". Зарождение этой должности относится к первым векам христианства. Святого Афанасия Великого называли "вождем сонма диаконов". При епископах, занимавших видное положение, выдвигались диаконы как ближайшие исполнители их воли. Для этого требовались люди энергичные и умные: они были "оком и десницей" епископа. Случалось, что такой диакон фактически стоял даже выше пресвитеров. Константинопольский Патриарх Анатолий (V в.) возвел своего А. Аэция в пресвитеры. А. заботился о подготовке низших клириков, надзирал за диаконами, заведывал благотворительными делами епархии и т. д. На Востоке развитие архидиаконата пресеклось. Здесь не было слишком больших епархий и чрезмерной обремененности архиерея делами. А. продолжал существовать только в Константинополе, да и то скорее при дворе императора, чем патриарха. После падения Константинополя патриарх, ставший главою православного народа (этнарх), удержал как наследник василевса (императора) и должность А. В России архидиаконат не получил широкого распространения, у нас он сохранился в больших монастырях, а после 1917 г. при особе Патриарха Московского и всея Руси. Более распространен в Русской Церкви почетный титул протодиакона, который совершает служение обычно в кафедральном соборе епархии.

АРХИЕПИ΄СКОП (греч.) - начальный, главный, старший епископ. Хотя все епископы равны по благодати и власти, для сохранения единства между Церквами и для взаимной помощи в затруднительных обстоятельствах еще 34-м апостольским правилом некоторым из епископов дается право верховного надзора за другими. Обычно такой привилегией пользовался епископ столицы. Так, епископу Александрии первому был усвоен титул архиепископа вследствие обширности его епархии. С учреждением патриархатов титул А. стал усвояться исключительно патриархам и тем митрополитам, епархии которых остались автокефальны, например, архиепископ Кипра. Однако, как видно из деяний Вселенских Соборов, патриархи, архиепископы и митрополиты всегда подписывались просто епископами определенного города. В России первым получил титул архиепископа епископ Новгородский в 1165 году. Теперь в Русской Православной Церкви А. - это почетный титул, предшествующий еще более почетному сану митрополита.

АРХИЕРЕ́Й - в греческом переводе Ветхого Завета Семидесяти толковников так называется высший представитель Израильского священства - первосвященник (Лев. 4. 3). Это же наименование апостол Павел прилагает и к Господу Иисусу Христу (Евр. 4. 14). В Православной Церкви А. именуются лица высшей (третьей) степени иерархии - епископы, архиепископы, митрополиты, экзархи, патриархи, как первосвященники, в отличие от подчиненных им иереев (священников) и диаконов.

АРХИМАНДРИ΄Т (греч. "архи΄" - начало, главенство и "мандра" - загородка, хлев для скота, овчарня - по отношению к монашеской братии как к стаду Христову, овцам Христовым). Это наименование с V веке присваивалось в Восточной Церкви настоятелям монастырей. Первоначально так назывались избранные епископом для надзора над монастырями его епархии чиновники из игуменов. Позже титул А. стал почетным и передавался игуменам важнейших монастырей в епархии; с таким значением это наименование и перешло из Византии в Россию. Первоначально оно усвоялось лишь одному игумену в епархии, и лишь со временем стало достоянием нескольких. В первый раз это наименование встречается в летописи под 1174 год как титул игумена Киево-Печерского монастыря Поликарпа: "печерский игумен А".. Позже упоминается А. в Новгороде, в Юрьевском монастыре под 1226 год; во Владимирском Рождественском монастыре под 1230 год. В настоящее время в Русской Православной Церкви сан А. строго отделяется от сана игумена и дается не только настоятелям монастырей, но и другим монашествующим лицам, занимающим в Церкви высокие административные должности, а также как высшая награда священнику из черного духовенства. Возведение в сан А. совершается епископом за Божественной литургией по особому чину. А. усвоены некоторые принадлежности архиерейского облачения: скрижали на мантии, митра, палица, посох и так называемый "архимандричий" наперсный крест (крест с украшениями). В белом духовенстве сану архимандрита соответствует сан протоиерея и протопресвитера.

АРХИПА́СТЫРЬ - общее название для членов высшей (третьей) степени православной церковной иерархии: епископа, архиепископа, митрополита, экзарха, патриарха.

АРХИСТРАТИ΄Г (греч.) - военачальник. Это именование усвоено Архангелу Михаилу как предводителю небесного воинства Сил Бесплотных, Ангелов, ведущих борьбу с сатаной и подвластными ему падшими ангелами. Охраняя Церковь, они продолжают под водительством А. Михаила брань, ведущуюся от начала времен против сатаны (Откр. 12. 1-9). По слову апостола Иуды, Архангел Михаил защитил от диавола тело пророка Моисея (Иуд. 1. 9), являлся Иисусу Навину (Иис. Нав. 5, 13-14). Но главное призвание А. Михаила по пророчеству Иоанна Богослова - его победоносная брань с князем тьмы (Откр. 12. 7-9).

АРХИТРИКЛИ΄Н (греч.) - распорядитель пира, букв. - "начальник триклиния". У древних народов Средиземноморья на пиршествах низкий стол был с трех сторон окружен лежанками (или скамьями) для гостей, а четвертая оставалась свободной для прислуживания. Такое устройство называлось триклиний. На обязанности А. лежало приготовление столов и лежанок, наблюдение за порядком и чином пиршества, проба блюд и вина и т. п. Такой распорядитель упоминается в Евангелии Иоанна (2, 8).

АСКЕТИ΄ЗМ (греч. "а́скисис" - упражнение, подготовка к борьбе, позже - духовные упражнения для добродетельной жизни) - древнейший элемент религиозной жизни, свойственный почти всем мировым религиям. В христианстве это путь духовного приготовления ко спасению, небесному блаженству через плотское воздержание, строгость жизни душевной, отрицание себя ради счастья близких и отказ от проявления собственной воли путем подчинения себя духовному наставнику. А. является дисциплиной любой, в том числе и христианской религии. Господь Сам запретил первым людям вкушать плоды дерева познания добра и зла. В Ветхом Завете образцы А. - назорейство у иудеев, то есть принятие обета девственности для служения при скинии; отшельничество пророка Илии, Иоанна Предтечи. В Нагорной проповеди Иисус Христос указывает на необходимость воздержания даже в помыслах (Мф. 5, 28-30). В Евангелии Спаситель неоднократно указывает на необходимость труда, самосовершенствования для достижения Царства Божия. Вся земная жизнь Господа и его Апостолов - это аскеза, самоотречение, презрение к собственным страданиям ради спасения человечества.

Стремление к подвижничеству духовному и телесному представляется естественным фактором общечеловеческой духовной потребности, проявляющейся всегда и всюду во всех религиях. Внешне сходная аскетическая практика возникала в разные исторические моменты самостоятельно, а не путем заимствования и подражания. Иноческий аскетизм в буддизме, в греко-римском мире и в иудаизме наряду с внешне сходными приемами при глубоком изучении внутренне принципиально отличается от подвижничества христианского. Самобытность последнего, как в исходных побуждениях, так и в конечных целях, остается вне всякого сомнения, а сообразно с этим становится очевидным и превосходство его над всеми прочими. Так, аскетические тенденции античного язычества основаны на неустранимом дуализме, на представлении о сосуществовании невидимого духовного блага и зла, видимо воплощенного в мире материальном, то есть в сосуществовании двух, будто бы непреодолимых друг другом, вечно борющихся начал. Буддийское же отречение человеческой личности от мира и от самой себя является средством лишь к полному самоуничтожению, а не к победе нравственного начала. Христианское подвижничество, напротив, есть победоносное усилие приблизиться к указанному Христом идеалу нравственной чистоты и святости с надеждой преодоления зла уже на земле, ради жизни вечной в Боге.

АСКЕ́ТИКА, аскетическое богословие - богословская дисциплина, изучающая и разрабатывающая принципы и методы тренировки человеческого тела и воли с целью очищения души от страстей и греховных помыслов и подчинения тела человека его воле, его духу, формирования целомудренной личности. Задача аскетической жизни - очищение сердца и ума для принятия Бога всем человеческим существом, богообщения и в конечном счете - обожения.

АСКЕ́ТЫ - подвижники веры в первые века христианства, постники и молитвенники, проводившие жизнь в уединении. Слово "аскет" происходит от греческого "а́скисис", означавшего на языке античных и восточных философов упражнение в добродетели и в подчинении своей воли. В иудейской традиции предшественниками христианских А. были так называемые терапевты, община которых сформировалась приблизительно во II веке до Р. X. Находки 1947 года в районе Кумрана в Палестине проливают свет на образ их жизни и религиозную практику. Есть предположение, что Иоанн Креститель происходил из Кумранской общины. Во всяком случае, проповедь кумранитов подготовила наиболее духовно чутких иудеев к принятию Благой вести Иисуса Христа.

Ориген в трактате "Против Цельса" называет А. всякого, кто предавался молитвенным подвигам и пребывал большую часть дня при богослужении. Кроме того, дела милосердия и презрение мира с его суетными обычаями, с обречением себя на служение Богу и неимущим, давали право на почетное имя А. Так назывались архиепископ Антиохийский Серапион и мученики палестинские, до страдания, которое они претерпели при гонениях Диоклетиана, жертвовавшие свое имущество бедным. А. носили одежду, отличную по цвету или покрою от общепринятой (по преимуществу коричневого или черного цветов), надевая поверх плащ бродячих философов (паллий). Движение А. - подвижников породило монашество. Не занимая, как правило, должностей в церковной иерархии, А. составляли в древней Церкви особый класс верных, пользовавшихся наибольшим авторитетом. Церковное Предание бережно сохранило имена и жития древних А. Таковы были святые мученики: Лукиан, Петр Палестинский, Памфил, Селевкий, Иустин, Иоанн Египетский, Сульпиций Север, Паулин, Элиодор, Непоциан, Пиниан, Симеон Столпник, а также святые отцы Церкви: Василий Великий, Григорий Назианзин, Иоанн Златоуст, Амфилохий Понтийский, Афанасий Великий, Мартин Турский и святой Антоний Великий - основатель монашества в Египте.

АСМОДЕ́Й (евp.) - демоническое существо. Имя А., по-видимому, заимствованное из иранской мифологии (Айшма), неизвестное в еврейском каноне Ветхого Завета, появляется в книге Товита, где есть следующий эпизод: А. преследует некую иудейскую девицу Сарру своей ревностью, не давая свершиться ее браку и последовательно умерщвляя в брачную ночь семерых мужей прежде соития с ней, и только благочестивому Товии, пользующемуся помощью Господа и Архангела Рафаила, удается прогнать А. и сделать Сарру своей женой (Тов. 3, 7, 8, 9). А. выступает здесь как особенный недруг одного из Божественных установлений - брака. Этот мотив развивается в апокрифическом "Завете Авраама", восходящем к I веку. Происхождение А. связано с блудом между падшими ангелами и "дочерьми человеческими", упомянутым в Быт. 6, 2. Сама природа А. побуждает его разрушать брачное сожительство средствами бессилия, холодности и отклонения желаний в недолжную сторону. В сказаниях об А. есть и другие линии - перенос на А. в его отношениях с Соломоном свойств сверхъестественного помощника царя-строителя, а также двойника царя, подменяющего его на престоле до истечения срока наказания, пока царь должен бродить нищим, отверженным и неузнанным, искупая свою гордость. В обеих этих линиях, в отличие от первой, А. выступает как стихийная сила, непредсказуемая, неподвластная человеческим меркам, опасная, но не злая. Соломону удается опоить А., связать его в пьяном виде и наложить на него свою магическую власть. А. выдает некую тайну, а именно: секрет червя шамура, при посредстве которого можно чудесно рассекать камни, и вообще помогает строить храм, попутно проявляя прозорливость. Возгордившись, Соломон предлагает А. показать свою мощь и отдает ему свой магический перстень. А. немедленно вырастает в крылатого исполина неимоверного роста, забрасывает Соломона на огромное расстояние, принимает облик Соломона и занимает его место. А. и здесь выдает свою природу блудного беса и недруга брака тем, что, хозяйничая в гареме Соломона, постоянно нарушает ритуальные запреты, гарантирующие чистоту брачных отношений, и даже покушается на кровосмешение. По этим признакам его изобличают как самозванца, когда испытание Соломона заканчивается. Легенда о Соломоне и Асмодее получила всеобщее распространение в литературе, фольклоре и художественной иконографии христианского и исламского Средневековья: в славянских изводах партнер Соломона именуется Китоврасом (кентавр), в западноевропейских - Маркольфом.

А́УТО ДА́ ФЕ́ - средневековая форма публичного объявления приговоров инквизиции над еретиками и нехристианами, обвиненными в преступлениях против христианской веры и Католической Церкви. Это объявление соединялось с проповедью основных догматов католической веры. Акт А. обычно совершался в воскресенье. С восходом солнца осужденные, с обритыми головами и облаченные в позорные одеяния, различавшиеся в зависимости от тяжести наказания, отводились в сопровождении особой процессии, возглавляемой отцами-инквизиторами в соответствующем облачении и со знаменами, в церковь или на площадь. Светские власти, которые были обязаны присутствовать при этом, давали клятву исполнять все постановления инквизиции. Затем произносилась проповедь веры и произносились приговоры живым и даже мертвым осужденным. После этого приговоренные, отказавшиеся отречься от своих заблуждений, изгонялись из Церкви и предавались светским властям для наказания, и процессия двигалась дальше. Когда осуждению и отлучению подвергались умершие, то их останки на повозке отвозились к месту казни. Приговоренные к смертной казни ехали верхом на ослах, сопровождаемые вооруженными охранниками, одетые в кафтаны и шапки с изображением на них адского пламени и бесов. Присутствовавшие выкрикивали проклятия и складывали посреди площади вязанки хвороста и дров, принесенные с собою. Осужденного привязывали к позорному столбу, воздвигнутому над огромной грудой дров, и подвергали страшной казни "без пролития крови". С первой половины XVIII века публичные А. не совершались и вскоре были вообще отменены.

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы