Православные молитвы

Богословско-литургический словарь

Е

ЕВА́НГЕЛИЕ НАПРЕСТО́ЛЬНОЕ - 15, 16, 18, 42, 45-46.

ЕВА́НГЕЛИЯ ЧТЕ́НИЕ бывает на утрене, Литургии, редко на вечерне, в чинопоследовании всех Таинств, на молебне, в чине погребения, пострижения в монашеский чин, освящения храма и других. Чтение предваряется пением стиха: "Слава Тебе, Господи, слава Тебе". Этот стих в Великую Пятницу заменяется другими - "Слава страстем Твоим, Господи" и "Слава долготерпению Твоему, Господи".

ЕВХАРИ΄СТИЯ (ПРИЧАЩЕ́НИЯ ТА́ИНСТВО) - 276-279.

ЕДИНОРО́ДНЫЙ СЫ΄НЕ - песнь, в которой Святая Церковь кратко выразила Православное учение о Богочеловечестве Господа Иисуса Христа, воплотившегося и пострадавшего ради нашего спасения. Поется после 2-го антифона на Литургии.

ЕКСАПОСТИЛА́РИИ, СВЕТИ΄ЛЕН - песнопение на утрене после 9-й песни канона. Это нигде более не повторяющаяся песнь утрени, она занимает исключительное положение в богослужении. Как показывает само его название "светилен" (греч. "фотагогикон"), он воспевает Бога как Свет и Подателя света. Так, С. постной утрени наполнены световыми образами: "Свет сый, Христе, просвети мя Тобою" (8 гл.). Будничные С. часто пользуются этим понятием ("Твоими Ангелы" или: "святыми", "всю землю просветивый" - С. понед. и субб.). Та же мысль выражена в С. величайших праздников (Рождество Христово: "Посетил ны есть свыше Спас наш, Восток востоков, и сущий во тьме и сени обретохом истину"; Крещение: "... сущия во тьме и сени сидящия просветил есть, ибо прииде и явися свет неприступный"; Пятидесятница: "... свет Отец, свет Слово, свет и Святый Дух"; Преображение: "Свете неизменный, Слове света Отца нерожденна, в явлением свете Твоем днесь на Фаворе свет видехом Отца, свет и Духа, светом наставляющаго всю тварь"). Такое содержание не обязательно для С.: обычно они прославляют празднуемое событие (ср. "Плотию уснув"), почему С. чаще называются ексапостилариями. Название С. полностью применимо лишь к постным Е., которые все говорят о свете. Занимающие же их место песнопения на будничных, воскресных и праздничных утренях в греческих богослужебных книгах называются только Е., в славянских же - так и иначе. По отношению к будничным, название С. прилагается в Типиконе, гл. 9 и 16, название Е. - в Октоихе и Следованной Псалтири; к воскресным - название С. в Типиконе и Е. - в Октоихе. Название "ексапостиларион" (послание, отсылка) объясняют или тем, что они прославляют послание апостолов на проповедь, о чем говорится в Е. воскресных, но только в воскресных, и далеко не во всех, или, что вероятнее, тем, что для пения его певец выходит на середину церкви, что и ныне требуется для некоторых Е. (см. Великий понедельник). Напев С. не следует гласовой мелодии, а совершенно самогласен (близкий к кондакарному), чем С. тоже выделяется из всех песнопений утрени. В великие праздники он, как и тропарь, поется трижды.

Воскресные Е. тем отличаются от других изменяемых песнопений воскресного бдения, что тесно связаны с содержанием утреннего Евангелия и потому прославляют многостороннее празднуемое событие с одной стороны, притом с более частной, чем раскрытая в Евангелии: в них говорится о шествии жен-мироносиц к апостолам и апостолов к языкам для проповеди Воскресения Христова. Воскресные Е., подобно С. святых и в противоположность великопраздничным С. имеют, как и все воскресные песни, Богородичен. Тогда как все воскресные Богородичны, исключая неизменяемые, прославляют Богоматерь без отношения к событию Воскресения, очень редко намекая на последнее отдельными выражениями, каждый специальный Богородичен весь посвящен изображению того участия, которое принимала Она в этом событии ("со учениками радовалася ecи..." - екс. 1, "Твоего Сына яко видела ecи от гроба воскресша..." екс. 9, "Воскресшаго Господа тридневно от гроба, Дево, моли..." - екс. 10), за единственным исключением екс. 8. Такое исключительное содержание этих Богородичнов вполне соответствует исключительности в ряду песнопений Е., который поется только раз на бдении. Воскресная радость, как бы все усиливаясь и более охватывая все существо молящихся, к концу канона достигает той степени, когда молящийся уже не может думать ни о чем, кроме Воскресения. Потому отселе и Богородичны (по Е. и хвалитных) становятся воскресными, а последний воскресный тропарь и вовсе не имеет Богородична.

Если святой имеет С. (а последний имеют и многие малые святые, - см., напр., 27 сент.), то на "Слава" поется его С., но на "И ныне" Богородичен не минейного С. (который всегда имеет при себе Богородичен), а воскресный. Так даже у великих святых. Это ввиду специального - воскресного - содержания этих Богородичнов. Только в праздники Господские (соединяющие свою службу с воскресною), Богородичные, их пред-и попразднства воскресный Богородичен С. заменяется их С.

ЕКТЕНИЯ΄ - напряженное, прилежное моление всех присутствующих на богослужении в храме; встречается в богослужебных текстах, начиная со II века. Е. делится на ряд кратких прошений, прерываемых пением молитвенных восклицаний: "Господи, помилуй", "Подай, Господи". Эти прошения по древней традиции возглашаются диаконом, почему Е. в древних памятниках называлась "та диакониа" - "диаконства". Ввиду того, что диакон не является священнодействующим лицом в собственном смысле, Е. составляется в основном в выражениях, приглашающих к молитве и указывающих на предметы ее. Но по временам (на великой ектений в конце, в последнем прошении, а на сугубой и просительной в начале) это приглашение возвышается до настоящей молитвы ("Заступи, спаси...", "Помилуй нас, Боже..."). В современной литургике различают четыре вида ектений: великая, малая, сугубая, просительная.

ЕКТЕНИЯ΄ ВЕЛИ΄КАЯ - первая Е., на важнейших суточных службах называемая с древности "мирные" (прошения). Каждое прошение диакон сопровождает поясным поклоном. От трех других видов Е. она отличается полнотою, возвышенностью и таинственностью содержания. Свое моление она начинает не с каких-либо частных духовных нужд, а с вышнего мира, который апостол называет "превосходящим всякий ум". С этих поистине надоблачных высот В. Е. в своих 14 прошениях (с возгласом 15) постепенно спускается к более и более близким нам кругам: к миру, к прошению "о благостоянии святых Божиих церквей", к прошению об их предстоятелях и служителях, о светских властях, "о граде сем" (обители сей), о стране и ее нуждах, о всех, кто наиболее нуждается в Божием заступничестве, "о плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих и плененных", и только в самом конце к нам самим. Моление заканчивается призывом обратиться за ходатайством в нуждах наших к святым и особенно к Матери Божией, к Которой прилагаются те же 7 высоких титулов, что и в литургийном возгласе ("Изрядно о Пресвятей..."), обратиться в сладостной и покойной надежде на исполнение молитвы. Заключается Е. прославлением, в котором слава Божия выявляется как высшее основание и цель мира. Как высший, ангельский род молитвы, заключающий именование Пресвятой Троицы, произносит сам священник.

ЕКТЕНИЯ΄ МА́ЛАЯ - сокращение В. Е. Троекратно повторяемая за 1-й кафисмой, М. Е. разнообразится возгласом; на 1-й ектений: "Яко Твоя держава и Твое есть Царство и сила и слава...", на 2-й: "Яко благ и Человеколюбец Бог еси и Тебе славу возсылаем...", на 3-й: "Яко Ты ecи Бог наш, Бог миловати и спасати и Тебе славу возсылаем..." Эти возгласы представляют постепенное раскрытие свойств Божиих. Если возглас В. Е. указывает неопределенно, вообще на достопоклоняемость Божию (величие), то второй указывает на силу и мироправление, третий - на благость и промысл о людях, четвертый на полное откровение Божества в искуплении. М. Е. начинается с формулы "Паки и паки" (еще и еще).

ЕКТЕНИЯ΄ ПРОСИ΄ТЕЛЬНАЯ - в этой Е. верующие молят Господа о благах временных и вечных.

ЕКТЕНИЯ΄ СУГУ΄БАЯ - в ней верующие, усердно молясь Богу о всех своих нуждах, прибегают с сердечным дерзновением к Его милости и человеколюбию.

ЕЛЕ́Й - масло, - наряду с пшеницей и вином - один из главных продуктов питания, которыми Бог насыщает Свой верный народ (Втор. 11, 14), на земле, богатой масличными деревьями (6, 11; 8, 8), на которой Он поселил его по Своему благоизволению. Е. - благословение Божие (7, 13; Иер. 31, 12), лишение которого служит наказанием за неверие (Мих. 6, 15; Авв. 3. 17), a изобилие которого - знамение спасения (Иоил. 2. 19) и символ эсхатологического блаженства (Ос. 2, 24). Притом Е. - не только пища (3 Цар. 17, 14; 4 Цар. 4, I-7): он также - основа для приготовления благоуханного мира. В ветхозаветные времена миро служило для умащения тела (Ам. 6, 6; Есф. 2, 12), для укрепления членов (Иез. 16, 9) и для смягчения ран (Ис. 1, 6; Лк. 10. 34), наконец, Е. в светильниках служит для освещения (Исх. 27, 20; Мф. 25, 3-8).

Закон, данный через Моисея, запретил пользоваться елеем для воздаяния культа Ваалу, ибо плодородие земли исходит не от него; нельзя возливать елей также для снискания союза с языческими царствами, ибо спасение народа Божия зависит исключительно от его верности Завету с Богом Истины (Ос. 2. 7, 10; 12, 2). Чтобы быть верными Завету, недостаточно предоставлять священникам самый лучший Е. (Числ. 18, 12) или, согласно обрядам, примешивать его к приносимым жертвам (Лев. 2, 1-14; Числ. 15, 4; 28-29), или совершать возлияние Е. "неисчетными потоками": исполнением этих правил может угодить Богу только тот, кто ходит перед Ним путями правды и любви (Мих. 6, 7).

Как Е. есть знамение благословения Божия, так зеленеющее масличное дерево символизирует праведника, благословенного Богом (Пс. 51, 10; 127, 3; ср. Сир. 50, 10), и Премудрость Божию, открывающую в Законе путь правды и блаженства (Сир. 24, 14, 19-23). Что же касается двух маслин, Е. от которых поддерживал свет в светильнике с семью лампадами (Зах. 4, 11-14), то они означали двух "сынов елея", двух Помазанников Божиих - царя и первосвященника, которые призваны просвещать народ и вести его по пути спасения. Часто Е. уподобляют все то, что неуловимо проникает внутрь (Притч. 5, 3; 27, 16; Пс. 108, 18). Главным же образом в нем видят услаждающее и радующее своим запахом миро - прекрасный символ любви (Песн. 1, 2), дружбы (Притч. 27, 9) и счастья братского единения (Пс. 132, 2). Е. - символ радости, ибо от него, как и от радости, у ученика блистает лицо (Пс. 103, 15). Поэтому возлить Е. кому-либо на голову - значит пожелать ему радости и счастья и оказать ему знак дружбы и почета (Пс. 22, 5, 91, 11; Лк. 7, 46; Мф. 26, 7).

Е. помазания в наивысшей степени заслуживает названия "елей радости" (Пс. 44, 8); это - внешний знак избрания Богом, сопровождающийся излитием Духа Святого, овладевающего избранником, дарующего ему царское достоинство (1 Цар. 10, 1-6; 16, 13). Эта связь помазания и Духа является источником основной символики Е. в христианских таинствах, особенно в Таинстве Елеосвящения (соборования) больных, упомянутом уже в послании Иакова (Иак. 5, 14: ср. Мк. 6, 13). Священный Е. сообщает христианину многообразную благодать Духа Святого, Который соделал Иисуса Помазанником в высшем и абсолютном смысле слова и явил Его Сыном Божиим. В Послании к Евреям (1, 9) ко Христу для засвидетельствования Его Божества применяются слова из Пс. 44, 8: "Ты возлюбил правду и возненавидел беззаконие, посему помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих".

ЕЛЕОСВЯЩЕ́НИЯ ТА́ИНСТВО (СОБО́РОВАНИЕ) - 300-312.

ЕПА́РХИЯ (греч. "епархии" - провинция, область) - церковно-административный округ во главе с епископом. В Русской Православной Церкви границы Е. в настоящее время, как правило, совпадают с границами области (или нескольких областей), края, республики.

ЕПИ΄СКОП - 23.

ЕПИТРАХИ΄ЛЬ - 129, 130.

Е́РЕСЬ (греч. "ересис" - взятие, овладение, захват, завоевание). Слова раскол и Е. обозначают значительное и длительное разделение христианского народа на двух различных уровнях: раскол - это разрыв в иерархическом единстве и общении всех членов ранее единой Церкви; Е. - разрыв в исповедании самой веры, то есть разделение в вопросах догматических, литургических и, как следствие, экклезиологических и иерархических. В Ветхом Завете интеллектуально-догматическое содержание веры было так ограничено и мало разработано, что Е. не возникали. Искушение Израиля заключалось не в том, чтобы "выбирать" что-либо своевольно в системе определенных догматов, а в том, чтобы пойти "служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои" (Втор. 13, 6). Это было отступничество и идолопоклонство, а не Е. Соблазнители и соблазненные, заблудшие и отпавшие от Единого Бога и Спасителя Израиля не нарушали единства избранного народа, но подвергали себя отсечению и отвержению от него (Втор. 13, 6).

Лишь в новозаветных Писаниях (2 Пет. 2, 1; Тит. 3, 10) появляется полное значение слова "ересь". Для апостола Павла Е. (1 Кор. 11, 19) немногим отличаются от "схизмы" - разделения (1 Кор. 11, 18). Разделения (расколы) в общине приводят к соперничающим партиям или сектам (с собственными учениями, наподобие существовавших в иудаизме: саддукеев (Деян. 5, 17), фарисеев (15, 5; 26, 5), назореев (24, 5-14; 28, 22)).

Отношение Церкви к доктринальным заблуждениям было двояким. Ее единству сперва угрожал кризис, вызванный иудействующими. Позднее некоторые отошли от веры во Христа (1 Ин. 4, 3): "Они вышли от нас, но не были наши" (2, 19), подобно ученикам, которые в Капернауме отказались уверовать в Иисуса Христа (Ин. 6, 35; 64) и отошли от Него.

Из-за допущения язычников в Церковь очень скоро возник вопрос о важности соблюдения правил иудейского обряда, сохраненных иудео-христианами. Возложить соблюдение этих правил на язычников, обратившихся ко Христу, значило бы признать необходимость иудейского обряда для спасения. Именно таково было притязание иудействующих (Деян. 15, 1). По мнению апостола Павла, Христос таким образом становился ненужным, а Крест - бездейственным: искать свою праведность в Законе - значило отойти от Христа, отпасть от благодати (Гал. 5, 1-6). Церкви угрожало разделение. Поэтому Павел хотел получить во что бы то ни стало от иудео-христианской части Церкви, в особенности от "Иакова, Кифы и Иоанна" (2, 9), согласие на свободу от соблюдения иудейских обрядов для христиан из язычников (2, 4: 5, 1). Он получил это согласие на Апостольском Соборе 49 года (Деян. 15: Гал. 2, 1-10), иначе бы он "напрасно подвизался" (Гал. 2, 2), то есть апостольское откровение (Еф. 3, 3-5) впало бы в противоречие с самим собой: "Кто благовествует вам не то, что вы приняли - да будет анафема" (Гал, 1, 9).

Но проповедь апостола Павла должна была столкнуться и с эллинской мудростью. Увлечение Коринфян этой мудростью имело для них некоторые последствия вероучительного характера: они сочли себя в праве выбирать между Павлом, Аполлосом и Кифой, как эллины выбирали между школами философов, и оставались глухи к "слову о Кресте", проповеданному всеми Апостолами (1 Кор. 1, 17), или же отрицали воскресение мертвых, лишая проповедь и веру их основного содержания - Воскресения Христова (15, 2; 11-16). Позднее иудейские умозрения смешались с эллинистическими, чтобы поставить под угрозу веру Колоссян в первенство Христа (Кол. 2, 8-15; Еф. 4, 14-15) и вернуть их в область "теней" (Кол. 2, 17). К концу апостольского века усилилась опасность прегностических измышлений, заимствованных от неправоверной иудейской мысли и мысли языческой (1 Тим. 1, 3-7, 19; 2 Тим. 2, 14-26: 3, 6-9; Тит. 1, 9-16; Иуд. 19; Откр. 2, 2, 6, 14). Некоторые "лжепророки" (I Ин. 4, 1) отрицали даже, что Иисус был Сыном Божиим, "пришедшим в плоти" (1 Ин. 2, 22; 4, 2: 2 Ин. 7). Будь то в Коринфе, в Колоссах или в иных городах эти уклонения от истины, порождая споры и разделения, имели своим источником упорную гордыню тех, которые, не принимая с покорностью учения, единодушно проповедуемого в Церкви (Рим. 6, 17; 1 Кор. 15, 11; 2 Пет. 2, 21), и "звращали его, стремясь превзойти его своими измышлениями (2 Ин. 9). Поэтому опаснейшие 113 них подвергались отлучению (Тит. 3, 10; 1 Тим. 1, 20; Иуд. 23; 2 Ин. 10). Эта суровость Нового Завета к лжеучителям подчеркивает всю ценность веры "не потерпевших кораблекрушения в вере" (1 Тим. 1, 19; 2 Тим. 3. 8) и тесно связывает нас с Церковью, всегда побеждающей заблуждения, грозящие "залогу здравого учения", принятого от апостолов (2 Тим. 1, 13).

 

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы