Православные молитвы

Жажда праведности

Святитель Дмитрий Ростовский


Дмитрий Ростовский родился в декабре 1651 года недалеко от Киева в селе Макарове. В миру он носил имя Даниил. Отец Дмитрия, Савва Григорьевич Топтало, был казаком и, начав с самого простого чина, стал впоследствии сотником, а в конце жизни и ктитором Кирилловского монастыря.
Благочестивые родители дали мальчику достойное образование, а в 11 лет отправили его на дальнейшее обучение в Киевское братское училище. Здесь Даниил отличился своими способностями и дарованиями, превосходя во многом своих сверстников. Он досконально изучил ораторское искусство, овладев в совершенстве приемами и оборотами речи, что в дальнейшем в сочетании с его пламенной верой и энергичной манерой изъясняться помогло в борьбе с раскольниками.
Но спустя 4 года поляки осели в Киеве, закрыв все православные заведения. 15-летний Даниил был вынужден оставить свое обучение. Ближе к 18 годам он отправился в Кирилловский монастырь, где и был пострижен игуменом Мелетием в монахи под именем Дмитрия. Это произошло 9 июля 1668 года.
Служа в монастыре, Дмитрий старался во всем брать пример с преподобных Феодосия и Антония Печерских. За свое усердие он был посвящен в сан иеродиакона в 1669 году, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. Продолжая совершенствоваться на своей стезе, он кротко служил братии, обретаясь в церкви с раннего утра до поздней ночи, творя молитвы и создавая сочинения по просьбе игумена. В 1675 году в день Сошествия Святого Духа Дмитрий был рукоположен в иеромонахи Черниговским архиепископом Лазарем.
Архиепископ, зная об ораторском даре Дмитрия, пригласил его в Черниговскую соборную церковь служить проповедником, и он согласился. На протяжении последующих двух лет он исполнял свой долг проповедника во многих церквях Черниговской епархии. На этом поприще он стяжал великую славу, и вскоре весть о чудесном даре Дмитрия разнеслась по всей земле Малороссийской и даже долетела до Литвы.
Когда святитель отправился в Чернигов посетить Новодевичий монастырь, он повстречался там с настоятелем Виленского Святодухова монастыря Климентом. Тот стал уговаривать Дмитрия приехать в его обитель и почитать там свои высокодуховные проповеди. Конечно же, Дмитрий согласился и в течение двух месяцев пребывания в монастыре вдохновлял местную братию и прихожан своими пламенными речами. Затем по просьбе епископа Феодосия он на протяжении 14 месяцев оставался в Слуцке, в Свято-Преображенской обители, проповедуя перед монастырской братией.
Многие города и православные монастыри посетил Дмитрий, всюду неся слово Божие и отдавая братьям данный Богом дар. Часто его просили служить проповеди в Малороссии. И гетман Самойлович, и настоятель местной обители Мелетий желали принять у себя великого проповедника. В феврале 1679 года Дмитрий, прибыв в Батурин, был с почетом встречен гетманом. Его поселили в Николаево-Крутицком монастыре, который находился неподалеку от резиденции самого гетмана. А в 1681 году братия Максаковского Преображенского монастыря упросила Дмитрия возглавить их обитель. Тогда с разрешения гетмана архиепископ Лазарь рукоположил Дмитрия в игумены, но спустя примерно год, 1 марта 1682 года, он был переведен в Николаевский Батуринский монастырь. Однако святитель, решив оставаться в более скромном положении, через год сложил с себя почетные обязанности и вновь стал простым монахом.
В это время архимандрит Киево-Печерской лавры Варлаам вознамерился восстановить и объединить все книги «Жития святых». Многие из них были частично уничтожены или сильно пострадали во время татаро-монгольского ига, в годы опустошительных набегов литовских и польских завоевателей. Архимандрит долгое время искал человека, способного заняться столь важным и великим делом, и наконец решил выбрать для этой работы Дмитрия.
Братия Киево-Печерской лавры поддержала решение Варлаама, и тогда он отправил к Дмитрию посланника с просьбой поселиться в лавре, дабы заняться исправлением и приведением в порядок книг «Жития святых». С большой радостью и покорностью Дмитрий явился в лавру и в июне 1684 года приступил к священной работе, исполняя возложенную на него миссию. Труды Дмитрия во многом облегчала помощь святых, которые часто являлись к нему со своими наставлениями и наказами.
Дмитрия посещали мученик Орест и великомученица Варвара. Однако просьбы гетмана и митрополита Гедеона вновь призвали Дмитрия в Батурин. 9 февраля 1686 года он переселился в этот город, где продолжал работать над священными книгами.
Именно здесь святой завершил первую четверть Четьих миней, в которую были включены три месяца: сентябрь, октябрь, ноябрь. Свои труды он отправил архимандриту Варлааму, который в 1689 году сам прибыл в лавру, где под его руководством и была напечатана первая книга «Житий».
После этого 21 июля 1689 года гетман Мазепа, игумен Кирилловского монастыря Иннокентий и святой Дмитрий отправились в Москву для представления святителя пред очи царей: Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софьи, а также патриарха Иоакима. Цари и царевна с почестью встретили Дмитрия, а патриарх благословил его на продолжение священного подвига. По возвращении в свою обитель Дмитрий уединился в келью, снял с себя чин игумена и полностью отдался работе над Четьями минеями.
Вторая четверть «Житий святых» была напечатана в Петропавловском монастыре. Дмитрий приступил к созданию третьей книги, куда входили месяцы март, апрель и май. В 1697 году святитель был рукоположен настоятелем Киевского Кириллова монастыря, а 20 июня этого же года стал архимандритом Черниговского Елецкого Успенского монастыря. Но уже через два года его вновь перевели в Спасский Новгород-Северский монастырь, где Дмитрий и закончил работу над третьей книгой Четьих миней. В январе 1700 года книга была напечатана.
Еще через два года Дмитрия назначили руководителем Ростовской епархии. Прибыв на место, он во время молитвы в соборе Зачатия Божией Матери у мощей святителя Иакова Ростовского получил откровение, что в этом городе окончатся его дни. Великий пастырь назначил себе место под могилу — в правом углу церкви — и уже более не думал о смерти, продолжая свою энергичную деятельность на поприще духовного просвещения православного народа.
В то время в Ростовской митрополии царили страшные беспорядки: священники позабыли свой долг посещать больных и немощных, по своей лени они оставили без внимания бедных, а некоторые из них раскрывали тайны исповедей, рассказывая в дружеских беседах о грехах прихожан.
Даже Тело Христово хранилось с большим небрежением. Как только Дмитрий раскрыл все эти безобразия, он написал два окружных послания и распространил их по всей митрополии. При архиерейском доме он учредил училище, куда набрал более 200 детей священнослужителей. В училище действовало 3 класса, в каждом из которых учительствовал свой наставник. По окончании обучения Дмитрий отводил места при церквях для выпускников училища.
Служение в Ростовской епархии продолжалось 3 года, и концу этого срока святитель Дмитрий уже закончил последнюю из книг Четьих миней, куда входили месяцы июнь, июль и август. Вместе со всеми этими делами Дмитрий активно боролся против раскольников, которые скрывались в брянских лесах. Долгое время он оставался в Ярославле, где было настоящее скопище вероотступников. Просвещая народ, Дмитрий написал сочинение под названием «Розыск о брянской вере», где проследил историю возникновения раскола и объяснил самую его суть, убеждая читателей, что раскольничья вера губит Православную веру, вредит душе и что каждому следует придерживаться правильного вероисповедания.
Между тем великий просветитель Православия учитывал тот факт, что многие миряне не только в Малороссии, но и в великой Руси не владели Библией на славянском языке. Он вознамерился составить «Летопись, сказующую деяния от начала миробытия до Рождества Христова». Начав усердно работать над этим сочинением, он стал выбирать сведения Священного Писания и дополнять их заметками различных хронографов. Но, к сожалению, здоровье Дмитрия к моменту написания работы было уже достаточно расстроено, поэтому завершить великий труд святителю не удалось. «Летопись» охватывает события лишь за 4600 лет.
На 58-м году жизни, 28 октября 1709 года, Дмитрий преставился. По завещанию в гроб, прямо под его тело, были положены черновые бумаги Дмитрия. Спустя несколько десятков лет — в сентябре 1752 года — при работе в Зачатьевском монастыре был разобран пол, под которым находился гроб святителя. Вскрытие мощей показало, что сложенные крестообразно на груди руки святого обретались совершенно нетленными.
Гроб обступила толпа, стояла тишина, и среди этой тишины вдруг кто-то произнес: «Да и не могли они истлеть! Как могут истлеть руки человека, написавшего столько книг. Посмотрите, он будто и сейчас готов взять в руки перо и бумагу и писать...».
Молва о чуде разнеслась по Руси, и к гробу святителя Дмитрия Ростовского стали приходить паломники. Многие больные получали исцеление по молитве святому, другие же исцелялись, едва прикоснувшись ко гробу.
Святитель Дмитрий вел строгую жизнь подвижника, принимал только постную пищу и лишь столько, сколько нужно было для поддержания жизни. На Страстной седмице он принимал пищу только в Великий четверг и на первой седмице Великого поста — один раз. Великий пастырь ко всем людям проявлял снисходительность, сострадание, любовь и милосердие, щедро одаривая всех нуждающихся, чем и прославился среди бедных людей по всей Руси. Вместе с тем о себе он не заботился вовсе, строго блюдя монашеский обет нестяжательства. Вся православная Русь — от царя до самого последнего нищего — почитали Дмитрия еще при жизни.
Он научил монахов читать «Богородице Дево, радуйся...» в то время, когда бьют часы. Созданный им за 25 лет жизни сборник житий святых по месяцам года — Четьи минеи — и по сей день остается излюбленным чтением православных христиан. Велики подвиги этого святого и непреходяща память о нем в сердцах людей.

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы