Православные молитвы

Старец Даниил Катонакский

Духовное родство (продолжение)


3. Мораитидис.
И большой писатель из Скиатоса Александр Мораитидис был, как выше уже было сказано, несмотря на славу свою, смиренным учеником старца Даниила.
В жизни Александра Мораитидиса, внесшим в греческую литературу струю духовности, отшельник-подвижник занимал главное место. Писатель глубоко любил родную литературу и обогатил ее своим пером, а его, в свою очередь, отметили различными наградами, призами и академическими званиями.
Мораитидис с юных лет отличался благочестием. Он бы племянником Старца отца Дионисия "Ученого" из Скиатоса, который "жил, не кланяясь никому, кроме Бога". Поддерживаемый им, Мораитидис с ранних лет стремился к высотам духа. Ничто не могло удержать его — ни слава и почести, ни даже супружество, ибо он и благочестивая супруга его, школьная учительница Василию! Фоулаки жили, "сохраняя невинность" (И. Гизели, "Три Александра", стр. 101-103).
Этому великому человеку особенно необходим был духовный наставник, и старец Даниил стал им. С первой их встречи Мораитидис испытал благоговейный трепет перед почтенным отцом, и до конца жизни писатель ничего не предпринимал без благословения Старца.
О преданности Мораитидиса старцу Даниилу последний однажды сказал: "Этот возлюбленный Богом человек на протяжении длительного времени поверяет мне все свои мысли, а мои скромные письма почитает (что делать, конечно, не следует) посланными свыше, и часто, как сам мне пишет, читает их в тревожные минуты жизни своей и чувствует большое облегчение".
Многие качества афонского монаха вызывали уважение у Мораитидиса: его любовь ко всем людям, кротость, подобная кротости Христа, мудрость, умение руководить души. С большим умением руководил он и душой самого Мораитидиса, у которого был непростой характер.
Однажды на праздник Успения Пресвятой Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии (15 августа) в Иверском монастыре Мораитидис был на Всенощной, душа его восхищалась от радости. После службы была устроена трапеза. У отцов был интересный обычай: прежде чем пропеть величание и прежде молитв, они постукивали ножами о стаканы. В тот раз они сделали так же: "Величаем Тя, Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, и всеславное славим успение Твое". Но по мнению Мораитидиса, постукивание по стаканам было мирским жестом и совершенно возмутительным. Он не смог этого вытерпеть и в знак протеста покинул трапезу. Расстроенный, отправился Мораитидис к старцу Даниилу, чтобы пожаловаться на это безобразие.
И случай этот — пример того, как Старец управлял душу писателя и пример послушания последнего. Отец Даниил убедил Александра, что он был неправ, что поступил дурно и должен загладить свою вину. И Мораитидис, великий писатель, обошел монастырь, смиренно прося прощения у всех.
Живя вдали от Святой Горы, Мораитидис имел радость общения со Старцем в письмах, помня постоянно о Катонакии. Катонакия со своим старцем Даниилом была его Эдемом. Когда позже он узнал, что ему теперь будет трудно бывать в Катонакии, то был очень расстроен.
"..Где снова познаю я те чтения псалмов, те всенощные, те молитвенные бдения пред Богом, ту духовную жизнь, что знал в Катонакии? Кто сможет описать терпеливые труды наши по изучению божественных слов и текстов, что читали мы, особенно преп. Симеона Нового Богослова? Кто опишет наш повседневный тяжелый труд, занятия ремеслом? Как не вспоминать тот прохладный двор, где вечерами сидел не властительный и богатый господин, а изнуренный монах?»
"Не смею надеяться увидеть тебя снова, бесплодная, любимая, желанная, пустынная Катонакия!" ("По волнам севера", гл. 5, стр-174).
Вдали от Катонакии Мораитидис стремился разделить со Старцем все духовные радости и успехи, что видно из следующего письма…
Скиатос, 1922.
Христос воскресе!
В радостью душевной, многоуважаемый отец Даниил, посылаю Вашему Преподобию свои приветствия, благодаря Бога, что посчитал меня достойным и в этом году отпраздновать Святую Пасху, по воле Пресветлого Иисуса, снизошедшего к моей немощи. Уповаю, что молитвами Вашими исполнится мое желание, и облекут меня в ангельскую схиму, прежде чем я покину этот мир. Приветствую всю Вашу братию, обнимая каждого.
Тружусь над переводом святителя Григория Богослова. Раньше уже посылал Вам одну часть из введения "Поэмы о девственности", с тем чтобы Вы могли прочитать ее, увидеть замысел всего труда и дать мне свое благословение. Помните, я написал Вам, что очень изможден, но как только минуло преполовение поста, сразу же начал работать над еще одной поэмой Святителя, сходной и связанной по замыслу с другой крупной работой, называемой "Совет девственникам". После большого и плодотворного труда вчера я и ее закончил (использовал двустопный ямб). В поэме более 1700 стихов. И вот посылаю начало большой поэмы, прося Вашего благословения. Вы сможете понять и получить определенное представление о грандиозности замысла Вторая (поэма) действительно чудесна и является продолжением первой, как Вы увидите из начальных же стихов. Первая заканчивается победой девственности, которую Христос берет в Свою правую руку (брак Он берет в левую). После того, как торжествует девственность, Отец научает ее, как сохраниться не запятнанной, как не погибнуть. Советы Отца чудны, и Он приводит сильные наставления, как преодолеть природу. Он Сам крепкий Защитник целомудрия. В конце говорит ей:
Позаботься о том, о чистая девственность,
Чтоб в безопасности быть,
Со всех сторон себя защитить.
Неколебимая, совершенная,
Среди драгоценных камней
Будь жемчужиной светлою.
Среди звезд ярче всех ты сияй
И голубкою в стае летай,
На равнине цветком распустись,
Веткой оливы в кустах протянись,
Море бурное ты успокой,
И украсишь весь мир ты собой...
Прикладываюсь с почтением к Вашей руке.
А.М.
Кажется, была воля самого Святителя изложить этот перевод в стихах. В стихах поэма обрела как бы новую, чудную жизнь. Разница между прозой и стихами, как между мертвым и живым. Для меня это большое утешение. Открываются описания девственников и девственниц прежних времен!
Если пожелаете взглянуть на оригинал второго тома сочинений Святителя, то увидите, какой труд я предпринял. Я бесконечно взволнован".
16 сентября 1929 года Мораитидис, с благословения старца Даниила, принял монашеский постриг в храме Трех Святителей на Скиатосе. Перед этим и супруга его сподобилась стать монахиней в Кечровунио, приняв имя Афанасии. Бывший студент Мораитидиса, митрополит Григорий Халкисский совершил его постриг с наречением имени Андроника. И в это время новопостриженный монах узнал о смерти своего духовного отца, не перенеся горя разлуки, через несколько недель скончался и сам, чтобы встретиться с ним "в стране живых".

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы