Православные молитвы

Старец Игнатий

Гавань спасения (продолжение)


3. Искушение отшельника.
Еще с того времени, когда преподобный Антоний Великий открыл путь аскетизма, диавол потерял покой. Он прилагает с тех пор все силы на брань против монахов. Ожесточенно сражается против них, потому что они стремятся восполнить ангельский чин и занять то место в Небесном Царствии, которое он потерял. Он использует самые хитрые уловки: когда обнаруживает, что с левой стороны не поразить монаха, то заходит справа. При нападениях справа отшельнику, помимо прочих, грозит опасность впасть в прельщение.
Когда жизнь отца Игнатия близилась уже к закату, однажды зимой пришел к нему несчастный отшельник, по лицу которого было видно, что он пережил что-то ужасное. Дрожащим голосом рассказал он Старцу о своем кошмарном происшествии. Закончив, вздохнул с облегчением: "Слава Тебе, Господи! Ты спас меня от когтей смерти. Я чуть было не погиб".
Но что же могло случиться с этим монахом? Давайте узнаем. Горя желанием быть хорошим монахом, он жил отшельником рядом с Катонакией. Не имея, как следовало бы, духовного наставника, он с большим рвением предался аскетическим трудам. Ему казалось, что он быстро достигнет высот святости. И, даже не подозревая того, начал переоценивать свои силы и полагаться на себя. Он сам (как думал) давал себе послушания, сам выполнял их и сам же вознаграждал себя.
Но не знал он, что был не один. Враг, повелитель тьмы, бдительно следил за ним и готовил яму для его падания. Короче говоря, как и можно было предвидеть, он впал в прелесть. О таких случаях говорят слова современного Исихаста: "Где бы злые бесы не усмотрели желанное для них отклонение разума, тотчас же их глава посылает соответствующего духа к такому человеку, и, постоянно пребывая с ним, дух этот использует всяческие уловки и исключительно вкрадчиво, постоянно нашептывает желание в течение длительного времени" (отец Иосиф Пещерник).
Дух обмана использовал средства обмана и терпеливо рыл яму погибели. Мало-помалу незаметно сердце отшельника стало затемняться. И чем больше в нем становилось тьмы, тем больше было гордости в мыслях, а чем больше становилось гордости, тем сильнее сгущалась тьма.
Шло время, и отшельник, ревностно постившийся, проводивший ночи в молитве, подвизавшийся в аскетизме, говорил себе: "Живя так, я достигну добродетели Антония Великого! Но меня удивляет, что, при всех успехах моих, я до сих пор не удостоился видений..!"
Скоро было и желанное видение. "Светлый" ангел явился ему, чтобы подтвердить все, что он навоображал.
"Твоя жизнь, — сказал он ему, — намного более угодна Христу, чем жизнь любого другого подвижника на Святой Горе".
И ангел исчез, оставив его парить в море блаженства. Получено подтверждение небес! Его аскетические подвиги заставили даже небеса возрадоваться! Он удостоился видеть ангела. И не раз! Однажды вечером, как он и ожидал, небесный ангел явился вновь, и какие же радостные вести он принес!
"Велика добродетель твоя, брат мой, — сказал он. — Тебе уготованы драгоценный венец и великая слава. Завтра вечером будь на вершине Горы Афон, где Христос снизойдет к тебе для поклонения Ему".
Радость отшельника была безгранична, неописуема! Что завтра увидят глаза его! Он познает вкус славы Фавора. Он даже не заметил, как наступил рассвет. И, наконец, начал восхождение. Он не чувствовал обжигающего зимнего холода, не мешал ему снег: сопровождавшие его ангелы согревали его. Не чувствовал ни холода, ни усталости, было хорошо.
Когда поднялся на вершину, радость ожидания достигла предела своего. Между тем стемнело. Как вдруг — о, неотмирное и великолепное зрелище! — что же увидели глаза его?
Факелы, яркий свет, фимиам, "священники", "иерархи"... пышная встреча! И самое величественное — "престол славы", на котором восседал царь, "Христос", окруженный "почтенными иерархами" и другими "святыми". Среди "иерархов" он мог различить даже "святителя Спиридона", любимого покровителя отшельников.
Ужасно, дорогие читатели, если диавол обретает власть над нами. Тогда наше воображение и чувства подчиняются ему, и он может заставить нас вообразить, увидеть и услышать то, что ему хочется. И только Бог может освободить нас от власти его. Но давайте продолжим описание этой бесовской западни.
Через мгновение послышался величественный голос царя:
"Спиридон, приведи сюда моего слугу избранного, чтобы поклонился мне".
"Святитель Спиридон" послушно приблизился медленным и торжественным шагом к впавшему в исступление монаху.
Это был критический момент. Если бы отшельник поклонился ложному Христу, он через то и сам вступил бы в рать служителей тьмы, как это случалось с другими, или бы упал и разбился, так как, вероятно, под воображаемым троном зияла жуткая пропасть. Но, очевидно, в сердце несчастного отшельника оставалось еще немного места, открытого для милости Господней. И в последний момент милосердие Божие спасло его.
Когда ложный святитель Спиридон приблизился, монах заметил, что на нем не было скуфьи. Конечно, это не столь уж и важно. Но Бог дал ему разглядеть на голове "святого" два диавольских рога!
И тут же из груди его вырвался душераздирающий крик: "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!"
И все исчезло. Грандиозное обольщение бесовское рассеялось, "яко исчезает дым" (Пс. 67, 3). И высоко на вершине Афона, посреди тишины и снега, один, ночью, стоял отшельник...
Все это рассказал он отцу Игнатию.
"Ну, — сказал отец Игнатий, — восславь Господа, спасшего тебя от плена бесовского. Отныне впредь не оставайся более один в своей каливе. Иди в Дионисиат, там будешь в безопасности".
Монах был спасен. Враг едва не обольстил его в погибель, как обольстил он несколькими годами ранее одного монаха из Малого скита Праведной Анны, который поверил, что с ним говорит Богородица и что он достиг вершин смирения, целуя ноги других отцов. Этот несчастный стал одержимым бесами. Пытаясь взлететь с крыши каливы (ему представилось, что может летать, подобно ангелу), он сломал себе ноги. Позднее он даже совершил преступление в монастыре Ксиропотам и закончил дни свои в тюрьме. Этот несчастный, прежде чем впасть в беснование, изнурял себя чрезмерными аскетическими трудами. Например, в начале Великого Поста, когда все в общине держат трехдневный пост, он напоказ постился шесть дней.
Какие ужасные ловушки готовит диавол подвизающимся! Даже через аскетизм, всенощные бдения, молитвы — эти средства достижения святости — он в состоянии погубить нас. Поэтому благодарение Богу, что есть такие Богоносные Отцы, которые разрушают козни вражьи. Необходимость в святых Старцах и горе обольщенных бесами будут подтверждены рассказами из следующих трех глав.
4. Неугасимая лампада.
В православном мировосприятии духовное и материальное находится в дивной гармонии. Духовные истины имеют соответственное материальное выражение. Это подтверждается учением. Согласно Богодухновенному определению Святого Четвертого Вселенского Собора, в Христе нераздельны два начала — человеческое и Божественное. Он — совершенный Бог и совершенный человек: невидимый, нематериальный и неописуемый, но вместе и видимый, Которого можно описать Истина эта отображена во всех аспектах церковной жизни.
Когда мы принимаем крещение, души наши просвещаются невидимой духовной благодатью, а тела в это же самое время омываются в святой воде купели крещения. Когда мы молимся, молитвы наши возносятся к Престолу Небесному, как сладостный аромат, и в то же самое время воскуряется вверх настоящий аромат — благоухание ладана.
Когда мы входим в православную церковь ночью, лица святых бывают освещены лампадами, горящими пред иконами. Материальный свет символизирует свет духовный, исходящий от святых как "результат непрерывного освещения святых Святым Духом" (св. Симеон Солунский).
Сколько покаянных молитв и святых слез видели эти лампадки с их живительным огоньком! В маленькой уединенной церкви Успения мягкий свет неугасимых лампад мерцал пред святыми иконами повсенощно. Это была небесная радость —молиться ночью перед иконой Успения, глядя на печальные лики апостолов и на спокойно усопшую Богородицу.
Все здесь тихо, хорошо и благолепно. Но даже и тут попытался коварный змей отравить все своим ядом. Он попробовал уловить в сети свои монаха, послушанием которого было поддерживать огонь лампад. План его был точный, он не мог, казалось, не осуществиться. Опасность ему была только со стороны отца Игнатия.
"Ох, этот отец Игнатий, — ворчал, вероятно, бес сам в себе. — Сколько моих планов он расстроил! Он досаждает мне! Необходимо, чтобы на этот раз он ничего не узнал. Стану нашептывать на ухо его послушнику, убеждая его ничего не говорить Старцу. Чтобы осуществить план, нужно затемнить душу послушника, нужно, чтобы он возгордился. Как это сделать? Да просто — буду его безудержно расхваливать. Раскачаю все дерево его существа — листья, ветки, ствол, корни — ветром похвал. Буду напоминать ему, какую жертву он принес, отказавшись от мира, о его родителях, о его учебе, о том, какой он хороший отшельник, о его уме, обо всех добродетелях, существующих и несуществующих, о талантах его и успехах. Быть может, найду возможность сплести для него венец похвал. Все получится!"
И начал враг затемнять и омрачать разум монаха духом гордости. Позже, подготовив почву, приступил к выполнению своего плана.
Была поздняя ночь. Отец Неофит спал и — кто знает? — быть может, видел даже ангельские сны. Но что это? Послышался тихий стук в дверь его кельи (она была на верхнем этаже), и приятный голос сказал: "Восстань, чадо мое. Спустись в церковь. Моя неугасимая лампада потухла".
Он немедленно вскочил и, встревоженный, побежал вниз в церковь, где неугасимая лампада Богородицы действительно погасла Он зажег ее, горячо помолился и вернулся в келью.
"Я достиг, — подумал он. — Я высоко взошел. Царица Небесная посетила меня, я слышал Ее нежный ангельский голос. Я зажег потухшую лампаду. Какое счастье!"
Несколько раз слышал он мягкий, тихий голос, советовавший рассказать все Старцу. Но он не принял этого совета.
"Зачем говорить об этом Старцу? Разве это грех, в котором надо исповедоваться? Это священное событие, и святость его сохранится, если все останется в тайне".
Так он думал. С такими мыслями, где было место Христу в сердце его? Но Старец не дремал. Он что-то прозревал.
"Неофит, чадо мое, будь осторожен. Ты должен открывать мне все, что происходит в твоей духовной жизни".
И однажды на исповеди он заставил его в подробностях описать это событие. И убедил его, что вся эта прелестная ткань была соткана бесом.
"Какие чувства были в душе твоей, когда зажег ты потухшую лампаду?" — вопросил отец Игнатий послушника.
"Радость и благодарность за то, что удостоился такого благословения".
"Еще что?"
"Правда, кое-что еще. Втайне я испытывал непонятное беспокойство и смущение, о которых не сказал тебе".
"Это ясно говорит о присутствии диавола".
Старец долго говорил с послушником о ловушках диавольских и в конце сильно обличил: "О, заблудший! Диавол обманул тебя. Разве я или ты нужны в помощь Богородице? Разве нуждается она в нашей помощи? Будь осторожен! Если снова услышишь стук в дверь, не вставай, чтобы зажечь лампаду. Я буду следить за этим".
Бедный отец Неофит! Ему будто крылья подрезали. Никак не ожидал он такого бесславного конца истории, которая столь вдохновляла. Конечно, позже он будет благодарен Старцу, спасшему его от врага. Но сейчас он был очень расстроен. Он даже переживал, услышит ли снова стук в дверь. Но как только козни бесовские были освещены ярким светом, они сразу же рассеялись, словно дым. Из яиц, на которых не сидит наседка, не выведутся цыплята, их обдувает прохладный ветер.
В схожей ситуации, о которой поведал авва Кассиан, Старец аввы Серапиона сказал ему: "Признание твое освободило тебя от плена твоего; открывши свои грехи, ты поразил беса, уязвлявшего тебя при твоем молчании. Доселе ты попускал ему обладать тобою, не противореча ему, и не обличая его, а теперь будучи изведен из сердца твоего и обнаружен, он уже не будет иметь в тебе места".
Для осуществления коварных вражьих планов требуется тьма. Горе тем монахам и прочим христианам, которые сокрывают состояние свое от отцов духовных. Князь тьмы погубит их и будет радоваться их погибели.

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы