Православные молитвы

Старец Игнатий

Свет благодати (начало)


1. Благоухающий крин.
Достигающие духовных высот приобретают сразу все добродетели. Тем не менее, мы видим иногда, что отдельные добродетели сияют более ярко. В отце Игнатии все отмечали особенную аккуратность. Все труды свои, особенно монашеские труды, он выполнял безотлагательно и в строгом порядке. Так было до глубокой старости Слова Писания "Войми себе и снабди душу твою зело" (Втор. 4,9) он изобразил четкими буквами на хоругви битвы своей духовной. Всегда он был рассудителен, немногословен, справедлив, внимателен. Лицо его отражало его внутренний мир, и видно было, что он не позволяет блуждать мыслям своим. Всегда он был бдителен и внимателен, точно соблюдая наставления старческие. "Монах должен, подобно херувимам и серафимам, быть внимательным" (авва Виссарион).
Воздержание было важным в его жизни. Его духовный дедушка, старец Хаджи-Георгий, любил говаривать: "Всяк же подвизаяйся, о всех воздержится" (1 Кор. 9, 25). Десятилетия он соблюдал строгие правила старца Хаджи-Георгия. Только в конце жизни, когда силы его ослабели, повинуясь духовнику своему, должен был он есть более разнообразную пищу. Но и тогда дух воздержания преобладал в нем: он не позволял себе наслаждаться едой.
Однажды, когда ему было уже девяносто восемь лет, в праздничный день отец Неофит, превосходный повар, приготовил вкусный суп. За столом сидел также молодой отец Евстратий, который последним присоединился к их общине. В какой-то момент, изумленный действиями Старца, он спросил: "Старче, зачем Вы себе в еду добавляете уксус?" — "Чтобы было не так вкусно, Евстратий. Монаху не пристало есть вкусную пищу".
Также в высшей степени присуща ему была простота. Отцы Святой Горы много рассказывали нам об этом. Он был прост, как трижды благословенный преподобный Павел Препростой, "образец блаженной простоты", как Адам до грехопадения, как дети невинные. На небосводе души его никогда не появлялось облака хитрости, подозрительности, скрытности, лести или лицемерия. Если ему говорили что-либо, он и воспринимал это так, как было сказано, ничего не додумывая и не умаляя, чуждый подозрения и осуждения. В нем самом не было зла, он и в других его не подозревал.
Душа его красива была о простоте, так как красота в ее высшем проявлении всегда рядом с простотой. Бог, Чья красота неописуема, главным образом, "прост и мудр". Все отцы немало возлюбили его. Простота его "сделалась чуждою всякого различия и неспособною к лукавству ("Лествица", слово 24,14). , Но красота души его была обязана также и такой добродетели, как "чистейшее целомудрие", о чем необходимо теперь сказать подробнее.
Библия говорит о человеке, посвятившем себя Богу, отличавшемся девственной чистотой, как "крин в тернии" (Песн. 2,2). Это потому, что лилия отличается "своей чистотой, благоуханием, красотой и жизнерадостностью", как объясняет св. Мефодий из Олимпа. Чистота — это весенний цветок, в котором цветет неподкупность ("Пир десяти девственниц", 7,1).
Отец Игнатий отличался нравственной чистотой своей жизни, "чистотой, благоуханием, красотой и жизнерадостностью" своего целомудрия. С юных лет он хранил свет негасимым, цветок белоснежным, одеяние целомудрия незапятнанным. Белый,
Скажем подробнее. Между днем его рукоположения и его кончиной прошло семдесят лет. За все это время никакие плотские покушения не потревожили его. Ни одна нестройная нота не нарушили песнопения ею целомудрия. Даже по сие плоть его не испытывала никаких неудобств. Присутствие Святою Духа совершило пожизненное смирение плоти и охранило дар чистого целомудрия. Это завидное и достойное восхищения состояние обязано Божей благодати. Великий святой православного Севера преподобный Серафим Саровский назвал это святостью плоти.
Святость плоти сопровождается приятным запахом. Не раз замечалось, что от святого духовника исходит благоухание. Старец Арсений, подвизавшийся вместе с блаженным старцем Иосифом Пещерником, рассказал нам следующее: "Когда мы были моподыми монахами, мы с отцом Иосифом ходили к отцу Игнатию на духовные беседы. Он всегда давал нам мудрые отеческие советы. Я помню, что он, среди прочего, говорил: "Кто трудится в юности, будет иметь пищу в старости. Сейчас, пока вы молоды, вы должны молиться, поститься, подвизаться в аскетизме, класть поклоны, так чтобы в старости иметь, чем питаться. Советы его были для нас очень ценны. И вот, что чудно: вместе со словами из уст его исходил прекрасный аромат. Когда он говорил, мы чувствовали благоухание!"
Это важное свидетельство согласно со свидетельствами других почтенных монахов, живших в одно время со святым отцом Игнатием. Старец Хрисанф из скита Праведной Анны поведал нам:
"Он был моим духовником, и я регулярно бывал у нею. Не только от уст его, но даже и от одежды, от пота распространялось благоухание".
По смерти, как мы увидим, и кости ею стали благоухать. Это пледы целомудрия.
Старец Арсений, подвизавшийся со старцем Иосифом Пещерником, в возрасте девяноста семи лет.
Святой Дух самые щедрые дары Свои дает чистым, ибо более угодны они Ему. "Как фимиам услаждает обоняние, так и Дух Святый ублажается чистотой" (св. Ефрем Сирин).
Здесь необходимо отметить следующее: чем выше святость плоти, тем сильнее дар благоухания. К этому высшему уровню целомудрия относятся также мощи мироточивых святых. Миро-точение предполагает ослепительное целомудрие. Поэтому св. Григорий Палама в своем хвалебном слове называет св. Димитрия Мироточивого "целомудренным и пречистым".
О, блаженный отец Игнатий с благоуханным целомудрием своим, о, цветущая лилия Афона, вместе с мироточивыми святыми помолись, чтобы и в нашем веке, таком трудном, неспокойном и нечистом, распускались благоуханные цветы скромности, воздержания и чистоты! Молитвами его да войдут и в наш зловонный век ароматы мира Духа, "облечени в вуссон бел и чист" (Ап. 19,14).
2. Прозорливость.
Разум отца Игнатия отличался ясностью. Его желания, мысли и замечания были кристально чистыми и светлыми. Во время проповеди, исповеди, бесед и т. д. слово его изумляло. Казалось, что говорит пророк. Сейчас мы расскажем о некоторых случаях его прозорливости.

Некий старец из одной каливы рядом с монастырем Ксенофонт вместе со своим учеником был в Катонакии на исповеди у отца Игнатия. Когда отец Игнатий читал разрешительную молитву, то назвал имя ученика, не спрашивая его. Ранее он знал того Старца, но не знал ученика.
"Старче, ты видел, что произошло? — воскликнул ученик, когда они возвращались. — Мы не сказали ему мое имя, он сам его знал. Он, должно быть, святой человек, должно быть, он общается с Богом. Наверно, Бог ему все открывает".
"У него дар прозорливости, чадо мое. Бог наделяет нас необыкновенными талантами, если мы любим Его и живем по Его заветам".

Два человека, искавших монашества, пришли из Афин в одну общину в Катонакии. Говоря о них, старец Игнатий сказал Старцу общины:
"Не надо бы брать этих двоих, отец Неофит. Они не пригодны к монашеской жизни, ничего не получится".
Старец не внял словам отца Игнатия. Оставил в общине их, а позже постриг. Но вскоре уже раскаивался. То и дело у братии из-за них возникали трудности. Наконец, они расстриглись и вернулись в мир. Сокрушаясь, отец Неофит сказал: "Отец Игнатий знал, что говорил".

Один монах из соседнего скита часто приходил к отцу Игнатию, находя утешение в его наставлениях. Но однажды слова отца Игнатия обеспокоили его. С того времени он чувствовал тревогу, подобно Пресвятой Деве, когда старец Симеон предсказал Ей, что оружие пройдет душу Ее. Что же сказал ему духовник?
"Двадцать восемь лет ты будешь вести мирную жизнь. Но после этого испытаешь столько искушений, что придется тебе вооружиться терпением Иова. И чтобы победить, должно уже сейчас научаться терпению".
Монах стал спрашивать о предстоящих испытаниях, что было вполне естественно. Он не сомневался в истинности предсказания, так как знал, что предсказания Старца всегда сбываются.
И через двадцать восемь лет пророчество начало сбываться. Трудности, страдания и отсутствие средств, вызванные болезнью его послушника — вот, что ему выпало. У послушника был туберкулез, который в то время не излечивался. "Многи скорби праведным" (Пс. 33, 20). Все это провидел отец Игнатий, потому что Тот, Кто попускает страдания, Кто дает терпение и награды, открыл ему это.

Двадцатичетырехлетний отец Хрисанф много раз хаживал из скита Праведной Анны по узкой тропинке, ведущей к уединенной каливе отца Игнатия. Каждый раз, когда он шел к нему, чувствовал усталость после яростной схватки с врагом, особенно восстававшим против него тогда. И каждый раз, уходя от него, чувствовал, что душа, утешенная и укрепленная угодником Божиим, становилась, словно успокоившееся море.
Он шел Путем своим. "Духовник мой, — думал, — истинный угодник Божий. Думается, что Святой Дух говорит устами его". Был полдень, ровно середина дня—не такое время, когда бывает страх или какие опасения. И вдруг, совсем неожиданно — страшный шум и шипение, ужасное зрелище! Он увидел отвратительного дракона, готового разорвать его на кусочки.
При этом неожиданном нападении взмолился он молитвой сердечной. И в то же мгновение демоническое видение, "полуденный бес", исчезло.
Такая атака приведет в напряжение и волнение душу любого человека, каким бы смелым он ни был.
Дрожа и молясь, пришел он к отцу Игнатию. "Благослови меня, святый Отче и помолись обо мне".
Духовник, словно все уже знал в малейших деталях, с отеческой любовью сказал ему: "А, мой маленький Хрисанф, — так он обычно называл его, очень его любя, — не убойся "О убивающих тело, души не могущих убити" (Мф. 10,28).
Отец Хрисанф пришел в изумление от этих слов. Слепой Старец (а случилось это в 1922 году, когда он потерял уже зрение) все видел! Он видел острым взглядом пророка. Он все знал, все, что происходило, еще до того, как ему об этом рассказывали, ибо Дух Святой обитал в душе его и открывал ему все, что нужно было знать*

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы