Православные молитвы

Старец Каллиник Исихаст

Возрастание в аскетизме (окончание)


7. Духовные сыновья отца Каллиника.
Прежде, чем принять кого-либо в свое духовное окормление, старец Каллиник обыкновенно строго испытывал просящего. Нелегко было стать его духовным чадом, требовалась немалая душевная стойкость.
Старец говорил очень мало. Послушания давал строго и точно. И если испытуемый не выполнял их надлежащим образом, то долго у Старца не задерживался. Отец Каллиник говорил обыкновенно в таких случаях "Встань и иди. Я не буду грешить из-за твоего непослушания".
Когда же он прозревал возможность исправления какой-либо души, то терпел необязательность человека, увещеваниями и примером выводя на путь истинный. Многие желали быть его духовными чадами, многие приходили, но немногие остались под духовным водительством строгого аскета.
В 1920 году слава о добродетелях отца Каллиника Исихаста привлекла внимание к монашеской жизни Спиридона Менагиаса. То был видный человек богатый аристократ, знаменитый химик, выпускник университета в Цюрихе... он все отверг, раздал все свое имущество и умер для мира, став отцом Красимом, духовным сыном старца Каллиника. Таким образом, вместе с двумя уже упоминавшимися нами духовными сыновьями Старца, он стал третьим его чадом.
Позднее, когда отцы Неофит и Даниил отошли в лучший мир, а отец Герасим вынужден был — из-за морской сырости, губительной для его здоровья — перейти в 1925 году в скит св. Василия, отец Каллиник некоторое время оставался один. Но и в это время Старец мало кого желал принять к себе. Проходили у него послушания немногие: отцы Афанасий, Иосиф, диакон Герасим, Христодул, Арсений.
8. Духовный наставник.
Ежедневно, до двух часов в день, уделял отец Каллиник своим чадам, приходившим к нему ради духовного богатства. Тогда бывало в вечерней тишине кельи катонакского отшельника нечто совершенно исключительное. Людям, бедным духовно, невозможно и представить себе того богатства небесного, преизобильно бывшего у него. Словами то не передается. Все затруднения духовных сыновей разрешались сами собою. Оставались мир и любовь о Христе Старца. В конце они простирались ниц, целовали руку, принимая благословение, и удалялись на покой.
Беседы их бывали лишь на духовные темы, единые приличествующие монахам. Никаких воспоминаний о прошлом, никакого суесловия. "Мы не могли знать, — вспоминал позже один из духовных сыновей, — кем был Старец раньше, кто его родители, братья, сестры. Он никогда ничего не вспоминал".
Отец Каллиник знал, сколь полезны душам его послушников трудности: отрешение от собственных желаний, строгость наставника, и обращался он с молодыми людьми соответственно.
Однажды один из учеников, ездивший в Дафну за провизией, купил чудный апельсин. Он желал утешить любимого своего Старца, облегчив постоянную жажду.
"Старче, я принес тебе апельсин," — радостно сказал он, возвратившись.
Но не было радости у Старца: "Это как же ты купил апельсин без моего благословения? Ты поступил своевольно, а потому немедленно выброси его". Кроме того, наложил отец Каллиник на него довольно строгую сорокадневную епитимью.
Другой его духовный сын, сильно простудившись, слег одним днем к вечеру в постель совершенно больным, и ночью было ему очень плохо. На рассвете услышал, как Старец, знавший конечно же о его состоянии, говорит ему -"Посмотри, чадо, вот письмо, которое сегодня должно быть отправлено в Карее. Ты идешь?"
Карея, столица Святой Горы, расположена в восьми часах ходьбы от Катонакии. Старец Каллиник знал о целебной силе послушания, познал это тогда и сын его духовный, выполнив послушание то и вознагражденный исцелением.
А вот еще один случай. Другой из духовных сыновей Старца должен был принести с побережья в каливу сухарей, которые они получали из Ксиропотама. Он просил у Старца благословения на то, чтобы причалить гребную лодку в другом месте, поближе к каливе, ибо от причала идти было далеко и трудно. Но Старец отказал ему, сказав: "Монаху не гоже бежать трудностей и трудов".
Какое-то время в каливе отца Каллиника был, кроме одного усердного монаха, один новенький, который не слишком радел о послушаниях. Старец же относился к нему с терпением, множество раз стараясь направить того на путь исправления. Однажды, например, когда некий паломник спросил его "Святый отче, у вас есть нормальный послушник, но как вы выносите присутствие другого?" Старец ответил намеренно громким голосом: "А вот послушайте. У меня есть два мешка. Один с мукой, а второй с отрубями. Тот, что с мукой, я дам послушному, а непослушный получит отруби". Услышав это, нерадивый послушник так разволновался, что решил исправиться, дабы и ему досталась мука.
Так Старец Божий пас свое словесное стадо — сыновей духовных, восприяв полную ответственность за души их.

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы