Православные молитвы

Старец Савва

Чада пустыни (начало)


1. Пример для подражания
Был вечер. В ограде каливы Малого скита Праведной Анны рядом с высохшим бугристым холмом разговаривали два монаха — Старец и его ученик. Вечернюю тишину подчеркивал непрестанный шум моря, омывающего подножие холма — идеальный аккомпанемент молитвам монахов, которые своими воздетыми руками поддерживают мир. Два монаха беседовали, пока, наконец, младший не поднялся. Он поклонился Старцу и направился к каливе, где его ожидал еще один монах.
"Ты закончил, отец Онуфрий?"
"Да, отец Иларион".
"Тогда я пойду".
Легкими шагами молодой монах приблизился к Старцу. "Благослови, Старче".
"Да, Иларион! Да, мой ангелок! Садись сюда". Немного дней прошло со времени его пострига. Любовь к Богу оторвала его от родной страны, от родителей во Врисше Смирнской и привела сюда, на землю отшельников. В течение трех лет (1879 — 1882) он был послушником. С того момента, как облачился в ангельскую схиму, чувствовал себя полностью преображенным. Он больше не был Георгием Хаджитасоу, он был теперь отцом Иларионом из Малого скита Праведной Анны. Принадлежал теперь не людям, а Богу, и преисполнен был Божественной благодати. В этот вечер продолжилось его общение со Старцем, когда он наслаждался исполненными мудрости словами.
Некоторое время ушло на откровение помыслов.
"Иларион, чадо мое, нравится ли тебе имя, которое я тебе дал?"
"Очень, Старче".
"А знаешь ли ты, почему я его выбрал?"
"Как же я могу не знать? Ты дал мне имя "дедушки", твоего блаженного Старца отца Илариона".
И не в первый раз глаза отца Саввы наполнились слезами при воспоминании о своем духовном отце.
"Да поддержат нас его молитвы, да не оставит он нас молитвенно. И о тебе, чадо мое, я молюсь от всего сердца, чтобы ты мог унаследовать его святость. Как правило, внуки похожи на своих дедов. Постарайся унаследовать его добродетели. Повтори его и именем своим, и своей жизнью".
"Да будет на то благословение Господне, Старче".
Последовало недолгое молчание.
"Повтори его, Иларион, чадо мое, чистотой своей жизни. Вся душа его, мысли, желания и намерения были светлы. В его добром, ясном лице виделся отраженным лик Господа. Во взгляде его светилось сияние райское. О, какой у него был взгляд! Я часто даже не осмеливался прямо посмотреть в его глаза. Они буквально пылали. То были глаза пророка!"
"Старче, ты сказал, что у него был пророческий дар?"
"Да, чадо мое. И это не удивительно. Чистые сердцем обретают пророческий дар. Что пишет учитель наш святитель Василий Великий? "Дар провидения прорастает в тех, чьи души чисты и незапятнанны". Где сердце чистое, там Дух Святой говорит устами пророков", воздвигая храм Его".
"Значит, Старче, любовь его ко Господу была необыкновенно велика".
"Чадо мое, сердце его пылало Божественной любовью. Что еще могло его заставить с дальнего Кавказа прибыть в глушь Святой Горы? Он не мог жить без Христа. О, если бы ты мог видеть его, когда он совершал Литургию, когда принимал Причастие! Он ни единого дня не пропустил без Святого Причастия! Он говорил: "Христос — жизнь моя". И по пятницам, каждую пятницу сокрушался у Распятия вместе с Богородицей и святым Иоанном и так сильно сострадал он страстям Господним. В этот день никогда он ничего не ел и не пил в знак преданности страстям Спасителя".
Старец рассказывал своему ученику о добродетелях и благодатности своего собственного блаженного Старца. А молодой монах жадно впитывал эти рассказы. Душу его волновало стремление послужить Богу, как море волнует сильный ветер.
"Твой "дедушка" был истинно святым, чадо мое Иларион. Да будет он тебе примером для подражания".
В тот вечер, как только вновь постриженный монах прикрыл глаза, было ему видение старца Илариона.
Пора и нам познакомиться с этим земным ангелом, этим "древом с плодами добрыми", одним из которых был святой и выдающийся отец Савва
. Старец Иларион Ивериец.
У южного склона Кавказских гор севернее Армении лежит Иверия (современная Грузия). Именно там мифические аргонавты нашли золотое руно. Это горная страна, живописная и плодородная, богатая даже своими недрами. Там обитают иверийцы — один из прекраснейших народов на земле.
Иверийцы — люди с высокими духовными устремлениями. Они рано приняли христианство — в конце третьего века. И до сего дня, несмотря на все трудности и превратности судьбы, не предали Православия.
Иверийцы всегда любили монашество. Монахиней была их первая миссионер и просветительница святая равноапостольная Нина. Любовь иверийцев к монашеству простерлась до Палестины, Синая и Афона. Третий по значению и величине афонский монастырь был построен иверийцами, откуда и название его — Ивер. И сколько же святых возросло в этом монастыре! Великое множество дивных цветов выросло в нем, и аромат этих цветов достиг Небес, "горы лршмлтшвъ" (Песнь Песней Царя Соломона 8, 14). Святая душа отца Илариона Иверийца, одного из тех цветов с иверской почвы, восхищает своим благоуханием.
Сейчас, когда прошло уже более ста лет со дня его отшествия, обитатели Святой Горы все еще помнят отца Илариона Грузина. Имя "Грузин" восходит к его национальности, так как Иверия именуется ныне Грузией. Его почитают "почтеннейшим человеком, достойным представителем монашества", чудным и признанным подвижником, достигшим высот добродетели.
Немного мы знаем о его жизни в Иверии. Почему он оставил свое отечество? Без сомнения, из-за стремления к духовным высотам, чему посвятил всю жизнь в исихазме, неотмирности и аскетичности Горы Афон. Быть может, также и из-за политического климата в своей стране: в те годы, когда Русский Государь Александр I Павлович в 1907 году присоединил Грузию к России, в Грузии была беспокойная, нестабильная ситуация. Но может быть и то, что он покинул Грузию, чтобы избежать почестей, которые многие стали выказывать ему за его добродетели. Известно, что слава его распространилась по всей Грузии, даже сам Царь приходил к нему на исповедь.
Прибыв на Святую Гору, отец Иларион, конечно же, отправился в святой Ивер. Любя тишину, он обратил свой взор на кафисмы, расположенные близ него, и, наконец, выбрал для жительства грузинскую келью св. Иоанна Богослова. То был добрый выбор - отец Иларион, любящий послушник Христов, пришел под покровительство Апостола Любви. И вскоре к нему присоединился молодой послушник Савва.
Отец Савва приехал из восточной Фракии. Он родился в 1821 году в Афире, важном городе на берегу Мраморного моря. Двадцать пять лет спустя в близлежащем районе — в Силиври — родился святой нашего столетия — святитель Нектарий Пентапольский.
Богодухновенный отец Иларион предвидел будущие подвиги юного Саввы и без колебаний принял его под свое духовное попечение. Он рад был ученику-греку, потому что тот помогал ему совершенствоваться в греческом языке, так как "милостивый ко всем, он не скрывал своей любви ко всему греческому, желая жить с греками и говорить на их языке, молиться, читать и совершать Литургии на греческом языке" (архимандрит Гавриил Дионисиатский, "Лавсаик Святой Горы", стр. 35).
Сияние его добродетелей и слава его не дали ему пожить спокойно в новом убежище. Пчелы всегда отыскивают медоносные цветы. Многие искали знакомства с ним, притягивавшиеся его духовным величием. Всех глубоко трогало его смирение. Он, который был в Грузии очень богат, сейчас в каливе своей не брал никаких денег. Принимая в прежние годы исповеди Грузинского Царя, он бывал облачен, как то предписывает дворцовый этикет, в великолепную мантию, сверкающую рубинами, жемчугами и 750 алмазами. Сейчас же носил самое бедное монашеское одеяние. Все это, конечно, производило глубокое впечатление на отцов Святой Горы.
Постоянно его духовной помощи просили русские монахи. Хорошо зная русский язык, он мог помочь им во всех духовных нуждах. По их просьбе он часто приходил исповедовать в св. Пантелеймонов монастырь. Наконец, стал духовником братии в этой обители, в которой его чтили как святого
Кафисма св. Иоанна Богослова, очевидно, не могла обеспечить ему желанный покой. Старец и его ученик часто вспоминали слова псалма: "Се удалихся бегая, и водворихся в пустыни" (54,8). Отец Савва, тогда еще очень юный, время от времени горячо предлагал: "Старче, убежим. Давай уйдем подальше и в глуши обретем святую тишину".
И они бежали. От одного апостола — к другому. Св. Иоанн Богослов передал их Брату Господню по плоти. Уединенная кафисма Дионисиата, освященная во имя св. Иакова, Брата Пэсподня, дала им то, о чем они мечтали. Согласно записям, сделанным рукой отца Саввы, они перешли в год 1843, и это было началом чудного периода их жизни. "Без лжи совершится закон, и премудрость во устех верных совершение" (Иис. Сир. 44,8).

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы