Православные молитвы

Старец Савва

"Сказал ми еси пути живота" (окончание)


5. Пасха Небесная.
Когда наступил Великий Пост 1908 года, Старец был уже очень слаб физически. Силы оставляли его, тело отказывалось служить. Единственное, что еще поддерживало жизнь в нем, — это святой алтарь. Архимандрит Гавриил из Дионисиата говорил, что он продолжал совершать Литургии "до глубокой старости, лишь раз в День вкушая хлеб и постную пищу. В последние четыре или пять лет жизни он поддерживал силы только святой водой и чашкой кофе вечером". Тем не менее, душа его была бодрой, а доброта и святость, сиявшие на лице его, производили на всех глубокое впечатление.
Воскресение было престольным праздником его каливы. Многие приходившие к нему на исповедь в Страстную Неделю, оставались, чтобы встретить с ним Пасху. Омытые святодействием разрешения от грехов, они бывали подготовлены к встрече со Христом, воскресающим из мертвых. В этой бедной каливе они могли почувствовать все ослепительное величие Праздника Пасхи. В 1908 году Пасха пришлась на 23 апреля; в этот день отец Савва праздновал свою первую Небесную Пасху. Он вынес на своих плечах семьдесят восемь лет подвижнических трудов, и пришло время его ухода на покой.
Бог часто призывает к Себе святых в знаменательные дни. В пятницу, 14 апреля, в канун воскрешения Лазаря, почтенный духовник, собрав свои слабые силы, совершил Литургию Преждеосвященных Даров. Он знал, что совершает последнюю Литургию и потому чувствовал нежность и грусть. Эти чувства усиливались, когда на вечерней службе читалось о смерти святых людей — чтение из книги Бытия: "И возложив Яков нозe свои на одр умре" (49,33). "И рече Иосиф братии своей, глаголя: аз умираю" (50,24).
Пришло время и его ухода. Подобно Иакову подвизался отец Савва, чтобы угодить Богу, подобно Иосифу насытил многих жаждущих
"После Литургии он сел и с усталым видом сказал ученикам своим — отцам Онуфрию и Илариону: "Простите меня и помолитесь, ибо пришло время умереть мне" (отец Иоаким (Специерис)).
Он благословил их, попрощался, дал последние наставления, сказал, что будет ожидать их в Чертогах Божиих. То был священный момент, полный траура, тишины и таинственности. С полностью умиротворенным лицом ожидал он приближения ангелов, а губы его непрестанно славили Бога — Хозяина жизни и смерти.
В девятом часу по византийскому времени, за три часа до захода солнца за Гору Афон, посреди рыданий учеников, благоухания апрельских цветов, весенних пений птиц пустыни и звучания вечерних молитв, душа Старца отлетела в Небесные Чертоги, в чистый мир. Она отлетела, полная веры в воскрешение в то время, когда Церковь славила Победившего смерть и даровавшего воскрешение Лазарю, бывшего мертвым уже четыре дня.
Господь Иисус Христос ожидал его любящую душу у берега моря Тивериадского, чтобы дать ей "дворец прекрасный и венец дивный". Вручал Он ему все это при пении: "Добра еси, ближняя моя, яко благововение, красна яко Иерусалим, ... уподобилася еси финику" (Песн. 6,4; 7,7).
Многие души опечалились утратой этого святого и плодоносного пальмового дерева (фшТкд). Лишились редкого человека, "силы Израиля" Небесного.

Нехоженой стала тропинка, поднимающаяся к Малому скиту Праведной Анны, не носит более писем почтальон, калива Воскресения погрузилась в тишину. Лишь время от времени некоторые благочестивые паломники приходят туда, чтобы оросить слезами могилу отца Саввы и попросить священника отслужить панихиду.
Старец Арсений из общины отца Харлампия рассказал нам следующее:
"В 1909 году я покинул горы Кавказские, пересек Палестину и Египет и пришел на Святую Гору. В Александрии мой Патриарх дал мне немного денег. "Пойди, — сказал он мне, — в Малый скит Праведной Анны и отслужи панихиду на могиле отцы Саввы. Он был Богоносец. Я знавал его в Иерусалиме и исповедовался у него".
Патриарх все еще приклонялся пред отцом Саввой! (Это был Патриарх Фотий, прибывший с Тиноса. Добродетельный человек, сильный и добрый проповедник, он прибыл из епархии Патриарха Иерусалимского.)
Когда в свое время отошел в вечность старец Онуфрий, старцем каливы остался отец Иларион. Вместе с одним избранным послушником, Мануилом Пападовасилакисом, прибывшим из Крита и получившим в постриге имя Онуфрия, он вырезал печати для просфор и постоянно рассказывал ему о незабвенном духовнике своем, духовном "дедушке" нового монаха.
Гостям, приходившим в каливу, старец Иларион рассказывал о величии благословенного старца Саввы. Если просили, показывал рукописи. К сожалению, фотографии Старца не осталось, потому что "приснопамятный прославленный аскет и отшельник избегал фотографироваться" (Павел из Лавры, врач). Он также разрешал паломникам прикладываться к почитаемому черепу, который хранил в церкви, как зеницу ока.
"В каливе Малого скита Прав. Анны, где подвизался отец Савва, — написал отец Иоаким (Специерис), — сохраняют его череп. Когда я приложился к нему, то почувствовал, что это был череп святого человека" (Воспоминания", т. 1, стр. 22).
Читая о его жизни, разве не понимаем мы, что он был свят? Многие люди, приходившие в каливу, говорили: "Идем на исповедь к отцу Савве". Верим, что придет день, когда святость его будет официально всецерковно признана. Мы всем сердцем этого желаем. Отец Савва, по всеобщему признанию, был словно яркая комета добродетели, цветущая лоза из святого Виноградника, милосердный утешитель, "силен в брани", прозорливец, святой, блаженный, угодник Божий, любимый Богом и людьми.

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы