Православные молитвы

Крупицы

Слова Божия

- поучения Епископа Вениамина

(Милова, 1887-1955)

Содержание:

Вениамин (Милов), епископ Саратовский и Балашовский. Три сокровища. "Мир Мой." Божественный зов. Блага милосердия Божия. Спаситель нужен. Жало. Господь близ. Бог - Помощник. Бог - Отец наш. "Обремененные." Сила крестная. Усилия на пути. Память о смерти. Искание силы Божией. Святая наука смирения. Четыре сердца. Две печали ради Царства Небесного. О житнице души. Заповедь любви. О помощи Отца Небесного. О Божественной Трапезе. О двух учителях и утешителе в жизни нашей. Отчаяние в спасении. Божественная жизнь. Чистое сердце. Сокровище Крещения. Тьма злобы. Духовная радость. Подвиги спасения. Как принять Христа в свою душу. Отношение пастыря к пасомым. Как нужно исповедоваться детям. О самолюбии. О страхе Божием. О том, как сделаться достойным сожития с Богом. О том, как вывести из разбойничьего состояния свою душу. О покровительстве Божием над нами. О принуждении ко спасению. Наука утешения.

Проповеди.

О мытаре и фарисее. О блудном сыне. Страшный Суд. Взаимное прощение. О чем плачет ныне Господь и как мы можем Его утешить (Вербное воскресенье). О том, как сохранить радость Воскресения. О силе Христовой (Фомино воскресенье). О смирении и любви (Слово в Светлый понедельник). Как веровать и каяться делом (Неделя 17 по Пятидес.). Нужно запасать добрые дела (Слово в Светлый вторник). Встретим Христа (Перед Рождеством). Духовное родство со Христом. Чему нас учат события Рождества Христова. Поучение в день Рождества Христова. О тайне Воплощения Сына Божия (Слово в Благовещение). Как молиться? (Слово в Преображение). Будем подражать Богоматери (Слово в день Успения Божией Матери). Чему учит нас пример Богоматери. Значение православного храма для души (Слово на Введение во храм Пресвятой Богородицы). О любви и помощи Матери Божией (Слово на праздник иконы Божией Матери "Знамение"). О предстательстве Святителя Николая.

<

Вениамин (Милов), епископ Саратовский и Балашовский.

Родился 8 июля 1887 г. в Оренбурге, в семье священника. Окончил Вятскую духовную семинарию и Московскую духовную академию. В 1918 г. пострижен в монашество и вскоре был возведен в сан архимандрита. Тогда же назначен наместником Покровского монастыря в Москве.

С 1946 г. жил в братстве Троице-Сергиевой Лавры и преподавал в Московской духовной семинарии и академии. Специализировался по патрологии и пастырскому богословию.

В 1948 г. отец Вениамин защитил магистерскую диссертацию "Божия любовь по учению Библии и Православной Церкви," был удостоен звания профессора и назначен инспектором Московской духовной академии.

С 1954 года был настоятелем Ильинской церкви в г. Серпухове.

4 февраля 1955 г. архимандрит Вениамин был хиротонисан во епископа Саратовского и Балашовского. Хиротония состоялась в Богоявленском Патриаршем соборе. Хиротонию совершали: Святейший Патриарх Алексий и другие святители.

На кафедре трудился до дня кончины. Накануне этого дня служил торжественную панихиду о новопреставленном архиепископе Андрее (Комарове) Днепропетровском.

Скончался Преосвященный Владыка Вениамин 2 августа 1955 г.

Сочинения: 1. Божественная любовь по учению Библии и Православной Церкви. (Опыт раскрытия нравственной стороны православно-христианского догмата веры из начала любви). 1946, Магист. соч. 2. Троицкие цветки с луга духовного. 3. Жизнь и учение преподобного Григория Синаита. 1920. 136 с. (Канд. соч.) 4. Собрание лекций по пастырскому богословию с аскетикою. (Читаны студентам Московской дух. академии в 1947/48 гг. Загорск, 1947. 5. Пасхальное богослужение в Троице-Сергиевой лавре 13 апр. 1947 г. // "ЖМП." 1947. № 5. 6. Патриаршее служение в Троице-Сергиевой лавре 27 апр. // "ЖМП." 1947. № 5. 7. Речь за литургией в Троице-Сергиевой лавре в день победы над фашистской Германией 9 мая. // "ЖМП." 1947. № 5. 8. К торжествам в Троице-Сергиевой лавре. // "ЖМП." 1947. № 8. 9. Церковь во имя преподобного Михея. // "ЖМП." 1947. № 9. 10. Троице-Сергиева лавра - символ единства Руси. // "ЖМП." 1947. № 10. 11. К 800-летию Москвы. // "ЖМП." 1947. № 11. 12. Памяти великого русского патриота. // "ЖМП." 1948. № 8. 13. Патриаршее служение в Троице-Сергиевой лавре. Поездка Святейшего патриарха Алексия на пароходе "Казань." // "ЖМП." 1948. № 9. 14. Слово на день св. Александра Невского. // "ЖМП." 1948. № 11. 15. Троицкий кафедральный собор в г. Саратове. // "ЖМП." 1955. № 7. 16. Преподобный Симеон Новый Богослов о цели христианской жизни // ЖМП. 1979, № 11, 64-73; 1980, № 3, 63-77; № 4, 68-7 4. 17. О действии благодати Духа Святого: Слово в день Святой Троицы 30.05/12.06.1927 г.: [Проповедь] // ЖМП. 1995. [№] 6/8. С. 60-62. 18. Три истины: Слово в день Святого Духа: [Проповедь] // ЖМП. 1995. [№] 6/8. С. 60-62.

Три сокровища.

Владыка Господь говорит о нас: "Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф. 6:21). Поэтому посмотрим ныне, куда обращено сердце наше, в чем наши заботы, где наше сокровище. Обращено у нас сердце к земле, на земное, не на высшее, а на низшее, обращено не туда, куда нужно. Так, наступает осень, и многие, желая сохранить одежду от моли, пересыпают ее нафталином, это дело доброе, но низшее. Покупая скоропортящуюся пищу, люди солят ее, но это забота низшая. Когда соринка в глаз попадает и глаз начинает слезиться, вы идете к врачу и лечите глаз, это тоже низшая забота. И если в доме нет куска хлеба, мы иногда целые дни простаиваем в очереди, это нужное дело, но оно низшее. Душа у нас не стремится к исканию вечного блага, она вся поглощена заботами и земными делами: очевидно, сердце у нас не сохраняет сокровища духовного; очевидно, оно не о высшем заботится, а о низшем только помышляет; очевидно, это не настоящее сокровище, потому что то сокровище, о котором говорит Христос, сохраняется в сердцах. Что же это за сокровище? А высшее сокровище нашего сердца есть Бог, окружающие нас люди, которых мы должны любить, как и преподобный Серафим называл людей "сокровище мое," и, наконец, сокровище есть слово Божественное, которое должны носить мы в сердце своем, подобно тому, как говорил Давид: "В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобой" (Пс. 118:11).

Вот эти-то сокровища и обязаны мы сохранять. Это высшие сокровища, которые приведут нас к созерцанию Невечернего Света вечной славы Божией.

И первое сокровище сердца человеческого есть Бог. Как же сохранить в себе это бесценное сокровище, как сердце свое приблизить к Богу? А Бога более всего человек познает и ощущает в молитве. Поэтому нам необходимо для сохранения сокровища этого как можно ревностнее сохранять в себе способность молиться, способность иметь общение с Господом. И это соблюдать нужно всегда и в домашней молитве и в молитве церковной. Как же дома нам сохранить молитву? Нужно беречь ее от всего того, что влияет на нее разрушающе, что разлагает ее и рассеивает. Часто люди мешают нам молиться. В наше время иные люди живут, не имея общих взглядов; часто человек очень близок, дорог, любим, нужен, как глаз, как правая рука, верен и добр, но совершенно по-иному смотрит на веру, далек иногда от Церкви Православной; ему часто смешно то, что дорого для другого. И вот в таких-то случаях нужно особенно беречь молитву, ни на что не обращать внимания, как и Христос говорил: "Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его" (Мф. 5:29), то есть если человек этот препятствует тебе, если он смеется и мешает тебе исполнить твое правило, так ты лучше человеком пожертвуй, но не меняй Бога на него, ибо Он высшее сокровище души твоей, не теряй Его. "И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее" (Мф. 5:30), - говорит Христос, то есть ты сразу отсеки сердце свое от того человека, отрекись, отойди от него во имя Господа Бога, потому что Бог тебе дороже всех, дороже всякого самого любимого человека. Но как же, скажете, отойти от человека, как отсечь его от себя, ведь невозможно действительно оставить его, бежать от него.

Нет, отойти нужно не так, бежать нужно не ногами, скрываться не действием, а скрываться произволением, уйти сердцем своим, умом своим. Ни на что не смотреть, не обращать внимания ни на какие отношения - пусть ничто не будет помехою к единению с Богом и пусть молитва сохраняется всегда, хотя бы вокруг и кипели противоположные взгляды, суждения и укоризны. Помните, что Бога сохранить - это выше всего, так разве можно променять Его на все, что мешает близости с Ним? Лучше отсекать от себя, то есть от сердца своего, тех людей, которые мешают нам, лишь бы только сохранить общение с Богом.

Затем молитве нашей мешает неправильное питание. Многие, увлекаясь современными суждениями о пище, позволяют себе несоблюдение постов, разрешают в среду и пятницу вкушать молоко, говоря: "Я рабочий," всецело веря в силу питания, а не в силу Православной Церкви и послушания ей. И если человек пренебрегает этими правилами, если он не исполняет того, что возможно, то в нем никогда не сохранится дух молитвы, никогда не будет чувства близости к Богу. Мешает этому и неумеренность в пище - как корабль перегруженный обуревается волнами, так и человек пресыщающийся тяжелеет, в нем разгораются страсти, и они возбраняют сердцу человеческому подниматься ввысь и всецело обращаться к Богу. Потом сон является препятствием к сохранению способности молиться. Сон бывает от непогоды, от пресыщения, от переутомления и немощей. И поэтому, если непогода сон вызывает, надобно потерпеть непогоду, если от пресыщения сон приходит, надобно ограничить себя в пище и если очень переутомишься и болезни одолеют, так нужно сократить немного правило твое, но при этом укорить себя, принести сокрушение о том, что не можешь полного подвига исполнить. И Господь, видя кротость и смирение наше, примет и эти чувства как самое большое дело и сохранит в нас способность молиться. А если здоров человек, так нужно молиться не только днем, но и ночью вставать на молитву: в полночь вставал славословить Тебя за праведные суды Твои, как говорит пророк (Пс. 118:62). Надобно поспать часа три, а потом встать и постоять немного, хотя бы 10 минут, на молитве. А молиться ночью надобно вот почему.

Вы замечаете, что, когда вы не спите в полночь, является какое-то беспокойство, странная боязнь, страх чего-то. А это беспокойство происходит оттого, что в это время, каждую полночь, начинается война. Какая же, скажете, война? Демоны, пользуясь тем, что чувства человека усыплены, начинают посылать свои мрачные прилоги, воображения и различные сны греховные. И в эту минуту, по повелению Божию, сходят полки Ангелов и начинается страшная борьба духов злобы с чистыми и светлыми духами, которые стремятся охранить душу человека от прилогов диавола. Поэтому нет выше молитвы полуночной, ибо в эти минуты самые лучшие чувства рождаются в душе, самые благие порывы, ибо молитва ночная перед молитвой дневной - это то же, что плод перед цветком. Цвет - дневная молитва, а плод духовный дает только молитва ночная. Итак, нужно охранять нам способность молиться дома, отсекая от сердца привязанности, соблюдая уединение, ибо ничто не может быть лучше этого уединения домашнего, ничто не может быть лучше этой тихой молитвы домашней, потому что здесь возрастает в совершенстве душа, здесь она укрепляется в молитве и общении с Богом. Потом нужно сохранять нам молитву и в церкви. Христос никогда никого не бил, а когда увидел, что в церкви ходили взад и вперед, звенели деньгами, спорили, взял бич и прогнал всех, кто нарушал тишину храма, кто мешал молиться. И мы должны сохранять покой храма, не искушать никого, соблюдать тишину и благоговение в церкви и не говорить ни одного слова, а если уж необходимо сказать, так таким образом, чтоб никого не огорчить, не испортить никому настроения. Многие говорят: "Я простой человек, я по простоте когда и скажу что," но, как говорит Иоанн Лествичник, если бы ты стоял пред лицом Бога, ты стоял бы как столп и не посмел бы сказать слова, а здесь мы действительно предстоим пред лицом Его. И Его всевидящие светлые очи устремлены на нас и видят все извилины нашей души. Вот потому-то благоговением и нужно нам сохранять покой молитвы, сохранять нерушимо дома и в церкви, и этим сокровищем Бог приближается к сердцу, и слово Божие исполняется на нас, ибо сердце уже прилепляется к Богу навсегда и не может оставить Его.

И еще одно сокровище нам надобно сохранить - любовь к ближним. Это Христос заповедал, и в Писании сказано: "Милости хочу, а не жертвы" (Мф. 9:13) - это значит, что если бы вы все жертвы принесли, а любви не имели бы, так не нужна такая жертва. Нужно любовь оказывать по возможности, хоть сколь можно оказывать милосердие. Если, например, смущает нас человек, так смущение надобно победить вот каким образом. Как охотник, когда он хочет убить дичь, подстерегает ее сначала, осторожно подкрадывается и потом уж стреляет, так и нам нужно осторожно поступать. Не сразу идти к человеку в смущении, а подождать час-два и потом подойти к нему с кротостью, с любовью и лаской, со смирением, ибо только этим можно победить смущение, которое боится крика, гнева и раздражения. И всегда надобно идти непременно заглаживать надрыв, как-нибудь устанавливать примирение.

Затем милосердие проявляется, когда мы не осуждаем других, а осуждаем себя. Имеем ли мы право осуждать другого человека, когда не знаем, каков он по душе, не знаем его проступков всех, не знаем его воздыханий, его, может быть, слезных молитв, не знаем его сокровенных настроений душевных? А себя должны Засорять больше всего, потому что мы сами грешим больше всех и воистину достойны по грехам своим ада и муки. Вот как должны мы сохранять сокровище любви к людям: всячески оказывая уважение ближним, помогая им чем возможно, ибо и апостол Иоанн Богослов сказал, что не любящий брата своего пребывает в смерти (1 Ин. 3:14).

И, наконец, третье сокровище - это Божественная премудрость, заключенная в слове Божием. Вы скажете, что знаете Евангелие, читали его много раз. Но этого мало - надо уметь рассказать его, и не только рассказать, а понять смысл каждого слова. Когда это есть, тогда благодать просвещает человека светом, и он напитывается дивным медом благих словес и учений и сокровище неветшаемое приобретет на Небесах. Как хромой человек при помощи костылей получает возможность двигаться, так и для нашей хромой и больной души премудрость слова Божия послужит костылями, чтобы привести нас в Небесное Царство.

Итак, какие же у нас есть сокровища? Первое - это Бог, а общаться с Ним мы можем в доме и в церкви благодаря способности молиться; второе сокровище - люди, и сохранить это сокровище нужно любовью к ним, прощением, милосердием.

И, наконец, необходимо сохранить живое сокровище в сердце - это премудрость Божия слова, то есть не только читать, но и понять смысл прочитанного и уметь пересказать. И тогда сокровище наше, Христос, будет с нами, и мы поймем всю глубину Его благодатных словес, и Он Сам утешит и просветит нас, ибо Он славен и велик вовеки. Аминь.

"Мир Мой."

Доныне и всегда будут сбываться евангельские слова Христовы, как и Сам Он сказал: "Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь" (Ин. 6:63), то есть слова Его сбываются на нас, исполняются в жизни нашей и исполняться будут всегда.

Возьмем ныне одно утешающее слово, непонятное, может быть, многим, и посмотрим, как оно на нас может исполниться. Когда Христос прощался с учениками, сказал: "Мир оставляю вам, мир Мой даю вам" (Ин. 14:27), то есть душа ваша будет так покойна, что ее ничто не будет волновать и тревожить. Как тело, когда оно здорово, не испытывает боли и покойно, так и душа бывает покойна, когда она здорова, - тогда мир, превосходящий всякий разум, пребывает в сердце.

Итак, посмотрим, как же слово Христа может исполниться на наших сердцах, как же мир может водвориться в нас. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам... Но если спросить кого из вас: "Братья, болит ли у вас сердце?" - то вы ответите: "Ах, как болит, так болит, что места себе не находит, от всего тревожится, не имеет совершенно покоя." Отчего же это сердце наше болит, отчего это нет покоя в нем, от каких причин мы постоянно тревожимся и не имеем в себе того мира, о котором говорит нам Господь? Сердце болит от многих причин. Так, прежде всего сердце болит от дум, от помыслов, которые съедают сердце, уничтожают покой его. Иногда думает человек: "Вот умру я, и дети мои погибнут в неверии," и эта дума не оставляет его, постоянно живет тревога в его сердце, и нет в нем мира. Другой лишился имения и состояния, и мысль о том, как будет он жить, преследует его; иногда усталый он придет, а все думает-думает, и сон бежит от очей его, оттого что сердце наполнено разъедающими скорбными думами. У некоторых есть враги, недоброжелатели - у кого их нет, - и вот человек мучается мыслью о том, как бы отомстить врагу, что бы сделать ему, и от таких дум иногда он в бешенстве проводит дни свои. И нет в таком сердце мира, мир бежал от него, болит сердце. Как же можно, скажете, мир приобрести в таком состоянии сердца, как можно сердцем своим ощутить полное спокойствие, как мир может посетить нас? А мир может водвориться в душе нашей, если мы будем бороться с дурными мыслями своими, бороться посредством молитвы постоянной. Но молиться нужно не так, как мы молимся. Вот читают ектению и поют: "Господи, помилуй," мы машинально крестимся, машинально повторяем слова устами, а сердце веры в эти слова не имеет. Или когда говорит священник: "Да помянет Господь Бог во Царствии Своем...," мы думаем, что это просто пожелание доброе, и не вкладываем смысла в эти слова, не вкладываем веры - оттого и молитва наша не дает нам успокоения, она бездушна у нас. А надобно молиться не так, надобно с верой молиться. У нас в молитве только слова, а веры нет, между тем Господь наш таков, что, если ты имеешь в сердце своем хоть каплю веры, хотя бы думу о том, что ты веришь, Он за это одно готов все подать и как-нибудь непременно успокоить человека. Вот поэтому, если мы мир хотим получить для сердца, мы верой,, должны растворять молитву свою. Например, поют: "Господи, помилуй" и мы повторяем эти слова, так надобно не только эти слова повторить, а прибавить: "Я верую, что Ты помилуешь," и Господь за это непременно пошлет милость. Или к словам: "Боже, очисти меня, грешного" прибавить: "Я верю, что Ты меня очистишь," и Господь за одну только эту думу сердца уже очистит тебя от грехов, и сердце твое ощутит тихий покой. Или говорим: "Помяни меня, Господи, во Царствии Твоем" - нужно прибавить: "Я верую, что Ты действительно помянешь меня." И если будет такая вера, то Господь, существо Которого есть любовь, за одно это помышление помянет нас, спасет, как и разбойника спас "во единем часе." Если же всегда в молитве нашей будет вера, то Господь за нее все готов послать, все подать, всем наградить человека, пусть только вера не покидает его. Вы помните кровоточивую женщину? Почему она исцелилась? А она, как рассказывает евангелист, только помыслила в сердце: "Я прикоснусь к одежде Его и исцелюсь" - и действительно исцелилась. Поэтому нужно с помыслами бороться молитвой и молиться всегда с верой, хоть мысль иметь о том, чтобы верить, - - и тогда сердце будет покойно и мирно, ибо Господь Сам подаст этот мир за те крохи веры, которые ты прострешь к Нему.

Болит сердце наше и оттого, что мы вообще не принимаем скорби, что мы постоянно ищем и хотим радости, вечно хотим радоваться. Но помнить надо, что Господь Владыка так устроил нашу жизнь, что она идет как бы волнами: скорбь - радость, радость - скорбь. Мы должны помнить, что нет на земле сплошной радости, а все время чередуются радость и скорбь, ибо если бы мы вечно радовались, то мы, так как человек склонен забываться, забылись бы в счастье своем, не стали бы благодарить Бога и молиться Ему. Подобно тому как если все время есть сладкое, в желудке разведется гниль, так и душа в постоянном радовании и довольстве может загнить, засохнуть для Бога. Поэтому если у нас скорбь, то мы не должны предаваться отчаянию, а должны ожидать радости, потому что после скорби она непременно придет. И надобно говорить себе: "Сегодня у меня скорбь, а скоро будет радость." Господь Владыка, видно, так устроил жизнь нашу, что в ней перемещаются попеременно горе и радость, как и Давид говорил: "Вечером водворяется плачь, а на утро радость" (Пс. 29:6). И если у нас скорбь, то радость будет, и она уже близко, потому что Господь милосерд и знает, что и когда нужно человеку. Поэтому кто так поступает, ожидая всегда радости, тот получит истинную радость и утешение от Господа, тот и в скорби не будет так печалиться и отчаиваться.

Потом, сердце болит у нас от обид. Тут нужно так поступать - не осуждать ближних, а судить себя, себя укорять, себя считать больным, говоря: "Я сам болен, я весь в страстях, я зол и порочен." И если так будем всегда себя укорять, не касаться другого ядом осуждения, то Господь и здесь поможет нам: в душе нашей будет жить покой, и мир Божий, который превыше всякого ума, войдет в сердце наше (Флп. 4:7).

И, наконец, сердце наше болит от грехов, тяжесть лежит на сердце, и оно не имеет мира. Но Господь дал путь для исцеления этого: надобно каждый день, когда прочтем вечерние молитвы, припомнить все то, чем мы огорчили Бога в этот день, и просить помилования. А если грехи смертные, то перед священником исповедовать их с полным сокрушением. Тогда как бы снова душа примет крещение, ибо покаяние есть крещение слезами, и ощутит успокоение.

Итак, мы и ныне можем получить мир для души своей от Господа, когда молиться будем, имея веру, прибавляя к словам молитвы: "Я верую, Господи, что Ты сделаешь так." Когда приходят скорби, будем ожидать радости, когда люди обижают-- себя осуждай, когда грехи мучают - укоряй себя каждый день и сокрушайся в грехах своих. И если будем так поступать, то Господь исполнит и над нами слово Свое: "Мир оставляю вам, мир Мой даю вам," и посетит душу тихим благодатным покоем, и даст ей нерушимый мир вовеки. Аминь.

Божественный зов.

Господь сказал о нас: "Много званых, а мало избранных" (Мф. 20:16).

Возьмем ныне одно только слово из сказанных, ибо Божественные слова таковы, что одно из них может с избытком напитать голодную человеческую душу. Поэтому ныне мы остановимся на слове "званые" и, призвав на помощь всеобъемлющую благодать Божию, попробуем понять, разобрать это слово, посмотрим, как можно ответить на три вопроса: куда зовут нас, как зовут и как должны мы откликнуться на этот зов?

И прежде всего посмотрим, куда зовут нас. Когда мы уходим из дома, то, где бы ни были, у кого бы ни были, все равно потом возвращаемся непременно домой. Подобно тому где бы ни жили мы, в какой бы стране или городе, все равно мы все возвратимся домой, то есть в Горний мир, в Небесное Отечество, ибо душа не земного происхождения, как и в Писании говорится, что земля возвращается в землю, - это тело, а дух идет к Богу, к своему Первоисточнику. Дух идет в вечность, возвращается в свое чудное Отечество - туда, откуда пришел; и мы не знаем, когда будем призваны туда, когда настанет этот час; не знаем, долго ли еще жить нам на земле. Каждый час может быть призвана душа наша, и если человек не готов, как явится он пред лицо Божие? Если даже человек и жил прежние дни хорошо, а под конец изменился, хотя бы в тот момент, когда призван отсюда, то он погиб навсегда и все труды его пропали даром. Потому и должны мы особенно помнить это, помнить, что предстоит нам возвратиться к Богу, и всегда хранить в себе это чувство, возгревать его, чтобы не быть оставленными за дверьми Чертога Брачного. Потому и божественный Павел говорит, что мы должны со страхом и трепетом время наше, дни нашей жизни, жительствовать (Флп. 2:12). Мы должны каждое мгновение помнить это и жизнь свою проводить не в суете земной, а под постоянным покровом этого ожидаемого призвания души.

И апостол призывает бодрствовать, когда говорит: "Встань, спящий, и воскресни из мертвых, и осветит тебя Христос" (Еф. 5:14). Так вот, значит, куда зовут нас, вот куда призывает нас Господь, вот куда все мы придем - в Небесное Царствие.

А как же, скажете, призывает нас Господь? Да вот хотя бы сегодня в слове проповеди, потому что это слово и всякое слово, произносимое в церкви от имени Христа, есть истинное слово Христово, Его слово. Хотя душа и низка, хотя сердце и мерзкое, уста грешные и нечистый язык, но как солнышко, проходя и освещая безобразные, грязные места, не омрачается нисколько, не теряет своей светлости, так и слово Господне - оно, все равно из каких уст будет произнесено, останется Божественным словом и будет свидетельствовать так, как бы говорил его Сам Господь. Вот это есть призыв, это Бог зовет нас к Себе. Потом, в каждом доме в переднем углу лежит, наверное, Евангелие - так вот это тоже призыв, тоже призвание Божие, ибо когда человек начинает читать его, то каждое слово евангельское действует как слово Христа, а так как Евангелие доступно всякому, то, значит, и всех призывает Христос, всех зовет идти к Нему. И для всякого открыты двери церковные. Войди же в любой православный храм, помолись там, умились сердцем твоим, послушай богослужение - это тоже призыв Божий. Когда мы приходим домой из церкви, жизнь всею тяжестью наваливается на нас, грустно жить нам, тяжело от множества скорбей, человек мучится, жить неприятно, неприятно терпеть каждый день испытания и горести, а эти скорби, эти горести есть не что иное, как призыв Господа. А так как все люди скорбят, всем тяжело живется, то, значит, Господь всех зовет, всех любит и всех желает принять в объятия этой чудной Божественной любви.

Но что же, скажете, вот Господь призывает, а мы не идем, как бы не слышим зова Его, почему это? Почему не все идут на призыв Его? А потому, что Господь не приневоливает, не принуждает идти за Ним в Царство Небесное: кто хочет идти, идет за Ним, хотя зовет Он всех, ибо умер за каждого человека. Не все, говорим, идут за Ним, потому что, чтобы идти, нужно усилие совершить над собой, как и Сам Христос сказал: "Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12), почему и оказывается, что много званых, а мало избранных. Очевидно, чтобы пойти, откликнуться на зов Его Божественного Евангелия, надобно что-то делать, какие-то усилия приложить. Нужно сердце свое склонить к спасению, нужно стяжать сердце внимательное, сокрушенное и терпеливое. Когда мы стоим в церкви, надобно слушать внимательно, чтобы сердце было умиленное, чтобы душа сокрушалась, ясно чувствовала свое ничтожество и греховность свою. И тогда молитва наша, растворенная сокрушением и умилением, овеянная Божественной силой, будет возноситься к престолу Всевышнего. И если мы с таким умиленным сердцем откроем Евангелие или будем слушать богослужение, то слово Божие как луч ударит в совесть, человек увидит сразу, кто он есть, и заплачет, а уж если заплачет, значит, он стоит у самых врат Царствия Божия. Также и дома, в делах, чтобы дела все были угодны Богу и шли не вразрез с Его волей, нужно не так поступать, как мы, полагая, что все сделаем сами и все зависит от нас, а нужно всякое дело освящать молитвой, нужно все предавать воле Божией.

А о скорбях нужно помнить, что это зов, самый сильный призыв Господа. Потому что как море взбаламученное выбрасывает из себя ил и песок, так и душа, стесняемая скорбями и испытаниями, выбрасывает то гнев, то злобу, то несовершенство, и отверзается в ней сокрушение, раскаяние - начинает плакать душа. А это самое дорогое, что можем принести мы Богу. Поэтому на скорби нужно смотреть как на милость Божию, как на зов Его, ибо без скорби никто не спасся бы, потому и сказано, что святые досадами совершаются.

А Господь - милосердный. Он все скорби посылает потому, что любит всех, - ведь и солнце светит на всех и дождь Его падает и на грешного и на праведника. Итак, все мы знаем теперь, что Господь призывает нас гласом Божественным в Небесное Свое Царство, что зовет Он нас и проповедью церковной, и богослужением, и скорбями, и словом Своим, и мы должны быть внимательными, быть умиленными, сокрушенными, чтобы сердце наше горячо откликнулось на призыв Господа и ответило бы Ему: "Иду к Тебе," и тогда будем в числе избранных. Аминь.

Блага милосердия Божия.

"Если вы, - говорит Господь, - будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него" (Лк. 11:13). Но есть блага, которые Господь дает нам исключительно по милосердию Своему. Милуя нас, Он и в наше время посылает нам Свои блага, оказывает милосердие в нашей тяжелой теперешней жизни. Какие же это блага?

Это продление жизни нашей, это враждебные нам люди, это боль сердечная, это сокрытие от нас тайн Горнего мира и, наконец, смягчение наказания. Вот об этих-то благах и будет ныне слово наше.

Когда полна страдания душа человека, то он в отчаянии желает смерти. Один, будучи не в силах нести бремя жизни своей, говорит: "Я брошусь под трамвай," другой взывает: "Господи, где смерть моя?" Но для нас, пребывающих в грехах, то, что Господь не отнимает жизни, есть настоящее благо. В самом деле, мы сейчас одеты этой одеждой, а если бы умерли в грехах, то были бы покрыты адским огнем; теперь мы стоим в церкви и слушаем пение, а если бы умерли сейчас в грехах, то слышали бы только ужасный скрежет зубов и плач. Теперь мы хоть и грешны, но можем присутствовать при богослужении, а если бы умерли в грехах, то стали бы жить с самим сатаной. Поэтому хоть и трудно и тяжело жить теперь, а все же лучше для нас, что мы живы; для праведника лучше умереть, потому что ему эту жизнь заменит иная - вечная, ликующая, радостная, а нам, которые погрязли в грехах, лучше жить, ибо жизнь продлена нам для покаяния.

Преподобная Таисия умерла рано оттого, что чувство покаяния переполнило ее, изменило всю ее душу так быстро, что она в одну ночь призвана была в Горний мир. А святителей Иоасафа Белгородского и Василия Великого Господь призвал в сорок девять лет - очевидно, душа их созрела, была готовой к Вечной Жизни, и Господь минуты не ждал больше, взял их. И если мы еще живем, значит, мы еще не готовы, должны еще приготовить себя, покаяться в грехах своих, потому что если не приготовимся и Господь возьмет нас такими, каковы мы сейчас, то велика будет скорбь наша, ибо тогда уже и плач и покаяние не помогут нам.

Воистину благо дает нам Господь, оставляя нам жизнь нашу, только мы не ценим это, как и апостол Павел говорил: "Или пренебрегаешь богатство благости... Божией" (Рим. 2:4). Следовательно, нужно нам каяться, нужно дни наши изживать в покаянии. Но что же значит каяться? Если ты не молишься, так начни молиться с сокрушением, всегда видя душу свою в бездне ее грехов. Если ты нечист сердцем, то трудись, чтобы очистилось сердце твое; если ты обиду не мог снести, понеси ее, принудь себя к этому добру. Словом, если ты изменишь душу свою, если ты уведешь ее от зла, если искоренишь дурные привычки и страсти, то это и значит, что ты приносишь покаяние, что ты готовишься предстать пред светлое Господне лицо.

Потому старайся, чтобы покаяние наполняло жизнь твою, чтобы борьба со злом была у тебя постоянно. Нас в жизни окружают враждебные люди, у каждого в жизни есть хоть один человек, враждебный ему. Жалуется человек, что жить невозможно, что дома и на службе - везде и всюду враги, подозрительность. Иногда молится человек, просит Господа, чтобы отнял Он врагов, но это нехорошо. Враги - это мазь, которая выводит изнутри наружу гной наших страстей и зла, гнездящегося в глубине сердца. Вот когда ты будешь с врагом терпелив да если не только простишь, но с любовью помянешь на молитве, тогда и поймешь, что в одном слове "люби" заключается весь закон Христов, что враги не несчастье, а счастье наше, потому что они служат показателем любви нашей, потому что через них мы узнаем себя, душу свою. Поэтому мы должны всячески проявлять любовь свою, ко всем быть снисходительными, ласковыми, добрыми, и эта любовь откроет благодатные чувства и настроения, и враждебные нам люди уже не станут нам врагами, а будут пред нами просто людьми, которым необходимы и ласка, и любовь, и добро, которые влекут нас ко спасению.

Еще посылает нам Господь благо - нашу сердечную боль. О, как болит теперь наше сердце! У кого не болит оно? Можно сказать даже, что не только болит у нас сердце, но изболело уже все, измучилось, исстрадалось. Но эта боль сердечная есть величайшее благо, которое даровал нам Господь. Если бы не болело у нас сердце, мы не смотрели бы в небо, а только в зеркало и не стремилась бы душа наша к исканию вечного покоя. Если бы не болело наше сердце, мы умывались бы только душистым мылом, а то мы умываемся слезами своими, которые очищают нас, не только тело омывают, но святое святых нашей души - измученное, израненное сердце. Если бы не болело у нас сердце, то мы шли бы не в церковь, а куда-нибудь веселиться, не прибегали бы к Богу с воплем о помощи. Господь, по выражению одного преподобного, поступает, как мать: чтобы дитя отвыкло от молока, она намазывает грудь луком или солью, дабы дитя, почувствовав горечь, отвернулось. Так и Господь, допуская горечь в наши сердца, поступает, как любящая мать, Он как бы отвлекает этой горечью от суеты жизни и приближает нас к Горнему миру, приучает дорожить не земными временными благами, а искать вечного блага в единении с Богом.

И еще дал благо нам Господь - сокрыл от нас тайны Горнего мира. Мы теперь не видим ни бесов, ни Ангелов. И это есть благо. Многие скорбят о том, что не видят бесов и Ангелов. Но если бы мы увидели демонов, то весь мир превратился бы в демонов, ибо мы не перенесли бы гнусных картин, открывшихся нам. А ангелов не видим мы потому, что если бы их и увидели, то не перенесли бы их света, как рассказывается и о пророке Данииле, который, увидя Ангела, пал и лежал почти мертвым. И если бы мы увидели их, то опалены были бы огнем Божественного Света. Потому и Господь сокрыл их от нас. Они и сейчас стоят среди нас, эти умные служители славы Божией. У них нет тела, как у нас, но они имеют другое тело, как говорит апостол Павел, есть тело душевное, и есть тело духовное (1 Кор. 15:44). Так вот у них нет этого нашего тела - они обладают, по слову святых отцов, эфирным телом, так что не видимы, не ощутимы нами. У них нет этих рук и ног, они не занимают пространства, но незримо пребывают в том или другом месте. У них нет этого языка, и когда они хвалят Господа, то хвалят мыслью, ибо они существа мысленные, умные. И, будучи среди нас, они действуют на нас мыслью своею, влагая ее непосредственно в наше сердце. Как часто среди сомнений, среди испытаний вдруг как луч засияет в сердце благодатное решение, мысль успокаивающая, тихая, благодатная. Один человек сидел однажды и думал, вдруг слышит, будто говорит в сердце его кто-то чудным голосом: "Единородный Сыне и Слове Божий бессмертен сый." Чей это был голос? Ангела-хранителя, который воспламенил его сердце. И хотя Господь скрыл от нас эти существа, ибо они пламень и огонь, свет, которого человек не мог бы перенести, но эти небесные други наши постоянно с нами невидимо и предостерегают нас всегда, так что Господь благо дает нам, скрывая от нас зрение Горнего мира.

И, наконец, Господь смягчает нам наказание. Мы уже давно должны были бы погибнуть, а мы живем, и Господь милует нас. Если тебе тяжело здесь, Он все же смягчает жизнь нашу, смягчает наказание. Он подает тонкие проблески, направляет события так, что сама жизнь наша не кажется уже такой ужасной.

Если Господь подает нам блага, о которых мы и не подозреваем, то что же сказать об этом, если мы будем молиться Ему, прибегать к Нему с верой? Поэтому помните о тех благах, которые дал нам Господь, всегда прибегайте к Нему, и Он будет с вами по обету Своему вовеки. Аминь.

Спаситель нужен.

Сейчас, возлюбленные братие, в эти минуты постараемся приготовиться к сегодняшнему вечеру, чтобы понять, что значит для нас Рождество Христово и почему нужен нам Спаситель.

Теперь, когда мы тысячи раз на день слышим, что Спасителя нет, не нужен Спаситель, мы особенно должны уяснить, почему Он нужен нам, почему мы не можем без Него спастись.

Поэтому возьмем ныне четыре слова Спасителя, которые покажут нам, что мы нуждаемся в Нем. Господь сказал в Евангелии: "Не здоровые имеют нужду во враче, но больные" (Мф. 9:12).

Только тогда, когда мы увидим, что тяжко больны, жестоко болеем, только тогда отойдем от неверия и увидим, что нуждаемся в Спасителе, и обратимся к Нему. А до тех пор, пока мы не обратим на себя взоров и не увидим духовных болезней своих, мы будем ходить во тьме и неведении. Поэтому постараемся уяснить себе: чем же больна душа у нас? Прежде всего больна она от страстей, потом испытывает на себе козни диавола и носит в себе начала вечной смерти, ибо велики преступления человеческие, как сказал один святой, который 365 полков демонских видел, по числу человеческих грехов. Прежде всего посмотрите на ум наш. Мы часто не можем справиться с мыслями, они влекут нас - ужасные, похотливые, безудержные, так что мы часто не имеем силы противостоять им. Если мы хотим помолиться, ум наш развлекается, мы представляем себе образы греховные, многозаботные и наполняемся мечтательностью, так что неудивительно, если выходим из церкви, не получив утешения. Видите, ум наш болен многомыслием, многозаботностью, развлекается мечтаниями и не может преодолеть этого, хотя и сильно страдает, - значит, нужен нам Спаситель, необходим. Посмотрите на сердце наше - оно также больное. Болит оно величайшим самолюбием, от которого как бы отходят три ветви. И первая ветвь - гордость. С тех пор, как диавол прельстил людей, сказав, что они будут, как боги, мир полон гордости, и люди погрязают в этом пороке. Не может человек слова перенести от других людей, не выносит укора и осуждения - весь загорается гордостью. И до того сильны в нас эта гордость, это нетерпение, что если, допустим, захочет жена приготовить стол постный, муж готов убить ее, так как не может стерпеть ничего противного себе. Боится человек, как бы осталась нетронутой его честь, дрожит за нее, не может допустить против себя самого ничтожного оскорбительного слова. Или, посмотрите, как корыстен человек, - ничего не сделает без своей выгоды. Всякое доброе дело предполагает у него какую-нибудь хоть малую пользу себе. Мы все властолюбивы, славолюбивы, самонадеянны, любим, чтобы о нас хорошо говорили, везде ищем себе выгоду и пользу, мечемся в погоне за этими призрачными благами. Вторая ветвь самолюбия - корысть, которая прочно живет в сердце нашем, которая губит всякие добрые чувства, хорошие проявления, которая в корне объедает лучшие порывы нашей души.

А если говорить о похоти плоти, то тут придется прямо закрыть завесу, потому что похоть эта до такой степени наполняет нас, что невозможно раскрыть всю ужасную бездну наших душ.

Если посмотрим, наконец, на свою волю, то увидим, что все наши желания и слова так и остаются желаниями и словами, а до дела далеко: нет напряжения воли, не можем мы заставить себя делать то, что повелел Господь, больна тяжко воля наша. Не препятствует воля влечениям нашим, так что грех без удержу влечет нас на погибель, подобно тому как вино тянет пьяницу в кабак и пивные.

Видите, что представляют наши ум, сердце и воля, они больны жестоко и сильно. Спаситель нужен, чтоб исцелить их, избавить от этой болезни. Поэтому должны мы на себя посмотреть повнимательнее, увидеть себя в своей тяжкой болезни и воззвать ко Господу.

Грешный и святой человек различаются только тем, что один более грешит, а другой менее, святые могут до семи раз согрешать в день грехом мысленным, а мы мысли превращаем в дело, а без греха же никого нет. Потому-то святые так и окаявали себя. Рассказывается о Феофане Вышенском, что он, будучи затворником, говорил себе: "Эх, Феофан, куда ты годишься, тебя называют затворником, а мне смешно от этого, потому что сделаешь поклон один и на бок ложишься, и из всего того, что пишешь, сам не исполняешь ни слова." А об Игнатии (Брянчанинове), этом великом учителе Русской Церкви, рассказывается, что он постоянно плакал и сокрушался о душе своей. И если эти святые люди плакали и каялись постоянно, то как же должны мы плакать о больной душе своей, которая так нуждается в Божественном Враче!

Итак, если мы посмотрим на душу свою, то увидим, что она худа, любит властвовать, горда, похотлива, вся изранена этими страстями своими, этой массой грехов своих. Можно ли сказать, что не нуждается она в исцелении?

Если мы посмотрим глубже в душу свою, то увидим действия диавольские, которые воздвигает на нас сатана. Даже доктор часто не знает, что творится внутри тела человеческого. А в каждом человеке демоны возмущают кровь, и от этого возникают греховные переживания. Все страсти наши - это результат действия на нашу кровь бесов, и если, положим, гневается человек, волнуется у него кровь, так это бес волнует ее. И если человек похотью борим, то диавол снова волнует кровь его. Поэтому все страсти телесные есть результат действия диавола, который двигает нашу кровь и вызывает этим к жизни различные пороки.

Видите теперь вы, как больна душа наша, видите, как нуждается она в искуплении, в Спасителе. Но как же, скажете вы, может получить она это исцеление, как она может исправиться? А этого душа может достигнуть через Священное Писание, молитву и Таинства Церкви.

Бога никто не видел, но испытать силу Его на себе может всякий человек, потому что Господь проявляет Себя в действии этой силы. Когда мы начинаем слушать или читать Священное Писание, в нас действует сила Божия: до слуха доходят звуки, мысли нашей достигает мысль Божественная, и до совести доходит великая сила Божия, которая преисполняет душу неизреченною радостью и дает ей удовлетворение, как и Давид говорил: "Как сладки гортани моей слова Твои; лучше меда устам моим" (Пс. 118:103).

Когда человек начинает в смирении сердца молиться, то невидимый ум его встает перед невидимым Богом. И вот тогда на смиренную безвидную душу сходит безвидная сила благодати Божией и озаряет ее, поэтому и мир появляется на душе, и покой, и ясное настроение. А через Таинства, через эти внешние знаки благодати, подается нам самодивная сила Божественная, но только тогда, когда мы истинно каемся; тогда мы достойно получаем эту исцеляющую помощь Христову. Надо сознать себя грешным, хуже сатаны, - только тогда достойны будем мы этой силы Божией благодати.

Итак, вы видите, больна душа наша, больны ум, сердце и воля, полны мы страстей, больна душа самолюбием и гордостью, а диавол, действуя на кровь, двигает ее и вызывает различные грехи и побуждения страстные. Это особенно подтверждается на сектантах. Посмотрите, как горят глаза у них, они всегда возбуждены, они думают, что в них действует сила Божия, а на самом деле - это действия диавола, который волнует кровь их.

Зная грехи свои, мы видим теперь, что нужен нам Спаситель, что не можем мы спастись без Него. Поэтому сегодня, когда возвестят о том, что в убогих яслях Вифлеемских родился Христос, пришедший спасти человеческий род от греха его, нам будет ясно, что Он и нас пришел спасти, и мы припадем к Нему устами и сердцем в молитве, покаянии и слове Божием, стремясь только к Нему одному, созидающему спасение наше, любвеобильному, всепрощающему Богу. Аминь.

Жало.

Много званных, а мало избранных (Мф. 20:16).

<

В дни святого Симеона Столпника одному отшельнику было открыто, чтоиз десяти тысяч только одна душа принимается Ангелами, приходит в Царство Небесное непреткновенно. А в наше время, судите сами, сколько спасающихся, об этом знает только Господь.

Среди нас, возлюбленные братие, есть несколько таких, которые по простоте своей близки к Царству Небесному, а все остальные - грешники, все похожи друг на друга, и всем нам нужно какое-то жало, которое постоянно жалило бы нас и напоминало бы о том, как нужно жить на земле, жало, влекущее нас ко спасению. Все мы сейчас злы, завистливы, страстны, не можем обиды простить, не можем потерпеть от людей, на все злом отвечаем, а если бы знали, что ожидает нас за это, если бы знали, как жестоко будет мучиться совесть человеческая за содеянные грехи; если бы какая-нибудь душа по воле Божией пришла в чувство и увидела все ожидающее душу, увидела, какие ужасы и испытания ждут там ее, то не стала бы она обижаться, не нашла бы в себе способности делать зло, не была бы такой неподвижной, нерадивой ко спасению, такой злой, страстной и порочной. Ибо Господь хотя и мало слов говорил, но каждое слово Его верно, а Он сказал: "Много званных, а мало избранных" (Мф. 20:16), то есть мало спасающихся, мало наследующих Царство Небесное.

Поэтому необходимо нам что-то делать, чтобы всегда иметь перед очами своими путь и конец пути, как и Сам Господь говорит: "Да будут чресла ваша препоясаны, и светильники горящи" (Лк. 12:35), то есть всегда будьте в пути к Царству Небесному, будьте готовы вступить в него. Так что же за жало есть, которое постоянно напоминало бы нам о том пути, по которому должны мы стремиться к Царству Небесному? Жало это - память смертная, и вот сегодня мы будем говорить о том, что должно пережить каждому человеку при разлучении души с телом, о том, что испытывает тело, о тех видениях, которые предстанут душе, и о том пути, по которому возносится она на Небо.

Каждому из нас придется неизбежно пережить страшный час казни, потому что действительно ужасно это неестественное отделение духа от плоти человеческой. Когда воины являются внезапно ночью к человеку, чтобы взять его, как трепещет человек, как мятется и приходит в ужас душа его! Что же будет, когда Ангел придет за душой человека, в неожиданный час исхитит ее? Об этом изъятии души и в церковной песни надгробной поется, что жизнь человеческая проходит быстро, как сон и тень. Когда настанет час тот, то посланы будут к душе два Ангела: один - Ангел-хранитель, Другой - Ангел смерти с приказом взять душу. Душа услышит повеление: "Исходи из тела" - и против воли должна будет выйти. А так как душа очень связана по жизни с телом, то это отделение ее от тела будет ужасным мучением для человека. В этот момент тело его испытывает невыразимое томление, такое страдание, точно оно чувствует отсечение частей тела от души. И состояние человека становится подобным тому, как если бы его бросили на костер, и он постепенно бы тлел и таял, превращаясь в пепел. Тогда замолкают уста человека, язык его перестает действовать, а если бы мог говорить в эти минуты человек, то слово его было бы выше всякого изображения и силы. Ибо ужасны страдания тела человеческого, не хочет оно расставаться с душою, но душа слышит только властное "исходи." И, выходя из тела, душа попадает в сферу видения бесов, которых мы не видим телесными очами. Видит она тогда страшные лица демонов, которые от ненависти к Богу темнее ночи, глаза которых - горящие уголья и дыхание смрадно. Они дикими голосами, похожими на вой, на лай, на рев диких зверей, стараются запугать душу, устрашить ее и производят различные ужасные действия. И так раздирающа картина эта, что душа трепещет и испытывает невыносимые муки.

Один отшельник афонский, умирая, говорил: "Если ты видишь, что кто-нибудь умирает, бросай все дела твои, все бросай скорее и молись о душе той, ибо она в этот час испытывает величайшее томление и скорби." И после того, как взята будет душа из тела, она по воле Божией на пути к Небу будет истязуема демонами. На этом пути, между землею и первым небом, в беспечном воздушном пространстве расположено двадцать полков демонских в определенном порядке, и над каждым из них начальствует особый князь бесовский. Это скопище демонское имеет хартии с написанными нашими грехами, и душа должна пройти через все эти полки, причем душе будут показаны все грехи ее до мельчайших подробностей.

Так называемые, по учению Церкви, мытари, стражи полков, развернут эти хартии, и человек увидит все безобразия своей жизни, все свои грехи с чрезвычайной ясностью. А как же, скажете, возможна такая точная передача грехов на хартиях? В то время, как человека крестят и Бог посылает Ангела-хранителя душе его, диавол посылает из своих полчищ бесовских беса, который неотлучно следит за душой и как только увидит, что душа сделала какой-нибудь проступок, сейчас же записывает его. Поэтому демонские полки имеют точную запись всей нашей жизни, всех грехов и пороков наших. И когда душа подходит к первому мытарству, она истязуется за грехи, совершенные словом. Предстанут тогда взору ее все слова, которые она произнесла праздно, все осуждения, все насмешки, все шутки и смех, все то, что говорила она без страха Божия в жизни. И вспомнит душа все те обиды, которые нанесла она словом своим, все неправды, которые изрекла когда-нибудь и о которых беззаботно забыла. И в такой силе встанет перед ней эта картина, что она содрогнется от ужаса, ибо духи с величайшей подробностью представят душе грехи, слова ее, и будут еще клеветать на нее. После того, как пройдет этот полк, душа поднимается выше - на мытарство лжи. Увидит душа здесь все измышления, которые возводила на людей, все ложные поступки, всю ложь, которую проявила когда-либо в жизни своей. И велики будут страдания души.

После этого пойдет душа выше - на мытарство клеветы, где увидит и вспомнит, если неправильно осудила кого-нибудь, оклеветала, оговорила. Затем поднимется она на мытарство лености, где увидит свою нерадивость, леность к добру, к стяжанию Царства Небесного.

Затем вознесется душа на мытарство чревоугодия, там увидит, сколько раз не хранила среды и пятницы, сколько раз нарушала пост, вкушая мясо, и молоко, и прочие тому подобные яства, сколько раз одержима была пресыщением, гортанобесием, сколько раз лакомилась, не боролась с собою. Затем пройдет душа мытарства гордости, лихвы, неправедности, где судит Господь неправду, мытарства тщеславия, блуда, причем этот грех особенно будет мучить человека, ибо демоны хвалятся, что 7/8 мира не идут дальше, а остаются здесь, потому что все впадали в грех сей.

Затем идут мытарства прелюбодеяния, грехов содомских, ересей, где ответит человек за каждую истину Православной Церкви, в которой он усомнился, которую извратил и над которой посмеялся. И наконец вознесена будет душа на последнее мытарство - жестокости. Ответит душа за все свои злые отношения к ближним. Если видел человек плачущего и не отер слезы его, если видел несущего и не хотел помочь ему, если видел страдающего и не ободрил его - за это все ответит человеческая душа.

Здесь определится место душе по заслугам ее. Здесь скажется величайшее человеколюбие Владыки. Вместе с грехами, которые представят бесы, Ангелы будут показывать добрые дела человека. Если больше добрых дел, человеколюбие Божие победит; если равно добра и зла, победит милосердие Господа; если добра немного меньше, чем зла, человеколюбие Его восторжествует, а если сильно зло, то душе отводится место невидения Бога, где она не может созерцать светлого Божия лица и не может наслаждаться, пребывая в слепоте. А если зло чрезвычайно сильно, то демоны разверзают кору земную и в самую бездну ада ввергают душу, где она будет томиться до Пришествия Христова.

Вот видите, какое жало есть у нас, видите, что скрывает от нас сейчас чистая лазурь небесная, на которую мы смотрим теперь. Мы, как младенцы, запеленаты в пелены и закрыты занавесками, не знаем того, что будет с нами. Поэтому и надо нам быть наготове, как говорит Господь: "Да будут чресла ваша препоясаны, и светильники горящи," то есть мы всегда должны быть готовыми в путь к Царству Небесному с запасом добрых дел.

Эти дела добрые необходимо делать каждому из нас, чтобы не лишиться Царства Небесного. И первое дело доброе - это прощать обиды. Оно выше всего, это прощение, особенно в наше время, когда, кажется, человек хочет съесть другого человека из-за своей выгоды. Потом необходимо добро делать другим: если не можешь вещественно, то хотя бы сочувствием, трудом своим, по мере своих сил и возможностей. Затем непрестанно надобно молиться и каяться, ибо душа очищается и возвышается этим. Вот это все надобно нам исполнять непременно, нужно много работать над собой, трудиться ради спасения. Поэтому, имея постоянно в душе своей жало памяти о смерти и воздаянии, будем неленивы на пути своем, ибо и Господь сказал, что Царство Божие нудится (силой берется) и только употребляющие усилия восхищают его (Мф. 11:12). Аминь.

Господь близ.

Посмотрим ныне, возлюбленные братие, как исполняется слово Господа Иисуса Христа: "По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (Мф. 24:12).

Нам теперь кажется, что Бог далеко от нас, что Он не слышит, что Он уже отдалился от Церкви, не так близок, как в древнее время. В скорбях мы одиноки теперь, но это происходит не оттого, что Бог отдалился от нас и скрыл от нас любовь Свою, а потому что мы погрязаем во грехах, потому что умножились в нас беззакония. Но хотя мы и во грехе, хотя и полны беззакония, однако же Господь с нами, Он не оставил нас, как и Сам сказал: "Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28:20). И апостол Павел говорит, что Господь близ (Флп. 4:5). Как же это? Многие неверующие говорят, что Бога нет, никто Его не видел, а апостол Павел говорит, что Он близ. Вот сегодня и посмотрите, как согласовать эти два утверждения, современное и апостольское; посмотрите, как действительно исполняется слово апостола: "Господь близ" в настоящее время, и посмотрите, что препятствует нам ощущать и испытывать на себе любовь Божию.

Как это можно понять, что Господь близ, когда никто не видел Его? Мы все, вы знаете, покрыты вот этой бренной плотью и наполнены грехами; и если бы мы в таком состоянии увидели Бога, то мы не выдержали бы дивного сияния Его славы, как и Писание говорит: "Человек не может увидеть Меня и остаться в живых" (Иск. 33:20). Но Бог и теперь дает возможность ощущать Его особенным образом. Вот дети, находясь с родителями, почему ощущают любовь их? Потому что находятся у них в повиновении, потому что видят их, постоянно слышат их голос, испытывают на себе их помощь. И Господь даже в наше время, когда умножились беззакония, дает ощущать близость Свою, но только не видимо, а особым образом. Он дает и слышать Себя, дает видеть Себя, слышать Свой голос, ощущать любовь и ласку Свою. Когда, придя в церковь, мы под видом хлеба и вина принимаем Его в сердце, Он как бы дает видеть Себя в этом дивном воссоединении с Собою человеческой души. И слышать Господа мы также можем теперь. Когда мы сделаем что-либо нехорошее, так какой-то голос укоряет нас: "Зачем ты пошел на путь греха, зачем ты поступаешь так?" Так это есть голос Бога, который стучит в сердце, если совесть не сожжена еще окончательно, не откроется ли сердце на добро, не обратится ли оно. Это испытывает каждый человек много раз в день. Если мы откроем священные книги - в них тоже голос Божий. Если кто читает со вниманием, с детской простотой веры, с чистым сердцем, так хоть и немного прочтет, а как будто сам с Господом Иисусом Христом беседовал. Но теперь на нас лежит как бы покрывало, мы не ощущаем силы Священного Писания, не получаем благодатного действия, мы видим только буквы слова, а сила, заключенная в словах, непонятна нам. Это не оттого, что иссякла благодать Священного Писания, ибо этого быть никогда не может, а оттого, что в нас греха много, много зла, и потому мы не можем видеть благодати, как и апостол говорит, что иные люди читают Евангелие, но на сердце их лежит покрывало. Очевидно, для того, чтобы голос Божий слышать в Евангелии, необходимо сердце иметь чистое, простоту и веру детскую, ибо только такая душа может проникнуть в глубину смысла, сокрытого в Писании, слышать голос Господа в читаемых словах.

И особенным образом Господь дает чувствовать помощь и близость Его в скорбях. Вы сами испытывали это много раз на себе. Когда скорби приходят, как тяжело, никуда не может человек скрыться от скорбей и, почувствовав, что никто не поможет, обращается к Богу, начинает перед Ним плакать горько, и вот тут-то Господь оказывает любовь Свою, тут Он проявляет всю Свою благодатную Божественную силу, ибо и Давид давно уже сказал: "Возвожу очи мои к горам, откуда придет помощь моя" (Пс. 120:1). Господь тогда-то утешит чем-нибудь человека: пошлет ему какой-нибудь особенный дар - дар терпения, дар просвещения ума, как-нибудь подействует на скорбную душу, так что человек утешится, получит покой, утолит тоску свою в этом прибегании к Богу, в общении с Ним.

Именно этими скорбями Господь оказывает любовь Свою, и вы сами знаете, что Он не возложит на человека скорбей выше сил. Сегодня скорбите, а завтра у вас уж нет скорби; это Господь любовь оказывает, как бы говорит: "Ты сегодня устал, отдохни, ты поскорбел, уже довольно." Он как бы отдых дает человеку, с любовью охраняя его. Он знает меру человеческих сил, и если видит, что человек изнемогает, что он готов пасть, Он прерывает скорбь, дает человеку отдохнуть от нее. Но именно через скорби и можно ощутить любовь Божию, как и у Исаака Сирина говорится, что без скорбей не зрится Промысл Божий.

Богу известно давно, сколько кому жить, где жить, при каких условиях, - и в положенный час душа разлучается с телом. Сейчас мы живем на земле и душа у нас с телом - все по великой любви и силе Божией. И в неверующих живет сила Божия, но в них нет любви Его, потому что они сами отрицают ее, как отрицают и бытие Бога. А сила Божия, которой все держится, сохраняет их известное количество дней. Но когда придет срок, ничто не может уже воспрепятствовать разлучению души с телом, призовут знаменитых врачей, а все равно душа отходит, потому что Бог повелевает и силою Своею отлучает душу от этого бренного греховного тела, как и поется в церковном песнопении на погребение: "Воистину страшное сие таинство, како душа от тела разлучается." Ничто не может воспрепятствовать силе Божией, душа уходит, а тело земле предается, как и пророк говорил: "Прах ты и в прах возвратишься" (Быт. 3:19).

Видите, Господь близко и любовью Своею и силою живет в нас, но только мы сами от Него отдалились. И если человек несет скорби и стремится приблизиться к Богу, то Господь даже явно передает ему благодать и любовь Свою. Как мать, когда она одевает свою дочь-невесту, теперь, когда уж неопасно, отдает ей все свои наряды, не налюбуется на нее, не знает, как бы получше нарядить ее, или когда отец провожает сына, ему все отдает, все свои деньги, так и Господь, когда видит, что может человек принять, Он все Свои дары, всю Свою благодатную силу подает ему, просвещает его Своей Божественной любовью за те скорби, которые несет человек в жизни. Он иногда необычайно утешает человека, необычайную оказывает любовь, даже хотя бы перед самой смертью.

Рассказывается про подвижницу Олонецкой губернии Марию, которая много испытала скорбей. Ее жизнь была во многом подобна нашей жизни, только у вас домашних скорбей много, а у нее были скорби пустынные, и она несла их без ропота всю жизнь, за что Господь вознаградил ее перед самой кончиной. Она с ранних лет воспылала любовью к Богу, пошла в монастырь, но не довольствовалась этим и решила уйти в пустыню, чтобы быть всегда наедине с Господом. И вот она поселилась в одной пустынной хижине близ Никифоровского монастыря Олонецкой губернии. В этой келии прожила она три года и за это время испытала ужасные скорби. Прежде всего она много претерпела от страхований диавола. Обычно человек не видит демонов, а когда начинает к Богу душой устремляться, так они начинают являться, искушать видимо и явно - такой уж закон человеческой жизни. Так и Мария много испытала от демонов, от их искушений. Они являлись ей видимым образом, творили всякие безобразия и так ее мучили, что она почти умирала, прибегала к своему духовному отцу в монастырь и говорила: "Отче, я умираю, что мне делать?" А он отвечал: "Терпи, чадо, принимай это как младенческие искушения." Но когда демоны увидели, что страхования не вредили, они стали через людей вредить ей: один раз сожгли ее келию, а потом совсем выгнали ее из тех мест.

Мария поехала на юг к епископу Игнатию (Брянчанинову), но так как испытывала необычайную ломоту в костях от подвигов в пустыне, то принуждена была возвратиться на север. Она неимоверно страдала от боли в челюстях. Зимы в тех краях стоят жестокие, холодные. Однажды избушку ее занесло снегом, и лесной сторож, желая оказать подвижнице помощь, откопал ее и нашел в ужасном положении: всю разбитую, больную, страдающую. Он дал ей пузырек со спиртом, сказав: "Положи в дупло зуба - будет легче." Она, не зная действия спирта, налила на вату и сожгла все десна, так что рот стал весь изъязвленным. И она так страдала, что была даже при смерти. Насилу надела лыжи, чтобы поспешить скорее в монастырь и причаститься перед смертью, несколько раз падала по дороге и наконец лишилась чувств на опушке леса.

Марию увидели монахи, принесли в монастырь на скотный двор, где ее соборовали и причастили; через пятнадцать дней она мирно предала душу свою Богу. И Господь так показал любовь свою за ее великие скорби. У нее от спирта был сожжен весь рот, так что около рта были черные полосы, а когда она умерла, все полосы эти пропали, она вся сделалась как бы восковой. В день ее похорон было пасмурно и хмуро. Церковь была низенькая, маленькая, едва могла вместить пришедших отдать ей последний долг. И вот во время отпевания светлый луч чудесного света исходил от ее лица к потолку храма, так было до конца обряда, ибо Господь показал любовь и силу Свою, вознаградив душу, испытавшую много скорбей, исполнилось слово Его: "Праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их" (Мф. 13:43). Так была награждена эта многострадальная, скорбная жизнь.

Итак, видите, не Бог отдаляется от нас, а мы виноваты в том, что далеки от Него, - это грехи наши лежат на нас и не дают возможности ощущать близость Бога. Почему мы не видим Его, хотя и в церкви бываем и исповедуемся, отчего это? Очевидно, нет у нас истинного покаяния. Недостаточно раз в год каяться, четыре раза, даже каждый день - надобно всегда носить скорбь в душе, скорбеть о грехах своих и взывать к Богу в слезах сокрушения. Вот тогда и проникнется душа сознанием немощи своей и человек Бога узрит внутренними очами, близко почувствует Его от себя. И если лежит на нас покрывало, которое не дает нам проникнуть в смысл Писания, нужно читать со смирением, с любовью, с детской простотой и чистотой сердца, ибо только тогда будет Писание для нас таким, каким было для пророка Давида, который восклицал: "Как сладки гортани моей слова Твои; лучше меда устам моим" (Пс. 118:103). А если нет в нас такого чувства, если для нас Писание не мед духовный, значит, мы потеряли вкус, то есть покрывало грехов закрыло очи наши душевные и мы уже не можем ощущать близость Бога. Поэтому необходимы нам чистота, смирение и простота сердца, и тогда Господь сразу станет близок к нам, и в этот ***1928-й год мы почувствуем, что Он с нами рядом, близ нас, говорит нам Свои дивные словеса. И чтобы ощущать любовь Господа, необходимо нам на скорби смотреть как на дар великой любви, нужно проникаться чувством благодарения, ибо через скорби мы можем познавать Бога и любовь Его, как мы уже слышали, что без скорбей не зрится Промысл Божий. Скорби эти есть милость к нам Бога, благодарить необходимо Господа за скорби, через них мы спасаемся, от них мы научаемся, как любит нас Господь. Поэтому если кто будет говорить теперь нам, что Бога нет, что Бог не слышит, не помогает нам, не любит нас, мы будем помнить, что это не Бог отдалился от нас, а мы сами грехами своими отдаляемся от Него, но Он будет с нами всегда и везде до скончания века. Аминь.

Бог - Помощник.

"Господь крепость моя и слава моя, Он был мне спасением. Он мой Бог, и прославлю Его, Бог отца моего и превознесу Его... славно бо прославися" - это вдохновенный Моисей-пророк, возлюбленные братья, воспел хвалебную песнь Богу по прошествии через Чермное море, ибо Бог избавил его от гонящихся за ним врагов (Исх. 15:1-2). Бог - Помощник и Покровитель людей Своих.

И в наше время, хотя люди не верят уже в Божественную помощь, отрицают ее, можно говорить эти слова, потому что Бог и ныне помогает человеку и ныне простирает над ним Свой благодатный покров. Вы ясно увидите далее, что помощь Божия с нами всегда, что Господь и в настоящий, 1928-й год, когда широко разлилось неверие, и в будущее время не оставит человека, ищущего Его помощи, прибегающего к Нему. Вы на примерах убедитесь теперь, что Бог помогает нам, потому что Он действительно помогает, посылая Ангелов-хранителей, просвещая разум человека, избавляя его от врагов.

Как же, скажете, помогает нам Бог через Ангелов-хранителей, когда мы не видим их? Да, мы не видим их, но мы испытываем их действия.

Вот когда мы плачем, то часто слезы бывают сладостны; плачем о грехах, а душа трепещет от прилива какого-то благодатного чувства - это Бог посылает Ангела-хранителя, который утешает человека. Когда плачет неверующий, от которого Бог отнял Ангела, он не так плачет: у него горькие-горькие слезы, и тоска, и отчаяние безнадежное в душе. А если придет человек в церковь, заплачет о зле своем, покается искренне, получает неведомое облегчение, ощущает его, хотя не видит, не знает, как приходит оно. Это есть тайна Божественная: дано нам ощущать помощь, чувствовать дивное утешение, а то, каким образом это происходит, остается тайной действия силы Божией. В Евангелии говорится, что в купель Силоамскую каждый год сходил Ангел Господень и возмущал воду; никто, кроме ясновидца Иоанна, не видел Ангела, только видели, как вода начинала волноваться: колыхается, колыхается, мутной сделается, и кто первый входил, тот исцелялся. Все ощущали силу Божию, а каким образом это происходило, никто не мог знать, ибо это тайна.

Когда мы стоим на молитве и со смирением призываем Бога, часто душа умиляется необъяснимым образом. Это тоже знак того, что Бог Ангелу-хранителю повелевает приблизиться к человеку, который молится, и человек ощущает благодатную силу, сообщаемую ему через молитву. Иоанн Лествичник говорит, что если человек умиляется на молитве, то это знак того, что Ангел стоит рядом и молится вместе с человеком. И присутствие Ангела около молящегося наполняет душу теплым умилением.

Каждый раз во время литургии, когда священник совершает проскомидию, по воле Божией разверзаются своды храма и множество Ангелов сходят в алтарь, становятся около жертвенника босыми ногами и, потупляя взоры, с великим страхом возносят молитвы. Потому и запрещено двадцатым правилом Шестого Вселенского Собора мирянам входить в алтарь за просфорами, чтобы не нарушалась благодатная тишина алтаря. А когда начинается литургия, то Ангелы расходятся по церкви, стоят вперемежку с молящимися и одного утешают, другому сообщают умиления, третьего подкрепляют в молитве - всякому дают то, что полезно, смотря по состоянию души человека. И если горд человек, Ангелы часто посылают болезнь, посылают изнеможение во время молитвы, как говорит преподобный Нил Синайский. И в самом деле, вдруг голова начинает болеть, тело ноет, усталость является - разбит человек совсем. Это Ангелы-хранители допускают демонов искушать нас, если видят, что человеку необходимо и полезно пострадать. Потому-то иногда человек мучается, страдает на молитве, но потом утешается, когда сознает свою немощь. Так помогает нам Господь через Ангелов-хранителей, которые приносят умиление в молитве, услаждают слезы наши, подкрепляют нас и, когда полезно, посылают болезнь.

Господь оказывает нам помощь и через просвещение разума, которое приходит, когда мы читаем Священное Писание. Откуда мы знали бы, что Бог есть, что Бог сотворил человека, что Он охраняет его, что Он жаждет спасения человека. А Бог Сына Своего Единородного послал на землю, Который, не отлучившись Божества, во всем уподобился человеку, кроме греха. И Иисус Христос, в древнее время говорящий через пророков и учащий через них, впоследствии, будучи во плоти, Сам по великой любви Своей дал людям Свое благодатное учение. Так вот, когда человек пересилит немощь, когда он заставит себя внимательно читать Писание, слова, напоенные силою Духа Святого, проникнут в его сознание и как бы откроют завесу, скрывавшую дотоле познание тайн Бога; человек, прочитав главу, проникается смыслом страданий Христа, особенно ясно начинает ощущать Промысл Божий и верить в него; он особенно начинает чувствовать любовь Божию, что Бог близко, рядом, совсем около, появляются у него слезы покаяния, и он вдруг осознает ту бездну грехов, которая разделяет его с Богом.

А тот, кто не стремится к исканию правды в слове Божием, кто отрицает Писание, говорит, что все познал и без этого, кто кичится этим мнимым всезнанием, тот слеп, тот и умрет слепым, ибо нигде не найти человеку удовлетворение и познания истины, кроме как в Правде Иисуса Христа. Эти люди слепы и глухи и не знают, где правда, ибо Христос говорил про них, что они видя не видят и в гордости погибнут (Мф. 13:13).

А тех, кто прибегает к слову Божию, кто читает Писание с принуждением себя к этому, тот неисповедимым образом просвещается разумом, познает глубины Священного Писания и напитывается дивными словесами Христова учения.

И, наконец, Бог помогает человеку тем, что избавляет его от врагов, от зла, от бед и от демонов. Как же это? А если мы просим прощения у человека и он прощает, так почему он простил? Потому, что Бог положил помысл в сердце этого человека, и он поступил по указанию Бога. Если мы пришли просить милостыню, нет у нас ничего, и человек помогает нам, так это не он сам помог, а Господь опять помысл вложил ему: иди, мол, помоги вот этому человеку, Я внушаю тебе помочь. Вот Илия-пророк пришел в Сарепту к вдове, у которой была одна горсть муки, а Господь внушил ей мысль не пожалеть этой муки, и она последнюю горсть отдала, чтобы накормить пророка Божия, за что Господь умножил потом эту ее ничтожную лепту (3 Цар. 17:12-16). Или хочет человек зло причинить другому - вдруг является противная этому мысль; хочет убить - вдруг и руки затрясутся, и нож выпадет - это Господь не попускает злу исполниться, спасает нас.

Так Господь спасает нас от видимых врагов, так спасает и от демонов, ибо и теперь помощь Божия действует, и если человек молится всегда, то он эту помощь снискивает. Поэтому, для того чтобы помощь эту найти, необходимо молиться часто, и призывать имя Божие, и не иметь зла на других, ибо как можно злому сердцу ждать услышания. Итак, молиться нужно неустанно. Но вот, скажете вы, я молился много о близком неверующем, а нет помощи. Так нужно помнить, что Господь любвеобильный, что Он, по слову Писания, девяносто девять овец оставляет в горах, то есть в Царстве Небесном, а идет искать одну заблудшую. И, найдя, не бьет ее, но с любовью полагает на плечо Свое и несет в обитель Отца. Зная такую любовь, не нужно отчаиваться, но надо полагаться на волю Божию. Бог знает, как спасти: иного нельзя сразу спасти, ему нужно дать скорби, нужно, чтобы он пережил страдания, прошел все испытания жизни, и когда душа его познает цену жизни, то, может быть, в одиннадцатый час Господь призовет его путями, какие знает только Он. Зная, что Господь не дает погибнуть человеку, нужно продолжать молиться, молиться неустанно, ибо если помолишься раз и перестанешь, не получив ответа, - значит, гордость в нас непомерная. А нужно припадать по тридцать раз в день, как хананеянка, не отступая, - это смиряет человека, и Бог, видя смирение, помогает молящемуся.

Но нужно и другое условие, чтобы быть услышанным Богом и снискать помощь Его, - нужно незлобие. У нас у всех есть такая странность: ни с того ни с сего вдруг человек гневается, обижается, теряет покой, несколько раз в день раздражается - так какая же у такого человека может быть молитва? А нужно не гневаться, сдерживать себя, а если уж по немощи и не сможем этого сделать, то к вечеру надо исправиться непременно, иначе не будет услышана наша молитва.

Итак, Господь и ныне помогает нам, Он и теперь с нами, вы видите, что Он до сих пор подает нам помощь и покрывает нас, но, чтобы снискать помощь эту, необходимо молиться всегда и иметь незлобие. Поэтому будем поступать так, постоянно припадая к Богу, не отступая от Него, не обижая никого, - и тогда взыщем помощь от великого любвеобильного Бога, Ему же слава, держава и честь во веки веков. Аминь.

Бог - Отец наш.

Вы слышали из евангельского повествования сегодня, как Господь вопросил однажды учеников Своих: "За кого люди почитают Меня?" И апостолы отвечали, что одни почитают за единого от пророков. "А вы за кого почитаете Меня?" - спросил Он. Тогда пламенный Петр, который был устами апостолов, воскликнул, исповедуя Божество Иисуса Христа: "Ты Христос, Сын Бога Живаго," то есть ты един с Отцом, как Сам Господь говорил: "Я и Отец - одно" (Мф. 16:13-16. Ин. 10:30).

И вот, вспоминая эту беседу Христа, нам полезно посмотреть на самих себя, полезно взглянуть на свою жизнь - как мы относимся к Господу? Заметьте себе, что признание истины, какой бы то ни было, есть знак совершенства. Если, например, человек сердцем своим исповедал истину Промысла Божия о людях, истину о Православии, о действии силы благодати Божией и если он всецело уверен в этом, знает и чувствует эту истину - это значит, что он в самую глубь принял семя той истины, возрастил ее, и это есть знак совершенства. А у нас теперь есть ли это признание истины? Да мы постоянно во всем колеблемся, во всем смущаемся, усвоили какие-нибудь малые доли некоторых истин, а целиком не приняли их в себя. Если говорить откровенно, то мы еще не признали самой первой истины, о которой говорится в начале Символа веры: "Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца...." Мы не уяснили даже себе этой истины, мы не признали ее, она не проникла еще все существо наше.

В самом деле, мы совсем не считаем Бога Отцом нашим, ибо если бы это было так, то разве стали бы мы роптать на Него, разве стали бы унывать? А мы доходим до ропота, мы отчаиваемся, мы говорим, что Бог забыл нас, что мы оставлены в скорбях своим Богом. Видите, совсем мы этой истины не признаем, хотя слышим и знаем о ней. Поэтому посмотрим, как же нам признать эту истину, то есть разберемся и увидим, что Бог действительно Отец людям, что Он заботится о нас и любит нас, что Он нам только лучшего желает - спасения. Вы посмотрите, как земные отцы относятся к детям своим: они с любовью утешают детей, они открывают им истины, которые скрывают от других людей, они воспитывают их, поддерживают их в болезнях и покрывают их, если они согрешат. Так и Небесный Отец относится к людям, ко всякому человеку, только Его любовь в неизмеримое количество раз больше любви земного отца, ибо это любовь высшая, любовь Божественная, любовь благодатная, сильная Духом Святым.

Итак, Господь - Отец наш, и прежде всего Он нас утешает. Если вы в своей маленькой комнате плачете когда-нибудь от обиды, от тяжелой скорби, от огорчения, то как же, скажете, Господь может утешить вас? Разве Он придет, посетит? Нет, Отец Небесный утешает особенным образом. Для того чтобы получить Его благодатное утешение, мало одной только молитвы, а нужно еще живое слово Отца послушать, для чего взять Евангелие и, помолясь, начать читать его. И тогда Господь, видя ваше к Нему устремление, положит в самую глубину вашего сердца то, что вам полезно и нужно, и этим самым сердцу сообщится благодатная сила, оно воспрянет, и в скорби ощутит дивное влияние благодати, и получит такое утешение, какого не может дать ни один человек. Поэтому, если мы ищем от Бога утешения, если хотим, чтобы Он пришел и утешил нас, нам нужно вместе с молитвой к Нему читать Священное Писание, и тогда Господь Своею Божественною силою так утешит нас, как будто мы сами слушали Его, говорили с Ним уста к устам.

Затем Господь, как истинный любящий Отец, открывает нам истины свои, подобно отцу земному, который от других скрывает тайны, а детям своим все рассказывает. Но вы скажете: где же открываются эти истины, где же можно узнать их, когда и кому Господь открыл их и открыл ли? Да, открыл. Открыл давно, еще апостолу Иоанну Богослову, открыл их святым отцам Церкви, потому что разум их просвещен был благодатью Духа Святого и они предвидели то, что совершится с миром. Вы скажете: "Как же открыты истины, а вот мы не знаем, каково состояние мира, все говорят, что мы переживаем последние дни, мы начинаем волноваться, в каком состоянии сейчас мир, открыл ли Господь об этом Своим чадам." Да, и в этом мы убедимся, если только заглянем в Апокалипсис или в творения святых отцов Церкви. Там мы найдем все, что хотим узнать, и хотя думаем, что ничего не известно, однако Господь, как увидим, открыл все через избранных Своих. Так, спросите вы, действительно ли, например, теперь пастырское слово, как узнать. А Господь уже открыл это Своему ученику возлюбленному, Иоанну. Когда Иоанн был восхищен Духом, он увидел белого всадника на белом коне, и у этого всадника на главе был надет венец победы, в руках его был лук, и он вошел, чтобы победить. Это значит, что и теперь действует слово Божие, подобно магниту привлекает сердца людей, ибо до сих пор видите вы, что пастыри собирают народ, что христиане ходят в церковь, стремятся под руководством пастырей пройти путь спасения. Болеем мы теперь душою о том, благодатна ли Церковь, где истинное Православие, и от незнания страшно мучаемся. И об этом давно уже сказал Господь. Так, видел Иоанн всадника на огненном, то есть на рыжем, коне - и дано ему было взять мир от земли, чтобы убивали друг друга. Он взял мир от человеческих сердец - вот почему тревожны ныне люди, не знают, где благодать, куда идти; вот почему нет мира среди людей, нет мира в семье, во взаимных отношениях, брат восстал на брата. Это давно уже открыл Отец Небесный. Знаете вы, что теперь трудно стало жить на земле, что человек работает и едва только может прокормить себя, знаете, что увеличивается по всей земле недород хлеба? И об этом уже давно открыл Господь Иоанну. Так, видел Иоанн бледного всадника на вороном коне - у всадника в руке мера - и слышал голос, говорящий: "Мера пшеницы за динарий, три меры ячменя за динарий (т.е. за дневной заработок)." И теперь уже трудно стало людям кормить себя на дневной заработок, так все стало дорого. Знаете вы, что уже начинаются на земле голод, моры, всякие болезни, что это значит? А об этом состоянии мира уже давно было открыто Отцом Небесным. Видел Иоанн всадника бледного на бледном коне, и имя ему смерть, и дана была ему власть умерщвлять голодом, и мором, и зверями земными. И от этого погибнуть должна четвертая часть людей.

И что будет перед самым концом Вселенной, открыл Господь. Развязан будет тогда сатана на шесть месяцев и будет мучить людей; люди будут тосковать, тревожиться, мучиться, печалиться; будет раздираться сердце от этой тоски, а умирать от нее не будут. И пошлет Господь казни на мир: пойдет с небес ужасный град из красных кровяных шариков, люди будут объяснять это естественными причинами, но падать будет действительно кровь с огнем, и от этого погибнет третья часть земли. И как бы гора огненная - видел Иоанн - сверглась в море и истребила треть животных, живущих в морской глубине, и треть кораблей. И освобождены будут четыре Ангела, связанных при реке Евфрате, которые будут возбуждать к войне. И соберется войско в две тьмы тем, то есть в двести миллионов конных всадников, которые будут нападать друг на друга, убивать серой, огнем и дымом, - и погибнет третья часть людей.

Видите, Господь уже все открыл, все объявил нам, все истины показал нам, ничего не сокрыл - состояние мира уже известно нам. Поэтому, чтобы эти истины узнать, надобно обратиться к апостолам или к творениям святых отцов, боговдохновенный разум которых был просвещен великим познанием.

Отец Небесный воспитывает нас, дает нам в жизни самое полезное. Так, прежде всего дал Он на земле каждому человеку звание, чтобы именно это звание помогло ему приблизиться к Царству Небесному. Ты беден, ты скорбен, почему Отец Небесный так влечет тебя? На этом пути ты сразу придешь к успокоению. И если тебе кажется, что крест твой тяжел, что он не по силам тебе, ты жестоко ошибаешься. Если б тебе самому дали выбрать крест, то ты, наверно, не сумел бы выбрать полезного именно тебе. А Господь о каждом человеке печется и знает, что потребно каждому для спасения, и устрояет скорбные жизни для того, чтобы привести людей беспрепятственно к Царю Небесному. Так, девушкам трудно теперь выйти замуж - мало женихов, но Господь ведь знает, для чего все это. Очевидно, в наше время, когда и мужья стали вероломны и развратны и сама жизнь стала невыносимо тяжелой от взаимных недовольствий и столкновений, жизнь одинокая полезнее и покойнее, чем брачная жизнь. И если тебе тесно жить в семье, если тебе горько слышать слова любимого человека против тебя, так это Господь, Отец, послал тебе все это, чтобы этим путем привести тебя к спасению. Во всем течении нашей жизни - рука Божия, спасающая, направляющая среди бурь и бедствий к Невечернему Свету. Поэтому не роптать надо, а все принимать не только как должное, но с благодарением. И дальше, Отец Небесный удерживает от зла Своих сынов и прощает их в согрешениях. Он помогает избавиться нам от страстей и пороков. "Непрестанно молитесь" (1 Фес. 5:17), - говорит Он, и если человек начинает молиться чаще, хотя бы он был и грешен чрезвычайно, все равно Господь внимает ему, если он молится с сокрушенным сердцем. Когда человек пребывает во зле, ему кажется, что невозможно спасение, но если он начинает молиться, то невозможное человекам, как говорит Бог, становится возможно Богу (Лк. 18:27). Когда он молится, душа его делается как бы каналом, по которому течет Божественная благодать, великая сила Духа Святого, "немощная врачующая и оскудевающая восполняющая" (чинопоследование Таинства Священства). И сила эта помогает человеку бороться, она подкрепляет его, помогает ему избавиться от похоти, от лжи, от всех дурных навыков, постепенно возвышая душу, доводит ее до совершенства духовного. Это все Господь, Отец Небесный, делает для нас.

Видите теперь, что Господь действительно является для нас Отцом истинным, ибо Он утешает нас, когда мы молимся и читаем Священное Писание в скорби; Он открывает нам истины через святых отцов Церкви и таинственные видения святого Иоанна Богослова; Он воспитывает нас, давая нам звание именно то, которое полезнее для нас в жизни, и скорбями ведет нас к спасению; Он посылает нам силу благодати Своей через непрестанную молитву, и эта благодать удерживает нас от грехов, исцеляет от похоти и страсти и приводит к познанию единой неизреченной Радости - Христа. Ему же слава во веки веков. Аминь.

"Обремененные."

Владыка Господь в своем божественном Евангелии изрек такие слова: "Придите ко Мне все труждающиеся и обремененный, и Я успокою вас" (Мф. 11:28). А кто мы, возлюбленные братие? Посмотрим на себя, труждающиеся ли мы, обремененные или нечто иное, и если мы не обремененные, то как нам сделаться ими, как прийти к Господу, чтобы получить у Него успокоение, потому что нет высшего счастья на земле для человека, как найти полный покой, то есть такое состояние духа, при котором даже в скорбях живет в человеке тихая утешающая благодатная сила Христова.

Для того чтобы понять нам, какие мы, нужно посмотреть на самих себя, что мы собой представляем. Мы теперь мрачны душой, темно в наших душах и неприглядно. Молитва на нас теперь не действует, стоим в церкви, молимся как будто, а уходим все такими же неуспокоенными, не утешенными. Исповедь не имеет уже такого действия на душу, какое должна иметь, - мы как каменные отходим, хотя и рассказываем, а сердце не получает облегчения, и мы даже хуже делаемся, раздражаемся, волнуемся.

Мы и добрые дела делаем, а сердце наше почему-то радости не ощущает: ведь добро обладает свойством утешать человека, а мы ничего не получаем от того добра, которое иногда творим. Отчего же это так, почему молитва наша холодна, почему добрые дела не дают нам утешения, почему исповедь не изменяет нас, почему душа наша мрачна? Да потому, что мы гордые. Все происходит от гордости нашей. Ведь мы до того стали горды - подумать страшно. Сердце наше стало как шоссейная дорога, по которой бесы свободно целыми полчищами идут и сеют горделивые мысли и помыслы. То у нас мнение о себе высокое, то мы славы ищем и первенства во всем, то мы без конца ближних осуждаем в глазах или тайно в сердце - все мы переполнены гордостью. Оттого у нас и сердце холодно в молитве - как может оно загореться, если не смирилось еще, как выльется в молитве, когда гордостью полно до краев? Оттого и исповедь не приносит нам покоя. Ведь истинно покаяться - это значит смириться душою, почувствовать всем своим существом великую немощь свою, тогда и покой получишь. А если каяться, как мы каемся - на словах смиримся только, а сердце не проникнется покаянной мыслью, - так хоть каждый день исповедуйся, а все равно не будет пользы, все душа будет как каменная, ибо не приносит должного смирения. Оттого и дела добрые не утешают нас, что мы без мысли о Боге делаем их, машинально, не посвящаем Богу, а так, мимоходом творим их. И от нашей гордости, от нашего самомнения у нас нет покоя на душе, нет радости. Душа неспокойна - и нервы болят от этого, мы тревожны, постоянно волнуемся, раздражены.

Как же приобрести покой? Именно смирение служит показателем того, насколько человек владеет покоем и благодатью Божией. И святые неодинаково имели благодатный покой. Иные получали благодать с младенчества, другие - в юности, третьи - в старости, а иные и умирали, как будто не получив ее; это показывает, что у святых неодинаково было смирение, по мере которого воздавал им Господь. И если человек с детских лет имел полноту смирения, то Господь с этих лет посылал ему полноту благодати; если он приобретал смирение в юности, Господь подавал благодать в юности; если человек только в старости побеждал свои страсти, Господь в старости, а иногда и перед самой кончиной подавал успокоение. Видите, Господь смиренным людям подает полноту благодати, а гордые сами закрывают сердце свое от Господа.

Теперь видите, какие мы труждающиеся, обремененные? Нет, мы - гордые. Мы захлебнулись гордостью, переполнены ею, и оттого нет в нас и тени успокоения, мы погрязаем в страстях.

Так что же нам делать нужно, чтобы быть труждающимися и обремененными, как прийти к Господу? А Господь Сам помогает нам в этом, Он Сам поставил нас в такие условия жизни, чтобы мы чувствовали, какие мы, и прибегали к Нему.

Бог нас поставил не в пустыне жить, а в городе и не в одиночку, а среди людей, поставил нас среди тесноты, неудобств, беспокойств и раздражений. Он поставил нас в тесных комнатах, среди жильцов, которые доставляют друг другу много неприятностей, много зла; иногда председатели домовых комитетов враждуют с живущими в доме - и закипает глухая ненависть и разрастается до чудовищных размеров. К этому присоединяется еще недостаток всего в жизни: недостаток хлеба, необходимых продуктов и вещей, ибо теперь увеличивается нужда. И, живя в таких условиях, среди недостатков, среди нужды, в тесных скученных домах, люди переживают, кроме того, семейные раздоры. Сколько теперь есть супругов, которые испытывают друг от друга неприятности, несогласия; сколько родителей, с которыми враждуют дети, родные дети, не соглашаясь в самых насущных вопросах жизни, - и это на каждом шагу. Но Господь для того и поставил нас в эти условия жизни, чтобы мы увидели, каковы мы есть. Он оставляет душу - пусть посмотрит она, какова жизнь ее, каковы дела ее, каково терпение в скорбях.

И видит человек, что он ничтожен, что он нетерпеливый, немощный, что стоит чем-нибудь в жизни уколоть его, стоит сказать ему слово, как в нем уже поднимаются все темные бурные силы: он кипит, бурлит, он полон самых злых мстительных мыслей и желаний, он мечет злые слова и делает одно только злое. И видит человек всю наготу души своей, видит, что душа его - зловонная яма, видит все темные стороны души и вдруг начинает сознавать себя обремененным своими бесчисленными грехами и страстями. Ибо это наша болезнь: если душа здорова, так ее ничто не может вывести из состояния покоя, она всегда будет радостна, тиха и покойна, а вот когда душа болеет гордостью, так достаточно одного малейшего прикосновения, чтобы нестерпимо горели язвы ее, чтобы она вся раскалилась злом и местью. Видит человек, что он полон зла, что не может он ни одного дела благого сделать без Бога, как и апостол Павел говорил, что мы даже помыслить не можем сами и все довольство наше есть от Бога (Евр. 8:10; 2 Кор. 9:8). Чувствует на себе человек тяжкое бремя. И один шаг остается сделать человеку, чтобы быть труждающимся и обремененным, - это укорить себя.

Вот какие мы грешные, вот какие окаянные, воистину зло одно в нас и есть. И душа-то наша окаянна, и все-то мы изранены, изъязвлены, искалечены. К кому придем, кто утешит нас, грешных и озлобленных, кто примет нас с нашим тяжким греховным бременем? А как только мы осознали себя обремененными грехами - тут уж Господь рядом стоит и руки простирает: "Придите ко Мне, придите!"

Но как же прийти к Нему, раз мы не видим Его этими грешными очами? А прийти к Нему можно прежде всего в молитве. Где бы мы ни были, что бы мы ни делали - пусть на устах наших и в сердце всегда будет молитва, молитва о том, чтобы Господь послал нам смирение и через это успокоил нашу мятущуюся душу. Поэтому пусть всегда живет в нас смиренная молитва мытаря: "Боже, милостив буди мне, грешному" или, по крайней мере, два слова: "Господи, помилуй," но только проникнутые силой веры в помощь Божию и смирением. И Господь тому, кто молится так, подаст исполнение молитвы, подаст успокоение, примет как Отец любящий в покой Свой, ибо неизмеримо море благодати Его и Его любви. Ведь Он мог бы дать сразу покой человеку, но если бы человек получил этот покой без скорби, без страдания, без того, чтобы почувствовать себя обремененным грехами, то он возгорелся бы гордостью.

Но этого мало. Надобно еще приходить к Богу с делами смирения. Тяжело нам сейчас жить, тяжело терпеть скорби от близких, от родных, но надобно бороться с собой и смирять себя. Нас все раздражает, все возмущает, но не надобно доводить себя до раздражения, а если по немощи и согрешим, то сейчас же нужно исправлять сделанное, просить прощения у окружающих, хоть сто раз просить прощения, сто раз стремиться к исправлению, сознавая себя грешным и окаянным. И пророк Михей говорит от имени всех нас: "Не радуйся, противник: если я упал - я встану сам, если я во тьме - Господь просветит меня." И все скорби свои нести надобно со смирением, с терпением, принимать их как должное, ибо если человек так скорби принимает, то Господь может сразу избавить человека от скорби, облегчить его страдания, а если человек не может переносить невзгоды смиренно, то скорбь давит, невыносимо тяжелой кажется сердцу. Всякое дело доброе нужно делать со смирением и не на дела эти надеяться, а на милость Божию, ибо Господь сказал: "Так и вы, когда исполните все повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие..." (Лк. 17:10), то есть что вы исполнили только свой долг. Нужно проникнуться сознанием немощи своей, смирением в делах - тогда Господь утешит душу, успокоит ее, ибо Он принимает смиренных.

Итак, кто мы такие теперь? Мы гордые, гордецы до мозга костей, а чтобы стать нам обремененными, Господь помогает нам в этом, поставляя нас в современных условиях жизни, нам же нужно сделать только один шаг - укорить себя за все то зло, которое есть в нас, а тут уж и Господь ждет с любовью и лаской, с нежным призывом любви: "Придите." А прийти к Господу можно в молитве, повторяя слова мытаря, молясь о смирении; прийти можно в церкви, где полнота благодати Божией, где сила и радость; прийти можно в покаянии, не боясь малого количества дел и подвигов, а принося лишь полноту чувства, сокрушения, а затем делая дела смирения, но не на дела эти надеясь, а уповая на милость Божию, на безмерное милосердие Божие: дела-то делать и скорби терпеть и раздражения от людей, но забывать дела эти, а помнить только то, что Господь велик, милосерд и любвеобилен и может спасти всякого человека.

И кто будет поступать так, тот у Господа Иисуса Христа обретет милость и утешение, Он Сам успокоит душу Своей Божественной любовью и даст вечный покой, ибо сказал в Своем евангельском слове: "Блаженны нищие духом, то есть счастливы смиренные, ибо их есть Царство Небесное" (Мф. 5:3). Аминь.

Сила крестная.

Божественный Павел о чествовании святого Креста говорит: "Я не желаю хвалиться, разве только Крестом Господа нашего Иисуса Христа" (Гал. 6:14; т.е. нет для меня в мире ничего почтеннее, ничего дороже, как Крест Господа моего). И везде, где только ни проповедовал апостол Павел, он слово проповеди начинал со слова о Кресте, на котором распят был Христос Спаситель.

Еще задолго до Пришествия Христа на землю была предсказана слава креста, было предсказано, что крест будет почитаем и что ему будет дана Божественная благодатная сила. Так, Бог, творя мир, сотворил птиц, и когда птицы распустили крылья и полетели, они образовали крест; когда Он сотворил рыб, они образовали плавниками своими изображение креста. Когда ребенок находится во чреве матери, руки у него сложены на груди крестообразно. Вы часто видите по углам дома тонкую паутину и на паутине паука, на спине которого начертан крест, - это так называемый крестовик. И еще задолго до появления Иисуса Христа на земле знамению креста была дана сила. Так, когда Моисей вел евреев через Чермное море, он жезлом своим ударил сначала прямо, разделив море, а затем ударил поперек - и море соединилось. Он как бы начертал крест на водах. Когда Иона находился во чреве кита, он, молясь, воздевал руки - и был извержен морским чудовищем. Давид и Соломон, эти праведные правители еврейские, когда молились, то воздевали руки, как и сказано у пророка Давида: "Воздеяние рук моих - как жертва вечерняя" (Пс. 140:2). Они так воздевали руки, как священник за литургией, знаете, во время Херувимской песни поднимает руки и этим образует крест, а такая молитва сугубо услышана Богом и сообщает дивную Божественную силу.

Почему же так почитается Крест Христов. Да потому, что на нем распят был Сам Владыка мира и потому что через это Кресту дана благодатная сила, сила услаждающая, сила, устрашающая демонов, сила, утешающая нас, сила, защищающая нас от всякого зла. Вот сегодня слово наше и будет об этой великой силе крестной. Мы скажем о том, какова эта сила, как действует она в мире нашем.

Так, сила крестная есть прежде всего сила услаждающая. Когда мы умрем, то приведены будем сначала на первое небо, на котором утвержден, как на тверди, Крест. Душа/поклонившись, должна облобызать Крест сей. И вот та душа, которая отошла к Богу с верой и любовью, которая в жизни несла скорби и стремилась к снисканию Правды Божией, - та душа, когда облобызает Крест Честный, получит неизреченную радость, почувствует в себе силу ободряющую, услаждающую, благостную, и воспрянет, и радостно пойдет далее, ибо Крест Христов сообщит ей эту силу, он усладит ее.

Затем Крест Христов имеет силу, устрашающую демонов. Мы окружены демонами со всех сторон. Одна часть демонов живет под звездами - они преграждают путь душам людей, идущих в Царство Небесное, пугают их различными страхованиями, они задерживают возношение молитв созерцательных подвижников. Духи, находящиеся в преисподней, связаны и не имеют пока силы, а те бесы, которые живут в воздушной сфере, объемлющей нашу землю, вредят людям, живущим на земле, наводят похоть, ненависть, неверие и тому подобные греховные чувства. А так как их бесчисленное количество в воздухе находится, то воздух можно назвать диавольской колесницей, которая движется беспрестанно. И вот для этого-то сонмища бесовского войска сила Животворящего Креста является силой устрашающей. "Как же это?" - скажете вы.

Господь, по Своей великой любви и неизреченной милости, сокрыл Божество Свое завесою плоти, вошел на Крест и пострадал. И вот когда сошел Он во ад, не мог выдержать сатана, который искусил первых людей, приняв образ змия, и хотел погубить весь человеческий род. Он не мог выдержать - лопнул, и разверзлись утробы ада, и люди, от века жаждавшие спасения, люди праведные, получили свободу и были изведены Искупителем из адовых темниц. Вот почему невыносимо для демонов знамение креста, которым Христос спас человеческий род, ибо его хотел погубить диавол. Крестное знамение мучает их, напоминает им о победе Христа над ними, и сегодняшний день является поистине днем демонского рыдания, ибо сила креста палит демонов, устрашает их. Они, как выражается в одной песни Святая Церковь, бегают, ибо не могут выносить вида креста.

Затем крест есть сила утешающая. Крест, как поется в церкви, обладает животворящей силой, утешающей верных. Вот почему сильно знамение креста, которое мы изображаем на себе, - оно имеет силу утешать человеческие души. Все благодатные дары в Таинствах Церкви, заметьте, подаются через знамение креста. Как пресуществляются Святые Дары, то есть хлеб и вино претворяются в истинное Тело и истинную Кровь Иисуса Христа? Через крестное знамение. Как получает человек разрешение от грехов, облегчение души своей? Через крестное знамение. Как человек посвящается силою Божией во священника? Через крестообразно возложенные на него архиерейские руки. Как освящаются воды крещения? Через осенение вод знамением креста. Как полагается печать дара Духа Святого в Миропомазании? Через знамение креста приходит на душу утешающая благодатная сила Христова.

И, наконец, сила креста есть сила защищающая, ограждающая. Об этом свидетельствуют факты. Так, во время нашествия татар, когда они подходили к обители преподобной Ефросинии, она видела во сне Иисуса Христа, Который крестом обещал оградить обитель. И действительно, когда началось нападение, сила креста так палила татар, что они не могли подступить к воротам и сам Батый в ужасе бежал, а потом темное облако закрыло обитель и татары искали и не могли найти ее - она осталась невредимой.

Вот потому-то и нам необходимо всегда и везде полагать крестное знамение, так как в нем сила подается необычайная, избавляющая и защищающая от зла. Поэтому, идем ли мы куда, нужно прежде оградить себя крестным знамением и путь перекрестить. Вкушаем ли пищу - надобно перекреститься, ложимся ли спать - нужно знамением крестным оградить ложе, приходим ли в баню и начинаем снимать одежду - надобно перекреститься, зевнуть захочется - перекреститься и так во всем и всегда. Если мы едем в трамвае, надобно, не стыдясь, полагать крестное знамение, когда проезжаем мимо церкви, ибо и Христос сказал, что кто постыдится Его пред людьми, того и Он постыдится (Мк. 8:38). И если смеются над тобою, если издеваются, терпи, ибо неужели ты променяешь блага вечные на временные и убежишь от скорби, когда Христос ждет тебя и с любовью приемлет? И не стыдись носить знамение Сына Божия на груди своей, ибо этим ты показываешь, что ты раб Иисуса Христа, что стремишься к возлюбленному Учителю, - и Господь всегда будет поддерживать тебя во всех путях твоей тернистой, скорбной земной жизни.

Итак, знаем мы теперь, какова сила Креста Христова, на котором пострадал Он за грехи всего мира. Это сила, услаждающая души, когда они восходят к Богу; это сила, устрашающая демонов, которые палимы крестом; это сила, утешающая и избавляющая нас от всякого зла. Поэтому пусть крестное знамение будет всегда с нами, пусть всегда и во всем будем мы полагать его в начало всякого нашего дела, пусть никто из нас не постыдится этого знамения пред людьми, потерпим, несмотря ни на какие насмешки, ибо тогда и Господь не отвергнется нас во Втором Пришествии, и назовет нас возлюбленными друзьями Своими, и даст нам за это вечное нескончаемое блаженство в обителях Отца. Аминь.

Усилия на пути.

Царство Божие достигается усилием - только прилагающие усилие получают его. По-славянски: "Царствие Небесное нудится, и нуждницы (употребляющие усилия) восхищают его" (Мф. 11:12).

Если мы хотим достичь Царства Небесного, но ничего не делаем для этого, не прилагаем никаких усилий - мы пойдем в ад, ибо и ад полон людей, которые хотели спастись, но бездействовали. "Не всякий, - говорит Господь, - говорящий Мне: Господи, Господи, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного" (Мф. 7:21).

Истинным делателем, прилагавшим усилия к достижению Царства Небесного, мы можем назвать богоносного отца нашего Нила Столобенского, чудотворца. Для того, чтобы молитва была беспрерывной, напряженной и не рассеивалась, чтобы сердце горело всегда любовью к Богу и готово было служить Ему, Нил удалился в Ржевский уезд, поселился возле реки Черемехи около большого дуба и пребывал здесь в безмолвии, питаясь травой, росшей на берегу, и желудями, падающими с дуба. Прожив здесь некоторое время в подвигах, он по повелению Божию поселился на озере Столобенском Тверской губернии, вырыв себе пещеру на острове. Здесь он также проводил время в непрестанной молитве, занимался возделыванием огорода, но сам питался больше травами и очень скудно. Спал он мало, стараясь бодрствовать, помня, какие усилия нужно употребить для достижения Царства Небесного. Он вбил два костыля в стену и, облокотившись на них, засыпал на некоторое время и то только в крайней напряженности своих физических сил. А если представить демонов, которые вечно нападали на него! Так явились они однажды в виде полка солдат, оцепили веревкой его келию и хотели с криком сбросить в воду. Но преподобный только помолился - и бесы исчезли. Они нападали на святого в виде зверей, чудовищ, пугая дикими криками, и все преподобный терпел, стремясь к своей единственной цели.

Так и мы должны приучить себя к молитве. Правда, это дается не сразу, а постепенно. Как вера не бывает сразу совершенной, а сначала верит ум, потом чувство начинает тревожить сердце, и наконец воля понуждает на добрые дела.

Когда мы молимся, то получаем от Господа силу, и эта сила помогает бороться с препятствиями, которые встречаются на пути к спасению. Жизнь наша протекает в двух местах - в церкви и дома. Так, в церковь надо приходить вовремя, к началу. Обычно человек утром просыпается в шесть часов, в это время начинается служба, а идти в церковь не хочется - нежится человек на своем ложе. В церковь опаздывают на возглас: "Благословенно Царство..." - слышится в ответ вместо "аминь" какой-то хрип. Многие привыкли приходить к "Блажены..." или к "Господи воззвах...." А ты вспомни, ложась на ложе свое, какие усилия нужно приложить к достижению Царства Небесного, и спеши в церковь ко времени.

Нужно быть в церкви внимательным, знать, какие здесь совершаются тайны. Схимонаху Кириаку, бывшему раскольнику, подвизавшемуся в Валаамском монастыре и сомневавшемуся в благодатности Греко-Православной Церкви, было откровение. Однажды он был за ранней обедней в приделе святого Лазаря, которую совершал игумен Парфений. Встав, по благословению, в алтаре, он во время пения "Херувимской" увидел, что алтарь наполнился Херувимами. Во время призыва Духа Святого он видел, что голубь чудесно белый спустился на дискос, потом на край Чаши и, крепко сомкнув крылья, погрузился в потир. В это время над священником был распростерт покров и весь алтарь был объят пламенем.

Стоящие вокруг Херувимы пали ниц и поклонились Кому-то. При возгласе: "Изрядно есть..." Херувимы опять поклонились, когда пропели "Достойно... " поклонились в третий раз, и затем все исчезло.

Все это происходит за каждой литургией. А мы как относимся ко всему богослужению? Не шепчемся ли во время службы, не проходим ли мимо Чаши с чувством бесстрашия?

Все это говорит о нашем невнимании к совершающемуся в церкви и напоминает снова и снова, что мы должны приложить усилия. Многие, ходя в храм, не выносят некоторых людей, не терпят обращения многих и, как волны в море во время прилива, то приходят в церковь, то снова уходят из нее. И много прошло в нашей церкви людей, которые готовы душу свою положить за нее, а потом не стерпели действий некоторых, возмущались и уходили. А вспомните, какие усилия нужны нам для спасения. Неужели не потерпеть в церкви, неужели не сдержать себя, неужели не понести небольших этих скорбей?

Также и дома надобно каждую минуту быть на страже. Домашняя жизнь наша делится на три части: дела житейские, искушения и несение скорбей. Утром, встав, обычно топят печь и готовят пищу - все делается механически, а нужно начинать с мыслью о том, что Господь поручил это дело.

Перед каждым маленьким делом нужно принуждать себя к обращению к Богу, прося благословения. И нужно забывать, наконец, то добро, которое мы делаем, как будто не было его совсем. Не забывать только худых дел своих. Когда же приходят скорби, и тяжесть лежит на сердце, и диавол шепчет: "Господь не слышит тебя, ты не найдешь помощи," ты неси свои скорби спокойно, склоняя голову свою пред Господом и поминая, какие усилия должны употребляться на пути к Небесному Царству.

Когда придут искушения, например помыслы, нужно очищать себя от них. Ведь можно думать, думать без конца, а можно и бороться, как и Давид говорил: "Обступили меня, окружили меня искушения, но именем Господним я низложил их" (Пс. 117:11), то есть хотя и обложили меня кругом помыслы, но я борюсь с ними именем Господним.

Итак, будем прилагать усилия, будем трудиться ради Царства Небесного, будем бороться в молитве, будем терпеть, ибо только тот, кто с болью идет по тернистому пути спасения, наследует Царство Христа, Ему же слава во веки веков. Аминь.

Память о смерти.

Часто бывает в жизни, что, начиная какое-нибудь дело, не знаешь, как к нему приступить, тяжело начать, ибо и Господь говорит, что нам трудно перстом двинуть для исполнения закона Его.

И вот одною из таких добродетелей, которую нам надо претворить в живое дело, является память о своем смертном часе. Память смертная - это не есть только мысль, помысел, нет, она заключается в приобретении особого душевного настроения, когда перед глазами постоянно стоят гроб, и могила, и суд над душою. Но всякая добродетель начинается с помысла: сначала помыслит человек, а потом склоняется к добру и делает его.

Поэтому и нам начинать надобно с помыслов. Надо мыслить о смерти, мыслить с молитвой, призывая Бога в помощь, так как без Бога мы ничего не можем сами достигнуть, как и апостол Павел говорил, что без Бога мы даже помыслить не можем, но всякое довольство наше есть от Бога (Евр. 8:10; 2 Кор. 9:8). Вот потому и надобно нам Бога просить о том, чтобы Он сердце наше отверз для памяти смерти, просить, как просил Иоанн Златоуст: "Господи, дай мне память смертную." Не думаем мы о том, что умирать придется, что, может быть, скоро умрем, и все в мыслях своих живем без конца, беззаботно проводим жизнь, без думы о смерти, как будто и нет ее. А умирать-то всем надобно, и как предстанем на суд Господень, когда жизнь свою тратим на житейские заботы, на суету и мирские пустые развлечения? Надобно стяжать память смертную, ибо в ней душа приносит покаяние, боязнь не быть в Царстве Небесном и молитву о прощении.

Начинать нужно с помыслов о смерти. Что стоит вспомнить иногда о последнем часе, о том, как предстанем на суд. Когда ложимся спать и накрываемся одеялом - тут уж не составляет труда представить себе, что вот когда умрем, нас оденут саваном, что вот мы сейчас очи сном смежаем, а придет время - мы заснем мертвенным сном. И положат нас в гроб, и опустят в землю, простучат над нами комки земли, в последний раз мир земной глянет на нас - и забудут нас все, оставят, покинут наше тело, а душа, наша пойдет, чтобы предстать пред очи Господа, на суд. И вот каждый вечер, вспоминая это, надобно говорить хотя бы немногие слова преподобного Серафима: "Господи, как я буду умирать, как предстану Тебе, какой дам ответ!" И если имеет кто такие мысли, то он начинает сохнуть. Вот и преподобный Макарий Великий, когда его спрашивали: "Отче, отчего ты такой худой?" - отвечал: "Чада, кто имеет память о смерти, тот не может утучняться." Ибо пред таким человеком всегда стоят могила и суд, и он постоянно в трепете находится от этого воспоминания. А от помыслов загорается сердце. Как человек, если уколоть булавкой, подпрыгнет, так и благодать Божия, когда коснется человека, уколет его сердце памятью о смерти - так сердце все и затрепещет и начнет исправляться.

Поэтому нам надобно сначала в мыслях иметь память о смерти, а потом благодать Божия перенесет эту память в сердце, и сердце бесповоротно устремится к исканию оправдания пред Богом.

И еще для усиления памяти смерти можно больных навещать. У нас душа жестокая, не хочет о смерти подумать, а вот если за больным человек ухаживает, если он видит умирающего, то невольно и самому мысль приходит в голову: "А я-то как буду умирать, что принесу Богу?" Так с помощью благодати Божией и можно приобрести эту великую добродетель памяти смерти. И особенно ярко можно видеть, как благодать Божия приводила к такому сознанию души, на примерах великих подвижников, хотя бы на житии преподобной Таисии. Она однажды слышала громовую проповедь Тихона Воронежского1 о Страшном Суде и, придя с рынка, где говорил святитель, побежала в монастырь к игуменье: "Как я, - говорит, - могу в миру жить и веселиться, когда Страшный Суд будет, боюсь я." Такое бесповоротное решение вложил в нее Дух Святой от слов Тихона.

Она постриглась в монастыре, несла здесь великие подвиги. Заставили ее ради послушания сеять муку для хлебов: запрут в чулан - и сей. И вот она не выдержала, возроптала. Память у нее всегда была о смерти, а возроптала: "Едят, мол, все, а сеять мне одной; уйду я в лес, жить не могу здесь." Убежала в лес, целый день проходила, а потом, возвратясь, увидела келию свою запертой. Ради испытания ее шесть недель не пускали в монастырь. Она бродила возле как тень, чем питалась - Бог знает, только много молилась, прикладывалась к холодным иконам на паперти. Была зима, а она страдала от холодов, но безропотно все выносила, и, когда снова пустили ее в келию, она такие наложила на себя подвиги, что почти совсем не спала, а все молилась, и пред очами ее всегда были отверстый гроб и суд. И Господь утешил ее сладкой кончиной. Она тихо умерла на пасхальной неделе, а в эту ночь одна монастырка видела сон, что будто приплыли к берегу святые Тихон и Митрофан, взяли в лодку Таисию и отплыли обратно.

Вот и нам необходимо стяжать память о смерти, которой у нас нет теперь. Могильщики каждый день зарывают покойников, а смерти не боятся, потому что не уколота душа их помыслом о смерти. А для того, чтобы уколоть душу свою, помыслить надобно о смерти, о воздаянии на суде. Поэтому будем чаще думать о смерти и суде, хотя бы немного каждый день, и Господь пошлет свою благодать нам, и сердце проникнется величайшим сознанием неизбежного, может быть, очень скорого конца, и тогда все наше существо устремится на исправление, возжаждет спасения и найдет его, ибо благ Господь и милосерд, Ему же слава во веки веков. Аминь.

Искание силы Божией.

Положено человекам однажды умереть, а потом суд (Евр. 9:27).

<

Нам непременно придется умереть, и смерть всегда близка к человеку. По смерти же всех без исключения ожидает суд Божий. Об этом святые уста пророка Иезекииля от имени Божия говорят: "Как пастух поверяет стадо свое... так Я пересмотрю овец Моих... разжиревшую и буйную истреблю" (Иез. 34:12-16). Мы уже тучнеем от грехов и немощей наших. Сколько ежедневно передумает ум наш греховных мыслей, сколько раз забьется сердце нечистыми чувствами! Как закоренелыми темными навыками постоянно помрачается свет наших душ! И за все это мы подлежим ответу. Если кто пожелал услышать в немногих словах ответ на вопрос, что же делать нам, дабы не погибнуть навеки, на это лучший ответ таков. Если каждый день потрудимся сохранять в себе силу Животворящего Духа, то будем готовы всегда на суд Божий.

Сила Божия - сила внутри человека - странна и непонятна человеку современному, в этом нет ничего необыкновенного. В нас подлинно сила Божия, только не в одной мере являет свое действие в тех или иных людях. Возьмите то, как иногда воздействует одна душа, христиански настроенная, на душу скорбящую, какое источает пламенное утешение. Преподобный Макарий Великий, когда ученики его просили сказать им слово назидания, сказал только несколько слов: "Будем плакать, братья." Да так, очевидно, сказал это слово, что все упали на землю и пролили потоки слез. Иногда священное пение одного человека, имеющего полноту благодати, способно потрясти души слушающих. Видите, в душе действительно может быть и бывает сила Божия. Иисус Христос называл сердце то благим, то лукавым сокровищем. И в злом сердце есть сила, только диавольская. Сила Божия впервые была дана праотцу Адаму, когда Бог вдунул в лицо его дыхание жизни, и он стал душой живой, и стало его сердце храмом Духа Святого. Ради этого ни солнце не жгло первого человека, ни огонь не мог опалить его тело, ни вода потопить. Бог охранял Адама. Когда же люди пали и утратили силу Духа Святого, потребовалось явление в мир Иисуса Христа. Во Христе явилась миру жизнь, по слову: в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков (Ин. 1:4). Спаситель умолил Отца послать в мир Духа Святого, и Дух Святой уже пришел в мир, обитает в нас со дня крещения нашего. Он подает душам мир, о котором сказано в Евангелии Спасителем: "Мир оставляю вам, мир Мой даю вам" (Ин. 14:27). Дух Святой утешает нас радостью, как написано: "Радости вашей никто не отнимет у вас" (Ин. 16:22). Наконец, Дух Святой нас исполняет сердечной теплотой и учит молиться с сокрушением и горением в сердце. Эту-то силу Божественную и надобно тщательно хранить в себе ежедневно и отходить ко сну, имея ее в себе. Посмотрите на жизнь святых, они всегда сокрушались о грехах, хранили себя от зла, имели всегда мир, сердечной и благодатной силой успокаивались как во сне телесном, так и во сне смертном. Замечательно, что святые засыпали сном смерти или после причащения, или на молитве. Так, святой Димитрий Ростовский перед кончиной призвал детей-певчих, заставил их петь составленные им песнопения: "Иисусе мой, в Боге надежду мою полагаю," наставил любить Бога и Божию Матерь, потом отпустил всех, оставив одного мальчика, который помогал ему в переписке его сочинений, поклонился ему до земли, благодаря его за труды. Тот воскликнул с плачем, пораженный смирением святого: "Мне ли, последнему рабу, Владыко святый, кланяешься!" Потом святитель отпустил его, закрыл дверь келии и встал на молитву. Утром нашли его предавшим душу Богу в коленопреклоненном состоянии. В молитвах жил и на молитве скончался.

Как же нам сохранить в себе силу Божию? Бояться грешить и очищать душу свою покаянием. У нас есть меньшие грехи, как-то: осуждение, вспышки гнева, подозрение, празднословие и т. д. Впадая в эти грехи, надо тотчас же мысленно осудить себя, попросить прощения у Господа и сказать: "Господи, прости меня," и Господь возвратит силу Свою кающейся душе. Если же допускаются большие грехи, смертные: блуд, закоснелый гнев, гордость, воровство и тому подобные, - то тогда надо обращаться немедленно к духовнику и потом дать обещание не согрешать, и Господь за покаяние и исправление даст благодать на благодать.

К старанию бежать от греха надо присоединить принуждение себя время от времени кратко воздыхать к Богу и Божией Матери, например, словами: "Господи, помилуй," "Пресвятая Богородице, спаси нас." Пусть нас жизнь закидала сетью забот, пусть мало у нас времени подумать о душе, при всем том можно так относиться к делам, что они не отлучат душу от Бога, не отнимут от сердца благодати Святого Духа. Совершаем ли какое дело, надо говорить себе внутренне: "Это дело поручил мне Господь." И совершать его надо как бы перед лицом Божиим. Идем ли мы на рынок, принимаем ли гостей, посещаем ли знакомых, совершаем ли дела своего звания, всегда полезно говорить себе: "Это дело поручил мне Господь" - и исполнять всегда дела как если бы их поручил нам Сам Бог.

В дальнейшем благодатные чувства никогда не иссякнут в нас. Наличие их в душе есть признак сообитания с нами Святого Духа, так как душа не может и вздохнуть сокрушенно, если Господь не пошлет для этого силу. Совершать земные труды с намерением сохранять в себе силу Божию и есть самая важная задача жизни. И Антоний Великий говорит, что у человека могут быть три воли: 1) по бесовской воле живет тот, кто совершает дела ради тщеславия и других греховных навыков; 2) по воле человеческой поступает совершающий добро ради добра и ради естественных человеческих желаний; 3) по воле Божией живет тот, кто совершает святые дела ради стяжания благодати Святого Духа. Не напрасно Спаситель говорит, что Царство Небесное есть бисер, жемчужина, сокровище, сокрытое на поле (Мф. 13:44), или благодать Божия, а мы купцы, искатели благодати. И самое главное средство, чтобы приумножать в себе сокровище силы Божией, есть молитва. Удивительное явление в нас - молимся, молимся, а все как будто не изменяемся к лучшему. Все те же скучные, тоскливые и порочные. Но кто имеет внимание к подвигу и потерпит в нем, тому Господь даст ощутить молитвенную силу и возведет человека того к большей благодати.

Молитва есть трех родов: устная молитва, ума и сердца. Мы молимся устами, и нам достаточно говорить слова возможно благоговейно, со вниманием. Кто терпеливо произносит со вниманием каждое слово молитвы, того Господь постепенно изменяет, как ученика учитель переводит из класса в класс. Только не нужно намеренно искать утешения молитвенного - это прелесть. Пусть всякий покорится в этом случае воле Божией. Когда нужно, Господь обрадует нас. Будем же хранить в себе с великой осторожностью бесценное сокровище благодати Божией, всегда сохраняя внимание к себе и бодрость духа. Аминь.

Святая наука смирения.

Когда на человеческом теле появляется опухоль, тогда к больному месту без страданий нельзя и прикоснуться. Подобно этому, когда "а душе, по выражению преподобного Нила Синайского, появляется опухоль от гордости, тогда, дотронется ли кто до нас обидой, болит сердце, назовут ли нас как-нибудь - не терпим, укорят ли - ропщем, не исполняются сердечные молитвы наши - отчаиваемся и ропщем. Кто же не излечит души от этой страшной опухоли, тот не наследует Царства Небесного. В наше время, по пророчеству святого Нифонта Цареградского, люди будут спасаться в безызвестности, без частых поразительных знамений благодати Божией и спасутся, именно уничтожив опухоль гордости смирением сердца. Много и ныне таких смиренных избранников благодати Божией. Преподобный Серафим однажды, будучи в состоянии благодатного восхищения, видел всю русскую землю, как дымом покрытую молитвами тайных рабов Божиих. К лику их-то должны примкнуть и мы двумя путями - смирившись пред Богом и пред людьми. Смириться пред Богом - значит всем сердцем чувствовать и умом всегда помнить, что мы всецело зависим от Бога и без Его помощи - ничто. Кто возбуждает в нас чувство сокрушения, кто сохраняет нас от ведомых и неведомых опасностей и укрепляет волю к добру? Бог. Он просвещает ум наш светлыми мыслями, радует души наши весельем благодати, утешает чудными движениями незримой силы сердца скорбные и наболевшие. Если Он отнимет силу Свою, иссякнет сила наша. Как тело умирает по разлучении с душой, так душа, разлучившись с Богом, умирает для умиления. Нет в ней тогда ни духовной радости, ни мира, ни безмятежия. Свою зависимость от Бога и ныне чувствуют простые душой люди, и Бог являет им Свою помощь, когда нужно.

Нередки ныне, например, такие случаи. Заболевает человек тяжело - смертельно, едва шепчет побелевшими губами просьбу пригласить перед кончиной священника. Приходит священник, видит - глаза больного уже стекленеют, осторожно после глухой исповеди влагает Святые Дары в уста умирающего, и тот еще находит в себе силы проглотить их и через три дня после причащения ходит здоровым. Иногда выздоравливают после соборования и помазания святым елеем даже неизлечимо больные. А инородцы, эти младенцы чистой веры, при всех несчастных случаях с верою ставящие, по обычаю, свечу за рубль Всевышнему, как они говорят, всегда получают помощь от Бога за свою детскую простоту. Если мы теперь и здоровы, и сильны, и покойны, так это оттого, что Бог нам, по словам преподобного Макария Египетского, как нищим, дал в помощь сокровище благодати. Кто забудет об этом, у того Бог отнимет дар Свой или перестанет охранять его, и тогда чаще всего гордый впадает в блуд. Пусть гордые говорят: "Я не знаю Господа" (Исх. 5:2); "Взойду на небо" (Ис. 14:13); "Осушу ступнями ног моих все реки Египетские" (Ис. 37:25); "Как забирают оставленные в гнездах яйца, так забрал я всю землю, и никто не пошевелил крылом, и не открыл рта, и не пискнул" (Ис. 10:14), а смиренные пред Богом пусть отвечают: "Унижена до праха душа наша" (Пс. 43:26); "Если скажу, что не знаю Бога, то буду подобный вам лжец" (Ин. 8:55); "Я уподобился пеликану в пустыне... и сижу, как одинокая птица на кровле" (Пс. 101:7-8).

В знак смирения пред делами и при совершении их призывайте на помощь благословение и силу Божию с чувством раба ничтожного, ничего не стоящего по грехам своим. Так смиряется душа пред Богом. Смириться же пред людьми - значит кротко и в простоте переносить все, что ни случится скорбного, и всем бескорыстно, насколько возможно, оказывать любовь. Надо иметь, говорит преподобный Кассиан Римлянин, "наготу," то есть совершенное бескорыстие.

Святитель Иоанн Златоуст заметил, что истинное смирение необходимо показывать не только старшим и равным, но и низшим себя и уступать менее достойным, чем мы. Смиренная любовь, говорит апостол Павел, не ищет своего (1 Кор. 13:5), не ждет заслуженной благодарности, памяти и уважения. Она всю душу открывает для всякого человека. О святителе Иоасафе Белгородском рассказывали, что он по ночам раздавал беднякам своего города милостыню, с келейником зимой рассылал подводы с дровами или дарил полушубки. В Оптиной пустыни жил схимонах, у которого была потребность чем-либо услужить монахам; на вопрос, почему он без просьбы благотворит, тот младенчески отвечал: "Я тебя люблю."

Многие из вас, наверно, читали рассказ про одного старца, жившего близ Иерихона в Палестине. Он лучшие годы жизни провел в том, что провожал путников, шедших близ его жилища в Иерусалим, больных носил на плечах, кормил голодных, запекшиеся уста жаждущих освежал холодной водой. Если и мы хотим смириться ради Христа пред ближними своими, не станем смущаться чрезмерно и огорчаться, когда к нам холодны или враждебны те, кому мы сделали добро, или проникнуты чувством неприязни. Иногда знакомые отвращаются от нас неожиданно, как от святого пророка Давида, ближние становятся нам далекими. Будем тогда повторять себе в утешение слова апостола: "Любовь... не ищет своего" (1 Кор. 13:4-5) - и не придадим встречному недоброжелательству никакого значения. Иногда в семьях дети восстают, по пророчеству Иеремии, на родителей, на любовь их отвечают дерзостью, непослушанием и равнодушием, забывают труды отцов, болезни матерей своих, когда они в печалях носят их под сердцем своим и, родив, болеют о их участи. Да смирится тогда ради Христа родительская душа, да понесут родители с терпением тернистый крест непрестанных попечений о грубых детях в чаянии небесного воздаяния за слезы и труды свои от Бога.

Случается попрание любви со стороны кого-либо из друзей. Да потерпит смиренно любовь оскорбленного друга это расхождение, да будет неизменна в крепости своей. Нередко в среде супругов взаимное согласие расстраивается несхожестью характеров, привычек и влечений. Бежать ли тогда из семьи, требовать ли развода? Нет, но надо смириться, потерпеть. Без труда не делаются люди святыми и без горечи не достигают покоя и на земле. Не станем же ожидать благодарности и памяти о себе людей, а, помня о своих великих немощах, будем бескорыстно изливать лучи добра на тех, кому можем оказать благодеяние. Его запишет Бог, совесть наша и совесть облагодетельствованных лиц, и когда Господь придет на землю для суда над живыми и мертвыми, представят Ангелы-хранители наши память пред Богом о наших делах, и тогда по заслуге каждому будет похвала от Бога. Смиримся же под крепкую руку Божию. Взыщем от Бога, Помощника и Покровителя нашего, благодатной силы во спасение и покажем друг другу бескорыстную любовь, которая, по апостолу, никогда не перестает (1 Кор. 13:8). Аминь.

Четыре сердца.

"Вышел сеятель сеять" (Мф. 13:3) - так начал Иисус Христос одну свою притчу. И ныне Он продолжает как Небесный Сеятель бросать слова Свои в человеческие сердца, повторяя навеки сказанное Свое учение миру. Что же он видит в нас при этом сеянии? Наши сердца, по учению Спасителя, представляют то проходную большую дорогу, то каменистую землю, то ниву, заросшую тернием, то плодоносную ниву, где семя Божественного слова приносит плод Вечной Жизни. Сердце есть дорога; когда мы, слушая евангельское учение, поддаемся всяким мыслям житейским и земным, то в такую душу прилетают птицы. Это бесы, целой стаей витающие в церкви для искушения нас, каким-то им одним ведомым образом действуют на наш ум, и мы при чтении Евангелия так охватываемся своими ничтожными думами, что слыша не слышим слова Божия и остаемся без плода. Нет внимания в нас и благоговения к Христову учению, за это и семя небесное похищается из наших душ.

Сердце является каменистой землей, когда мы принимаем слово Божие со вниманием, но не согреваемся им, не размышляем и не имеем решимости исполнить его. Как только появятся напасти или гонения за Христа, так и отступаем мы от слова евангельского, нарушаем его ради земных целей. Слышим, Христос учит нас, что нужны пост и молитва. Когда же в домах неверующие и мало верующие требуют, чтобы приготовлялись и вкушались всеми членами семьи недозволенные яства, тогда в верующих душах из малодушия возникает готовность потворствовать греху. Слышим призыв Христа бодрствовать молитвенно на всякое время, да сподобимся избежать напастей, пытаемся осуществить этот завет. Но едва раздаются насмешки над нами за это, едва коснется нашего духа обвинение в святошестве, отсталости, как готовы мы и отречься от дорогих сердцу заветов, лишь бы не восставала на нас людская злоба. Так и во многом другом мы изменяем вере, ложно стыдимся перед другими являть свои христианские мысли и чувства, и семя слова Божественного засыхает в нас от зноя гонения за веру.

Иногда сердце наше представляет почву, поросшую тернием. Падает сюда евангельское семя и принимается нами, но вот несем мы в дома это семя, а здесь встречают нас всякие заботы о себе, о родных: печали горькие из-за неверия и пьянства некоторых членов семьи, суетные мысли о приобретении нужного в жизни, иные сгорают всем сердцем в пламени похоти, сладострастия, нечистых мыслей. От этих-то, по выражению Спасителя, печалей богатства и сластей житейских, как от терния, глохнут добрые ростки евангельского учения в сердце, другие расчеты и желания занимают дно названных душ, и часто всю-то земную жизнь они не дают желанного плода исправления и добродетели. Ах! Не будем мы столь бесчувственными к слову Божию, да сделаются наши души доброй землей, где прорастает семя учения и дает плод, изменяя нас к лучшему.

Добрая земля есть такое сердце, в котором семя Божественного слова, во-первых, хранится, во-вторых, дает плод в терпении. Чтобы нам быть доброй землей, необходимо прежде всего с усилием запомнить слышанное в церкви или прочтенное дома евангельское повествование, много размышлять о нем; и если дома не с кем об учении Христовом поговорить, то полезно в среде знакомых поискать боголюбивого собеседника. С этой целью важны посещения друг друга и взаимный разговор. О чем мы говорим обычно вместо полезных бесед? Говорим, как живут наши знакомые, что едят, во что одеваются, какие грехи совершают и с кем встречаются; иные рассказывают что-нибудь, вызывающее смех или просто бросают слова на ветер. По замечанию апостола, подобные злые беседы растлевают благие обычаи (1 Кор. 15:33). Что остается после упомянутой праздности и пустословия? Какая-то тягота душевная, тонкая тоска, печаль и уныние. Кто же полюбит, согласно учению Иисуса Христа, сохранять Его слово в сердце доброй беседой с ищущими спасения людьми, тот преисполнится святыми мыслями и чувствами, получит светлость ума, свежесть и покаянный строй чувствований и волей крепко склонится на сторону добра. Как у нас может цвести благочестие, когда святое мы слышим лишь в церкви, а дома омрачаемся одними пустыми, смрадными или гнилыми речами? Но и размышлять о слове Божием недостаточно, надо еще творить плод в терпении. Это значит, что для образования в душе добродетели не следует ни взирать на гонения ради Христа, ни отдавать сердце заботам, скорбным порывам плотской похоти. Нужно в терпении приносить плод для Царства Небесного. Например, преподобный Патров, который, услышав слово Божие о хранении от греха языка, ушел в пустыню и здесь несколько лет учился молчанию, нося во рту камень и отверзая уста лишь для славословия Богу. В терпении приносили плод Богу святые мученики, поборники веры, гонимые за истину, оскорбляемые, юродивые, постники и воздержники, смиренные молитвенники и весь несметный лик святых, ныне торжествующих на Небе. И сегодня Господь открыл нам случай показать первый опыт приношения духовного плода. Не будем с этого времени ни одного Евангелия слушать в церкви без того, чтобы о нем не размышлять. Но пусть загораются наши души пламенным порывом исполнять слышанное в жизни, как Господь сказал: "Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие Его" (Лк. 11:28). Аминь.

Две печали ради Царства Небесного.

Будем сегодня, как дети, жаловаться Господу на свою душу и говорить Ему: "Господи, душа моя болеет гордостью, завистью, гневом, леностью, тщеславием и плотскими страстями. Господи, исцели нас! Если Ты не уврачуешь, мы погибнем от зла." Есть ли ответ на этот крик изболевшихся душ? Да. Господь устами апостолов Своих утешает нас и показывает, как грешник может прийти к Богу, достичь мира в совести своей. Апостол Павел свидетельствует, что кто сокрушается о своих грехах, печалится о них, тот совершает бесповоротное покаяние во спасение. А святой апостол Иаков говорит, что кто молится и печалится о других грешниках, тот и сам спасается: "Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться" и еще: "Если кто из вас уклонится от истины, и обратит кто его, пусть тот знает, что обративший грешника от ложного пути его спасет душу от смерти и покроет множество грехов" (Иак. 5:16, 19-20). Итак, печаль о себе, что мы злы и порочны, с желанием быть добрыми, и печаль о других погибающих - - вот что может привести нас к душевному миру и спасению. Понудим прежде печалиться о себе свою душу. Помните блудного сына в проповеди Христовой? Он насладился вечери небесной не прежде того, как пришел в сокрушении духа к отцу своему: "Отче! я согрешил против неба и пред тобою, и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих" (Лк. 15:18-19). Знаком нам хорошо и евангельский мытарь. Он пошел в дом свой оправданным лишь после того, как в храме, стоя вдалеке от святилища, не хотел очей возвести на небо, но бил себя в перси, говоря: "Боже, милостив буди мне грешнику" (Лк. 18:13). Кто был апостол Павел? Верховный апостол. Вот что он в сокрушении спасительном говорил от всего сердца: "Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый" (1 Тим. 1:15).

И мы должны размягчать свои души, как блудный сын и мытарь, если мы окаменели, если равнодушны к своему душевному состоянию. Не размягчается сразу земля, иссохшая от зноя, после росы или даже от проливных дождей, не сразу подымаются приникшие к земле колосья после орошения влагой. Так и наши души. Чтобы они умилялись, легко чувствовали свое зло, мы должны потрудиться в молитвах, коленопреклонениях и размышлениях о спасении своем. Чаще будем повторять молитвенное воздыхание святых: "Боже, милостив буди мне, грешному," "Создавый мя, Господи, спаси мя," "Без числа согреших, Господи, спаси меня, грешного," "Владычице моя, Пресвятая Богородице, спаси нас, грешных," "Ангел-хранитель мой, моли Бога о мне, грешном." Читайте в свободные минуты имеющиеся в каждом полном молитвеннике каноны Иисусу Христу, Божией Матери и Ангелу-хранителю. Станем вслушиваться и в молитвы церковные. Здесь можно почерпнуть много трогательных сердцу истин. Например, такие воззвания: "Покаяния время, что ленишься, что нерадишь, брате. Покаемся, да не останемся вне Чертога Христова рыдающи." Прибавьте к молитве частые земные поклоны, они смиряют гордость нашу и побуждают в душе покаянную печаль. Наконец, и дома утром перед делами или вечером перед сном подумаем хоть немного о том, как коротка наша жизнь, как непостоянны блага земные, внезапен час смерти; помыслим о страшных мучениях за нераскаянные грехи и о воздаяниях праведным; приведем себе на память, каковы наши немощи и сколько их у нас. И вот настанет час, когда сделается нам больно от сознания своих грехов. Тогда благодать Божия коснется наших душ, отпадет от них камень бесчувствия, мы ощутим всю свою нищету, заскорбим, сокрушимся. В душе родится потребность скорее выбросить всю накипь греховную. Так от печали душевной Господь приведет нас к исповеди чистосердечной, сокрушенной и смиренной.

Когда мы приходим каяться, часто не сознаем и грехов своих, говорим одно: во всем мы грешны. Когда же обучим себя держать перед глазами свои немощи, тогда подробно расскажем о них своему духовному отцу без его вопросов. Ведь истинное покаяние есть то, при котором мы сами рассказываем о своих пороках подробно, стыдясь своего зла, прогневляющего Бога, и обязательно рассказываем, не извиняя себя, а как подсказывает совесть. За такую исповедь Иисус Христос очищает душу, и нам делается очень радостно. В душе прорывается гнойная опухоль, и человеку после этого становится легко. Настолько велики сокрушения. Сокрушалась праведная Анна и получила дар от Бога - пророка Самуила. Сокрушалась грешница в доме Симона-прокаженного и удостоилась отпущения грехов от Спасителя. И нас сокрушение омоет от грехов, обрадует нас пресладкой радостью. Конечно, требуется сокрушение не одного дня, а в течение целой жизни.

Некоторым из нас Господь дал, кроме печали о себе, печаль и о других душах. Ныне во многих домах поселились три недуга: неверие, разврат и пьянство. У многих есть родные, болеющие какой-либо из этих болезней. И кто по любви Христовой болеет, терзается сердцем за несчастных неверов, развратников и пьяниц, с упованием взывает к Богу об их исправлении, тот не только стяжает состраданием венец мучеников, но и покрывает терпением множество своих грехов и может действительно спасти погрязшие в названном зле близкие себе души.

Что такое неверие?

Это одержимость человека тяжелым духом хулы. Юноши или взрослые принимают мысли диавольские за свои взгляды, обольщаются и колеблются в вере. Покойному известному в Москве протоиерею Михаилу Хитрову одна девушка покаялась на исповеди, что она в Бога не верует, и тот не разрешил ее на исповеди, сказав прийти на следующий день. Сам же пошел к редактору "Душеполезного чтения," знатоку душ, престарелому священнику. Тот после рассказа Хитрова некоторое время в волнении ходил по комнате, а потом и говорит: "Михаил, разрешите эту девушку. Я верю, благодать Божия на нее подействует. Она хулы на Бога приняла за собственные убеждения." Хитров послушался, и впоследствии эта мнимо неверующая девица была спасена для Церкви.

И пьянство рождается, как и разврат, оттого, что нет у людей чистых и святых духовных порывов, хотят они заглушить в себе душевную пустоту или пьянством, или многочисленными разводами и супружеской неверностью и допускают согласие с помыслами искусителя. Но Господь, Который посрамил диавола, силен и ныне через молитву и кроткие слова увещания, через безмолвный пример и непрестанную скорбь сердец верующих привести снова к Себе отпавшие души, отогнать от них искусителя-врага и исправить - часто так и в такое время, когда мы и не ожидаем. Если исправляются души и отрешаются от пороков, неожиданно подкрепляемые Господом при слабых своих усилиях, то велика радость Ангелов на Небе об отыскании заблудших овец. Только не переставайте плакать, воздыхать и молиться о своих заблуждающихся душах. У Господа, кроме озарения, очень много средств спасения погибающих. Пошлет Он болезнь, горе, страх смерти или еще какое-либо спасительное чувство в грешную душу - и она спасется.

Станем же печалиться о себе и, по любви Христовой, о других, и возрастят наши души спасительные молитвы и добродетели во славу великого Бога, Ему же слава и держава во веки веков. Аминь.

О житнице души.

Ныне воля Божия по немощи тела нашего сокращает слово наше, и поэтому мы лишь кратко остановимся на том, что говорит сегодня Евангелие. Из притчи нынешней возьмем слова Христа: "Безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил?" (Лк. 12:20). Кому останутся его великие богатства, его житницы, полные хлеба? Богатство земное уж не будет нужно тогда человеку, оно не спасет его.

У нас нет закромов, полных зерна, нет таких богатств, как у евангельского богача, но есть души наши, которые мы, как житницы, должны пополнять добрыми делами. Посмотрите - в домах наших часто много лишних вещей, одежды и посуды, и в душах у нас, этих житницах добра, часто бывает масса зла и страстей. А как заботится о человеческой душе Господь! Вспомните - Он оставил ради нее светлое Небо и сошел в темный, порочный мир, Он скорбел, тосковал, взошел на Крест для того, чтобы спасти эту греховную душу. Ради нее Он посылает Ангела-хранителя, который охраняет и оберегает душу, и, наконец, Он дал нам в пищу Свое Божественное Тело и Кровь, которые воспламеняют благодатью наши немощные души. Вот какую ценность представляет собой наша душа, и мы должны наполнять ее добрыми и угодными Богу делами, чтобы быть достойными Царствия Божия.

У нас теперь получается все наоборот: ум наш всецело занят земными стремлениями, наше сердце бьется лишь для земных страстей, а воля наша направлена ко злу. Житница души нашей оскудела, и мы должны ее восполнить добрыми делами, покаянием и великим терпением при перенесении своих скорбей. Если мы не можем делать больших добрых дел, будем делать малые, будем помогать ближнему - каждый сообразно своему материальному положению. И Господь наградит нас, если мы будем поступать так со всей полнотой Христовой любви. Мы должны каяться непрестанно, ибо не проходит ни одной минуты, чтобы мы не грешили. Наконец, нужно с терпением переносить скорби и испытания, помня, что Господь посылает их часто для нашей же пользы. Апостол говорит: "Чем больше скорбей у человека, тем более внешний человек тлеет и внутренний обновляется" (2 Кор. 4:16). Авва Исайя говорит: "Когда я болен, я старею и едва могу вспомнить о Страшном Суде, а если бы был здоров, то не помнил бы о нем совершенно."

Будем же обогащать житницу души нашей делами добрыми, покаянием и терпением скорбей со смирением, дабы, когда придет время закрыть очи наши в последний раз, могли бы мы сказать вместе с Давидом: "Да живет душа моя и славит Тебя; и суды Твои да помогут мне" (Пс. 118:175). Аминь.

Заповедь любви.

Господь останавливает наше внимание на заповеди любви. Широка заповедь Божия, как нам исполнить ее?! Зная притчу о милосердном самарянине, мы должны посмотреть на его поступки, чтобы научиться от них. Ведь самаряне и иудеи были во вражде, и, несмотря на это, самарянин с любовью поднимает израненного иудея, выливает на его раны масло и вино. И мы должны так поступать, должны с любовью относиться ко всем, окружающим нас. Так, например, если попросят нас показать улицу или дом, можно ответить небрежно, неохотно, а нужно как можно участливее и с любовью указать. Если нас оскорбляют, то мы должны молиться за обижающих нас и не помнить обид. Самарянин, несмотря на исконную вражду, сажает иудея на своего осла и отвозит в гостиницу. Так и мы, если попросят у нас чего-либо, должны помочь ближнему, хотя бы урезывая себя, мы должны делать это так же, как самарянин, с полным самоотвержением. Далее самарянин просит гостиничного заботиться о больном, так и мы должны терпеть в любви, ибо Господь говорит: "В терпении вашем спасайте души ваши" (Лк. 21:19). Ныне в семьях есть люди с такими характерами, которые доставляют окружающим много горя и слез, но нужно терпеть до конца, безропотно, как велел Господь. И вот на том, кто исполнит эту заповедь, великую заповедь любви и самоотвержения, почиет благодать Божия. Аминь.

О помощи Отца Небесного.

Ныне, возлюбленные, хочется назвать нас всех детьми, потому что как дети нуждаются в помощи своих родителей, так и мы не можем ничего сделать без помощи Отца Небесного. Ведь все, что есть у нас, дал нам Господь. Он дал нам силы и здоровье, и если отнимает это у человека, то он делается слабым, беспомощным. Он дал человеку ум, без которого тот не способен мыслить. Он дал нам все земные блага. Но если мы дети Отца Небесного, почему Он не слышит нас, почему не приходит к нам на помощь? Есть в некоторых семьях неверующие члены, о них молятся, а все нет помощи, все остаются неисправимыми. Болен ли кто, молятся о нем, а все нет поддержки, все не может он встать с одра болезни. Молятся за человека, впадшего в разврат, в пьянство, а он все не бросает своей страсти, и поэтому нам кажется, что Господь не слышит нас, не хочет подать нам своей благодатной помощи.

Но прежде чем получить ее, мы должны подготовить сердце наше к восприятию этой помощи Отца Небесного. Апостол Иаков сравнивает каждого человека с земледельцем, который ждет драгоценного плода от земли, терпит долго, пока не получит дождь, ранний и поздний. Он прежде вспашет землю свою, удобрит ее, затем бросит семя в готовую почву и ждет дождя, который посылает Господь и от которого зависит урожай его. Так и мы должны прежде вспахать свое сердце, удобрить и засеять его, а уж потом ждать от Господа благодатной помощи. Вспахать сердце наше нужно страданиями. Если жена имеет мужа неверующего, пусть страдает о нем; если родители видят своих любимых детей больными, пусть мучаются за них; если у кого-либо есть родные, страдающие различными пороками, пусть тот страдает, ибо страдание размягчает сердце. Господь посылает страдания даже святым людям. Так, преподобный Серафим три года лежал без движения, а Господь все не помогал ему, потому что хотел привести к полному смирению его душу.

Удобрять свою душу мы должны молитвой смиренной. Если мы молимся о неверующем, то не должны говорить: "Господи, обрати его к вере, вот тогда-то сделай его вот таким-то," но молиться должны с полным смирением, прося Господа сделать все, как Ему угодно и когда угодно, - вот такая молитва удобрит наше сердце. Наконец, мы должны бросить семя. Этим семенем у нас будет борьба со своими страстями посредством противопоставления им дел добрых и угодных Богу. Если человек одержим какой-либо страстью, например завистью, он должен сделать или подарок тому, кому завидует, или что-нибудь хорошее и тем самым затушить в себе огонь пагубной страсти. Если кто-то кого-либо ненавидит, то пусть молится от всей души за того человека, противопоставляя ненависти любовь.

И вот, вспахивая свою душу страданиями, удобряя сердечной молитвой и бросая в нее зерна борьбы со своими пороками, мы можем ждать раннего или позднего дождя, который сойдет на душу в виде благодатной помощи Отца Небесного, дабы возрастить добрые плоды. И тот, кто страдает, молится и борется, несомненно получит эту помощь, которая рано или поздно явится человеку, ибо человеколюбив Отец Небесный, Ему же слава во веки веков. Аминь.

О Божественной Трапезе.

Грешная душа моя, возлюбленные братия, обложена немощами и не может прийти во смирение. Но Христос ныне посылает рабов Своих призывать всех любящих его к небесной Трапезе. Все свои чувства и мысли мы должны возносить к этой дивной неизреченной Трапезе. Посмотрите, что есть прочного на земле? Если мы возьмем богатство, деньги, то о них можно сказать, что они проходят, подобно речной воде. И у древних сказано: "Когда богатство умножается, не прилагайте к нему сердца" (Пс. 61:11). Если возьмем любовь, то увидим, что она также непрочна. Сам Давид говорит: "Не надейтесь на сыны человеческие" (Пс. 145:3). Все мы любим ближних наших только за внешние их достоинства, а когда доведем до креста, то оставляем их. Наконец, если посмотрим на здоровье и на земные приобретения, то увидим, что здоровье наше тает, как воск, и увядает, подобно хрупкому полевому цветку, а все наши приобретения рассыпаются в прах, исчезают, как мыльный пузырь. И хотя мы и любим Господа, Он указывает нам, какие мы несовершенные, какие неподготовленные к Его Божественной Трапезе. В притче говорится, что когда рабы по указу господина пошли за званными на брак, то один сказал: "Я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее и потому не могу прийти к Тебе, Господи" (Лк. 14:18). Не отвечаем ли мы, братия, на зов Христа такими же словами? Да, отвечаем. Какими мыслями занят наш ум даже в эти священные минуты? Не земными ли приобретениями и нуждами нашего земного существования? Не осуждали ли мы ближних, внимательно следя за их поступками? Душа не может оторваться от земли, она слишком привязалась к ней. Другой званый говорит: "Я купил пять пар волов и иду испытать их" (Лк. 14:19). И многие из нас так отвечают призывающему Христу. Это те, которые ради земного благополучия, боясь лишиться места, надевают на себя личину неверия, скрывают свою веру и часто улыбаются с хулящими Христа, боясь открыто исповедовать свою веру. Они забывают, что Господь может покарать их. Третий отвечал рабу господина, звавшего на брак: "Я женился и потому не могу придти" (Лк. 14:20). И ныне мы отвечаем так Господу. Но что же это за жена, которую мы приобретаем и которая мешает нам идти на Божественную Трапезу? Под женою Григорий Двоеслов подразумевает похоть, а Кирилл Александрийский - плоть человеческую со всеми ее страстями. Ныне человек, предаваясь страстям, горит и перегорает на их огне, и у него не остается чувства для Бога. Нужно изгнать из ума помыслы о земном, очистить сердце от страстей и открыто стать наследниками Царства Божия.

Далее в притче говорится, что войдут на вечерю все убогие, нищие, слепые, хромые и увечные. Под нищими разумеются люди, обнищавшие от страстей и не стремящиеся к земным удовольствиям. Слепые - это люди, не идущие за ложными учениями света, они слепы для этого, но лучше быть слепым здесь, на земле, да зрячим на Небе. Хромые - те, у которых хромают колени, когда им нужно пойти на зрелище, но которые приобретают крепость, когда они посещают храм Божий и совершают добрые дела. Наконец, в Царство Божие войдут увечные. Это люди, живущие среди неверующих и не разделяющие их взглядов. Они должны "изувечить" себя, порвать духовное общение с людьми неверующими, хотя бы живя под одной с ними кровлей, ибо лучше остаться с одним оком, вырвать соблазняющие члены, чем лишиться Царства Божия. Это и есть те духовно изувеченные люди, которые насладятся на Трапезе Христа. И кто не будет стараться о земных приобретениях, кто будет бороться со своими страстями и порвет духовное общение с людьми неверующими, тот будет призван к небесной Трапезе, где будет воздавать хвалу Единому Богу, Ему же честь и слава во веки веков. Аминь.

О двух учителях и утешителе в жизни нашей.

Все мы, возлюбленные братия, знаем, что главный завет, который оставил нам Господь, есть завет любви. Эту любовь мы можем выразить в храме православном, молитвенно воздыхая друг за друга. Мы должны делить скорби с ближними нашими, должны облегчать друг другу тяжелый жизненный путь живым участием в горе ближнего, ибо в этом заключается исполнение заповеди о любви. Господь посылает нам двух учителей в жизни нашей - это скорбь и соблазн, дает великого утешителя - Православную Церковь.

Многие почитают себя хорошими и красивыми людьми по внешности, но если взглянуть внутрь человека, то можно увидеть столько зла, пороков, что, кажется, жизни не хватило бы для оплакивания этого зла, гнездящегося в нашей душе и разъедающего ее. И вот Господь для нашего исправления посылает нам скорби, чтобы сделать нас лучше. И Давид говорит: "Благо мне, что я пострадал, дабы научиться уставам Твоим" (Пс. 118:71). Скорби надо переносить во смирении и всегда обращаться с ними к Богу. Каждого человека, просящего помощи в горе, слышит Господь. Поэтому стоит только воззвать к Господу, заплакать перед Ним о своей скорби, и Он уже знает все и рано или поздно посылает утешение. И если Господь не исполняет наших просьб скоро, то это не значит, что Он не внимает нам, а просто испытывает человека, чтобы укрепить в терпении.

Второй наш учитель - это соблазны. Господь, посылая их, как бы испытывает нас в вере и делает нас сильными в борьбе со злом. Он Сам сказал: "Горе миру от соблазнов, ибо надобно придти соблазнам" (Мф. 18:7). И мы теперь со всех сторон окружены соблазнами и должны бороться с ними. В храме мы слышим одно, а вне храма - противоположное: в храме - проповедь правды, любви и добра, а вне храма - насмешку над всем этим, слышим слова, которыми хотят поколебать нашу веру. Но мы должны утверждаться в вере, должны хранить ее, уповая на Бога, как дети, в простоте своих сердец. Ныне легко смотрят на отношения мужского пола к женскому, внушают легкомыслие и поощряют чуть ли не разврат. Но не нужно брать пример с подобных людей, нужно быть целомудренными и строго охранять чистоту, потому что те люди своим легкомыслием попирают нравственные законы жизни. И апостол Павел говорит о них: "Блудников же и прелюбодеев судит Бог" (Евр. 13:4), ибо не войдет ничто нечистое в Царствие Небесное (Откр. 21:27).

Многие ныне окаменели своими сердцами, не сознают своей греховности, души их холодны и закрыты от Бога, но для врачевания этого существует покаяние, которое оживляет такую иссохшую душу и освежает ее, подобно благодатному дождю, падающему на сожженную палящим зноем почву. И во всех наших скорбях и соблазнах мы должны прибегать к нашему великому утешителю - Православной Церкви, в которой присутствует благодать Божественная, восполняющая наши оскудевшие добродетелью души. Господь пребывает в Церкви и утешает Своих верных сынов, по слову пророка Моисея: как орел носит птенцов на своих крыльях, так Господь в Православной Церкви заботится о каждом человеке, только нужно иметь терпение и уповать на волю Его, нужно помнить, что мы еще очень немощны и потому нельзя сразу человека неверующего сделать верующим, нельзя сразу отнять болезнь у человека, нельзя с ним творить чудеса. Будем же во всем уповать на Бога, пусть для нас будет Господь вразумителем в наших делах, утешителем в наших скорбях и печалях и путеводителем в жизни нашей до тех пор, пока не наступит иная жизнь, в которой мы наследуем Небесное Царство. Аминь.

Отчаяние в спасении.

Всем нам, возлюбленные братия, надлежит умереть, и кто знает, с каким лицом предстанем мы пред судилище Отца Небесного. Все мы одержимы страстями и подвергаемся множеству искушений. В сегодняшнем евангельском чтении говорится о том, как Ирод послал воинов избить Вифлеемских младенцев. И ныне есть ирод. Этот ирод - сам диавол, который посылает не воинов, а бесов, препятствующих человеку в деле спасения души. И как рыдали на полях Вифлеемские несчастные матери, так и сейчас Ангелы-хранители плачут о душах, погибающих от стрел диавольских, подобно тому как гибли безвинные Вифлеемские младенцы. Ныне самым большим искушением является отчаяние в своем спасении.

Естественное состояние человеческой души, возвышающейся от земли и возносящейся к Богу, есть печаль. Но печаль эта, по слову преподобного Кассиана, не та печаль земная, раздражительная и нетерпеливая, а печаль радостная, печаль спокойная, печаль о Дусе Святе. Прежде всего диавол говорит: "Вот у тебя все дела, дела, некогда тебе вспомнить Бога, и ты погиб." Но ведь труд есть естественный закон человеческой жизни. Первому человеку было сказано после падения: "В поте лица твоего будешь есть хлеб" (Быт. 3:19). Поэтому необходимо потрудиться, и если времени нет для молитвы к Богу, то нужно всегда помнить о Нем, нужно помолиться мысленно, хотя бы говоря: "Господи, помилуй," "Пресвятая Богородице, спаси нас." И этого будет вполне достаточно. Эта простая молитва, исходящая из глубины сердца, будет угашать раскаленные вражеские стрелы, ибо диавол, по слову апостола, как лев рыкая, ходит, ища кого поглотить (1 Пет. 5:8). Диавол говорит затем, что не спастись нам, так как у нас нет руководителей. Действительно, многие пастыри теперь ослабли, но все же нельзя отчаиваться, потому что если ослабли пастыри, не ослаб Христос. Он Сам заботится о наших душах, Он и теперь дает нам руководителя - это совесть нашу. Когда мы сделаем что-либо дурное, то совесть наша, хотя мы и молчим, мучает нас, упрекает и не дает нам покоя. Есть у нас, кроме того, и Священное Писание, ведь Евангелие-то имеется почти в каждом доме. Человек иногда сто раз прочтет одно и то же и все не может постигнуть смысла, а в сто первый раз ему вдруг все откроется, и он все поймет. Есть у нас еще и братья во Христе, и всякий, кто обременен каким-нибудь несчастьем, если тяготит что его душу, то он должен обращаться за советом к братьям своим во Христе, они утешат его, помолятся о нем, и легче станет человеку.

Особенно тяжкими грехами являются теперь грехи, противоестественные девству, - аборты и блуд. И вот диавол всякому согрешившему напоминает об этих грехах, говоря: "Нет тебе спасения." Но не надо забывать, что Господь милосерд, необходимо только немедленно чистосердечно рассказать свои грехи, и тогда обретешь облегчение и утешение. Наконец, многие находятся среди людей неверующих, чистые среди развратников, трезвые среди пьяниц, и часто этими грешниками являются наши кровные родные. Тут помогает сердечная молитва. Надо помолиться о таких людях, особенно должны молиться женщины, потому что мужи теперь стали развратными и пьяницами, а дети - неверующими. И вот жены должны, как древние мироносицы, первыми возвестившие спасение, не только спасаться сами, но увлекать за собою и близких. В этом теперь их главная забота. Они должны действовать где лаской, где уговором, где просьбой, а если это не действует, то должны обращаться к Богу в пламенной, горячей молитве. Их рыдания должны быть подобны рыданиям земледельца, который, по слову Иоанна Златоуста, выйдя на свое иссохшее поле, присел и громко зарыдал, и слезы его падали на сухие комья земли и размягчали их, и эта сердечная молитва отгонит отчаяние от человека, и он опять поднимется и укрепится духом.

Итак, не будем рыдать с отчаянием и отчаиваться в своем спасении, ибо жив Господь Бог наш, Им же жива и душа наша во веки веков. Аминь.

Божественная жизнь.

Возлюбленные братия, нынешнее евангельское чтение гласит: "Стал Иисус на ровном месте: и множество учеников Его, и много народа из всей Иудеи и Иерусалима, и поморских мест Тирских и Сидонских, которые пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих, также и страждущие от нечистых духов; и исцелялись. И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех. И Он, возведя очи Свои на ученики Своих, говорил:

Блаженны нищие духом: ибо ваше есть Царствие Божие.

Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь.

Блаженны плачущие ныне: ибо воссмеетесь.

Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как безчесное, за Сына Человеческого.

<

Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах" (Лк. 6:17-23).

О чем говорит нам это Божественное слово нашего Спасителя? Оно призывает нас к жизни божественной, чтобы мы, живя той жизнью, могли наследовать Царствие Божие. Мы живем не полной жизнью, а полу жизнью, мы живем земной жизнью: смеемся, наслаждаемся удовольствиями и плотскими вожделениями. Но так не достичь нам Царствия Божия, для наследия которого требуется иная жизнь - жизнь божественная. Человек скромный, который все переносит в смирении, хранит чистоту и жаждет искоренения греховных чувств, живет божественной жизнью, наследует Царствие Божие. И апостол Павел говорит: "А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться" (Рим. 8:17).

Образец христианской божественной жизни дает нам воспоминаемый ныне великий столп веры православной святитель Василий Великий, эта палата учености, как его называли, который уже в 49 лет созрел для Царствия Божия. О святителе говорится, что он, любя науки, старательно изучал всю языческую мудрость. Без благодати Божией эти науки не приносят пользы, и он пошел в пустыню учиться мудрости духовной у великих подвижников. Он видел там Пахомия Великого - ангелоподобного старца, видел Макария Александрийского и Макария Египетского - эти благодатные сосуды пламенной любви к Богу, видел Павла Препростого, обладавшего неизреченной простотой. И примеры этих подвижников так возгрели душу Василия, что он удалился в пустыню и стал проводить жизнь в строгом посте, молитве и непрестанном покаянии. Он до того изнурил свое тело великими подвигами, что стал худ и бледен; он писал в письме к своему другу: "Мое тело стало как паутина, я беспрестанно страдаю от множества болезней, и мне иногда трудно бывает сделать несколько шагов."

Сам Христос говорит, что для наследия Царствия Божия нужны две вещи: снисхождение к поступкам ближних и вера. Снисходя к грехам других, человек сознает свои грехи и раскаивается в них.

Василий Великий жалел грешников, приходивших к нему, и принимал с любовью людей, совершивших тяжкие грехи. Так, он однажды приводит в церковь юношу, который продал душу диаволу и своей кровью подписал отречение от Христа. Святитель велит народу поднять руки и молиться, и народ восклицает: "Господи, помилуй." Тогда диавол стал кричать: "Василий, ты меня обижаешь!" А святитель опять велит молиться. Диавол опять закричал: "Ты меня обижаешь, Василий, не я пришел к этому человеку, а он ко мне, я на Страшном Суде покажу рукописание, которое он дал за то, чтобы обладать девицей, которой отдал сердце свое." Но Василий продолжал молиться, и народ, рыдая, повторял: "Господи, помилуй." Тогда вдруг по воздуху пронеслась записка, написанная кровью, - и прямо в руки святителя. Он также умолил Господа простить грехи одной вдовы после смерти ее, потому что она при жизни своей постыдилась открыть их духовнику.

Апостол Иаков говорит: "Вера без дел мертва" (Иак. 2:20). И святитель Василий, непоколебимо твердый в своих верованиях, был отцом и заступником сирот, печальником вдов и все свое состояние раздавал бедным. И мы должны жить полной божественной

жизнью, для чего необходимо нам каяться и иметь веру и добрые дела. Веру нашу мы должны возгревать добрыми делами. Мы все бедны в смысле денег и не можем оказать помощи ближним, но и от небольшой платы, получаемой за труды, мы можем отделять хотя бы малую часть бедному, можем хоть принять человека, и напоить его горячей водой, и приласкать измученного тяжелой жизнью. Итак, совершая добрые дела и взирая на свою изнемогающую душу, мы будем жить жизнью божественной, жизнью, возносящейся к небесному, окрыленной благодатью Святого Духа, и отойдем к отцам нашим с кораблем, полным драгоценного груза добрых дел, в чем подобны будем купцам не только ищущим, но и нашедшим добрый бисер - Христа, Ему же держава и слава во веки веков. Аминь.

Чистое сердце.

Возлюбленные братия, все мы слишком мало видим и слышим доброго за пределами храма. Мы слышим такие речи, которые не только способны поколебать нашу душу, но и развратить ее. И все наши грехи и страсти заграждают путь в наше сердце для Самого Господа. А ведь Он стучит, ибо хочет войти в наше сердце. Сегодня говорится в Евангелии: "Приготовьте путь Господу" (Мф. 3:3). Что это значит? Это значит, что мы должны приготовить сердце свое к приятию Господа. Но как это сделать, как очистить сердце, погрязшее в грехах и пороках? Невольно хочется воскликнуть вместе с Давидом: "Сердце чисто созижди во мне, Боже" (Пс. 50:12). Мы должны сердце свое хранить в чистоте, должны отгонять блудные мысли и не вступать в беседу с прилогом диавольским. Мы должны наложить узду на язык свой, который много приносит нам вреда. Когда мы говорим слишком много пустого, то замечаем, что на сердце становится как-то тяжело. Это оттого, что празднословие как бы умаляет благодать Божию и изгоняет ее из нашего сердца. Мы должны стараться избегать ссор с ближними, должны побеждать эти искушения, молясь за ближних, которых должны любить, ибо в сердце, чуждое любви, не может войти Господь.

Но вы скажете: "Этого слишком много; как же достичь чистоты сердечной, когда почти у каждого есть близкие: жена, муж, дети, которые не хотят слушать нас, которые имеют зверские, грубые характеры и застывшие холодные души." В таких случаях надо поступать так. Если не помогут увещания, просьбы и мольбы, то с непокорными, по слову Блаженного Августина, нужно поступать так, как отец поступает с непослушными детьми. Не хотят исправиться - и не надо, делай что хочешь. Нужно оставить их в покое и, молясь Богу, каждый день поручать их воле Божией, говоря: "Господи, Ты видишь, они не слушают увещаний, поступи с ними, как угодно Твоей воле." И Господь покарает их или же, если имеется хоть капля возможности, Он Сам обратит их на путь истины, ибо Господь печется о каждом грешнике. И верьте, возлюбленные братия, что, молясь за ближних и поручив их воле Божией, мы сохраним чистоту своего сердца и получим мир и тишину.

Итак, кто заботится об исправлении своей жизни, кто хранит чистоту, избегает ссор и всего злого и всецело предает себя и ближних воле Божией, тот открывает путь в свое сердце Самому Господу, Который вселит в это сердце неизреченную радость и благодать Свою, пребывающую во веки веков. Аминь.

Сокровище Крещения.

Нам ныне, возлюбленные братия, надлежит сказать такое слово, которым Григорий Богослов называет того, кто понимает тайну Святого Крещения и постигает дары Святого Духа, посылаемого при Крещении. Но мы теперь часто не помним и даже не знаем ничего об этих великих дарах. Наши духовные школы, семинарии и академии слишком мало давали понятий о тайне Крещения, наши пастыри очень редко напоминают пасомым о благодати Крещения, об этом великом сокровище, о котором говорит Сам Христос, что оно было скрыто на селе и, найдя его, человек продал все свое имение, чтобы приобрести его (Мф. 13:44). И вот сокровища заложены в нас самих, и если мы не замечаем их, то это зависит от нас и от образа наших действий. Иногда при Крещении еще ничего не понимающие младенцы улыбались. Некоторые пастыри, читая молитвы над купелью, видели, как спокойная дотоле вода начинала колыхаться, как вода Иордана при Крещении Господа. Это происходило от действия Святого Духа, потому что Он как в то древнее время, так и сейчас нисходит на воды Крещения. Наконец, были случаи, что младенцы, отталкивающие и неприятные, становились после Крещения другими, их лица необыкновенно светились, так что сквозь кожу как бы сиял свет Божественной благодати Крещения. И апостол говорит, что когда крестили эфиопов, то их тела в знак убеления душ становились из черных белыми. Вот каковы внешние признаки сокровища Крещения в людях, но есть еще и внутренние признаки.

Так, до Крещения человек - раб греха, сын греха, но в Крещении он получает свободную волю для того или иного пути: он может идти по пути зла или по пути добра, а до Крещения он неуклонно стремился ко злу. Но почему же ныне есть такие люди, которые верят в Бога, и есть отрицающие Его бытие? Это потому, что душа одних развратна, греховна и черства. Они не могут понять истины, не могут воспринять заветов Крещения, ибо благодать Божественного Духа отошла от них. Души других, наоборот, чисты и светлы, они способны понять истину, и они понимают ее, они верят в Бога и хранят дары Святого Крещения. Но близится Страшный Суд. И горько, горько будет тем, кто отрицал дары Святого Духа, ниспосылаемые при Крещении. Рыдать и рвать на себе волосы будут они, сектанты будут стонать в своей погибели, потому что приняли в своем ложном крещении диавола, а не Святого Духа.

Как обрести дары Святого Духа, дарованные при Крещении? Чтобы найти сокровище, нужно откопать его, а оно часто находится под твердой и каменистой почвой. Тогда эту землю сначала бьют мотыгой, затем разрыхляют ее заступом и вынимают клад руками. И мы должны мотыгой разрыхлять наше сердце, и эта мотыга есть скорби наши, посылаемые Господом. Когда мы разрыхляем почву сердца мотыгой и копаем заступом, то нужно еще руками взять сокровище, потому что руки наши созданы для деятельности.

В чем должна проявиться наша деятельность? Прежде всего необходимо приобрести чистоту сердца, всеобъемлющую любовь к Богу и ближним и, наконец, смирение. Мы должны быть целомудренны, всегда прощать зло, не помнить обид и безропотно терпеть скорби. Господь Иисус Христос дал великую силу и дары, которые мы должны хранить в себе, избегать всего дурного, не дружить с плохими товарищами и не прельщаться тем, что противно Богу.

Итак, да поможет нам Господь обрести драгоценное сокровище Крещения, которое найдя достойны будем Небесного Царствия и жизни со Христом во веки веков. Аминь.

Тьма злобы.

Познание самого себя.

Все вы, возлюбленные братья, вероятно, чувствуете, что Церковь объединяет всех нас в молитве. И апостол Павел говорит, что все мы имеем одного Бога, одну веру, одно Крещение и причащаемся из одной Чаши (Еф. 4:5). Мы здесь как родные друг другу, близкие люди, и поэтому нам нужно говорить о родных.

В сегодняшнем евангельском чтении говорится о словах пророка Исайи: "Народ, сидящий во тьме, увидел свет великий" (Мф. 4:16). Будем говорить теперь о тьме. Сказано: люди, сидящие во тьме. Обратимся к себе, все мы теперь находимся в этой тьме. Но что же это за тьма? Это злоба наша, которая окружает нас повседневно - и поутру, и днем, и после молитвы, - не покидает нас и в великие минуты после совершения Таинства. Утром мы часто встаем, преисполненные злобой, нам не хочется ни с кем говорить, и мы молчим или раздражаемся на всех и готовы наговорить каких угодно оскорблений своим близким. Что же нам делать в подобных случаях?

А надо поступать так, как поступили бы мы с гадами. Представьте себе, что у вас сундук, наполненный гадами, и чтобы уничтожить их, вы закрываете сундук, закупориваете его, и гады задохнутся от недостатка воздуха. Так и злобу мы должны закрывать в сердце, и она, как те гады, задохнется и стихнет. И когда хочется сказать обидное слово, то лучше смолчать и говорить в душе вместе с пророком Давидом: "Положи, Господи, охрану устам моим и огради двери уст моих" (Пс. 140:3). Чтобы разогнать тьму нашей злобы, будем молчать при мысленной злобе, молиться, когда обуревают нас страсти, и завязывать мирные отношения с ближними, дабы обрести мир и покой душевный. И тогда не исполнится над нами слово Спасителя, Который говорит: "Злой раб! весь долг я простил тебе... не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего" (Мф. 18:32-33) - и прибавляет: "Возьмите его и бросьте во тьму внешнюю, там будет плач и скрежет зубов" (Мф. 22:13). И пусть молитва не только освещает душу нашу, но и тело, потому что приятно будет смотреть на лицо человека, когда оно исполнено какой-то внутренней неизъяснимой благодатью. И во всем да поможет нам Господь, Ему же слава во веки веков. Аминь.

Духовная радость.

Ныне, возлюбленные братия, слово наше будет о том, как надо приобретать духовную радость, потому что все мы теперь печальны, все удручены скорбями и у всех нас слишком много горя. В нынешнем евангельском чтении говорится о том, что пришел ко Христу богатый и, по-видимому, пылкий юноша и спросил: "Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?" (Лк. 10:25). И Христос ответил, что Царствие Божие достигается исполнением всех заповедей, объединяющихся под одним словом - любовь. И апостол Павел отмечает, что любовь есть совокупность христианского совершенства (Кол. 3:14). О присутствии этой любви говорит тихая духовная радость, которая сквозит в чертах лица тех, кто обладает любовью. У нас же теперь вокруг уныние, скорбные лица - знак того, что нет в людях духовной радости. А все святые обладали духовной радостью, поэтому и на иконах они изображены с радостными лицами. Посмотрите на изображение Преподобного Сергия, и вы увидите на его лице выражение какой-то спокойной неземной радости. Преподобный Серафим в последние годы своей жизни имел непрестанную радость, а ведь сколько было у него печали и борьбы с искушениями и страстями прежде! А преподобный Палладий рассказывает про авву Аполлоса, что у него было пятьсот учеников, которые все имели радостные лица, а если какой-либо брат становился печальным, авва призывал его к себе и говорил: "Утешься, чадо, печаль и уныние присущи только евреям, еретикам и неверующим, но не православному христианину."

Ничто не может дать нам духовной радости: ни место, ни положение, ни богатство. Когда человек раздражается, что с ним бывает? Его охватывает невыразимая злоба. Если он видит другого человека, имеющего над ним превосходство духовное, его грызет зависть; если ему дают возможность приобрести что-либо, у него развивается корыстолюбие. Как же нам научиться отбрасывать от себя эти пороки и приобретать духовную радость? Иоанн Златоуст говорит: "Древо, дающее сладкие плоды, имеет под землей горькие корни." И мы, чтобы получить сладкий плод - духовную радость, должны иметь в сердце два горьких корня. Этими корнями будут у нас осуждение самого себя и неосуждение ближних и постоянное окаявание себя в своих грехах. Мы должны теперь молиться словами Ефрема Сирина: "Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя согрешения и не осуждати брата моего."

Если человек, молясь, не сознает своей греховности, то его молитва не может дойти до Бога. А нужно всегда осуждать самого себя. Ведь за каждый поступок мы ответим перед Богом, и мы должны помнить это, должны всегда осуждать себя и просить прощения у Господа. Но, осуждая себя, никогда не нужно осуждать других, потому что сами-то мы, быть может, в сто раз хуже тех людей, которых осуждаем, и кто не осуждает ближнего своего, того не осудит и Господь: "Не судите, да не судимы будете" (Мф. 7:1). Мы всегда должны окаявать себя в своих грехах перед Богом, должны сознавать свое ничтожество, свою греховность и не забывать, что мы ничто перед Ним.

К этим двум горьким корням мы должны прибавить любовь к ближним нашим, потому что, когда окаявание и осуждение себя очистят сердце наше, нужна еще любовь, которая служит источником духовной радости. Эта любовь должна проявляться во всем. Мы должны иметь послушание, ибо если человек даже надел иноческую одежду, но не исполняет послушания, то он этим заслуживает большее осуждение от Бога. Так и у людей, вступающих в брак, не может быть любви, если у них нет взаимной уступчивости, которая сглаживает все шероховатости характеров. Следует мягко и с любовью относиться ко всем страждущим и несчастным и помогать бедным чем только можно, хотя бы добрым словом. И если мы будем исполнять все это, если примем в сердце свое два горьких корня и будем иметь любовь Христову, то Господь придет и утешит нас, по слову Иоанна Кассиана, когда Ему ведомо. Он лишит нас печали и воздыхания. И вся горечь наших подвигов послужит нам для того, чтобы возрастить в душе дивный плод радости духовной, ибо Спаситель сказал: "Печаль ваша в радость будет" (Ин. 16:20). Аминь.

Подвиги спасения.

Послушайте ныне, братия, дивное изречение апостола Павла, который говорит: "Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Но для того я и помилован, чтоб Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной" (1 Тим. 1:15-16). Если апостол Павел, этот сосуд, преисполненный благодати Святого Духа, считает себя первым грешником, то мы, погрязшие в страстях и пороках, можем считать себя первыми из великих грешников. И если апостол Павел в уничижении пред Господом надеется на спасение, то также и мы должны надеяться на помилование, потому что милосердие Божие неистощимо.

Но ведь никакое помилование не дается даром, и, для того, чтобы заслужить его, нам нужно трудиться и нести подвиги. Для того, чтобы, придя домой, вы лучше вспомнили слово наше, возьмем три мысли и постараемся развить их. Первая мысль - о том, какие подвиги предпринимали люди для спасения в древнее время, вторая - какими подвигами спасаются люди ныне и третья - - как мы должны подвизаться, чтобы получить помилование.

В древнее время люди были совсем не такие, как ныне. Им ничего не стоило покинуть город, отказаться от всех удовольствий и наслаждений мира и удалиться в пустыню, ибо в них горел огонь любви ко Христу, Которому они и принесли себя в жертву. В пустыне, где были только финиковые пальмы да ключи студеной воды, они подвизались в посте, клали бесчисленное множество поклонов в знак своего великого смирения перед Богом. Они жили в пустынях всю, иногда долгую, жизнь, и когда умирали, груды обвалившихся камней служили им гробницей. Так спасались они в неизвестности и в нищете. Но Господь, Который все видит и все знает, приготовил им венцы нетленные на Небесах.

В наше время также есть подвиги, которыми люди достигают спасения. Такими подвигами служат вера, надежда и любовь. Есть ныне такие священники, которые отклонились от Православной Церкви и примкнули к живоцерковникам, а жены их являются проповедницами веры. Так, жена одного такого священника говорила, умирая: "Мне не надо пышных похорон, не надо двух епископов на отпевании, пусть лучше отпоет меня один священник, лишь бы в православном храме." Есть, наконец, люди, которые пренебрегают лучшими материальными условиями ради сохранения своей веры. Они не добиваются высоты жизненного положения и улучшения своей жизни, а заботятся лишь о том, чтобы вера их была чистой и неприкосновенной. Есть ныне люди, спасающиеся подвигами надежды. Так, недавно один слепец все молился Богу, прося об исцелении. Раз молится, два молится - все нет помощи, служит молебны перед иконой Божией Матери - все нет исцеления. И, несмотря на это, он продолжает молиться и все надеется. Так продолжалось долгое время. И вот однажды, выйдя из храма, он чувствует, что перед глазами его как будто светлеет, потом все больше и больше, и, наконец, он опять видит перед собой прекрасный Божий мир. Так Господь награждает людей, которые не теряют на Него надежды.

Спасаются ныне и подвигами любви, а этот подвиг состоит в том, чтобы приносить себя в жертву любви. И апостол Павел говорит: "Если хочешь угодить Богу, то должен и тело и душу принести в жертву любви." На Страшном Суде, где обнажатся все деяния наши, на каждом человеке, которому мы когда-либо сделали добро, будет знак этого доброго дела, и каждый кусок черствого хлеба, поданный бедняку, будет свидетельствовать о любви. Так подвизаются люди в наше время.

Есть у нас теперь общий великий старец - это скорби наши. Люди стали совсем иными, чем были раньше. Прежде люди были крепкие, сильные, а теперь слабы и немощны. Почти каждый из нас страдает какой-нибудь болезнью, появилась какая-то нервность, болезнь почек и печени, то и дело делаются операции, и люди жестоко страдают от своих немощей. Вот эти-то скорби и будут нашим руководителем в земной жизни, и мы должны переносить их с терпением и радостью.

Но все-таки этого мало, и для получения спасения нам нужно еще бороться со страстями - врагами нашими. Главными врагами нашими ныне являются самолюбие, нечистота и забвение Бога. Прежде всего мы должны побеждать самолюбие. Слыша обидное слово, мы не должны давать раздражению разгораться, а скорее просить прощения у того, кто нас оскорбил, потому что такие поступки притупляют стрелы самолюбия. Если мы видим людей выше нас по положению, то не должны завидовать, а должны смирять себя.

Второй враг наш - нечистота. Нас борют нечистые помыслы, и они так сжились с нами, что кажутся нашими собственными, но на самом деле они от диавола. И мы должны всегда отгонять их, говоря: "Я раб Христов, отойди от меня, сатана, я имею предстательницей Саму Пречистую Деву Богородицу." И таким образом будем строго следить за своим сердцем, чтобы в него не проникло ничего скверного и нечистого.

Наконец, мы не имеем страха Божия, мы совсем забыли Бога. Мы думаем, что небо закрыто, что Бог не видит наших злых поступков и никто не может их узнать. Но вспомним: каждый шаг наш, действия наши видит Он, и за все нас ждет должное возмездие.

Посему нельзя забывать Бога, нужно всегда хранить память о Нем, непрестанно молиться и иметь страх Божий. Побеждая самолюбие, нечистоту и храня память о Боге, мы должны надеяться, что если Господь не забывает даже и самого маленького доброго дела, то не забудет и наших трудов, и, может быть, мы будем хотя бы последней свечой в Царстве Отца Небесного, где Ангелы непрестанно поют хвалу Единому Богу, Ему же держава и слава во веки веков. Аминь.

Как принять Христа в свою душу.

Братия возлюбленные! Ныне, слыша слово святого Евангелия о Закхее, дом которого посетил Господь, душа наша не завидует, потому что мы во много раз счастливее Закхея.

Теперь Христос не входит под кровли наших домов, а вселяется в наши души как в дом Свой, входит в тело наше в Таинстве Святого Причащения. Но только теперь наблюдается горькое явление: мы как-то не чувствуем в своей душе присутствия Христа, потому что вера в Бога поколебалась в нас и надежда иссякла в нашем сердце. Теперь не только в благоустроенных домах, но и бедных лачугах часто слышатся слова: "Господь оставил нас, Господь больше уже не помогает нам." А ведь Господь всегда с нами, Он постоянно присутствует между нами.

Но где же, что за причина этой нечувствительности присутствия Божия? Причина эта в том, что мы хотя и причащаемся теперь, но в нас недостаточно покаяния, мы не исправляемся, и потому Господь не может войти в наши души, холодные и мрачные.

Чтобы почувствовать в сердце присутствие Божие, необходимо прежде всего исправление и затем любовь. Исправить душу можно лишь покаянием, которое, по слову Василия Великого, обновляет и возрождает ее. Необходима и любовь, которая возможна лишь при исправлении души, потому что при этом Господь касается души Своей Божественной благодатью. Вспомним, как коснулся Господь жестокой души Закхея. Мы, пожалуй, приведем на память всем вам известный евангельский рассказ.

Закхей, как говорится в Евангелии, был мытарь, то есть сборщик податей и налогов. А мытари были люди черствые, жестокие и, исполняя свои обязанности, часто отнимали у бедного еврея последний грош. А Закхей был старшим между мытарями, поэтому можно судить до чего дошел этот человек, беспощадно обирая людей и постепенно заглушая в себе все добрые, быть может, задатки. И все-таки, несмотря на это, душу Закхея посещала иногда какая-то тоска по иной, неведомой и светлой жизни, тоска о чем-то далеком, но родном душе человека - тоска о Иисусе Христе.

Услышав, что Господь, направляясь в Иерусалим, будет проходить недалеко, он хочет посмотреть на Христа, но так как Закхей был мал ростом, а Христос всегда ходил окруженный массой народа, ему не было никакой возможности увидеть Господа. Тогда Закхей, забывая все приличия этого света, забегает вперед, к тому месту, где должен пройти Христос, и, как шаловливое дитя, забирается на высокую смоковницу только для того, чтобы увидеть Божественного Учителя, о Котором он слышал так много чудесных рассказов. И Господь, зная душевное состояние Закхея, приблизившись, говорит: "Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме" (Лк. 19:5).

И когда Господь посетил дом этого грешного мытаря, тот первое время крепился, но потом не выдержал, ибо трогательная любовь, неземной восторг и торжествующая благодарность слились в нем в одно покаянное чувство, и, припадая ко Христу, он воскликнул: "Господи! половину имения моего я отдам нищим, и если кого чем обидел, воздам вчетверо" (Лк. 19:8). И Господь, видя такое необычайное смирение и такую любовь, которые открылись в дотоле дремавшей черствой душе, говорит Закхею: "Ныне пришло спасение дому сему" (Лк. 19:9).

Покаяние нужно для того, чтобы почувствовать присутствие Божие, исправить душу, подготовить ее к встрече Христа. Вспомните, что происходит у нас, когда мы ждем какого-нибудь дорогого или именитого гостя. Обычно когда ждут такого гостя, то дома все моют, чистят образа, сдувают пыль, зажигают лампады, готовят, наконец, обед или какое-нибудь угощение, чтобы с честью принять его.

И с нашей душой надобно поступать так же. Конечно, душу нельзя омыть водой, которой мы моем тело, но омыть ее можно слезами о своих согрешениях, а если нет слез, то печалью сердечной, и сокрушением, и непрестанным покаянием. Вот это покаяние будет первым двигателем в деле нашего приготовления к принятию Бога в наши души.

Далее, в доме чистят образа, а мы должны обновить образ Бога и святых в своем сердце чтением Священного Писания и Житий святых, ибо человека, когда он видит перед собой образцы христианского совершенства, влечет к подражанию. Ему представляется вся его прежняя жизнь, греховная, темная, и он стремится мыслями к иной, святой, тихой и радостной жизни во Христе Иисусе.

Потом мы должны зажечь лампады. У нас лампадой будет обращение к Богу, мы должны вспомнить Его заповеди и проводить их в жизнь. И пророк Давид говорит: "Светильник ноге моей закон Твой, и свет стезе моей" (Пс. 118:105).

Наконец, мы должны приготовить обед Господу. Этим обедом будут у нас добрые дела. Будем стараться избегать ссор, не будем тщеславны, если кому-либо завидуем, то надо побеждать зависть добрым отношением и всяким благожелательством по отношению к тому человеку. По силе возможности будем помогать тем, кто нуждается в нашей помощи, ибо в этом и будет исполнение любви к Богу и ближним, как и Закхей, делая доброе дело, отдал половину имения нищим. Будем таким образом готовить свою душу к принятию Господа, исправляя ее покаянием и верой в Бога, и приобретать любовь добрыми делами.

Итак, пусть внутренний чертог наш будет украшен так, чтобы достойно принять дивного Гостя, Который говорит, по словам Иоанна Богослова: "Се, стою у двери и стучу" (Откр. 3:20). И когда готова будет душа наша, мы сразу почувствуем, что вошел Господь Иисус Христос, ибо Он одарит тогда душу необычайной благодатью Духа Святого и водворит в ней мир и покой. И будем надеяться, что если мы примем Христа в сердце, то Он примет нас в Свое блаженное Царство, пребывающее во веки веков. Аминь.

Отношение пастыря к пасомым.

Существует ли привязанность к пастырю? Допустима ли она, не мешает ли она нам на пути спасения? На эти вопросы может ответить событие из жизни Иоанна Златоуста. Как известно, святитель страдал жестоко от своих недугов, и вот однажды, по немощи, он поручил говорить слово в церкви двум епископам. Но народ так огорчился, что святитель был принужден покинуть свое уединение и выйти к нему. Он сказал слово народу, в котором называл его самыми нежными, самыми прочувствованными и ласковыми именами.

Вот видите, значит, существует какая-то привязанность пасомых к пастырю. Без этой привязанности не будет любви, без любви не будет и доверия к своему пастырю.

Рассуждая о привязанности пастыря к пасомым, заметим прежде всего об их отношениях. Прежде всего между пастырем и пасомым должна существовать любовь.

На пастыре лежит ответственность за свою паству. Вот я всегда болею за вас душой. Во-первых, когда кто-нибудь из вас становится непостоянным, перестает посещать храм. А ведь молитва необходима, и все должны посещать церковь для совместной молитвы.

В праздник нужно ходить в церковь обязательно, а в будни - только когда это не будет вызывать ропота со стороны домашних, так как любовь в доме выше молитвы, ибо она есть начало нашего спасения. Ведь выше всего в жизни - это чистота. Теперь кругом много всяких разговоров, и вот когда кто-либо из прихожан не появляется долго в храме, думаешь, не случилось ли с ним чего-нибудь дурного, не соблазнил ли кто эту душу.

Мы, идя ко Христу, должны соблюдать чистоту не только в чувствах, но и в мыслях и разговорах.

Наконец, заметно отсутствие благоговения и случаются сплетни. У каждого пастыря есть почитатели и почитательницы, и вот если случится какое-нибудь явление, так тут же начнутся разговоры и пересуды. Таким образом, мы должны иметь постоянство в деле нашего спасения, не нарушать любви во взаимном отношении к близким и родным и никого не осуждать.

Мы должны меньше всего обращать внимание на внешность службы: на хорошие хоры и другие эффекты, а должны смотреть на то, что возгревает наше сердце.

Вот об этом я и просил бы вас подумать и позаботиться на пользу ваших душ.

Как нужно исповедоваться детям.

Наступают дни Великого поста, и я хотел бы сказать несколько слов о том, как каждая мать должна внушать ребенку о значении исповеди. Как нужно исповедоваться и как вести себя после исповеди?

Прежде всего посмотрим, чем дитя отличается от взрослого. Ребенок, во-первых, отличается от взрослого невинным и добрым сердцем, в нем нет такой хитрости, льстивости и обмана, которые есть у взрослого. Дитя все делает от чистого сердца. Но когда оно подрастет, то становится хитрее и живее. И вот родители должны подготовить детей своих к исповеди, должны научить их каяться. Есть такие грехи, которые дети стыдятся говорить на исповеди. Дети часто совершают нехорошие дела: берут тайком сласти, не слушаются родителей, а мальчики, кроме того, курят и ругаются такими словами, что и говорить нельзя. А от немногого дети привыкают к многому дурному.

На исповеди нужно говорить прежде всего о том, в чем стыднее бывает сознаться. И родители должны учить детей открывать грехи искренно, с сокрушением сердца и без утайки. Первым детским грехом считается непослушание: дети не слушаются родителей и старших, капризничают, грубят, не исполняют поручений, чем наводят отца на гнев и заставляют плакать мать. Этим дети грешат против пятой заповеди, которая повелевает чтить отца и мать, и в этом непременно им нужно искренно каяться. Детям нужно внушать, что если они сами родителей не слушают, то и их впоследствии никто не будет слушать.

Вторым грехом ныне является стыд своей веры. Слышат дети, как смеются над святыней, и жаль им в сердце, а лицо их смеется с другими, как бы выражает им сочувствие.

Стыдятся ныне дети носить крест, прячут его, боясь насмешек; если кто плюнет в священника, смеются вместе с другими. Особенно трудно бывает, когда откроют веру свою среди толпы. Чувствует тогда человек, что он один, что все смеются над ним, и трудно ему бывает в первые минуты, и тяжело. Но если все то переносится ребенком, то нечего за него бояться - он будет истинным и сознательным христианином. Детям нужно бояться стыдиться своей веры, ибо это большой грех, и Христос сказал: "Кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцом Моим" (Мф. 10:33).

Далее, дети не умеют молиться или ленятся. Если дома отец или мать молятся Богу и учат этому детей, то дети как-то привыкают к молитве. Но это теперь встречается редко. Обыкновенно теперь, когда молится мать, над этим смеется отец, и у дитяти появляется сомнение: кто же прав, кого слушать? А сердце ребенка не должно быть раздвоено, и поэтому мать должна научить дитя молитвам.

Пусть он возьмет правило преподобного Серафима - читает "Отче наш...," "Верую..." и "Богородице Дево радуйся...". Первую и третью молитвы читать по три раза, а вторую (Верую) - один. Затем дитя должно само прибавлять свою молитву, хотя бы такую: "Господи, научи меня быть добрым, укажи мне путь, устрой мою жизнь." Эти простые слова часто растворяют сердце, тогда как обычно молитва читается без умиления.

Далее, у детей бывает леность: не хочется им учить уроки, не хочется помогать дома, а все хочется лишь шалить и шуметь. Для устранения этого нужно избирать таких сверстников, которые могут и в беседах, и в делах подавать хороший пример, а не развращать ребенка. Леность - большой грех, и это нужно внушить ребенку.

Не надо давать детям читать различные книги. Сказки еще можно читать, потому что в это время отдыхает мозг, но другие книги очень рано развивают страсти в детях. Страсти есть и в детском сердце, но только в скрытом состоянии, а книги очень влияют на их развитие. Дети начинают мечтать, воображают себя путешественниками, героями, создают себе иную жизнь в этих мечтах и грезах. В этом также нужно каяться детям.

После исповеди человек начинает новую жизнь, жизнь чистую, скромную, и каждая мать должна позаботиться, чтобы это было с ее ребенком. Она должна все это разъяснить дитяти, должна умолять его, хотя бы со слезами, рассказать обо всем священнику, ибо ничто так не действует на ребенка, как слеза матери, особенно если она исходит от молитвенного сердца.

И родители, научившие так своих детей, могут умереть со спокойной совестью, потому что они исполнили свой долг по отношению к своим детям.

О самолюбии.

Братия возлюбленные, мы слышали пророческое обетование Христа, Который говорит: "Отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому" (Ин. 1:51). И мы, братия, видим отверстое небо. В эти светлые дни Христос в православных храмах сходит не только в наши тела, но водворяется и в душах наших. Христос принимает ныне и богатых, и бедных, и уничиженных, оскорбленных - всех грешников. Он дает нам в Таинстве Причащения великую благодать, и мы будем надеяться, что, проводя жизнь в покаянии, молитве и добрых делах, получим Царствие Небесное. Ведь на Страшном Суде обязательно будут сравнивать наши добрые и злые дела.

Посмотрите, самолюбие зарождается у нас еще в детстве. Шаловливые и беспечные, мы часто капризничали и дерзили старшим и не переносили упреков - это бревно пускало корни в наше сердце. В юности мы не переносили увещаний и советов, становились заносчивыми, не терпели возражений и готовы были лишь возражать всякому сами. И когда мы достигли мужества, то бревно самолюбия окончательно укрепилось в сердце. Мы начинаем самолюбивыми мыслями, продолжаем чувствами и кончаем делами.

Для искоренения самолюбия прежде всего нужно сознание своей греховности. И вот теперь, если родители имеют неверующих детей, пусть вспомнят, как, почему дети дошли до окаянного состояния - не по грехам ли родителей?

Так, во всяких несчастьях, испытаниях всегда должны мы сознавать свою греховность. Чтобы окончательно вырвать самолюбие из своего сердца, необходима, вместе с укорением себя в своей греховности, молитва. И вот молясь так, мы попробуем изгнать из себя чудовищную страсть - самолюбие, в чем да поможет нам Господь, Ему же слава во веки веков. Аминь.

О страхе Божием.

Слушайте, братия, слушайте, возлюбленные, что говорит нам ныне Господь. А Он говорит: "Начало премудрости страх Господень" (Пс. 110:10. Притч. 1:7; 9:10). У нас в жизни есть два страха: страх человеческий и страх Божий.

И вот теперь у людей нет страха Божия, а живет в их сердцах лишь человеческий страх. Теперь говорят, что недостает тканей, которыми одеваем мы свое тело, а может быть, и совсем не будет хлеба, и призраком веет из-за голода смерть. И сердце сжимается от страха, слыша эти толки; человек не знает, что ему делать, как избавиться от грядущих бедствий. Этот страх человеческий заставляет бояться будущего, а ведь Христос сказал, что человек не должен заботиться о земном будущем, а лучше приобретать сокровища для души.

Ныне все мы боимся, что вдруг нас позовут на суд, посадят в темницу, и сердце опять гложет страх, оно не может избавиться от мысли об этом несчастье. А ведь Господь сказал: "Будут предавать вас в судилища, и в синагогах своих будут бить вас... Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, како или что сказать, ибо дано будет вам в тот час, что сказать: ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас" (Мф. 10:17-20).

Люди, имеющие страх Божий и полагающиеся на волю Всевышнего, истинно мудры и имеют настоящее познание человеческих вещей. Мы боимся вывода на суд, а не боимся и не думаем о Страшном Суде, на который будут призваны все и каждый из нас. Нет у нас страха за то, что явимся мы туда неподготовленными, будучи взяты смертью из пыла наших страстей и треволнений житейских. Но тогда, по слову Иоанна Златоуста, отвратится от нас Господь, и это будет ужасней тысячи смертей и самых тяжелых болезней. Боимся мы ныне темницы, а не боимся тех мытарств, по которым должна пройти душа наша после смерти. Воздух вокруг нас кишит бесами, которых Господь, чтобы мы не видели их мерзких дел, скрыл от нас, но когда ослабляется связь души с телом, то духовному взору открываются весь ужас, все страхи бесовских дел.

Боимся мы болезни телесной, а не боимся вечной болезни души, не можем представить себе тех мук, которые ожидают изъязвленную грехами душу в загробном мире.

Что же нам делать для приобретения страха Божия? Для этого нужно лишь покаяние и милосердие. Господь стакан холодной воды и лепту вдовицы ставит выше сокровищ мира, судя по силе человеческой любви. И всякое доброе дело послужит нам на пользу, ибо и Писание говорит: "Милость превозносится над судом" (Иак. 2:13).

Итак, будем поспешно совершать добрые дела и непременно каяться, ибо и Господь сказал: "Блаженны милостивые: ибо они помилованы будут" (Мф. 5:7). И за наши посильные добрые дела Господь помилует нас и примет в Свое Небесное Царство, пребывающее в бесконечные веки. Аминь.

О том, как сделаться достойным сожития с Богом.

Во всех нас, братия, есть много добрых чувств и начал, но не хватает лишь какой-то искры, которая зажгла бы эти дремлющие начала и повела нас к Небесному Царству. Ведь души наши теперь еще так темны, так нечисты. Они не могут наследовать Царствия Божия и нуждаются в очищении.

Если бы Господь призвал нас теперь в Свое Царство, то мы не сумели бы насладиться там, если б Он поставил нас в лике Ангелов, мы стали бы завидовать Архангелам, потому что сильны в нас еще страсти. Если б Господь дал нам какое-нибудь послушание, мы стали бы роптать, почему Он дал нам послушание больше, чем это.

В нас нет еще той любви, без которой невозможно пребывание с Богом. И темные духи были низвергнуты с Неба за то, что не было у них любви и подчинения Богу, а были страсти, которыми они прогневали Его.

У нас нет постоянства, мы отклоняемся то в одну, то в другую сторону, а в Царстве Небесном и духи, и души имеют твердую решимость и служат одному Богу.

Сегодняшнее евангельское чтение учит нас, как нам приготовиться к достойному сожитию с Богом.

Христос говорит нам: "Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее; какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? ибо придет Сын Человеческий во славе Отца Своего с Ангелами Своими и тогда воздаст каждому по делам его" (Мф. 16:24-27).

Вот что нужно для Царствия Небесного, вот какова искра, возжигающая души и ведущая нас к Богу. Но как же нам погубить душу для этой жизни и спасти для будущей?

А возьмем такой образ: что должен испытывать корабль во время плавания? Он должен бороться с морскими волнами, затем противостоять ветрам и наконец, преодолев их, искусно миновать разные подводные рифы и скалы.

Вот и для нас, которые находятся в плавании по бурному житейскому морю, волны морские - это волны житейского моря, ветры - это наши страсти, а подводные скалы - это соблазняющая нас клевета на Церковь, веру и святыню.

Если мы будем с покорностью воле Божией переносить страдания, то Господь увенчает нас за них вместе с мучениками, о которых поется в церковной песни: "Святии мученицы, иже добре страдавше и венчавшиеся...."

Ветры - это наши страсти. В каждом человеке живут эти страсти и проявляют себя. И апостол Павел говорит: "По внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих" (Рим. 7:22-23).

Есть замечательный рассказ у Иоанна Кассиана, который показывает, до какой степени человек может приобрести выдержанность. В пустыне однажды собралось десять тысяч монахов. И вот один старец, желая испытать послушника, который прислуживал за трапезой, ударил его по щеке. Инок не изменился в лице: он не покраснел, не побледнел, ни один мускул не дрогнул на его лице, даже губы не шевельнулись. И все десять тысяч монахов были поражены силой воли этого послушника.

Наконец, мы должны осторожно обходить подводные скалы. Этими скалами ныне являются современные книги, увеселения и современное направление духа. В современных книгах можно почерпнуть столько растлевающего, столько разлагающего душу, что незаметно для себя можем потерять свою веру и посеять сомнение. Мы часто читаем газеты. Газеты читать можно, но нужно выбирать только то, что касается внешней жизни, избегать рассказов, направленных против Бога и Церкви, избегать всего, касающегося нашего внутреннего мира.

Если нам предлагают увеселения, то мы должны сказать в душе: "Господи, помоги мне отказаться от удовольствий и веселья ради спасения души, дай силы быть верным до конца Тебе одному." И Господь поможет нам, ибо сказал Он, что блаженны не пляшущие и скачущие, а плачущие и помнящие о своих грехах (Мф. 5:4). Потому что все удовольствия нынешнего мира противоречат Церкви и вере. Затем нас смущает современное настроение духа: незаконные браки, свободное отношение полов и речи, направленные против веры, Церкви и Бога. Если мы слышим что-либо против наших убеждений в семье, в обществе, на улице, то должны говорить молитву: "Господи, сохрани меня от этих слов, не дай пошатнуться моей душе от них."

И Господь сохранит такую душу, не надо только унывать, не надо терять надежды на Бога, а быть постоянным, решительным, не уклоняться в ту или другую сторону, идти в одном направлении по пути спасения. Ведь Господь так заботится о каждом человеке, как будто в нем совмещен весь мир.

Итак, будем терпеливо нести свой крест, так как нам нужно еще очиститься, будем бороться со своими страстями и чувствами. Ибо кто борется, тот побеждает. Будем искусны в вере, чтобы нам сподобиться Жизни Вечной со Христом, Ему же слава во веки веков. Аминь.

О том, как вывести из разбойничьего состояния свою душу.

Ныне, возлюбленные братия, Христос присутствует среди нас и, как говорит апостол Павел, обитает в сердцах наших. Сам Господь сказал: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18:20). И поэтому все, у кого есть скорбь или горе какое, должны помнить, что Господь может помочь нам и утешить нас Своею благодатною радостью. Но прежде чем говорить об утешении, надобно укорить себя, надобно ныне назвать себя разбойниками. Сама Церковь указывает нам на это, повторяя каждый день слова: "Яко разбойник исповедую Тя." И Ефрем Сирин говорит: "Мы не благочестивые слушатели, а морские разбойники." Разберем, чем мы похожи на разбойников.

Разбойники убивают наши тела - подкрадутся ночью и убьют. А мы убиваем души, мы примером своих дурных дел и многими словами можем убить и уже убили немало, смутили немало чистых и невинных душ. Вот почему теперь дети не слушаются своих родителей, вот почему стало много не верующих в Бога. Этим людям в надлежащее время не даны были хорошие примеры, и, может быть, самые близкие люди погубили в них душу.

Разбойники, если встречают на улице человека, снимают с него одежду, грабят его. А мы грабили себя: мы снимали одежду добрых дел с самих себя. Если хотим сделать доброе дело, то находим причины отложить его: то нам некогда, то не хочется начать. А поступая так, мы сами у себя отнимаем добрые дела, можем явиться на суд Божий без этой одежды, и тогда Господь скажет нам, которые сами сняли с себя одежду: "Друзья, зачем вы не в брачной одежде?"

Разбойники крадут у людей, а мы крадем у себя. Сделав доброе дело, мы рассказываем о нем другому, обкрадывая тем самым свое же собственное добро.

Наконец, разбойники живут чисто внешнею, животною, жизнью: пьют, едят, спят, грабят. И мы озабочены внешними проявлениями окружающих нас людей. По-нашему, один хитер, другой завистлив, третий раздражителен, четвертый корыстолюбив, пятый ведет дурную жизнь. До всех-то нам есть время коснуться, осветить недостатки других. А взглянуть на свою собственную внутреннюю жизнь, позаботиться о своем исправлении у нас нет времени, нас исключительно занимает внешняя жизнь.

И чтобы подняться от этой жизни к более возвышенной и достичь Царствия Небесного, нужно приобрести два крыла к нашей разбойничьей душе, и она сможет взлететь на Небо.

Первым крылом будет очищение грехов, и это нужно делать поскорее, потому что все мы знаем массу случаев смерти без покаяния. Поэтому нужно вспомнить грехи, сделанные нами с раннего детства и до последнего момента, покаяться в них и, как бы ни было тяжело, рассказать их на исповеди. Ведь мы не знаем, как долго продлится наша жизнь, ибо она проходит подобно морской волне.

О том, что в Царство Небесное невозможно войти без исповеди и причащения, свидетельствует случай, происшедший в приходской церкви Василия Исповедника. Там при церкви жил один старичок, церковный сторож, много лет служивший пономарем и сторожем в разных храмах. И вот однажды было ему видение: к нему подходит его покойная жена в светлой одежде и говорит: "Покайся, без покаяния ты не можешь войти в Царство Небесное."

Старец рассказал домашним о виденном, но так как он был окружен людьми неверующими, то его подняли на смех, что все это ему привиделось. Через несколько времени сторожу опять является жена и говорит: "Кайся, ты не войдешь без этого в Царство Божие." Тогда сторож идет к своей невестке, которая жила в другом доме, рассказывает ей о том, что видел. Невестка сказала, что нужно причаститься, и пошла за священником. Тот говорит: "Как я пойду, теперь время неспокойное, поздно уж, а у меня с собой Святые Дары, их могут осквернить."

"Ничего, - говорит женщина, - я оттуда вас провожу." Священник пошел. Старик исповедался, причастился, пошел к себе домой и говорит: "У меня на сердце такая радость, какой не было во всей моей жизни." И в час ночи он тихо предал душу свою Богу.

Вот что такое первое крыло. Но ведь и птица не может летать с одним крылом, и разбойнику, чтобы подняться на более высокую ступень христианского совершенства, также нужно приобрести второе крыло. Это крыло будет у нас чистотою сердечною.

Чистота сердечная прежде всего нужна человеку, и пророк Давид говорит: "Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей" (Пс. 50:12).

Но вы спросите, что же такое чистое сердце? А чистое сердце, по слову преподобного Иоанна, бывает тогда, когда во время молитвы на сердце нет упреков. Потому-то все святые стремились к чистоте сердца и приобретали ее.

Имела чистоту сердца и Пречистая Дева. Как же Она достигла ее? Она проводила время в молитве, имела в руках постоянное рукоделие, читала Священное Писание и всегда молчала. И мы можем достичь чистоты сердечной молитвой, трудами, чтением Священного Писания и молчанием своих уст. И Господь всем даст чистое сердце, кто только захочет потрудиться для этого. Об этом свидетельствует случай с разбойником Ма-норием, в схиме Иоанном. До 55 лет этот человек занимался разбоем, а потом Господь послал ему такое сокрушение сердца, что он бросил прежнюю жизнь и поселился в обители Пресвятой Девы на Афоне. Он много лет пономарил при храме в честь иконы Божией Матери "Живоносный Источник." Чинил дорогу в скит, причем полагал камни крестообразно, в знак великой своей любви к Искупителю, пострадавшему за всех на Кресте. Ночь он проводил в молитве: брал две полые тыквы и перекладывал камешки из одной в другую, полагая при этом поклоны. Так достиг он 85 лет. И в последний год своей жизни он не вкушал пищи от Рождества до Великого Четверга, питаясь только Святыми Дарами.

И вот накануне престольного праздника в честь иконы Божией Матери "Живоносный Источник" (празднуется в пятницу Светлой седмицы) он лежал вечером с открытыми глазами. И внезапно в ласкающих лучах заходящего солнца старец почувствовал, что лицо его просветлело. Он тихо воскликнул: "Святая моя, Всеблагая моя!" - и с этими словами мирно окончил свое житие на земле.

Таким образом, как бы ни был грешен человек, Господь всегда примет его, если он добрыми поступками сглаживает свои грехи.

И мы достигнем чистоты сердца, если будем непрестанно молиться, трудиться, иметь молчание уст и читать Священное Писание.

Итак, постараемся приобрести два крыла к разбойничьей своей душе - очищение через исповедь и чистоту сердца, чтобы, обновившись, возлететь к Небесному Царству.

О покровительстве Божием над нами.

Благослови, душе моя, Господа и вся внутренняя моя, имя Святое Его! (Пс. 102:1).

Как прекрасно было бы, если бы каждый из нас уяснил себе, для чего нужно прославлять Господа всею своею внутренностью. Ведь как капле свойственно быть в реке, ветке - прикрепленной к дереву, так и человеку свойственно пребывать в любви и благословлять Бога.

Господь печется о каждом человеке одинаково, об этом и апостол Павел свидетельствует, что все мы омыты кровию Господа Иисуса (Евр. 9:14; 13:12. Рим. 5:9. Еф. 1:7. Откр. 1:5). Он заботится о всех нас, как самая нежная, любящая мать заботится о своих любимых детях. И пророк Исайя говорит словами Господа: "Как утешает кого-либо мать его, так утешу Я вас" (Ис. 66:13).

Чтобы лучше понять и разобраться в этом, возьмем пример, знакомый каждому из нас. Когда мать собирает свое дитя в церковь, посмотрите, как заботится она, чтобы это дитя не было грязным и неряшливо одетым; если лицо ребенка грязно, она моет его, она снимает старые одежды и надевает новые, а если дитя жалуется на длительность службы, она утешает его, говоря: "Там поют так хорошо, там есть иконы и свечи, там служат Богу, потерпи - - и Господь утешит тебя, и на твоей душе будет мир."

Подобно тому как мать, собирая дитя, умывает, одевает и утешает его, так и Господь, собирая нас в храм вечный, небесный, омывает наши души покаянием, снимает темную одежду пороков и страстей с наших душ и, наконец, утешает нас Своею благодатною радостью.

Мать омывает свое дитя, а Господь омывает нашу душу. Он может так стеснить нашу душу, что мы заплачем и этими жаркими слезами омоем душу, погрязшую в грехах.

В древности был один нечестивый правитель - Манассия. И вот Господь попустил так, что Манассия попал в плен. На глазах у него убили его собственных детей, а ему самому выкололи глаза. И стеснилось тогда сердце этого грешника, и горько заплакал он о грехах своих, и эти слезы были омовением его души.

Рассказывают также, что во времена византийского правителя Маврикия был один ужасный разбойник. Маврикий послал ему крест, обещая не наказывать его, если он перестанет разбойничать. Господь стеснил сердце разбойника так, что он заплакал и весь платок свой омочил слезами. Он не долго жил после этого, и, когда умер, кто-то видел борьбу добрых и злых духов за его душу. Не было у светлых Ангелов ни одного доброго дела, которое положили бы они на чашу весов за душу разбойника, и темные духи ликовали. Но вдруг Ангелы нашли под подушкой платок, смоченный слезами покаяния, и положили его на чашу добрых дел. И удивительно - этот маленький платочек перетянул массу темных, злых дел. И Ангелы с радостью вознесли душу.

И мы теперь, если нас окружают неверующие люди, плача о них, будем плакать и о себе, будем каяться, потому что, быть может, сами были причиною их неверия, соблазнили их.

Когда Господь посылает болезни, то мы, страдая в них, должны в то же время каяться, омывая душу слезами покаяния.

Мать одевает свое дитя в лучшие одежды, а Господь снимает с нашей души одежду страстей и пороков и делает душу светлой и чистой.

Прежде люди имели большие дома, много имущества и слишком привязывались к нему. Господь, по слову Писания, говорит таким людям: "Я не могу пребывать в них, потому что дух их стал плотью." (Не имать дух Мой пребывати в человецех сих во век, зане суть плоть. Быт. 6:3).

Господь, не желая нашей погибели, отнимает у нас имущество, богатство и дает новую одежду странничества. И апостол Павел говорит: "Странники и пришельцы на земле... не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего" (Евр. 11:13; 13: 14).

И если раньше люди жили в больших домах, в роскоши и довольстве, то теперь все измерено на квадратные сажени, и снова человек - странник, ибо он должен помнить, что и с этой квадратной сажени он может уйти в неизмеримое пространство.

Так Господь снимает с нас одежду земных привязанностей, облекая нас в одежду странника. Он снимает с нас и одежду страстей.

Многие увлекались семейными радостями, которые ныне Господь обратил в горечи. Приходит какая-нибудь болезнь, скорбь, непокорство детей, и остывает страстное сердце человека, и невольно устремляется человек к Богу, а все земное для него становится далеким, забытым.

Так снимает Господь с нас одежду страстей и пороков и приближает к Себе, облекая в одежду странника. Нет кротости, терпения, корыстолюбивы мы, но по молитвам Господь пошлет нам кротость, сделает терпеливыми и озолотит нас нестяжанием. Кто же после этого Господь? Это самая чуткая, любящая мать, непрестанно пекущаяся о нас, охраняющая и благословляющая.

И мы, сознавая и видя все это, будем благословлять Господа от всей души. Всегда и сегодня от полноты нашей любви к Нему воскликнем Ему вместе с Давидом: "Подойду я к жертвеннику Божию... и на гуслях буду славить Тебя, Боже, Боже мой!" (Пс. 42:4). Аминь.

О принуждении ко спасению.

Братия возлюбленные, все мы слышали слова Иисуса Христа, говорящего: "Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его" (Мф. 11:12). Потому мы должны принуждать себя к деланию добра, так как хотим достигнуть Царствия Божия.

Мы должны принуждать себя к покаянию, потому что постоянно грешим, принуждать к миру сердечному, чтобы научиться побеждать гнев и злобу и не помнить обид. И, наконец, должны принуждать себя к молитве, потому что хотя и скучно молиться, а нужно молиться.

Каждый день мы должны принуждать себя к совершению добра и, кроме того, всегда помнить о немощи своей, сознавать, как ничтожны мы перед Богом. И святые отцы со времен апостольских учили, что нужно всегда в сердце иметь молитву: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного." Или просто говорить: "Господи, помилуй," но не механически, а с сокрушением сердца, ибо тогда человек сознает, как он ничтожен, как он грешен и убог пред Богом.

И мы, чтобы помнить всегда о немощи нашей, будем молиться молитвой Иисусовой, а если ум наш занят и сердце разбито, то просто устами произносить два лишь слова: "Господи, помилуй," но с великим пониманием их. Тогда сердце наше будет приходить в умиленное состояние и мы, сознавая немощь свою, будем принуждать себя к спасению.

Но для того, чтобы сознавать свою немощь, говоря: "Господи, помилуй," мы должны понимать эту молитву, потому что лучше немного слов сказать с пониманием их и с сокрушением сердца, чем много - без толку. И апостол Павел говорит: "Хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов без пользы" (1 Кор. 14:19). И чтобы мы не отчаивались в своем спасении, Господь дает нам пример Своего милосердия, где Он не отклоняет покаяния даже от диавола. Так, говорит Господь Бог: "Ты, злоба древняя, не можешь быть началом новой добродетели, ты, начальник зла, не можешь быть чистым. Но если захочешь, чтобы Господь вновь принял тебя в лик Ангелов, поступи так: три года стой лицом к востоку (ибо бесы не утомляются, не имея плоти) и с сокрушением сердца взывай к Господу, и молись, и говори 100 раз: "Помилуй мя, злобу древнюю." И если исполнишь так все, то Господь простит тебя и вновь примет к Себе."

Вот и мы не должны отчаиваться в своем спасении, а уповать на Господа, сознавать свою немощь и умолять его о прощении. И ради этого Он возвратит нам благолепие Крещения, покроет нас ризою Своей благодатной Божественной славы и вложит в наши уста новую песнь: "Аллилуйя" и "Свят, свят Господь Бог Саваоф," Ему же слава во веки веков. Аминь.

Наука утешения.

Возлюбленные братия, сама горькая жизнь начертала на лицах ваших слова Спасителя: "В мире скорбны будете" (Ин. 16:33). Многие рабы Христовы так скорбят за ближних своих, погибающих в страстях и пороках, что не находят себе нигде места, ибо непреложно слово Божественного Учителя. Многие скорбят о жизни своей, не могут успокоить свое измученное сердце.

И посмотрите, как все ищут теперь утешения. Возьмите хотя бы Москву: театры ломятся от народа, люди спешат в кино, бывают на собраниях, слушают духовную музыку, но не находят, да и не будут находить во всем этом никакого утешения, ибо законы человеческого духа остаются непреложными во все времена.

Мы часто хотим снять с себя крест, возложенный Отцом, не хотим нести тягот жизни и этим отходим, отделяемся от Бога. Это есть сопротивление Богу человеческого духа, гордость, это есть бунт перед Богом, и одно только воспоминание об этом великом грехе может вызвать сокрушение сердца. И хотя нас будет окружать мир, погрязший в пороках, пусть пребывает с нами мысль о грехе, о смерти и смертном часе, которая вызовет в нас сокрушение и слезы сердца.

"Блаженны плачущие: ибо они утешатся," - так говорит Господь (Мф. 5:4), и потому если в нас будет сокрушение, то мы почувствуем относительный покой души, а затем постоянную радость, которой да сподобит всех нас Господь молитвами Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и всех святых. Аминь.

Проповеди.

О мытаре и фарисее.

Знаете ли вы, возлюбленные братия, что Господь не всегда прощает грехи, хотя бы мы и каялись в них? Если мы после Причастия вспоминаем свои прежние согрешения, это значит, что Господь еще не простил нас и наша совесть как бы упрекает нас, напоминая о содеянном. Об этом говорит и преподобный Пинуф: "Если после покаяния совесть напоминает о грехе или является мысль, приводящая на память когда-то содеянные дела, то это значит, что Господь не совсем простил человека." А ведь за каждый поступок, за каждый грех мы дадим ответ на Страшном Суде.

Матерью нашей является Православная Церковь, и сегодня она говорит о мытаре и фарисее.

Кто такие фарисеи, и чем похожи мы на них, и кто эти мытари?

О фарисеях Сам Господь говорит: "Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры... что очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды... Вожди слепые, оцеживающие комара, а верблюда поглощающие!. Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и всякой нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония" (Мф. 23:25; 24:27-28).

В чем же проявляется фарисейство в наше время?

Мы имеем внешнюю красоту, все любим, когда про нас говорят хорошо, а между тем душа наша полна всяких грехов и пороков. Мы осуждаем ближних наших, а сами ни слова не говорим о нашем исправлении.

Апостол Павел говорит, что настанет время, когда обнажатся дела человеческие.

(Господь освятит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения 1 Кор. 4:5). Мы уподобляемся ныне гробам окрашенным, внутри исполненным всякой мерзости. Мы следим за внешностью, за чистотой тела, а о душе забыли; мы умываем лицо душистым мылом, а душу не можем омыть слезами. Мы расчесываем волосы, чтобы они красиво лежали, а не можем вычесать из сердца все зло, таящееся в нем. На лице нашем появится какая-нибудь язва, или прыщик, или просто пятнышко - мы целыми часами смотрим в зеркало, беспокоимся, применяем различные претирания, лишь бы уничтожить это пятнышко, этот прыщик, а с души не пытаемся смыть все ужасное, мерзкое, черное зло. Мы стараемся с виду показаться хорошими: ходим в церковь, молимся, а душа наша остается грязной; с виду, кажется, мы любим друг друга, а в душе ненавидим друзей, завидуем благополучию их и делаем им что-либо дурное.

Мы говорим, что не любим денег и презираем корыстолюбие, а если случится какая-нибудь неудача или пропажа, то мы не можем скрыть ее от ближних, лицо наше выдает нас в этом.

Вот сколько в нас фарисейства, вот как мы уподобляемся гробам, красивым снаружи и полным мертвечины и нечистоты внутри. Мы часто, видя пороки ближнего, готовы долго говорить о них, судить, не замечая покаяния этого человека и забывая о своих проступках.

Но заметьте, если мы осуждаем кого-нибудь в преступлении, то сами впоследствии будем испытывать его же непременно, если не в полной мере, то в образе наших действий. Судя ближних и не замечая своих больших проступков, мы этим самым отцеживаем комара, а верблюда поглощаем. Мы часто говорим с человеком, кланяемся ему, а в душе готовы убить этого человека, потому что душа наша полна злобы. Но рано или поздно мы ответим за все это, ибо Господь наказывает за это людей не только на том свете, но и на земле. Господь посылает человеку скорбь, тоску душевную, которая гнетет и мучает его, которая изнуряет его тело и причиняет его душе ужасные страдания. Поэтому мы должны всеми силами исправлять свои поступки, для чего нужно состояние мытаря.

Мытарь - человек, противоположный фарисею. В то время как фарисей гордо произносил в своей молитве: "Господи, Ты видишь, я не таков, как прочие люди ... или как этот мытарь," мытарь, смиренный и кроткий, стоя сзади, повторял только одни слова: "Боже, будь милостив ко мне грешнику!"(Лк.18:11-13). Мытарь был полон сознания своей греховности, своего ничтожества перед Богом, и его душа изливалась в пламенной молитве перед своим Творцом. Его молитва была искренна и исходила из сердца, а в эти минуты, как говорит Тихон Задонский, душа не может произносить многословные молитвы и способна лишь на краткие молитвенные вздохи.

И мы должны во всем подражать мытарю. Надо молиться так, чтобы сердце участвовало в молитве. И если мы во время пламенной сердечной молитвы будем повторять с сокрушением мытареву молитву, то с помощью Божией достигнем состояния мытаря.

Итак, будем исправлять свою жизнь, будем омывать свою душу слезами покаяния, а если их нет, то непрестанно болезновать о содеянном грехе. И верьте, настанет время, когда совесть наша не будет напоминать нам о наших поступках и откроются для нас врата Небесного Царства, пребывающего во веки веков. Аминь.

О блудном сыне.

Возлюбленные братия, попечалимся ныне о душах наших, которые закоснели и стали холодны, погрязнув в грехах. Как печалятся родители о своих любимых детях, которых потеряли, или скорбят о детях неверующих, так должны и мы печалиться о душах своих. Должны плакать, а если нет слез, то сетовать горько, ибо сердце наше полно злобы, зависти, корыстолюбия и сгорает пламенем различных страстей.

Обо всем этом нам говорит не простой человек, а Сам Господь в сегодняшней притче о блудном сыне.

Для лучшего запоминания нынешнего поучения возьмем из притчи три положения:

1) почему Господь наш Отец;

2) что такое страна, отстоящая далече;

3) как нам прийти к Господу из этой далекой страны, потому что все мы блудные дети.

Итак, возьмем первое: почему мы называем Господа Отцом. Да посмотрите на земных отцов - они заботятся о своих детях, стараясь доставить все необходимое; хотят, чтобы жизнь детей была покойна, благополучна; они для их же пользы наказывают детей, когда те уклоняются от пути истины. Отцы стараются расположить к своим детям сердца близких людей, которые могли бы позаботиться о детях, когда их родители состарятся. Наконец, отец терпит пороки сына своего или дочери, как бы ни были они велики.

Подумайте теперь, если земной отец старается устроить благополучие своих детей, то разве Господь мало заботится о нас? Посмотрите, все, что окружает нас, не дал ли нам Бог? Он дал нам воздух, без которого мы не могли бы жить. Он раскинул над нами чудное небо, а под ногами нам простер земляной покров. Он повелел солнцу освещать и греть нас. Он сотворил звезды, луну, насажал на земле прекрасных растений. Словом, Он дал нам все, чем мы пользуемся теперь и владеем. Разве не позаботился Он о нас как самый любящий нежный Отец?

Отец Небесный заботится о каждом человеке, Он располагает к нему сердца других людей. И посмотрите, редко встретишь человека, которого не любили бы другие. И любовь эта согревает, скрашивает жизнь человека, иногда тяжелую и беспросветную.

Иоанн Златоуст говорит, что, когда жестокосердные братья хотели погубить Иосифа, Господь вложил в сердце Рувима жалость и Рувим уговорил братьев продать Иосифа; когда Иосиф сидел в темнице, Господь смягчил сердца стражей, и они давали Иосифу некоторую свободу. А впоследствии Господь поставил на высоту земного благополучия Иосифа, возвеличил эту чистую, непорочную душу. Господь повсюду следит за человеком, спасая его от многих дурных поступков.

Давид говорит: "Где найду Тебя? Взойду ли на небо - Ты там; сойду ли в преисподнюю - и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, - и там... удержит меня десница Твоя" (Пс. 138:8-10).

Господь наказывает людей, подобно земному отцу, но наказывает любя, благоволя о нашем спасении, как и Соломон говорит: "Кого любит Господь, того наказывает, биет же всякого сына, его же приемлет" (Притч. 3:12).

Господь посылает нам скорби в наказание, но часто так утешает нас, как не может утешить самая нежная мать свое дитя. Он посылает человеку раскаяние или такое сознание своей греховности, ничтожности, что все страдания переносятся с благодарением, ибо Господь, как бы мы ни были грешны, старается расположить наши сердца к Себе, вызывая нас на покаяние, потому что Он не хочет смерти грешника, но чтобы грешник обратился... и жив был (Иез. 33:11).

Посмотрим теперь, что же это за страна далече, в которую мы удаляемся от своего Небесного Отца? Эта далекая страна есть отчуждение человеческого сердца от Бога. И человек, пасущий свиней в далекой стране и питающийся рожками, есть прежде всего тот, кто всецело отдался земным делам. Встанет утром, а у него все дела и заботы. Некогда вспомнить о Боге, некогда помолиться и вознестись умом к Богу. Но Господь посылает за это голод в душу человека: если он не молится, то у него появляется такая туга сердечная, что он не находит себе места и ищет удовлетворения в страстях.

Теперь масса таких голодных людей, погрязших в пороках. Нам известно, что недавно две жены бросили своих мужей, и одна из них застрелилась, а другая повесилась, не утолив своего душевного голода. Они думали только о себе и не пожалели оставшихся детей, на которых нельзя теперь смотреть без слез.

Вот как уходит человек в страну далекую.

Как же нам, блудным сынам XX века, вернуться к Отцу? Говорят, что ныне мешает этому время, но это неправда. Христос говорит: "Любите," и нужно любить от сердца. Христос говорит: "Просите, и дастся вам" (Мф. 7:7).

И мы должны со смирением в сердце просить о прощении наших грехов. Мы должны всегда каяться, всегда укорять себя, должны делать ближнему всякое добро, переносить обиды - словом, делать все, как учил Господь.

Итак, непрестанно помня о Боге, отдадим, как говорит апостол Павел, в жертву Ему душу и телеса наши, возвратимся в обители Отца Небесного, и Он примет нас с великой радостью, и будем мы наслаждаться в Жизни Вечной во веки веков. Аминь.

Страшный Суд.

У всех нас, возлюбленные братия, имеется одна общая нужда в жизни - это приобретение благ Небесного Царствия. Но как редко встретишь такого человека ныне, который помог бы нам в этой нужде, наставил бы на путь добродетели и научил бы бороться со своими страстями. Но у нас есть одна добрая собеседница - это наша доброжелательница Православная Церковь. И вот сегодня она предлагает нам внимательно подумать о себе, раскрывая в евангельском чтении картину Страшного Суда. А посмотрите, как окаменели сердца наши, мы спокойно выслушиваем, и в нас не вызывают ни малейшего трепета слова этого повествования. И хочется воскликнуть вместе с Давидом: "Господи, уста наши отверзи, и уста наши возвестят хвалу Твою" (Пс.50:17).

Чтобы приступить к раскрытию нынешнего евангельского чтения, раскроем три истины:

1) мир близится к концу;

2) как совершится Страшный Суд;

3) что мы должны делать теперь для своего спасения, когда время приближается к концу.

Итак, возьмем первое. Мир, говорим, приблизился к концу. Посмотрите, теперь нет воздаяния Божия на земле. О приближении конца говорит и то, что иссякла любовь в людях. Внимательно всмотревшись в жизнь, можно увидеть, что нет воздаяния на земле.

Вся жизнь людей, какими бы они святыми и светлыми ни казались, состоит из длинной цепи, звенья которой есть скорби и страдания. И если нет воздаяния на земле, то, по-видимому, оно существует в ином мире, о котором говорит Христос. Картину этого воздаяния Он раскрывает словами: "Когда же придет Сын Человеческий во славе Своей... соберутся пред Ним все народы" (Мф. 25:31-32). Тогда явится знамение Сына Человеческого на небе. И увидят Его, и восплачутся все племена земные. И сойдут с неба множества Ангелов, то сияющих, как снег, то сверкающих, как солнце, то огненных, как пламя. И поставят Ангелы престол, и раздадутся трубные звуки (Мф. 24:30-31). Сойдет тогда Христос, и все Ангелы будут дивиться неизреченной Его славе, и все падут перед Ним. Все мы тогда воскреснем. И странным покажется нам наше тело. Теперь тело у нас у всех одинаково, а тогда, сообразно заслугам каждого, тела наши будут иметь светлый или мрачный цвет. У одних оно будет сиять чудным светом. У других, по слову Ефрема Сирина, будет темнее ночи. Все наши дела будут с нами и будут свидетельствовать о нас. Тогда вода, по слову Филарета, митрополита Московского, обличит нечистоту нашу и земля покажет нам все наши скверные дела. Тогда бесы придут и станут свидетельствовать о наших поступках, потому что и их Господь призовет на Суд. И тогда уже поздно всем грешным каяться, тогда уже не будет спасения. И восплачут они тогда и будут кричать, чтобы горы покрыли их, потому что ужасен будет их вид и страшна участь, их ожидающая. Так совершится воздаяние нам за все наши дела на земле, так совершится Страшный Суд. Дни наши текут, а мы не знаем, за что нам взяться, что нам делать для нашего спасения.

Святая Церковь говорит нам, что мы должны приобрести драгоценную жемчужину, оправленную в дорогую оправу. Что же это за жемчужина? Ею мы назовем ныне завет Христа - милосердие. Когда человек открывает свою нужду, просит помощи, нужно немедленно, сейчас же помочь ему по мере своих сил. Нужно делиться с ближними всем, чем можно, и оказывать им всякую помощь. Но нужно жемчужину, говорим мы, оправить в дорогую оправу. Оправой этой пусть будет покаяние. Если человек делает доброе и не кается, то Бог совсем иначе принимает его добрые дела. Если человек не от сердца, а от избытка бросает деньги бедному, то его добрые дела умаляются пред Богом. А нужно непременно помогать с любовью в сердце, с покаянием, имея в сердце страх Божий, память Божию, перенося безропотно все скорби и испытания. Поэтому добро делать нужно от сердца кающегося, от сердца терпящего, от сердца, помнящего Бога, и Господь помянет это добро, эту правду во Царствии Своем, ибо тогда суд правды воссияет для праведных и суд немилостивый будет к не творящим милостыни. Аминь.

Взаимное прощение.

Иисус Христос говорит: "Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам" (Ин. 13:15). Поэтому мы, возлюбленные братия, должны учиться у своего Учителя, беря с Него во всем пример.

Мы учимся не от сильных проповедей. Иногда самая красноречивая проповедь не производит никакого впечатления, а иногда одно только маленькое слово все переворачивает в нас, изменяет всю нашу жизнь, ибо ученые рассуждения не доходят до сердца, а лишь тешат разум.

Преподобный Иоанн Лествичник рассказывает, что один вельможа у каждого входящего в обитель просил прощения, говоря: "Прости меня, брат, во мне сидит бес." И этим словом "прости" он достиг величайшего смирения, давшего ему безмятежный мир и покой.

И мы сегодня возьмем слово Спасителя, Который говорит: "Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших" (Мф. 6:14-15).

Апостол Петр спрашивал у Иисуса Христа: "Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?" Но Господь отвечал: "Не говорю тебе: до семи, но до седмижды семидесяти раз" (Мф. 18:21), то есть бесконечное множество раз до самой гробовой доски.

Раскроем три мысли: почему нужно прощать обиды друг другу, как прощали в древнее время и в наше и как должны прощать мы.

Мы должны прощать обиды по трем причинам: прежде всего потому, что если не простим, то нас не простит Господь; потом, если мы будем жестокосердны, то Господь не примет наших молитв; наконец, взаимное прощение нужно потому, что дает невыразимую духовную радость.

Нужно прощать, иначе не простит нас Господь.

Если мы будем жестокосердны, то Господь не примет наших молитв, потому что Он не может простить жестокого сердца. Да и какою же будет наша молитва, если мы оскорбляем кого-нибудь, если не простили обидчика, а носим обиду в сердце? Такое сердце не может всецело предаться молитве. Не можем умиляться и получить душевный покой. Наконец, если мы прощаем, то как легко становится на сердце и как свободно и радостно дышит грудь! Вспомните, если мы обижены каким-нибудь человеком, как тяжело нам бывает, как не хочется встречаться с ним, неприятно видеть его лицо.

Но стоит лишь сказать: "Прости," как это слово мгновенно перерождает душу, становится легко и светло на сердце, враг оказывается теперь любящим человеком, и мы готовы на все для этого недавнего врага. Вот почему нужно прощать друг другу.

Иоанн Лествичник рассказывает, что в одной обители был монах по имени Кир, который невероятно много терпел от братии. Каждый день выгоняли его из-за стола, ругали его, крича: "Вон отсюда, горбоносная кирка," а он все терпел и молчал. И когда спросили его, как он может переносить столько оскорблений, он отвечал: "Монах должен терпеть тридцать лет, а я переношу только еще пятнадцать." И за великое всепрощение Господь причислил его к лику святых.

Вы, наверное, помните из жизни Алексия, человека Божия, как у ворот отцовского дома его ругали, били, обливали помоями, а он все терпел оттого, что имел всепрощение. Известно из жизни преподобного Досифея, что он, исполняя послушание в больнице, если кого-либо случайно оскорблял, то уходил куда-нибудь и горько плакал. И когда старец Дорофей находил его и спрашивал: "Что случилось, чадо?" - тот, горько рыдая, говорил: "Отче, я оскорбил своего брата." Дорофей отвечал ему: "Чадо, вспомни, ты оскорбляешь не ближнего своего, а Самого Господа." И когда видел, что Досифей уже поплакал довольно, то говорил: "Господь тебя простит, чадо, теперь начнем новую жизнь и будем стараться не причинять зла ближним."

Как же должны прощать мы? Нужно прощать ближнего в словах, делах и чувствах. Если кто мстит нам, делает зло, отнимает у нас что-нибудь, прогоняет нас с одного места на другое, мы все должны переносить с терпением, помня завет всепрощения. Если кто оскорбляет нас словом, обижает насмешкой и осуждает, нужно молчать. Но если сердце не выдержит, если прорвется наружу горечь обиды, то нужно укорять себя, говоря про обидчика: "Я, может быть, обижал еще сильнее и делал худшее."

И если мы будем прощать от всего сердца, от сердца чистого и любящего, будем укорять себя за грехи свои, то и нас простит милосердный Господь в Будущей Жизни. Аминь.

Поучение в Неделю 3-ю Великого поста.

Дорогие братья, когда я слушал нынешнее евангельское чтение, мне живо представилась такая картина (предупреждаю, что это не больше как случайный порыв воображения). Предположите на минутку, что Иисус Христос живет сейчас с нами, так же, как тогда, ходит и учит народ. Он медленно идет по улице, и, разумеется, сейчас же вокруг Него собирается толпа. Господь останавливается, с какой-то затаенной грустью оглядывает всех и начинает говорить. Слышатся знакомые слова: "Кто хочет идти за Мною, отвергнисъ себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною" (Мф. 16:24). Среди слушателей начинается какое-то движение, мне даже кажется, что я различаю само выражение отдельных лиц в толпе. Большинство даже не стараются скрыть своего разочарования: так и видно, что они ждали чего-то другого. "Это, - думают они, - уже старо, мы не раз слыхали, да и легко сказать - отвергнуться себя, нести крест, ведь мы не затворники, а в жизни столько радостей." И толпа заметно редеет. Между тем Господь продолжает свою речь. "Какая польза человеку, - говорит Он, - если он приобретет весь мир, а душе своей повредит" (Мф. 16:26). Разочарование кругом усиливается. Толпа слушателей тает еще больше. А когда Господь к концу речи убеждает не стыдиться Его и Его учения, то уже слушателей совсем нет около Него.

Дорогие братия! В этой картине много действительной правды. Разве в наше время не бывает, что Христа не хотят слушать, считают Его слова чем-то устаревшим? Если хотите, это можно проверить сейчас. Начать хотя бы с того, с чего начал беседу Господь: "Кто хочет идти за Мной."

Идем ли за Ним? Не загорается ли жгучим стыдом совесть многих из нас при этих словах? Ведь, без сомнения, добрая половина из нас малодушно не решается объявить войну греховным привычкам и страстям. Теперь проверим себя дальше. "Какая польза человеку, - говорит Господь, - если он приобретет весь мир, а душе своей повредит." Уж, кажется, такая ясная правда, и история и жизнь - все подтверждает эту Христову мысль. Возьмем и пример. Вот перед нами человек, который всю жизнь бьется, чтобы разбогатеть. Для этой цели он не брезгует ничем: одного обманет, другого пустит по миру - совесть у него покладистая, готова на всякую сомнительную сделку. Может быть, он и накопит капитал, но ведь умирать-то ему нужно и, быть может, очень скоро. К чему же все его богатства? И за что он загубил душу свою так безрассудно?

Дорогие братия, и все мы, в сущности, очень похожи на этого богача, хотя и без его миллионов, - все бьемся из-за средств к жизни, хлопочем о лишнем достатке. Положим, при этом мы зла прямого никому не сделаем, но душа-то, во всяком случае, остается у нас на втором плане. Подчас нам некогда и вспомнить о ней. Если хотите, подсчитаем, сколько раз мы из-за деловых хлопот, из-за недосуга оставались без молитвы, не ходили в храм, второпях отмахивались от нищего, которому могли бы подать. Неужели все это пройдет для нас бесследно, не оставит глубокого шрама на нашей душе? Вот про эту-то опасность и говорит нам Христос, а мы не хотим Его слушать.

Наконец, еще один вопрос, который, признаюсь, трудно и выговорить. Неужели не касается нас то, что мы слышим дальше: "Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда придет в славе Отца Своего" (Мк. 8:38)? Стыдиться Христа! Да неужели это возможно? Но в наше изломанное время, как видно, ничему нельзя удивляться. А ведь знаете, какое направление теперь в моде - все отрицать, переоценивать, низвергать авторитеты. И эта отрицательная волна кощунственно захватила даже и личность Христа, обдала и Его своей мутью. Попробуйте теперь где-нибудь в обществе заговорить про Иисуса Христа или просто перекреститься - вас засмеют. Скажите, что вы каждый день молитесь, соблюдаете посты, - и вас сочтут за недалекого человека или за чудака.

Судите же сами, насколько верна моя картина, которую я описал вам, дорогие, вначале. Она как раз взята из жизни, как мы ее видим кругом. Толпа подле Христа действительно все тает и тает. Его не слушают. Над Ним даже смеются. Как все это невыразимо мучительно и тяжело! И как страшно за будущее. Невольно вспоминается предостережение апостола: "Не обманывайтесь: Бог поругаем не бывает" (Гал. 6:7).

Дорогие братия! Слыша эти слова апостольские, будем стараться исправить жизнь, последуем за любвеобильным зовом Господа и сбросим нелепые предрассудки общества. Тогда мы назовемся истинными Христовыми последователями. Аминь.

О чем плачет ныне Господь и как мы можем Его утешить (Вербное воскресенье).

Святое Евангелие, возлюбленные братия, в своем повествовании о входе Господнем в Иерусалим говорит: "И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем" (Лк. 19:41).

Сердца людей все одинаковы, и если плачет человек, то как поступаем мы? Подходим, расспрашиваем, о чем он плачет, пытаемся утешить его чем-нибудь, иногда становится так жаль огорченного человека, что, кажется, душу готов отдать, лишь бы облегчить его горе. Так вот и к Господу подойдем ныне и спросим: "Господи, о чем Ты плачешь?"

В самом деле, о чем же плакал Господь в великий день Своего входа в Иерусалим? Господь вездесущ. От Его всеведущих очей не могут укрыться не только человеческие сердца, но даже потаенная человеческая мысль. И Он Своими очами, про которые в Писании сказано, что они сто крат светлее солнца и провидят во все концы Вселенной, взирая на людей, предвидел конец Иерусалима. Он знал, что ожидает этот вековой старинный город. Он знал непостоянство людей, непостоянство толпы, сегодня восторженно встречавшей Его, а вскоре потребовавшей Его распятия. Он видел Своими очами много крестов вокруг Иерусалима, на которых распяты были Его распинатели. Он видел, какие ужасы ожидают город во время нашествия императора Тита в 70 году по Рождестве Христовом. Вот почему, предвидя ужасы и гибель города, Он, взирая на Иерусалим, плакал о нем.

Но Евангелие говорит нам и сегодня, что Господь заплакал о нем. О чем же плачет Господь теперь? Ведь теперь Он не на земле, а в Небесном Иерусалиме. Вместо осла, Он восседает на пламенных Серафимах, вместо земного Иерусалима, пребывает в неизреченной славе одесную Бога, и, вместо скромной свиты апостолов, Его окружают тысяча тысяч, тьмы тем бесплотных духов и небожителей. Так о чем же плачет ныне Господь?

Он плачет о том, что мы огорчаем Его, нередко отрекаемся от Него своими ужасными поступками, ныне тысячи неверных позорно отрекаются от Него, смеются над Ним. И плачет Он о том, что окаменели сердца наши, что теряем мы истину и жестоко оскорбляем Того, Который Своей Божественной Кровью искупил весь род человеческий.

Когда Господь входил в Иерусалим, то народ постилал одежды, срывал ветви с пальм, потрясал ими, а дети восклицали: "Осанна Сыну Давидову!" (Мф. 21:8-9). Что же теперь мы можем сделать Господу, когда Он находится на Небе, чтоб утешить Его? Ныне также можно постлать одежды к подножию Христа.

Придя домой, откроем ныне наши убогие хранилища и подадим хотя бы ненужный плат неимущему. И этот плат постелен будет нами перед Господом, и Господь, ходящий во славе, ступит на него, ибо, по Его словам, что сделаем мы одному из братии меньших, то сделаем Ему.

Мы можем также взять и пальмовую ветвь в руки и, потрясая ею, встретить Господа.

Все мы видим на иконах, что мученики и мученицы изображаются с пальмовыми ветвями. Это символ победы над страстями, над плотью - символ, которым увенчал их Господь.

И мы попробуем победить в себе что-либо дурное. Наш век - век обидчивости и крайнего самолюбия. И вот теперь, если мы имеем на кого обиду, простим ему. Сдержим себя, заставим утихнуть страсть самолюбия. Ныне в мире широкой волной разлились страсти плотские, почти семь десятых мира находится во власти у сатаны и объято грехом блуда. И вот нужно победить эти страсти, нужно удержаться от них, нужно побороть сопутствующее им бессердечие хотя бы маленькими добрыми делами. И если мы победим злые навыки, заменяя их добрыми делами, мы поднесем пальмовую ветвь Христу. Народ, говорится в Евангелии, восклицал: "Осанна!" и мы можем воскликнуть Господу: "Осанна!" но не устами, а сердцем, всею своею жизнью. Что такое "Осанна"? Это хвала, прославление Бога, как говорит апостол Павел: "Все, что вы делаете, словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца" (Кол. 3:17). Так же сделаем и мы - воскликнем Ему: "Осанна!" всей жизнью нашей.

Для этого мы должны иметь два неусыпных стража - это память смертную и всегдашнее памятование о Боге, ибо говорится в Писании: "Взыщите Меня, и будете живы. Помни о конце твоем, и вовек не согрешишь" (Ам. 5:4. Сир. 7:39).

Итак, постелем Господу плат, поднесем Ему пальмовые ветви - победы страстей, имея память смертную и память о Боге, воскликнем Ему всею жизнью: "Осанна!" И тогда Господь утешится нами, и жива будет душа наша во веки веков. Аминь.

О том, как сохранить радость Воскресения.

Может быть, возлюбленные братия, было бы лучше молчать, потому что Святая Церковь поет ныне: "Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом. И ничто же земное в себе да помышляет, Царь бо царствующих и Господь господствующих заклатися и датися в снедь верным" (Служба Великой Субботы).

Может быть, было бы лучше сегодня вспомнить свои грехи, познавать себя самого и молчать. Но душа наша дерзает говорить и сегодня дерзает сказать вам что-то.

Ныне мы должны напомнить вам кое о чем и предупредить, что все мы - сокровища, купленные драгоценною кровью нашего Спасителя. Нам нужно напомнить о том, что сегодня вечером, или, вернее, ночью, Господь приблизит к душам нашим Царствие Божие, приблизит как никогда.

Нынешний век - век крайней злобы, зависти, самолюбия, век бурного разлива страстей. И все это ныне в великую, святую ночь потеряет свою силу: утихнет злоба, замрет разъедающая душу зависть, исчезнет самолюбие, притупятся страсти человеческие, и сердца наши наполнятся невыразимой духовной радостью, восторгом и ликованием. И радость эта придет не оттого, что в храме будет радостно, не оттого, что много будет народа, а оттого, что Господь приблизит к нам Царство Свое, даст нам Свою благодать особенно щедрой рукою.

Ведь в церкви человек тих, покоен и радостен, а придя домой, он опять погружается в тину житейских забот и волнений, теряет эту радость. В нем снова пробуждаются греховные чувства, и он начинает прежнюю жизнь.

Как же мы теряем благодать, полученную в такой великий день? Сам Господь говорит: "Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими" (Лк. 21:34).

Придя домой, мы, по обычаю, будем разговляться. И обычно у нас разговляется не только тело, но втягивается душа. Человек весь уходит в пищу, забывает все, пресыщается. Следствием этого является склонность ко сну, налетают блудные помыслы, часто совершается падение или охватывает человека тяжелый, мрачный сон, который отравляет всю радость Воскресения Христова. Человек становится тяжеловесным, ему лень делать что-либо, даже соображать.

Поэтому, чтобы радость праздника не отнималась от нас, будем умеренны в пище, постараемся сохранить себя бодрыми и радостными как можно дольше.

У нас обыкновенно праздник не бывает без вина. Люди под видом угощения поят друг друга и упиваются разными напитками. Человек от излишнего употребления вина становится разнузданным, более смелым в своих дурных поступках и под влиянием вина совершает немало гадостей, ибо и апостол Павел говорит: "Не упивайтесь вином, в нем же есть блуд" (Еф. 5:18).

А теперь не только взрослые, но и дети пьют. Теперь считают чем-то обыкновенным и самым необходимым давать вино маленьким детям. Не зная меры, сами взрослые поят вином и ребенка и смеются, если опьянеет этот маленький человек. Этим они отвлекают дитя от Христа, Который умер и пострадал за это дитя. Господь Сам сказал: "А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской" (Мф. 18:6). Ибо великий грех - соблазнять невинные младенческие души.

Так вот, надо быть умеренным и в вине и не допускать детей пить его.

Затем Господь говорит, чтобы не отягчала сердца наши печаль земная. Возвращаются люди домой из храма с возвышенным, умиленным настроением. Но, попадая в круг неверующей семьи, человек огорчается и, обижаемый домашними, теряет радостные чувства, в душе его накапливается жгучая обида, и плачет он горючими слезами. Эти слезы, которые так и брызжут от очей его, омрачают душу и удаляют радость из сердца.

А в такой день, если и есть на душе забота какая, печаль о земных нуждах, не надо плакать, нужно сокрыть это горе в сердце и молчать, чтобы не нарушить общего восторга и ликования.

К печали земной можно отнести и разговоры о нуждах житейских, которые в конце концов сводятся к осуждению. Эти разговоры особенно оживленны во время пасхальных поздравлений. Исполняя долг вежливости, люди отдают друг другу ненужные визиты, посещают и разговаривают с теми, кого, быть может, не только не любят, но и ненавидят. А пользы от этих посещений ровно никакой, эти официальные визиты есть простая формальность, пережиток старины, который давно пора изжить. Наоборот, найти нужно такого человека, который сумел бы, по слову апостола Павла, взгреть наше сердце, сумел бы вложить добрые семена, принес бы пользу душе.

Итак, да наполнятся сердца наши духовным восторгом, светлою радостью и тихим покоем в нынешнюю великую ночь. Да не остынут они, а будут горящими светильниками, ибо пасхальная ночь, как ни одна ночь, возрождает человека.

Будем умеренны в пище, питии, заставим языки свои не говорить праздных слов и осуждений, и тогда блаженна будет наша душа со Христом, Ему же слава во веки веков. Аминь.

О силе Христовой (Фомино воскресенье).

Мы, возлюбленные братия, слышали сегодня, как в одном из апостолов зародилось сомнение о том, действительно ли воскрес Христос. Апостол Фома не был уверен, колебался, и Господь уверил его. Он явился, когда Фома был вместе с апостолами, и сказал, взяв его за руку: "Подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не буди неверующим, но верующим" (Ин. 20:27).

Невольно у многих из нас возникает сомнение, может ли явиться ныне Христос, чтобы утешить нас. Ведь как бы мы ни плакали, как бы ни велико было наше горе, Христос не является нашему телесному взору, и нас гложет червь сомнения.

Надобно ныне ответить на два вопроса: есть ли сила, которую Господь Бог Утешитель подает нам, и если есть, то как наши сердца могут воспринять ее? Что сила эта действительно есть, дает нам понять Христос, когда говорит: "Я посылаю вас, как овец, среди волков" (Мф. 10:16) - и обещает, что волки не загрызут овец Его. Очевидно, Господь посылает им какую-то особую спасительную силу, которая охраняет и утешает их.

Чтобы получить эту Божественную силу, мы должны быть овцами того стада, Пастырь которого есть Христос. Как овцы словесного Его стада, мы должны быть кротки, терпеливы, должны иметь тихость нрава, незлобие и чистоту сердца, которая выражается покаянием и миром с Богом.

О присутствии силы Божией у тихих и кротких так говорит Иоанн Златоуст: "Если человек кроток, как овца, и на него нападут волки, то они не могут погубить его, ибо он имеет особого Пастыря."

И если человек в наше время имеет тихость нрава, кротость, и терпение, и чистоту сердца ради Христа, то Господь ниспосылает ему Божественную силу, и немощный человек побеждает большие препятствия, переходит большие преграды.

Иоанн Богослов говорит в своем Откровении о видении, которое ему было. Он видел большую книгу, запечатанную семью печатями, и много плакал о том, кто откроет ее и покажет в ней написанное. И чей-то голос сказал ему: "Не плачь; вот лев от колена Иудина, корень Давидов, победил, и может раскрыть сию книгу и снять семь печатей ее" (Откр. 5:5).

И когда видел Иоанн трех огромных львов, то на вопрос, кто победит их, услышал ответ, что Агнец, Который получил силу льва, победит (Откр. 17:14).

Истинно свидетельствуют о существовании силы Божией в кротких людях факты на протяжении всей истории. Так, в древнее время Исаак-патриарх (так называли тогда праведных людей) был всегда кроток и терпелив. Он, будучи кочевником, переходил с места на место. Язычники ненавидели его и часто прогоняли от колодцев и пастбищ. Но он молчал и покорно уходил на другое место со своими домочадцами и стадами. Так продолжалось много раз, и вот как Господь наградил Исаака.

Он однажды посеял семена пшеницы на небольшом участке земли и получил такой урожай, во сто крат, что язычники, как говорит Священное Писание, от зависти скрежетали зубами. Так Господь наградил и благословил Исаака за кротость.

В раннее время христианства Софроний, Патриарх Иерусалимский, рассказывает такой случай. Один благочестивый богатый человек имел сына. Перед смертью он позвал его и сказал: "Сын мой, выбирай, что хочешь: или возьми себе богатства, или я оставлю тебя только с благословением Божиим." Тихий, кроткий юноша не захотел себе богатства, а решил лучше остаться с благословением Божиим. Отец оставил все имение нищим и умер, оставив сына без всяких средств. И вот Господь наградил этого кроткого юношу. В том городе жил один вельможа, имевший единственную дочь, которую хотел выдать замуж. Он мучился, за кого бы отдать ее, ведь среди богатых есть злые и нечестивые люди. Решил он молиться, а сам говорит жене: "Иди наутро в храм Всемилостивого Спаса, и первый, кто войдет туда, будет мужем нашей дочери." Когда жена наутро пришла в храм, то увидела там бедного юношу, который имел обыкновение здесь молиться. Она заговорила с ним, и он рассказал ей все. Тогда она пошла с ним в дом свой и благодарила Бога. А вельможа устроил брак этого юноши со своей дочерью, сделав его вновь богатым и счастливым. Вот как Господь утешает и благословляет тех, кто имеет кротость и тихость нрава.

И в нашей многотрудной и скорбной жизни нас может утешить Господь, если мы будем употреблять усилия со своей стороны.

Если мы раздражительны, то не должны говорить, что не победим эту страсть, - а побеждать. И дождь, падающий на землю, питает только те растения, которые имеют в себе жизненную силу, а сухое, сколько бы ни падал дождь, так и останется сухим. И если мы в раздражительности и гордости будем укорять себя, то поможет и нам Господь.

Вот об этом и позаботимся мы все, чтобы Господь утешил нас вовеки. Аминь.

О смирении и любви (Слово в Светлый понедельник).

В день Воскресения Христова, возлюбленные братия, нам нужно говорить о мире и любви, потому что в эти дни Христос особенно близок к нам, Он обитает среди нас. А для того, чтобы в душах наших пребывали мир и покой, нужны прежде всего смирение и любовь. Без смирения невозможно достичь мира душевного. В наших сердцах царит теперь несогласие, никто не хочет смирить себя и подчиниться другому, и потому нет в них мира и покоя, нет тихой радости. Смирения достичь можно только тогда, когда будем мы снисходительны к поступкам других и носить скорби ближних.

Чтобы смирить других, нужно смириться самим.

Когда человек сознает свои дурные поступки, он снисходительнее смотрит на ближнего, а когда он смирит себя, то тем пробуждает смирение в других. Ибо злоба никогда не победит злобу и вражда не уничтожит вражду. Злоба побеждается лишь смирением, а вражда - любовью. Сам Господь сказал: "Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас и благотворите ненавидящим вас" (Мф. 5:44).

О том, как смиренные побеждают злобу, есть пример еще в библейской истории. Исав ненавидел брата Иакова за то, что тот отнял у него первенство, и вот как поступил Иаков, когда братьям надлежало встретиться. Он послал сначала Исаву богатые дары, а при встрече лицом к лицу пал перед ним на колени и воскликнул: "Брат мой, твой образ подобен образу Божию." А Исав имел звероподобное лицо. И смирилось тогда сердце закореневшего во вражде человека, и пал Исав на шею брата своего, со слезами лобызал его. Так смирение одного смиряет злобу другого.

Еще в древности один старец сказал: "Смиренный ответ побеждает ярость."

Софроний, Патриарх Александрийский, рассказывает такой случай. Один богатый и жадный до денег епископ ненавидел другого, который жил в бедности, но которого любил народ. И вот, когда надо было идти этим епископам совершать службу на гробах святых мучеников, собирает бедный епископ свой клир и говорит ему: "Смирение победит вражду, и если Господь даст мне силы, то водворится между нами покой."

И при встрече с богатым епископом бедный вместе со своим клиром падает на колени и восклицает: "Прости нас, Владыко святый, мы рабы твои." И в этот момент благодать Божественная коснулась жестокого сердца и смирение растопило его. Он обнял ненавидимого им прежде человека и просил у него прощения. А после этого между ними водворились такая любовь, такой мир, что окружающие говорили: "Поистине здесь действовала благодать Божия."

Так, смиряя себя, можно смирить других. Потом, говорили мы, нужно утешать других. И апостол Павел говорит: "Друг друга бремена носите, и таким образом исполните закон Христов" (Гал. 6:2). Нужно облегчать тяжести других, потому что легче становится человеку, если кто-либо сочувствует его горю.

Вот таким образом, смиряясь и тем смиряя других и разделяя горести ближних, мы приобретаем мир в сердце и любовь, которая есть основа заветов Христа. И тогда жив будет Господь в сердцах наших во веки веков. Аминь.

Как веровать и каяться делом (Неделя 17 по Пятидес.).

Божественный наш Учитель Иисус Христос в проповеди к народу открыл два условия спасения - покаяние и веру. Часто слышим и мы в церквах повторение этого призыва, но не умеем применить его в жизни. В самом деле, как веровать, как каяться делом? Сначала скажем о вере жизненной. Веровать - это значит при слушании евангельского учения соглашаться с ним умом и сердцем, как дети беспрекословно принимают в душу учение отеческое или материнское. Но этого мало, как солнце естественно сияет миру, так вера сверх согласия ума и сердца должна проявить себя на деле. Хотя ум и сердце и соглашаются с истинами Божественными, но мы еще не имеем веры, если дела наши несогласны с евангельским учением. Как веровать делом, учит, между прочим, нас жена-хананеянка. Эта бедная мать-язычница, по сказанию Евангелия, имела дочь бесноватую. Матерям Господь дал свойство - любовь, и когда дети их поражены болезнью, матери переносят эту болезнь, как свою. Так болела и хананеянка. Подходит она к Спасителю и говорит: "Помилуй меня, Господи, Сын Давидов" - не дочь помилуй, но меня. Как будто она сама болела. Какая высота! Какое великое чувство! И что же, Иисус Христос ни слова не отвечает на вопрос из желания показать открыто ученикам жемчужину веры жены-язычницы. Тогда ученики просят Его: "Отпусти ее, потому что кричит вслед за нами." Спаситель коротко говорит им: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева." Но она забегает вперед и кричит: "Господи! помоги мне." Скорбь понуждает ее видеть во Христе Господа, просвещает ее душу до высоты богопознания.

Спаситель же еще холоднее отвечает на крик хананеянки: "Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам." Он сравнивает плачущую жену с псом. Последняя не удивляется, потому что иудеи считали язычников псами, как турки зовут гяурами христиан. Еще смиреннее и неотступнее хананеянка восклицает: "Так, Господи, но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их." Поразительное смирение! И кончил Господь испытание жены, уже не отказывает ей в помощи, но открывает перед ней всю сокровищницу благодати. "О, женщина, велика вера твоя, она вся сказалась в терпеливой мольбе твоей" (Мф. 15:22-28).

От описанной истории взоры наши обращаются к современным семьям, где протекает своеобразная жизнь. Как теперь, особенно в мужах христианских, ослабела вера: ради куска хлеба они скрывают христианские взгляды, ради удовольствий и обеспечения жизни без колебаний отказываются от Христа. Ныне у жен и матерей уже не дочери бесноваты, а мужья и дети заражены болезнью холодности и безразличия к Богу. И вот тут современным женам надо показать веру делом, показать, как гореть огнем ее, и других необходимо привлечь ко Христу примерами своей безупречной жизни. Подобное неотразимое влияние женских душ, не зараженных злом, весьма уместно ныне.

Дети нашего времени переросли своих родителей в свободном отношении к вере, и матерям надо плакать о том, что дети не похожи на них духовно, не подчиняются авторитету иногда ни отца, ни матери. Для таких детей отцом является, по слову епископа Феофана, диавол, и оскорбление родителей и неповиновение им лишают дитя благословения Божия. Матери, матери! Покажите свою твердую настойчивость и терпение в приведении к вере детей и мужей, как жена-хананеянка терпением и верой достигла дара исцеления бесноватой дочери.

Кроме веры, для спасения нужно покаяние, по слову Христову: "Покайтесь и веруйте" (Мк. 1:15). Что значит каяться?! Это значит сожалеть о том, что мы грешим, и стараться не повторять более прежних грехов. Святитель Василий Великий говорит: "Кается тот, кто самим делом оставляет свои согрешения." Без подобного покаяния никто не спасается. Как в земные палаты нельзя войти прямо, а прежде проходят притвор-переднюю, так для достижения Небесного Царства надо вступить еще на земле в притвор покаяния. Стыдно бывает ныне явиться куда-либо на пир в грязной одежде, тем более невозможно войти в Царство Небесное, куда, по слову апостола Иоанна Богослова, не войдет... ничто нечистое (Откр. 21:27). Если кто скажет: "Мы не умеем каяться, мы не умеем сокрушаться о грехах," в таком случае можно располагать себя к сокрушению хотя бы с рассуждением такого рода: "Господь ради нашего спасения принял "рабий зрак," лег в ясли и смирился до крестной смерти." А мы так горды, упорны и своевольны, что и ради Христа ни перед кем не хотим смириться. Господь терпел гонения. А мы? Мы бежим поруганий, боимся потерять наслаждения жизни, сколько здесь причин и печали. Христос же плакал, тосковал, тужил и услышан был от благоговейности. А мы и мало не хотим поплакать, поскорбеть о великих своих согрешениях, огорчая Отца Небесного.

И выходит, что в нашем лице дети бегут от отца, ученики не слушают своего наставника, хотя их наставляет благодать Божия. Как не укорять себя, как не каяться, как не воздыхать и не сокрушаться душой! Лучше не видать этого света, чем быть неблагодарными Господу. Будем же каяться и приобретать веру от дел - и сподобит нас Господь Своего Небесного Царства, которое вечно. Аминь.

Нужно запасать добрые дела (Слово в Светлый вторник).

Возлюбленные братия, апостол Павел в одном из Посланий говорит, что Христос умер, но и воскрес (Рим. 8:34). То же самое произойдет и с нами. Хотя плоть наша уснет на время, душа ни на мгновение не прервет своего бытия. А так как за душою последуют только дела и поступки, а все остальное останется здесь, то и нужно нам заботиться о душе, потому что жизнь наша уже прошла и была бесплодна.

Чтобы научиться творить добрые дела, возьмем пример с земледельцем. Земледелец сначала готовит семена, отбирая из них самые лучшие, затем ждет благоприятного дня и мгновения, когда бы их посеять, боясь пропустить срок. Наконец, когда уже посеет, то живет надеждой на хороший урожай.

И как земледелец отбирает хорошие семена, так и мы для Будущей своей Жизни будем приобретать семена добрые, дающие благодатные всходы.

Будем приобретать покаяние, смирение, терпение, молитву, самоукорение, посредством которого мы узнаем себя, будем идти узким путем, скорбной тернистой дорогой. Это все семена добра, которые мы должны отобрать для посева и, подобно земледельцу, бросить их в определенный срок. Мы не должны пропустить благоприятного времени, то есть использовать жизнь нашу на эти добрые дела. Потому что неизвестно, сколько нам еще осталось жить, и, может быть, застанет нас та ночь, в которую делать что-либо будет уже поздно.

Наконец, как земледельцы надеются на урожай, так и мы должны надеяться на то, что достигнем Царствия Божия, что Господь поможет нам и, когда придет время, скажет: "Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира" (Мф. 25:34). И опасаться должны ужасного обращения: "Идите от Меня, проклятые" (Мф. 25:41).

Пусть эти два обращения будут всегда звенеть в сердцах наших, побуждая делать, пока не поздно, добрые дела. Но дела добрые нужно творить не только живым, но и умершим, молясь за них, принося Бескровную Жертву и милостыню в память о них. И если человек делает это с любовью в сердце, то Господь и ему после смерти пошлет таких людей, которые будут молиться за него.

Итак, будем сеять добрые семена для наших душ, кто от скудости своих избытков, кто от изобилия их, все творя в памяти смертной и памяти Божией, и тогда сбудутся над нами слова апостола Иоанна Богослова: "Блаженны мертвые, умирающие о Господе. Ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними" (Откр. 14:13). Аминь.

Встретим Христа (Перед Рождеством).

Дополним, возлюбленные братие, праздник наш поведением, о котором Святая Церковь поет: "Христос раждается - славите, Христос с небес - срящите, Христос на земли - возноситеся."

В эту светоносную ночь Ангелы поют хвалу Богу. Они суть сосуды, переполненные благодатью Божественной, и как из сосуда течет влага, переливаясь через край, так и Ангелы, эти совершенные сосуды, не могут сдержать восторгов своих, когда прославляют великого Бога, воспевая Ему дивное славословие. Как только вспомнят они величие Божие, Его силу и славу, не могут удержать ликования и поют Ему торжественными голосами. Поэтому и мы сегодня постараемся вспомнить о Господе, чтобы и нам исполнить слово Церкви и славить Его.

Вспомним, Кто избавил нас от греха, Кто омыл нас водами Крещения, Кто сошел во ад и освободил томящиеся души, Кто научил нас взывать: "Отче наш" и привел нас к познанию Отца Небесного, Кто Крестом Своим искупил нас, Кто возродил нас и дал нам надежду воскресения? Все это сделал родившийся ныне в вертепе Младенец, Которого мы должны прославить. Чем же, скажете? А вот чем: мы должны от всего сердца сказать: "Слава Тебе, Господи, за то, что родился Иисус Христос." И не только здесь говорить эти слова, но и дома стараться чаще повторять их, говоря: "Слава Тебе, Господи, за то, что родился Иисус Христос." Это будет прославлением Его сегодня в наших душах.

Говорит Церковь: "Христос с небес - срящите." Какую же мы должны приготовить Ему встречу? Когда у нас бывает кто-ни6удь именинник, то чем-нибудь стараемся порадовать его, что-нибудь подарить ему. Так как же мы должны встретить и что принести нашему Господу? Встречей Ему будет чтение Священного Писания и размышление о своем спасении, о том, как мы немощны, как быстро падаем и как редко встаем, ибо самое большее, чего желает от нас Господь, - это спасение. А потом надо постараться сделать что-нибудь доброе, чем-нибудь доказать любовь свою к Богу, порадовать Его, ибо это есть действительно встреча Христа, потому что к Богу можно прийти не на крыльях, не на чем-нибудь другом, а через сердечное настроение.

Затем поют: "Христос на земли - возноситеся," то есть поминайте Его, как он жил на земле. Иные жалуются, что комната выходит окнами на лестницу, а вспомните, что Господь родился в пещере без окон совсем. Вы имеете хоть какое-то ложе, а Христос лежал в яслях для скота. У нас есть хоть какая-нибудь печь, чтобы согреться, а Христа согревали дыханием волы и ослы, которые были в пещере. У нас есть какая-нибудь подстилка, а Христос спал на соломе. Поэтому мы должны вспоминать Христа, как Он родился в убогих яслях Вифлеемских, как пришел на землю, в каких условиях облекся в плоть, и если выпадет на нашу долю печальное, не будем унывать, а с покорностью воле Божией переносить все, помня образ Младенца Христа, возлегшего в ясли. Итак, вот что нужно нам делать, чтобы провести достойно сегодняшний день, чтобы славить Христа, встретить Его и возноситься от земли. Нужно эту дивную светоносную ночь и весь день провести в размышлениях о своем спасении, читать Священное Писание и сделать что-нибудь доброе. Затем нужно, чтобы славить Его, повторять чаще: "Слава Тебе, Господи, за то, что родился сегодня Иисус Христос." Надобно размышлять о том, как пришел на землю Иисус Христос, в скорбях приводить Его на память, вспоминая обстоятельства Его рождения, и не роптать на тяжесть жизни, с благодарностью принимая все, умоляя об одном только: "Ими же веси судьбами спаси меня, недостойного раба Твоего, Тебе же слава, честь и держава во веки веков." Аминь.

Духовное родство со Христом.

О чем, возлюбленные братия, говорит нам сегодня Евангелие? Оно говорит о родословии Христа, перечисляя много непонятных, а может быть, и совсем неведомых нам имен. Для чего же приводится эта родословная незадолго перед Рождеством? Ведь мы знаем, что по плоти человек происходит от человека. И Господь произошел по плоти от рода Давидова. Присмотримся к себе, не найдем ли мы сходства со Христом не по плоти, а по духу.

Родственный Христу человек тот, кто слушает волю Божию и повинуется ей. Нам говорят: "Преклоните главы" - и мы преклоняем. Господь дал нам пост - и мы исполняем его. Господь повелевает хранить чистоту - и мы стараемся сохранить ее, но все это внешнее послушание Христу, а нужно повиноваться Богу во всем. Родственные Христу по духу есть исповедники Христовы. Это те люди, которые, невзирая на опасности, не боясь потерять место, не страшась никаких насмешек и порицания, открыто исповедуют Христа и свою веру. И ныне есть такие исповедники среди нас, не только взрослые, но и дети, - это высокий образец для нас. Недавно в одной школе был такой случай.

Некий мальчик носил крест и за это немало переносил насмешек от товарищей. Однажды товарищи нашли маленький крестик. Один из них презрительно взял двумя пальцами это победное знамение Христовой веры и сказал, смеясь, мальчику, который носил крест: "Посмотри, это, вероятно, ты потерял крест." Но тот спокойно расстегнул воротник и сказал, вынимая крест: "Нет, вы ошиблись, мой крест всегда у меня на груди." Таковы истинные овцы стада Христова, эти родственные Христу люди, слушающие Бога и исповедующие Его. О них сказал Сам Господь: "Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мной" (Ин. 10:27).

Далее Господь говорит: "А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка и оставляет овец и бежит, и волк расхищает овец и разгоняет их" (Ин. 10:12). Похищенные волками, эти овцы уже отпадают от Христа, становятся не родственными Ему. Но кто же этот волк, не только соблазняющий, но и похищающий овец словесного стада Христова? Волками, ловящими души, могут быть не только еретики, сектанты или не признающие православной веры люди, но и собственные наши страсти,

гнездящиеся в нас. Возьмите злобу, раздражительность, зависть. Теперь злоба с огромной силой бушует в наших помыслах. Человек вступает в беседу с диаволом, когда говорит: "Мне сказали вот то-то и то-то, но и я отвечу как следует, я не прощу этого." И вот в таких случаях, когда ум возмущается злобными помыслами, надобно поступать так, как поступали ученики Христа на озере Генисаретском во время бури. Они воззвали горячо и громко: "Господи, спаси нас!" - и буря утихла (Мф. 8:25-26). Так и мы должны кричать, просить Господа, чтобы Он утешил злобные волны помыслов наших. Нужно только воззвать к Господу, и Он непременно подаст нам помощь и утешит злобу в нашем сердце - это один из законов духовной жизни.

Мы постоянно завидуем друг другу. Человек желает быть первым и занимать особое положение, завидует преимуществам другого человека. Возьмите духовный мир: диакон хочет быть пресвитером, епископ желает стать первым среди епископов. И в светской жизни также человеку хочется быть первым среди равных, и он завидует. Иоанн Златоуст в своем толковании на Послания к Коринфянам говорит: "Правитель хочет быть первым правителем, если у него есть соперник." Люди совершенно забывают, что все останется здесь: богатство, знатность, блестящие епископские одежды, которыми украшаются священнослужители сейчас, - все это останется на земле, а пред лицо Божие пойдет лишь одна душа с ее делами.

Мы крайне раздражительны. Когда кто-либо скажет нам неприятное слово, мы не можем стерпеть, обижаемся и не разговариваем с тем человеком. Мы не можем видеть поступающих несогласно с нашей волей и до того раздражаемся, что в сердце нашем не остается и маленького местечка для Бога, и мы не можем призывать Его. В таких случаях мы подобны горящему сосуду, вернее, огню, горящему в сосуде: чтобы не было пожара, его плотно закупоривают. И мы должны потушить огонь раздражительности молчанием. Как бы ни было тяжело, мы должны молчать, должны сдерживать себя и этим приобретать смирение и мир своей душе.

Итак, будем исполнять слово Божие не только по внешности, но и в душе, будем твердыми исповедниками Христа, невзирая ни на что, и, наконец, будем побеждать злобу в своем сердце, как и апостол Павел говорит: "Угасить... стрелы лукавого" (Еф. 6:16). И если мы будем стремиться исполнять эти заветы, то станем родными по духу Христу и будем приобретать сокровища для Царства Вечного. Аминь.

Чему нас учат события Рождества Христова.

Возлюбленные братия, ныне Святая Церковь указывает нам, как и в каком порядке говорить нам о событиях Рождества Христова. Ныне поется песнь Романа Сладкопевца: "Дева днесь Пресущественнаго раждает, и земля вертеп Неприступному приносит; Ангели с пастырьми славословят, волсви же со звездою путешествуют; нас бо ради родися Отроча младо, Превечный Бог." Святая Церковь говорит сначала о чудной непорочной Деве, Которая рождает Сына по наитию Духа Святого, пребывая все время Девой. Далее говорится о том, что Господь родился в вертепе, что Ангелы, которые участвуют в деле нашего спасения и часто помогают нам, славословят вместе с пастухами новорожденного Младенца и волхвы приносят Ему дары.

Поговорим о том, как и при каких обстоятельствах произошло Рождество Иисуса Христа. Господь дал нам разум, который как на крыльях может переносить нас куда угодно. Он возносится к престолу Божию и становится умом, зрящим Бога; он спускается в ад, где вспоминает о прошлых наших днях.

Перенесемся же теперь разумом нашим на пыльную дорогу, ведущую из Назарета в Вифлеем. Вот идет по ней согбенный седой старец - благочестивый Иосиф. Он ведет за собой осла, а рядом тихо идет Сама Пречистая Дева, которая, по закону материнского чревоношения, носила во чреве последние дни. Куда же они идут? Кесарь Август издал приказ переписать всех иудеев в их родных городах, и все иудеи массами потекли в родные земли. Но так как народу было чрезвычайно много, а Иосиф не имел ничего, кроме своих седин да чистого сердца, то им очень трудно было найти в городе приют на ночь. И, не найдя себе ночлега, они вышли за город, где было много пещер, в которые бедные пастухи загоняют скот свой во время ненастья и стужи и в жаркие, знойные дни. Они остановились в одной из таких пещер, а Пречистой Марии пришло время родить. Иосиф оставил Ее, и Она родила Господа безболезненно; по выражению святителя Димитрия Ростовского, как спелый плод отпадает от дерева или как солнечный луч проходит сквозь стекло и не повреждает его, так родился Иисус Христос. Она родила, будучи Девой, и, как говорят святые отцы, "не повредила ключей девства." Она Сама спеленала Младенца и, падши, поклонилась Ему не только как Сыну Своему по плоти, но как Единородному Сыну Божию, пришедшему искупить мир.

Чему же нас учит ныне рождение Спасителя? Христос был положен в ясли, а Он, Всемогущий, мог бы выбрать Себе дворец, мог бы родиться в роскоши. Но вместо этого Господь лежит в темной пещере на сухом сене. Он показывает нам образ кротости, терпения и смирения, и мы должны терпеливо нести свои крест, быть скромными перед людьми и не роптать на Бога. Далее мы видим, что Христос - это дивное Отроча, это спасение наше - был повит пеленами. И мы должны повить пеленами свою злую волю, прежде всего пеленами обуздания своего языка, который говорит много непотребного, пеленами страха Божия свои злые помыслы и страсти. Христос плакал, лежа в яслях, как обыкновенное дитя, как все дети. А наши сердца теперь совсем окаменели, мы часто не думаем о последствиях наших грехов и не внимаем горю ближних. Но мы должны плакать с сокрушением сердца о своих грехах и отзываться на горе окружающих людей. Мы должны поддерживать ближнего, разделять его горе и плакать о его скорбях, как о своих, как плакал Младенец Христос. Приходят на поклонение Христу бедные пастыри, эти грубые и суровые на вид, но чистые сердцем и душой люди. И у нас теперь знатные богатые и даже образованные люди очень о себе высоко мнят, горды и высокомерны, а люди, может быть, совсем необразованные имеют простоту и чистоту сердца. У них, быть может, некрасивые лица, но душа украшена добродетелью, сияет кротостью и добротой.

Возьмите молитву в храме сельском. В городском храме люди смотрят на внешность, они по гордости не могут уйти в молитву и остаются холодными как лед. В сельском же храме эти сыны природы, еще не испорченные высокомерием, молятся, как им подсказывает сердце, в простоте души, с непоколебимой верой. И мы должны искать этой простоты и, ища ее, не идти в знатные дома, где все искажено, а лучше в вертепы к беднякам, которые хоть и темны, но научат нас добродетелям христианским, потому что в душах бедняков горит огонь чистой детской веры, воспламеняющей сердца.

Потом мы увидим у яслей Христовых вола и осла. Эти животные своими бессмысленными глазами смотрят на Спасителя и, как бы чувствуя присутствие Божественной чистоты, согревают Его своим дыханием. А нас не только не любят животные, но и люди бегут от нас. Так мы испортились, так стали злы и лукавы. И чтобы примириться с людьми, мы должны загладить свое зло, должны раскаяться в своих грехах и очистить свои души от всякого зла, там засевшего.

Приходят к Христу волхвы и приносят Ему в дар золото, ливан и смирну. И мы должны принести Христу дары. Вместо золота пусть будет у нас внимательное чтение Священного Писания. Пусть каждый откроет Евангелие и внимательно прочитает событие нынешнее, описанное у евангелистов, и пусть откроет свою душу. Можно принести золото другое: если мы обласкаем и согреем бедняка в сей святой день, если утешим сироту, приведя его в дом свой, или же просто скажем приветливое слово человеку измученному и несчастному, то это будет золотом, которое мы принесем в дар родившемуся Христу.

Волхвы принесли Христу ливан, то есть ладан. Принесем и мы Ему этот дар. Ладаном будет у нас благодарение. Будем благодарить Господа за то, что Он терпел до сих пор таких грешников, как мы, и терпит сейчас; будем благодарить Его за все милости и за щедроты к нам, и это будет вторым даром Христу.

Наконец, волхвы принесли смирну - благовонное, но горькое вещество. И мы можем принести такой дар Господу. Многие ныне должны, несмотря на великий праздник, идти на службу, многие отягощены великими грехами. И пусть те, которым нужно, идут на службу с сокрушением сердца, с горечью в душе, пусть другие сокрушаются о своих грехах, и это будет лучшим даром Новорожденному Спасителю. Будем же стараться приобретать скромность, будем связывать зло пеленами молчания и страха Божия, будем просты, добры и отзывчивы и, принеся в жертву Младенцу Спасителю сострадание, благодарение и сокрушение, получим благоволение родившегося Христа. Ему же слава вовеки. Аминь.

Поучение в день Рождества Христова.

Слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение. (Лк. 2:14)

С тех пор, как Ангелы в высотах небесных воспели эту дивную, радостную песнь, она неумолкаемо раздается на земле в течение девятнадцати с лишним столетий.

В сырых подземельях и убогих катакомбах христианской древности, в величественных базиликах последующих веков и в великолепных храмах современного христианского мира верующие во Христа, подражая Ангелам, славили и славят Всевышнего Бога, ниспославшего Сына Своего возлюбленного для водворения мира на земле.

Но почему же мы не находим мира? Где он на земле, когда печальная действительность резко противоречит ангельскому миру, когда верной характеристикой общего склада нашей жизни могут служить грустные слова пророка Иезекииля: "Он (Глаголющий) развернул его передо мною, и вот свиток исписан был внутри и снаружи, и написано на нем: "плач, и стон, и горе"" (Иез. 2:10).

Действительно, развернут теперь над нашим Отечеством "свиток страданий," пьет оно из чаши великогогоря, плач и стон слышатся в нем от края и до края. И разве можно говорить о мире в текущей нашей жизни, когда сыны России, под влиянием неведомых в старину пагубных учений, разрывают на части материнское сердце Родины междоусобной братоубийственной войной, презирают всякую власть и попирают все святое, возлюбив эгоизм современных сверхчеловеков! Итак, нет мира на земле. Мир, конечно, есть, но понимаемый не в смысле безмятежного человеческого существования. Мир, о котором дивно пели Ангелы в немой тишине рождественской ночи, есть мир Бога с родом человеческим, мир земли с Небом, вследствие прощения людям первородного греха через Христа Искупителя, пострадавшего за них. Этого мира искали еще ветхозаветные люди. Как рабы греха, они не имели мира с Небом и средств успокоить свои мятущиеся души.

Сознание отчужденности от Бога вызывало в людях глубокую скорбь. Погрязши во зле, они задыхались в смраде неправды, насилия, обмана и всяких пороков. Так было им душно, что некоторые из них исход видели в смерти, а счастье считали возможным лишь в мраке могилы и нерушимом безмолвии вечности. Явились даже апологеты смерти, как Гиезий, поэты самоубийства, как Сенека. Но вот ветхозаветное человечество, исстрадавшееся в чаянии спасения, дождалось, наконец, великого утешения - родился в Вифлееме Христос, Сын Божий. Пожив среди людей, вступая в общение и беседы с ними, Он, конечно, и по человечеству Своему видел, что все люди ищут себе успокоения: одни - от трудов непосильных и житейских невзгод, другие - от какой-то внутренней тоски, иные - от физических и духовных страданий и от недовольства своим общественным положением. И все измученные суровой жизнью услышали от Божественного Учителя драгоценную весть о том, в чем заключается мир душевный и истинное счастье человека. "Возьмите иго Мое на себе, - учил Иисус Христос, - и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем; и найдете покой душам вашим" (Мф. 11:29).

Возлюбленные братья!

И мы, истомленные ужасными событиями современной действительности и по грехам своим удалившиеся от общения со Христом, жаждем водворения мира Христова в наших душах и в нашей обычной жизни. При каких условиях осуществимо это пламенное наше желание? Представим прежде всего те обстоятельства повседневной жизни, при которых мы бываем спокойны и наслаждаемся миром. Если окружающие проявляют по отношению к нам любовь и расположение, хвалят нас и строго оберегают наши интересы, мы тогда переживаем приятные минуты покоя и мира. Однако подобный мир иногда не бывает Христовым миром, так как нередко соединяется с пренебрежением высшими запросами духа и потворством греховным расположениям и страстям, препятствующим быть в общении со Христом. Истинный мир Христов, поскольку он обнаруживается в жизни, мы можем понять лишь тогда, когда в радости и скорби, в несчастье и успехах будем созидать его путем, начертанным Самим Спасителем.

Как высоко поучительны для нас в этом отношении события из земной жизни Иисуса Христа!

Вот Он, Мессия, совершает Свое служение людям. Одни говорят о Нем, что Он благ, другие - что Он прельщает народ. Насколько было тяжело Иисусу Христу видеть постоянно человеческую неблагодарность и слышать богохульные отзывы о Себе и Своих чудесах, мы до некоторой степени можем понять на основании внимательного рассмотрения собственной жизни.

Если мы творим ближним добро, а с их стороны встречаем непримиримую вражду и ненависть или мы высказываем что-либо безусловно справедливое и слышим незаслуженные обличения во лжи и обмане, как мы в таких случаях волнуемся, возмущаемся и готовы гневно бросать в обидчиков стрелы беспощадной мести, а Христос не переставал благодетельствовать Своим врагам, сохраняя в душе мир. Мы часто раздражаемся горьким ропотом недовольства, претерпевая крайнюю скудость и лишения в необходимом для жизни.

Христос же, Царь царствующих и Господь господствующих, родился в вертепе, положен был в яслях и в течение Своей жизни нередко испытывал телесную усталость, голод, жажду, и все это Он сносил терпеливо, храня в душе полный мир.

Мы нередко обнаруживаем рабский страх пред сильными мира сего и боимся людских речей и низкого общественного мнения о себе. Христос же за Правду Божию перенес оклеветания в Своем бессмертном смирении, величии и спокойствии духа. Недоброжелательства к нам ближних быстро изменяет наше отношение к ним, а Христос, даже пригвожденный ко кресту, молился за своих распинателей и тем показал, что мира Его нет предела... (Ис. 9:7).

Вот, братьи мои, какой мир оставил на земле Спаситель. Это мир человеческой души с Богом, успокоенной близостью к Нему, это обновление жизни людей и основание ее на началах всеобъемлющей любви и всепрощения - другими словами, это мир, проистекающий от общения с Богом. Только при свете жизни Иисуса Христа и руководстве Его Божественным учением может быть устроена мирная человеческая жизнь. И если бы все люди прониклись Христовым учением, все вырвались из затхлого и вязкого болота зла на прямой путь правды и сбросили с себя цепи рабства греху, то, несомненно, на земле воцарились бы мир и во человецех благоволение. Тогда не было бы почвы или основания для проявления злой воли в политической, социальной и экономической жизни, с чем мы, к сожалению, сталкиваемся теперь.

Итак, есть мир на земле, но он не вмещается в людях: дарован он всем, но пребывает лишь на достойных его (Мф. 10:13). И знайте, возлюбленные, что мир не сделается общим достоянием человечества, пока люди не усовершенствуются в исполнении Христова учения и пока не перекуют мечи свои на орала, и копья свои - на серпы (Ис. 2:4). Лишь тогда каждый живущий на земле с полным правом может повторить слова ангельской песни: "Слава в вышних Богу, и на земли мир, во человецех благоволение." Аминь.

О тайне Воплощения Сына Божия (Слово в Благовещение).

Сегодня, возлюбленные братия, в такой великий день, глядя на вас, приходит на ум мысль о том, что все вы, по слову апостола Петра, дети Божий. А если вы дети Божий, то нужно положить в ваши души зерно, которое принялось бы в покаянных воздыханиях, покрылось бы листвою добрых дел и принесло бы плод Царствия Небесного.

Для того, чтобы лучше понять слово наше, чтобы запомнить его, положим в основание и раскроем две мысли. Первая мысль будет о Воплощении Сына Божия, а вторая - о Пречистой Деве Марии.

Сегодняшний праздник говорит нам о тайне Воплощения Сына Божия от Девы.

Несколько веков тому назад Господь повелел Архистратигу Гавриилу покинуть Небесные Обители, где он непрестанно находился у престола Божия, и лететь в Назарет, чтобы возвестить Чистой Деве о Воплощении через Нее Сына Божия. Смутился Гавриил и, летя в Назарет, размышлял в себе: "Как я войду к Пречистой Деве? Если я, подошедши, постучу в дверь, то это ведь несвойственно духам, ибо для них не существует преград и пространства; если я войду сразу, открою тайну, то Она может испугаться." А Господь, по слову Афанасия Александрийского, не велел пугать Девы Марии. И решил Гавриил сказать Ей радостное приветствие и, вошедши, произнес: "Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою" (Лк. 1:28). А после того, как сказала Мария смиренно и кротко: "Се, раба Господня," благодать Божия объяла Ее и Господь зачался в утробе Пречистой (Лк. 1:38).

Праздник Благовещения раскрывает перед нами еще тайну присутствия Божия на земле. С нами теперь Бог. Ныне никакое несчастье, никакая болезнь или притеснение не могут погубить нас без води Божией, ибо Он с нами. Он ради нашего спасения сошел ныне с прекрасного Неба и вселился в женскую утробу ради нас, ради искупления наших грехов. Ведь теперь мы так грешны и темны, что невозможно ходить нам по лицу земли, жить в монастырях, а Господь все терпит по Своему милосердию, и если мы покаемся чистосердечно, то Он с любовью простит нас. Это потому, что Он, будучи на земле, будучи Человеком, узнал все человеческие немощи, узнал все скорби и несчастья. Он страдал, тосковал Сам и потому знает каждого человека, знает все скорби и соблазны, ибо, по слову апостола Павла, искушен быв, может и искушаемым помочь (Евр. 2:18). Он принимает на Себя грехи мира. Он прощает всех. Он, если мы оскорбляем кого-либо, берет на Себя эти оскорбления. И преподобный Дорофей говорил своему ученику Досифею, когда тот раздражался: "Ах, Досифей, Досифей, зачем ты поступаешь так? Разве ты не знаешь, что этим обижаешь Самого Господа?"

Вторая наша мысль - о Пречистой Деве. Пречистая Дева выше всех людей, выше всех святых перед Господом, выше всех живших и живущих на земле. Она возлюбила род человеческий так, как мать. Она заступается за нас перед Богом больше всех святых, и потому любить Ее мы должны больше всех святых и почитать.

Посмотрите, какими словами восхваляет Святую Деву Церковь: она называет Ее мостом, переводящим от земли на Небо, чистой Голубицей, Манною небесной, Заступницей усердной. И Она действительно молится и ходатайствует за нас всегда перед Богом.

И ныне Пречистая Богородица - похвала и услада Архангелов - является великим утешением для нас, грешных людей, на земле.

Итак, принося молитвы Пречистой Деве, прося Ее заступления перед Богом, мы можем надеяться получить милость Богоматери, по молитвам Которой и Господь примет нас в Свое Небесное Царство. Аминь.

Как молиться? (Слово в Преображение).

Если бы, возлюбленные братия, кто-либо захотел вам сказать о том, что есть самое важное в этой жизни, то в этот день Преображения Господня на Фаворе сказал бы вам, что самое главное - это научиться молиться, познать силу действия молитвы. Нет ничего дороже для человека, чем молитва.

И евангелист, повествуя о сегодняшнем событии, говорит, что когда молился Господь, то одежды Его сделались белыми, как свет, и просияло лицо Его (Мф. 17:2). Так преобразила Господа молитва.

И святые молились так, как некогда молился Господь. Так, когда молился старец Феодот Глинский, из каждого его пальца как бы исходил пучок света. Авва Иосиф говорил, что, если хочешь молиться, будь как пламя, а когда воздевал свои руки в молитве к небу, то как бы десять свечей, десять светильников загорались над ним и весь он был осиян этим небесным светом. И преподобный Серафим, молясь на камне или идя с молитвой на устах, менялся весь. Он как бы светился каким-то чудным светом, и повергающееся долу лицо его сияло, озаренное силой молитвы.

Отчего все это бывает? Внутри нас, вот за этой плотью, которая истлеет, скрыт данный нам еще при Крещении Божественный Свет. Он живет в глубине, далеко в глубине нашего сердца. И вот когда молится человек, когда приходят в движение все силы его духа, тогда этот Свет озаряет лицо, вырывается потоком благодати наружу. И если этот Свет не освещает лица, то он все же придает ему необыкновенное выражение, смягчает черты и делает его приятным. Так и всякий человек, который не забывает молитвы, имеет такой же привлекательный вид, такое же выражение, располагающее к нему другие души.

Молитва поддерживает в человеке тот чудный Свет, и он отражает состояние его души. И если нет в человеке молитвы, хотя бы и красив он был, посмотрите, какая то бесовская красота. Сатана живет в сердце у такого человека, на лице его лежит печать пороков и страстей, написаны или гнев, или зависть, и черты его носят мрачный, гордый характер.

Молитва есть сила. И когда мы произносим имя Господа Иисуса Христа, то в нем действует какая-то неведомая нам сила. А если произнести это имя с мыслью о Нем, то именно эта сила действует на наши сердца и помогает нам во всех скорбях нашей жизни.

Итак, нужно приготовить себя к молитве. Прежде всего нужно очистить сердце прощением обид. Как бы ни было горько и тяжело - все надо прощать. Сам Господь является нашим Учителем, говоря: "Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой" (Мф. 5:23-24).

Так и мы можем возгревать чувство молитвы, принося прежде прощение обид, сокрушение и благодарение Богу, ибо мы Им, по слову апостола, живем и движемся и существуем (Деян. 17:28). Поступая так, мы возгоримся сердцем, наша душа, по слову Давида-псалмопевца, растопится, как воск, почувствовав сокрушение и благодарение, сделается тонкой, нежной (Пс. 2:15). И тогда возгорится в сердцах наших чувство молитвы Пресладкому Иисусу и наша горькая жизнь сделается от этого сладкой. Аминь.

Будем подражать Богоматери (Слово в день Успения Божией Матери).

Слышали ли вы, возлюбленные братия, как Святая Церковь снова напоминает нам о том, что Отечество наше на Небесах, что мы должны переплыть путь многоскорбного житейского моря и явиться туда, где нас ожидает мука или награда, смотря по тому, как мы прожили свою жизнь. И нашей помощницей и заступницей на нашем многоплачевном пути является Сама Пречистая Дева, Которая больше всех святых любит нас, темных и грешных, Которая всегда поддерживает нас Своими молитвами и облегчает наши непосильные скорби.

Нет лучше Ее во всем мире людей, нет краше Преблагословенной Девы Марии. Иоанн Богослов, который покоил Пречистую после Вознесения Господа, говорит, что Господь облек Ее в свет солнца, дал Ей чудный венец из двенадцати звезд и луну к подножию ног Ее, ибо Она превыше всех людей на земле и Ангелов на Небе.

Димитрий Ростовский говорит, что Она выше всех чинов ангельских. "О Херувимы, - восклицает он, - встаньте в сторону и поклонитесь Пречистой Деве, ибо Она выше вас."

Поэтому всмотрись ныне в образ Преблагословенной Девы Марии в день памяти Ее блаженной кончины. Она взошла на высоту величайшего Своего совершенства безграничной любовью к Богу и ближним, постоянною молитвою и терпением Своих скорбей.

Как велика была Ее любовь к Сыну, видно из Евангелия.

Когда Господь, еще отроком, остался в Иерусалимском храме и Пречистая Дева с Иосифом долго Его искали, то при встрече с Ним Ее первые слова были:

"Чадо! что Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя" (Лк. 2:48).

Что значат эти слова? Они значат, что Она любила Его всем сердцем Своим. В дни тяжелых крестных страданий Сына Ее душу, по слову евангелиста, прошло оружие, и Она вся была объята любовью к Нему.

И эта любовь заставила Ее страдать вместе с Ним. После Вознесения Иисуса Христа Она часто уходила на гору Елеонскую и проводила там время в молитве и духовном созерцании, то есть всем Своим помышлением стремилась к Нему. О Ее бесконечной любви к ближним рассказывают, что кто взглядывал на Нее, тот начинал непрестанно радоваться, ибо Она Своим всеобъемлющим сердцем притягивала к Себе всех. О Ее молитве предание говорит, что Она с трех лет каждый день подвизалась в молитвенном подвиге по двенадцать часов и с каждым днем становилась все совершеннее, и все больше сияла Ее чистая, светлая душа.

А о терпении Ее не приходится и говорить, ибо кто, кроме Сына, знал Ее скорби, которыми с детства была полна Ее жизнь! И теперь Она также молится за нас, любит нас и терпит наши согрешения.

Она, по слову апостола, и сейчас спасает нас от развращенного мира и дает нам надежду на получение Вечной Жизни. Аминь.

Чему учит нас пример Богоматери.

Никто, возлюбленные братия, да не уйдет ныне из храма, не получив что-нибудь в назидание от праздника Сретения Господня: ни богатый, ни бедный, ни простой, ни знатный, ни мудрый, ни лукавый, ни добрый, ни злой, ни чистый сердцем, ни грешник. Все да получат сегодня что-либо в дар от Пречистой Девы, Которая, как солнце, согревает человеческие души.

В песнопениях Церкви Божия Матерь называется "чистой Голубицей," "нескверной Агницей," пришедшей, по закону еврейскому, в сороковой день в храм Иерусалимский.

Ныне это событие может дать назидание прежде всего родителям и детям, потом и всем остальным.

Ныне Чистая Дева принесла пред лицо Божественное Своего Сына, и все матери должны своих детей представить пред лицо Божие, ибо они отвечают за этих детей перед Богом.

На днях мы раскрыли Библию, чтобы подыскать что-либо на сегодняшний день, и прочитали следующее: у еврейского народа существовал обычай записывать в книгу не только имена правителей, но и имена матерей этих правителей и их деяния. Так, правитель Асса имел мать Махию, которая побуждала сына на разные нечестивые дела, и за это Асса лишил ее всех почестей, которые ей оказывали. И если у древних народов записывались имена матерей и их дела, то тем более у христианских записывается все доброе или дурное, что сделали они для своих детей.

Вот теперь часто мы в храмах слышим, как молятся о заблудших, а кто они, эти заблудшие? Да это все дети матерей, которые не исполнили своих обязанностей, не вложили своим детям с малых лет веру и любовь к Богу. А мать, воспитывая свое дитя, должна носить, водить его в храм, а затем, когда оно возрастает, умолять, чтобы оно посещало православный храм.

В первое время мать должна носить свое дитя в церковь, ибо оно не имеет еще силы и не понимает значения церкви. Есть указания, что еще в древнее время матери приносили своих детей в церковь. Так, в IV веке один правитель послал своего подданного Модеста сжигать христиан, не подчиняющихся арианскому учению. И вот, когда рано утром шел Модест по городу, он увидел, как из одного дома выбежала полуодетая женщина с младенцем на руках и куда-то поспешно направилась. Модест спросил, куда она идет, и она ответила: "Я слышала, что будут жечь христиан, так вот я и иду туда и несу своего ребенка, чтобы и он получил со многими другими мученический венец."

Из этого видно, что матери уже в IV веке носили своих детей в храм, но есть и более ранние сведения об этом.

Так, при Диоклетиане в Никомидийском храме сожжено было десять тысяч христиан и среди них - много грудных детей.

Вот и теперь матери, отгоняя всякую леность, все препятствия, должны носить несмысленных младенцев в храм Божий, ибо здесь вся полнота Божественной благодати осеняет христианские души.

Затем матери должны, после того как дети подрастут, водить их в церковь, потому что они, еще будучи малы, не понимают, что им нужно. Часто дети в церкви спрашивают, скоро ли кончится служба, скоро ли пойдем домой, и вот тут-то матери-христианке нужно проявить все терпение, все умение подействовать на душу ребенка. Нужно научить дитя хотя бы говорить "Господи, помилуй," обращать его внимание на совершающуюся службу, стараться объяснить ему все, что касается церкви и службы, чтобы дитя научилось наслаждаться созерцанием Божественных действий.

И дома нужно говорить детям, что их ждет после смерти, когда предстанут они по ту сторону мира пред лицо Судии Божественного, Который знает все наши добрые и злые дела. Нужно прививать детям добрые навыки и добрые чувства, ибо на мягкой нежной душе ребенка, как на белой доске, запечатлеваются знаки как добра, так и зла. И, может быть, эти семена, брошенные в чуткую душу любящей матерью, дадут впоследствии плод в сорок или даже во сто крат.

И вот та мать, которая не приложила никаких усилий к тому, чтобы дети были добрыми христианами, всегда будет мучиться за этих детей своих, и вечным черным пятном ляжет на ее душу такое дитя, ибо она должна представить его пред лицо Божие чистым и твердым в вере.

Вот какова обязанность матерей по отношению к своим детям, вот какое назидание дает им ныне Матерь Божия, Которая Сама была ярким примером благочестивой и любящей Матери, всецело отдавшей Себя воспитанию Своего Единственного Сына.

Что же могут получить в назидание ныне взрослые люди, те, у которых нет детей, или же те, кто не имеет матерей? Обыкновенно умирающие и дряхлеющие матери поручают своих детей другой Матери - Православной Церкви. И вот теперь те, у кого нет матери, пусть прибегают под кров Церкви, которая, как любящая нежная мать, воспитывает своих верных чад. И чтобы не отойти нам от этой Святой Матери, нужно избегать общества мнимых христиан и разных сектантских общин.

Есть теперь и пастыри, отклонившиеся от Церкви Православной, и трудно бывает сказать, какой пастырь истинный. Здесь нам поможет чутье, то есть внутреннее чувство, благодаря которому можно узнать истинных и лживых пастырей, это чувство подсказывает, за кем нужно идти и таким образом избегать хитрых сплетений диавола. Итак, вот какое назидание дает ныне взрослым Православная Церковь: она утешает всех нас, успокаивает и всем подает надежду.

Пусть матери-христианки воспитывают своих детей в страхе Божием, пусть научат их добрым делам и навыкам; пусть те матери, которые становятся дряхлыми, поручают своих детей Святой Церкви, которая ведет всех нас в Небесное Царство, пребывающее вовеки. Аминь.

Значение православного храма для души (Слово на Введение во храм Пресвятой Богородицы).

Ныне, братья, в такой великий день душа невольно жаждет говорить с вами, чтобы те, которые колеблются в вере, утвердились в ней и находящиеся в печали почувствовали близ себя присутствие Божие, ибо все мы должны быть утвержденными, непоколебимыми в вере и, как скалы, выносить разъяренные бушующие волны житейского моря. Предметом нашего разговора ныне будет Пречистая Богоотроковица, приведенная под сень священного храма. Эта чудная Дева, ставшая выше не только всех людей, но и Ангелов, достигла такого величия, что Ей со страхом служат пламенные Серафимы и Херувимы, а диавол трепещет блеска Ее богоподобной души.

Как же достигла Она этого совершенства? Для этого нам нужно вспомнить песнопения Церкви, которые раскрывают нам эту тайну. Святая Церковь указывает, что кивотом Завета Пречистая Дева стала именно в храме Иерусалимском. Она проводила время в непрестанном труде на храм, занимаясь рукоделием, часто молилась и читала Священное Писание. Вот таким пребыванием в храме Божием Она достигла необыкновенного величия и приготовилась быть вместилищем невместимого Бога.

Мы знаем, что Церковь с ее службой, молитвой и пением возрождает души наши, ибо как для тела нашего нужна пища, так и для души необходима пища, но иного свойства - вечная, духовная. Но ныне исполнилось над нами слово пророка Амоса, который говорит: "Я пошлю на землю не голод хлеба... но жажду слышания слов Господних" (Ам. 8: 11). И посмотрите, везде, всюду: в домах, на рынках, на улицах - мы слышим суетные разговоры о земных приобретениях, и никто никогда не вспомнит о Боге, никто не насытит изголодавшейся человеческой души. И только Православная Церковь дает нам возможность получить эту столь необходимую пищу, помогает удаляться от суеты и приближаться к Богу. Эта пища духовная есть общение с Богом во время молитвы в храме православном. Но для тела нашего, кроме пищи, нужно питье, нужен чистый свежий воздух, это нужно также и для души. В церкви чтение и пение, вид икон и зажженных лампад как-то благодатно действуют на душу, о чем говорят даже неверующие, посещающие иногда православные храмы. Святитель Иоанн Златоуст замечает, что и сами молящиеся и священнослужители, предстоящие пред престолом Божиим, навевают какое-то особое настроение, и невольно чувствуется благодать Божественная, которая проявляется в Таинствах Церкви. Это и есть та живая вода, оживляющая дряхлеющую человеческую душу и текущая в Жизнь Вечную, о которой говорит нам Христос. Молитва есть чистый воздух, столь необходимый для нашей души. И как бы ни велики были согрешения человека, как бы ни обуревали его страсти земные, он примиряется с Богом в горячей молитве, ибо Господь милосерд. Вот какое значение имеют для нас храмы православные, и мы должны помнить это всегда. В наше время есть люди, которые хотят всецело служить Богу и посещают храмы ежедневно, забывая свои обязанности, но нужно, однако, поступать так, чтобы и домашние дела не оставались в пренебрежении, дабы не навлечь упреков со стороны ближних и ропота. Некоторые имеют слишком мало времени для посещения храма, но, невзирая на это, они ради простого любопытства ходят на сектантские собрания, где сам диавол управляет душами человеческими, и в лжехрамы, где есть иконы, и облачения, и священнослужители, но отсутствует благодать Божия. Это пустое любопытство может принести вред человеку, ибо Премудрый говорит: "Кто прикасается к смоле, тот очернится" (Сир. 13:1), и мы не только должны избегать сектантов, но презирать их, по слову апостола, не приветствовать их (2 Ин. 1:10). Матери ныне должны заботиться о том, чтобы дети их росли в благочестии, приучать их с ранних лет к храму Божию. Вспомните, когда в детстве мы, быть может и редко, посещали храм, у нас было хорошее настроение, мы и сейчас часто вспоминаем эти светлые, чудные минуты неземного восторга. Это вседействие благодати Божией на чуткую душу ребенка. Ведь и в детской душе есть пороки, но они еще в самом зачатке, и Церковь Православная искореняет их, поэтому, как бы ни мало было дитя, мать должна приводить его в храм Божий, дабы оно укреплялось и вырастало в вере православной. И если мы будем стараться о том, чтобы возродилась наша душа, будем посещать храмы для сознательной молитвы, будем чуждаться сектантства и других еретиков, то, верьте, возродит Господь нашу душу и примет нас как достойных граждан в Свое Небесное Царство. Аминь.

О любви и помощи Матери Божией (Слово на праздник иконы Божией Матери "Знамение").

Иногда, братия, странно бывает говорить с вами о делах Божиих, потому что греховна наша душа, но в такие великие дни нельзя не поделиться, нельзя не говорить о милостях Господа. И мы верим, что сила Божия в немощи совершается (2 Кор. 12:9). Воскресим в сердцах наших память о том великом событии, которое празднуется ныне.

Наша Святая Церковь празднует явление иконы Божией Матери "Знамение." Если вы посмотрите на этот образ, то увидите, что руки Богоматери воздеты к небу,- это символ того, что любовь живет в Ее сердце и что Она не только помогала новгородцам, но и теперь помогает всем просящим у Нее заступления. Любовь Ее так велика, что охватывает весь род человеческий. Как тогда Матерь Божия источала слезы из сухой иконы, так и теперь плачет Она за людей, за мир, плачет горькими слезами. Святой Иоанн Златоуст говорит, что чем больше страдает человек, тем мягче становится его душа, тем больше он любит окружающих, а никто из смертных не страдал так много, как Богоматерь. Она так много выстрадала, перенесла в Своей жизни, что приобрела необыкновенную любовь к людям. Святитель Димитрий Ростовский отмечает четыре периода в жизни Богоматери, когда страдания Ее были особенно велики, - это когда Она ночью с Младенцем бежала в Египет, когда три дня искала Своего Сына в Иерусалиме, когда жестоко мучилась во время преследования Иисуса книжниками и, наконец, когда Господь висел на кресте.

Есть бескровные мученики. Если человек мучается за другого человека, то мучения его не меньше того, за кого он страдает. Святая Наталия названа мученицей потому, что много страдала за своего мужа, и София причислена к мученицам, так как она много перенесла пыток душевных за своих святых дочерей.

Так и Матерь Божия, страдая за Своего Сына, стояла у креста. И с той минуты Она обрела в сердце Своем такую любовь, такую жалость ко всем людям, бедным грешникам, что не оставляет их до сих пор. Но заметьте, что всякий человек старается общаться с равными себе: вор с вором, преступник с преступником, а святой человек ищет себе святого общества. И Матерь Божия не любит злых людей, отвращает от них Свое лицо. Поэтому кто хочет приблизиться к Ней, тот должен открыть свое сердце для любви и смирения, и тогда Матерь Божия скоро отзовется на его молитвы. Ведь все мы беспрестанно согрешаем. Если мы хотим осудить кого-нибудь, то нужно обратиться к самим себе и никогда не говорить никому злого, а осуждать себя за свои поступки. Мы часто не можем сносить слабости других людей, но нужно следить за собой, нужно молиться за этих людей и стараться делать им добро. И когда станем поступать так и обращаться к Богоматери, верьте, что скоро придет Она на помощь к нам и утешит нас Своею благодатною любовью, пребывающею во веки веков. Аминь.

О предстательстве Святителя Николая.

Всем, братия, известны слова Христа: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам" (Мф. 7:7). И мы ныне собрались в храме и стучим к святому Николаю, ибо он великий милосердный заступник и непрестанный ходатай наш пред престолом Отца Небесного. Как у Христа милосердие изливалось не только на овец избранных, Израилевых, но и на жену-хананеянку, так и святой Николай свое милосердие простирает не только на православных, но и на иноверцев. Он слышит и мусульманина, поставившего свечку пред его образом в какой-нибудь часовне, и скоро помогает какому-нибудь забайкальскому буряту, который молится в своей дымной юрте, называя Святителя "седым старцем."

Нет нужды говорить, что святой Николай жил более полутора тысяч лет тому назад; он и в наше время ходит по русской земле, является христианам. Многие из них видят его и говорят с ним. Если святой Николай в жизни своей отличался чуткой любовью ко всем людям, то сейчас, пребывая у престола Божия, он любит еще более, он горит любовью ко всему миру, ко всем страдальцам, помогает всем призывающим его имя в молитве. В жизни святой Николай помогал морякам, находящимся в плавании, и теперь, когда моряки молятся Николе милостивому, он внимает этим молитвам и укрощает разбушевавшуюся бурю. В жизни своей святой Николай нежно любил детей, и сейчас он также покровительствует им. И если какая мать болеет за свое дитя, то пусть с верою просит святого Николая, пусть верит, и он несомненно поможет ей.

Сохранился рассказ покойного архиепископа Никона о чудесном спасении одного ребенка святым Николаем. Некая мать ушла из дома, оставив там трехлетнего ребенка. Она, запирая дверь снаружи, сильно захлопнула ее и не заметила, как дверь от сотрясения закрылась изнутри. Ребенок, играя один, открыл водопроводный кран. Вернувшись домой, мать слышит всплески воды, но дверь открыть не может, кричит и не получает ответа. Тогда мать бежит за дворником, и когда общими усилиями дверь была открыта, то все увидели, что дитя - на высокой постели, куда оно не могло попасть естественным образом. Ребенок был мокрый, но радостно улыбался. Когда мать стала спрашивать, как он туда попал, ребенок отвечал, показывая на икону святого Николая: "Вот этот дедушка поднял, успокоил и утешил." И поняла тогда мать, кто был этот дедушка, великий заступник и помощник во всех скорбях житейских, и со слезами благодарила его.

Но если мы не можем лицом к лицу видеть Святителя, то будем просить его о том, о чем изболело наше сердце ныне, - о ниспослании любви в наши сердца, следствием которой является счастье на земле. И верьте, пошлет он любовь в наши сердца, и эта любовь устроит наше земное счастье. Если у кого-то сердце болит о близких неверующих, то пусть просит о них святого Николая, и он поможет им, он смягчит их черствые, заскорузлые, холодные сердца, он зажжет в них искру Божественной веры Христовой, чтобы и они вкусили хотя бы каплю жизни о Иисусе Христе. Прославляя ныне великого Святителя, прославим и Бога в этом дивном Святителе, Ему же подобает всякая слава во веки веков. Аминь.


Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы