Православные молитвы

Игорь Иванович Сикорский.

Незримая борьба.

(Перевод на русский язык Филиппа Кокоши)

Английский текст — Copyright, 1947, by Charles Scribner’s Sons.

Scribner’s вернули авторские права на “INVISIBLE ENCOUNTER"

сыну автора, Игорю Игоревичу Сикорскому, в 1989 году

Igor I. Sikorsky, Jr., P.C. 121 Perry Street Unionville, CT 06085-1023.

(Lydia Zelaya, Simon & Schuster Permissions; lydia.zelaya@simonandschuster.com)

Оглавление.

От переводчика.

Предисловие издателя.

Предисловие автора.

1. Фаустова Цивилизация.

2. Хлеб.

3. Кровля Храма.

4. Царства Мира.

5. Трагическое Разногласие.

6. Приближение к Пропасти.

7. Добро и зло.

8. Выход из положения

9. Заключение.

<

От переводчика.

Хочу выразить благодарность всем, прямо или косвенно принимавшим участие в этом проекте — в первую очередь “Library of Congress — American Memory" — Коллектору редких книг библиотеки Конгресса США, предоставившиму информацию о всех 96 обладателях оригинала этой редкой книги на территории США; а также людям в разных частях света, содействовавшим мне в работе над переводом — его преосвященству епископу Буэнос-Айресскому и Южно-Американскому Александру (Милеанту) благословившему эту работу, доктору богословия Филиппу Клейтону и его помощнику Андреа Циммерману (Dr. Phillipe Clayton, Andrea Zimmerman) из Клермонтской Богословской школы, Калифорния, уважаемому Герри Пало (Gerald Palo) из Денвера, Колорадо, приславшим копии книги и сопутствующих материалов, Валерию Георгиевичу Федорину из Сибири, ставшему первым читателем перевода и сделавшему много ценных замечаний.

Филипп Кокоша, 26 апреля 2004 года

Гомель, Беларусь.

Предисловие издателя.

Самый выдающийся авиаконструктор мира делает акцент на том, что духовная, а не материальная мощь нужнее в наши дни людям. Человечество, говорит он, сегодня испытывает кризис беспрецедентной глубины и величины. Главную его причину следует искать во внутреннем и глубоком беспорядке в духовной и моральной сферах жизни. Эта работа обсуждает характер нынешних великих потрясений, внутренних их причин, и указывает пути выхода из них.

И. И. Сикорский начинает с оригинального и интересного изучения пребывания Христа в пустыне, когда Он трижды был искушаем Дьяволом. Христом было принято решение в пользу добра, а не зла, духовного, а не материального. Автор проводит очень подходящие параллели между событиями истории и показывает, как снова и снова человечество отдавало предпочтение всему материальному, что противоречило принятому Христом решению. Если, говорит Сикорский, миром будут управлять духовно мертвые люди, то его можно сравнить с самолётом, которым управляет несознательный и неопытный экипаж.

1947.

Предисловие автора.

В наши дни Человечество проходит через период кризиса невиданной глубины и величины.

Разрушительные войны и революции три последних десятилетия сотрясали мир — но это только внешние проявления глобальной нестабильности, главную причину которой следует искать во внутреннем и глубоком беспорядке в духовной и моральной сферах жизни.

В этой работе обсуждаются характер этого великого потрясения и его причины.

И. И. Сикорский

Июль, 1947

Бриджпорт, Коннектикут, США.

1. Фаустова Цивилизация.

“Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола…” (От Матфея, 4:1).

“И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною…” (От Марка, 1:13).

<

МЫ ЖИВЕМ в один из наиболее мрачных периодов истории человечества. Несмотря на ускоренное развитие индустриальной цивилизации и научно-технический прогресс, значение духовных ценностей у всех так называемых “цивилизованных” наций падает с большой скоростью. Вследствие этого современная цивилизация установила ужасающий рекорд. За короткий период времени между 1914 и 1945 годами две мировые войны и Красная революция унесли, по всей вероятности, более ста миллионов человеческих жизней. Сегодня материального богатства в руках человечества сосредоточено больше, чем во все предыдущие времена, и все же количество женщин и детей, намеренно умерщвляемых голодом и мором, которые можно было бы предотвратить, в наши дни намного больше, чем было в любые тридцать или сто лет истории человечества. Уровень научных знаний и общей образованности никогда не был для белых рас так высок, как сегодня. И все же редко, если вообще когда-либо, белый человек столь же слепо и пагубно заблуждался, чем в последние тридцать лет.

Профессор П. Сорокин охарактеризовал эту ситуацию в нижеследующих выразительных строках:

“В настоящее время ни невинность детей, ни почтенные седины стариков, ни нежность девушек и женщин не щадятся. Если случается что-нибудь — они главные жертвы войны, революции, криминала и других форм насилия. Цивилизация, которая до 1914 года выставляла напоказ свою человечность и гуманизм, в сравнении с извращенной жестокостью и мизантропией Средних веков, выродилась в нечто столь низкое и зверское, что превзошло даже пресловутую жестокость варваров… Нельзя себе представить более полного и трагического крушения.”

<

Ввиду этих тревожных фактов кажется правильным поставить вопрос: можно ли считать этот трагический процесс прелюдией к новой, светлой эре мира и процветания, или же это признак глубокого духовного крушения, которое вызовет сильную бурю и, если не изменить коренным образом идеологические тенденции и руководство, может привести цивилизацию белого человека к краху, несмотря на все её достижения?

Размышляя над внутренней природой и причинами великого волнения, выдающийся русский писатель Д. Мережковский сформулировал вопрос: “В чем заключается уникальность нашего времени?” — и сам дал на него ответ: “В борьбе религиозной правды с большой религиозной ложью. Сегодня ложь и правда сцепились в такой смертельной схватке, какой не было никогда.”

Анализируя вопрос с иной точки зрения, немецкий писатель и философ Освальд Шпенглер комментирует его следующим образом:

“...Принимаются последние решения, приближается трагедия. Каждая высокая культура есть трагедия. История человечества в целом трагична. Но святотатство и катастрофа Фаустовой цивилизации… такого святотатства не могли себе представить ни Шекспир, ни Эсхил. Творение восстаёт против своего Творца....”

<

Описывая современную цивилизацию, Шпенглер неоднократно называет её “Фаустовой цивилизацией”. Будучи сокращенной до своих основных положений, классическая трагедия Гёте может быть представлена следующим образом: Доктор Фауст — образованный человек с высоким уровнем интеллекта и силы воли — заключает договор с дьяволом, чтобы получить господство над людьми и природой. Заполучив таким образом власть, Фауст начинает использовать её для удовлетворения своих собственных чувственных и интеллектуальных потребностей и для реализации нового честолюбивого, обширного и гуманитарного проекта, который должен был принести счастье миллионам людей.

Внутреннее значение этой великой трагедии безусловно отражает совокупность идей о прогрессе, которые в течение последних десятилетий распространили своё влияние как на отдельных людей, так и на целые их массы, таким образом оправдывая термин Шпенглера “Фаустова цивилизация.” Полная власть над природой и людьми, используемая для прекрасных, гуманитарных целей принимается и приветствуется, в то время как взаимовыгодный договор со злом, по которому эта власть была получена, считается бессмысленно-символичным или полностью игнорируется.

Идея Фауста в некоторой степени является мелкомасштабным повторением того, что записано в Евангелии как история искушения в пустыне, эта история выглядит примерно так:

"И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все царства вселенной во мгновение времени, и сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их… итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твое" (От Луки 4:5-7).

<

Христос отверг это предложение. Современная цивилизация в лице большинства её влиятельных деятелей или грубо отвергает Христа, или вежливо не обращает на Него внимания, в то же самое время принимая большей частью те самые принципы и идеи, которые Он подверг осуждению и от которых отказался.

Ввиду этого было бы неплохо рассмотреть некоторые мысли, непосредственно и косвенно вдохновленные историей искушения, записанной в Евангелии.

О столкновении в пустыне рассказывается коротко; на чтение уйдет не более минуты. Можно предположить, что в Евангелии зафиксированы только главные моменты искушения. В Евангелии от Марка, 1:13, мы читаем, “И был Он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною.” В Евангелии от Луки 4:2, мы читаем, “Там сорок дней Он был искушаем от диавола.” Последний текст предшествует описанию трех главных моментов искушения. Поэтому есть веские причины полагать, что искушение, или внутренняя борьба по фундаментальным принципам, продолжалось много дней и имело гораздо больше подробностей.

Это таинственное событие, зафиксированное в трех из четырех Евангелий, является очень важным. Так как свидетелей ему в пустыне не было, вполне возможно, что в Евангелиях записаны именно те слова, которые использовал Христос, рассказывая об искушении своим ученикам. Слово “искушение” указывает на то, что предложения дьявола, возможно, были заманчивы; другими словами, предложения дьявола вероятно содержали некий элемент, призванный привлечь и заинтересовать. В противном случае сами происходящие события назывались бы просто “дискуссией” или “спором”, и понятие “искушение” было бы здесь неуместно. Значение этого события и вышеуказанных мыслей может быть проанализировано исходя из трех следующих точек зрения:

  1. В пустыне Христос был совсем один. Слово “дьявол” образно обозначает слабости, свойственные человеческой составляющей личности Христа. Согласно этой интерпретации, история искушения может быть расценена как описание полной победы Христа над низменными физическими и умственными (духовными) элементами (качествами), присущими человеческому компоненту Его личности.
  2. В пустыне Христос был в полном одиночестве. Понятие “дьявол” по прежнему рассматривается как образное, но на этот раз представляющее собой общую совокупность человеческих пороков и низменных наклонностей. Безграничная любовь Христа к людям могла вызвать у Него желание прекратить страдания человечества, даже путем какого-либо соглашения со злом. Противоборство этого желания со стремлением выполнить свою высшую миссию может быть также определено как “искушение”.
  3. Наконец, повествование об искушении может быть понято в буквальном его смысле; в этом случае, согласно Евангелию, инициатива и формулировка трех вопросов-предложений принадлежала непосредственно дьяволу, духовному противнику Христа, воплощающему зло.

Краткий анализ выявит недостатки двух первых из вышеупомянутых допущений.

Вначале в Евангелии говорится о голоде и хлебе. Я знаю человека, который постился сорок дней в научных и медицинских целях. Во многих случаях обычные люди выдерживали длительное голодание благодаря силе воли, даже при наличии пищи. Даже несмотря на то, что это испытание вызывает страдания, все же голод и, как следствие, желание превратить камни в хлебб, вряд ли могли соблазнить Христа.

Второе искушение заключалось в предложении “сброситься” с крыши Иерусалимского храма. С точки зрения дьявола, в соответствии с предположениями, высказанными при анализе первого его предложения, это можно интерпретировать так: измотанный физическими лишениями и, в большей степени, реализацией своей невероятно трудной миссии, нечеловечески высокой ответственностью и неизбежностью трагического конца, Основатель Христианства мог хотеть знака свыше, который подтвердил бы Его небесное происхождение.

Мне посчастливилось побывать в этой пустыне. Интересной деталью является наличие в ней большого количества круглых плоских камней, своей формой напоминающих хлебные лепешки. В целом местность впечатляет, хотя и представляет собой мрачную пустыню, расположенную на плато и ограниченную цепью отвесных скал, отделяющих её от Иорданской долины. Пустыню перерезает множество ущелий, часто до нескольких сотен футов глубиной. По сравнению со скалами, башни далёкого Иерусалимского храма имели незначительную высоту, и не было бы причины переносить внимание на Иерусалим, если предметом искушения были личные чувства Христа. Поэтому необходимо другое объяснение.

Третьим искушением являлось предложение Иисусу Христу принять власть над всеми земными царствами. Многим обычным людям идея стать царём кажется очень заманчивой. Многие личности, сочетающие в себе огромную энергию и большие амбиции с посредственными этическими нормами, жаждут власти и готовы пожертвовать всем ради неё. Однако это нехарактерно для высоконравственных людей. В былые времена лучшие из правителей считали свою должность тяжелейшей ответственностью и, во многих случаях, хотели освободиться от этого бремени. Таким образом было бы неверным полагать, что идея стать царём одного или нескольких земных царств была столь заманчива для Христа, что оправдывала бы использование понятия “искушение.” Поэтому вышеуказанное предположение о привлекательности для Христа этой участи кажется не совсем подходящим. В то же время нельзя отклонять слово “искушение” в полном его значении, потому что намеренное использование этого понятия в Евангелии бесспорно. Ф. М. Достоевский на страницах одного из самых своих великих и действительно вдохновленных произведений делает догадку о значении искушения в пустыне.

Достоевский делает следующие вводные комментарии к своей повести:

"Если бы возможно было помыслить, лишь для пробы и для примера, что три эти вопроса страшного духа бесследно утрачены в книгах и что их надо восстановить, вновь придумать и сочинить, чтоб внести опять в книги, и для этого собрать всех мудрецов земных — правителей, первосвященников, ученых, философов, поэтов, и задать им задачу: придумайте, сочините три вопроса, но такие, которые мало того, что соответствовали бы размеру события, но и выражали бы сверх того, в трех словах, в трех только фразах человеческих, всю будущую историю мира и человечества, — то думаешь ли ты, что вся премудрость земли, вместе соединившаяся, могла бы придумать хоть что-нибудь подобное по силе и по глубине тем трем вопросам, которые действительно были предложены тебе тогда могучим и умным духом в пустыне?… Уж по одним вопросам этим, лишь по чуду их появления, можно понимать, что имеешь дело не с человеческим текущим умом, а с вековечным и абсолютным.”

<

В первой части этой работы была сделана попытка обсудить факторы, формирующие предпосылки для искушения. Некоторые из выраженных мыслей навеяны “Легендой о Великом Инквизиторе.” Достоевского. Надо помнить, что, согласно Священному Писанию, идея, инициатива и формулировка предложений принадлежат Дьяволу, так как Евангелие свидетельствует, что Христос только отвечал на них. Это можно считать оправданием формы представления мыслей и идей в следующих трёх главах.

2. Хлеб.

И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. (От Матфея, 4:3).

И ДЬЯВОЛ говорил Ему так:

“Теперь, проведя много дней в пустыне, Ты чувствуешь муки голода и лишений. Конечно же, с такими сверхчеловеческими возможностями Тебе легко будет выдержать это испытание. Но подумай о слабом человеке, пытающемся выдержать такие муки, или даже еще более страшные. Подумай об измученной голодом матери, которая страдает еще больше от плача своих детей, непрестанно просящих: “Мама, я хочу есть; Мама, дай мне немного хлеба, дай мне хоть что-нибудь поесть!” Изголодавшийся и неспособный на длительный путь отец ушел несколько дней назад, взяв с собой всё, что осталось у него из инструментов, изношенную одежду, а также нож. Если он найдет у кого-нибудь хлеб, то будет на коленях умолять отдать хлеб за всё его имущество, но если ему не удастся заполучить хлеб таким способом, то он совершит убийство ради хлеба, потому что в ушах у него стоит крик и плач его детей, просящих есть… Как Ты думаешь, что сможет удержать этих родителей от отчаяния и совершения соответствующих этому состоянию действий?

…Я понимаю Твои слова о том, что их страдания временны, что всё, что они должны делать — это терпеть и молиться и, если Бог всё-таки даст им умереть от голода, то по Его слову они перейдут в вечную, счастливую жизнь. Этих обещаний и этой надежды будет достаточно для тысяч Твоих последователей, и у Тебя будут причины гордиться ими. Они выдержат голод и лишения, гонения и смерть, славя Твоё имя во имя своей свободы и обещанной вечной Славы.

…Но эти сильные духом и благородные люди — лишь исключение. Что же будет с остальным человечеством, с этими миллионами слабых, погрязших в грехах людей, тянущих к Тебе руки, но никогда не сумеющих в силу своей слабости окончательно променять земной хлеб на небесный? Неужели ты не сжалишься над ними и их страданиями? Правда ли то, что Ты заботишься только о сильных и храбрых, Тобою лично избранных, и не обращаешь внимания на множество обычных мужчин и женщин; миллионы беззащитных детей, которые голодали и будут голодать в разных уголках планеты, не заслуживают никакой жалости? Многие пробовали исправить сложившуюся ситуацию. Все потерпели неудачу. Если кто-то и добьется успеха, то это будешь Ты. Ты можешь раз и навсегда избавить мир от мук голода, освобождая тысячи людей, хороших или плохих, Святых и Грешников от страха за себя и за своих детей перед голодом. Если Ты Сын Божий, то Ты можешь даже приказать этим камням сделаться хлебами!

…Более того, если Ты обеспечишь их хлебом, то Тебе подчинится большая часть человечества, потому что нет более убедительного доказательства, чем хлеб. Накорми их, и они побегут за Тобой, и будут внимать каждому слову Твоей проповеди, и примут эти слова, и будут передавать их другим людям. Они всегда будут покорны из-за боязни того, что Ты отвернешься от них и откажешь им в хлебе.

…Это вполне логичный совет, основанный на знании человеческой природы и вызванный симпатией к этим несчастным существам… Как я и ожидал, Ты отверг моё предложение; Ты все еще хочешь, чтобы люди получили шанс на самостоятельное и свободное решение важнейших моральных и духовных вопросов; Ты не хочешь получить последователей, накормив этих людей; но я предупреждаю Тебя, что, отвергая хлеб, Ты уничтожаешь основу для своих трудов.

…Пройдут века, и человечество выдвинет нового лидера, который отвергнет Тебя и Твоё учение. Люди будут бежать за ним и прославлять его, говоря: “Наконец-то, вот он — истинный Спаситель, который даст нам хлеб и процветание”. Но он, конечно, никогда не накормит их. Результатом всего этого будет ещё большее количество страданий и ненависти, голода и убийств, потому что люди всегда будут голодать и нуждаться, даже если богатства лежат у них под ногами. Никогда не будут они мочь делить вещи мирно и справедливо между собой. Но всё-таки их нельзя винить в этом, потому что такими они были созданы и такими останутся навсегда. Бог создал их одновременно бунтарями и рабами.

…Посмотри вокруг, взгляни на эти скучные серые камни. Винишь ли ты их в том, что они не состоят из чистого золота или хрусталя? Есть люди, которые имеют золотое сердце и совесть которых чиста, как хрусталь, но это редкие, исключительные экземпляры. Бог распространил их среди обычных людей, также как Он создает несколько драгоценных камней на большое количество громоздких, никудышних серых камней. Понимаешь, проблема в том, что массы людей, которые грешны и всегда таковыми будут, чувствуют это и страдают от этого. Теперь скажи мне, у кого из людей будет достаточно силы и мудрости для того, чтобы навсегда устранить проблему голода? Это ли не основная причина волнений, страданий и смерти, главная причина борьбы между людьми и войн между нациями? Если Ты не можешь назвать такого человека, и если Ты действительно любишь или хотя бы жалеешь людей, то как Ты можешь ограничивать свою миссию одними только разговорами и отказываться действовать?”

3. Кровля Храма.

Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. (От Матфея 4:5-6).

И ДЬЯВОЛ говорил Ему так:

"Оставим пока в покое бесчувственную, серую часть человечества и подумаем о людях, в сердцах которых горит огонь веры и благородного идеализма. Ты говоришь о братской любви; почему тогда Ты целенаправленно планируешь внедрение мучительного непонимания и ненависти среди хороших людей, живущих во взаимоуважении и любви? Давай представим себе один пример, хотя конечно, таких примеров тысячи. Мы оба можем достаточно хорошо предугадать ближайшее будущее, чтобы ясно увидеть, как может произойти то или иное событие.

…Представь себе старого священника из Эммауса: истинного “пуританина” в самом высоком смысле этого слова, преданного служителя Бога, настоящего религиозного лидера и наставника в своем поселении; верного стража священных книг, ему доверенных, каждое предложение и слово из которых он помнит наизусть. Он выглядит в некоторой степени суровым и строгим, особенно в синагоге, объясняя Божьи Заповеди. Но у него доброе сердце и, будучи сам небогат, он никогда не отпустит действительно нуждающегося человека без еды и всегда поможет ему. Он пользуется авторитетом и уважением всей общины, но больше всего его любят и уважают члены его большой семьи. У него есть несколько сынов и дочерей, которые (кроме одного) уже обзавелись своими семьями и имеют собственных детей. Пожилой патриарх любит всю свою семью, но особенно привязан к самому юному — действительно прекрасному и чистому душой пятнадцатилетнему мальчику. Старый отец ценит хорошие качества своего сына, и он также знает, что юноша уважает его и восхищается им.

…Остальные сыновья имеют свои семьи и у них есть свои собственные дела, поэтому именно младший сын всегда сопровождает отца в его визитах в Иерусалим, которые пожилой священник совершает время от времени, чтобы получить инструкции в синедрионе, а иногда ему даже предоставляется такая честь, как проведение праздничной службы в Иерусалимском Храме. Пока они медленно идут по дороге одни, старый священник рассказывает своему сыну об Израиле, о Святых Пророках и великих Царях, о славе и великолепии былого, свободного Иерусалима.

…В общем, жизнь старого священника течет размеренно и счастливо, но в его сердце есть одна глубокая, постоянно кровоточащая рана. Это позор и унижение Иерусалима и избранного народа, находящегося под гнетом язычников-неиудеев. Любое происшествие, лишний раз подчеркивающее это обстоятельство, тревожит душевную рану старого священника. Юноша также мог хорошо помнить многие такие случаи. Последний раз это было тогда, когда его отец участвовал в религиозной процессии в Иерусалиме. Ранним утром, перед восходом солнца, группа священников благочестиво несла большую, старую священную чашу (потир) по почти пустынным улицам. В этот ранний час немногие люди присоединились к торжественной и спокойной процессии. Поворачивая от улицы Царя Давида к Храму, они столкнулись с кучкой римских солдат из Иностранного легиона. Очевидно, устроив ночью пьяную оргию в какой-нибудь из таверн на Бетанийской дороге, солдаты теперь брели по направлению к своему лагерю за Дамасскими воротами. Они глупо смотрели на проходящую мимо процессию, пока один из них не достал из кармана денарий и, показав всем, пообещал отдать этот денарий первому человеку, который бросит комок земли в этот, как он сам выразился, “большой котел для супа”. В ответ раздался грубый хохот, и в следующее мгновение в воздух полетели комья земли, поднятой с грязной и мокрой дороги. Несколько из них попало в священную чашу.

…Некоторые участники процессии на мгновение застыли от ужаса и гнева; они инстинктивно взглянули на первосвященника, шедшего позади чаши. Он подал им знак рукой, который тут же был воспринят как приказ оставаться на месте. Старый первосвященник казался спокойным, и только стоящие рядом с ним люди видели, что кровь отлила у него от лица, а по морщинистым щекам текли слёзы.

…Дело закончилось как обычно. Как только открылись правительственные учреждения, разгневанные священники пришли в Преторию, но узнали, что Понтий Пилат был в отъезде. С трудом им удалось пробиться к некоторым из военных командиров, но каждый сказал, что виновные солдаты, должно быть, состоят в других отрядах. К вечеру обескураженные и усталые священники вернулись во двор Храма. Спустя два дня возвратился Пилат. Была разрешена аудиенция, римский Губернатор очень радушно принял священников, но вновь безрезультатно. Когда они настаивали на строгом наказании для богохульника, Губернатор ответил, что он конечно согласен с тем, что солдаты вели себя глупо и непотребно, но, в конце концов, никто не был убит или ранен, ничья собственность не была украдена, и он не видит никакой причины для возбуждения дела, времена нынче и так неспокойные. Воцарилась тишина, пока первосвященник не сказал: “Ваше Превосходительство, даже если бы камень разбил голову моему сыну, я был бы менее расстроен, чем тогда, когда я видел грязь, брошенную в священный потир.” Губернатор ответил, что, в то время как он искренне сожалеет, что благородный первосвященник так серьезно воспринял это происшествие, все же он не может изменить своего решения.

…Помимо безрезультатных дискуссий с высокомерными римскими начальниками, перед священниками стояла ещё одна труднейшая и ответственная задача, решить которую предстояло в течение ближайших двух дней. Как только процессия достигла Храма, Первосвященник призвал других священников и старейшин и велел им оставаться внутри Храма или около него в течение последующего дня и ночи и делать всё, что в их силах, чтобы предотвратить вспышку народного гнева. Он говорил, что римский гарнизон в эти дни был больше обычного; беспорядочное, неорганизованное восстание будет подавлено, могут быть убиты тысячи людей и в неизбежном всеобщем мародерстве и грабеже могут погибнуть не только священные книги и реликвии, хранящиеся в Храме, но и сам Храм. Первосвященник разобрался в сложившейся ситуации и с большой точностью предвидел последующие события, потому что в течение всего вечера и ночи вокруг храма и во дворах священников находились огромные толпы людей. Появившиеся в огромных количествах паломники, торговцы и даже нищие требовали встречи со священниками, и священники принимали их. Но как только двери закрылись за их спиной, эти торговцы и нищие превратились в посланцев различных группировок, иногда даже банд. Одни из них вежливо, другие самоуверенно и дерзко требовали от священников объявления священной войны. Даже некоторые скромные торговцы, как и пользующиеся дурной славой бандиты, задавали одни и те же вопросы: “Если этого оскорбления и богохульства вам недостаточно, то чего же ещё вам нужно? Как долго ещё священники будут заставлять нас ждать?”

…После двух печальных дней, проведенных в Иерусалиме, священник из Эммауса и его сын возвращались домой. Долгое время они шли молча, пока наконец пожилой священник не заговорил с сыном, вначале горестно, а потом все более и более исполняясь надежды и радости. Он сказал юноше, что время сейчас действительно неспокойное, что Израиль угнетают и помыкают им, но что Бог Израиля, обещал послать к израильтянам Мессию, Спасителя, который защитит избранный народ от его врагов, который отомстит за все унижения и восстановит трон своего отца, Царя Давида, во всей его силе и славе. Тогда Господь покажет Израилю своего Избранного, как когда-то он избрал Моисея и царя Давида для спасения сынов Израилевых от опасности и угрозы. Тогда его сын увидел бы, как охотно люди поднимутся, как один, на борьбу за любимого Сына Давида. С надеждой и волнением завершил старый священник своё повествование. Если бы только он был жив, когда придет Царь-Мессия, то с какой радостью он отдал бы все, что имел, с какой охотой он поставил бы своих сынов на службу Мессии! Даже любимый младший сын служил бы Мессии и, если надо, умер бы за него во время Священной Войны, за восстановление престола Царя Давида, за возрождение былой силы и славы.

...Когда старый священник закончил свою вдохновенную речь, юноша поцеловал его руку и сказал, что он благодарит Бога за то, что он даровал ему отца, который укажет ему путь ко всему самому лучшему и высшему, что есть в жизни, и научит преданно служить Богу.

…Представь теперь, что прошёл год, и младший сын священника из Эммауса возвращается домой после длинного пребывания вместе со своим дядей в Магдале на берегу Геннисаретского озера. После приветствий первыми его словами были:

— Слава Богу, отец! Мы нашли Мессию! Я видел Его, я слышал, как Он говорит!

— Сын мой, ты имеешь в виду этого плотника из Назарета? Никакой он не Мессия, Он — самозванец!

— Нет, отец, ты не прав, так несправедливо порицая Его. Он — Мессия. Когда Он говорит, ты чувствуешь, что в Его словах заключается высшая истина; никто никогда не говорил так, как Он.

— Сын мой, мне не интересны Его речи. Истинный Мессия, когда придет, будет не только говорить, но и действовать. В Священном Писании говорится, что Мессия будет сыном Давида. Это значит, что по Божьему благословению он будет действовать так же, как Давид — целеустремленно и храбро. Помнишь, что делал Давид, когда услышал, что Голиаф оскорбляет Израиль? Он говорил мало, но его нападение было произведено с ужасающей силой; так, с Божьей помощью, он убил врага и разбил целую армию. Именно так поступал Давид в течение всей своей жизни; он держал своих врагов в постоянном страхе и неизвестности. Никто не смел оскорблять народ Израилев. Святой Город Иерусалим был свободен и уважаем. То же самое будет делать и сын Давида по своём пришествии. А плотник этот сделал хоть что-нибудь, что могло бы хоть отдаленно сравниться с этими великими деяниями? Нам теперь особенно нужен лидер, так как мы постоянно оскорбляемы и унижаемы. Что Он сделал, когда грязь была брошена в священную чашу? Ничего! Он никогда не сделает ничего, поскольку его не волнует судьба Израиля. Прочитай священные книги, и ты увидишь, что и Моисей, и Давид, и Илия, и Самуил, — все обнаруживали необычайную храбрость, защищая честь Израиля, потому что это были истинные посланцы Божьи, которым Он даровал силу. А этот человек — мошенник и самозванец!

— Отец, первосвященники настроили тебя против Него. Они ненавидят Его и хотят убить Его, потому что Он осудил их нечестивую, роскошную жизнь и их лицемерие.

— Мой мальчик, никто не смеет в моём присутствии непочтительно говорить о первосвященниках Всевышнего; но я люблю тебя и хочу объяснить тебе, что ты не прав. Так критиковать людей — это удел невменяемых выдумщиков. Духовенство Иерусалима и конкретно первосвященники оказывают неоценимую, стоящую огромных усилий услугу Израилю. Они удержали народ от начала бессмысленного и поспешного бунта; благодаря своему терпению и дипломатичности они добились уступок от Римских чиновников. Конечно, они требуют выделения средств на проведение различных служб в Храме, на финансирование Семинарии для Раввинов, на поддержание связей с еврейскими эмигрантами за границей, на развлечения, а возможно и на подкуп Римских правителей. Ты неправильно истолковал причину их ненависти к этому твоему плотнику. Помнишь дикого отшельника, не так давно проповедовавшего и крестившего на берегах Иордана? Он также осуждал и критиковал священников и некоторое время был популярен в народе, потому что толпе всегда нравится выслушивать оскорбления в адрес богатых. И все же священники просто не обращали на него внимания; я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь из священников потребовал бы ареста этого отшельника или его казни, потому что он поступил правильно, с самого начала заявив, что он не Христос и не пророк. Но этот человек ведет себя совершенно по-иному; Его последователи провозглашают его Мессией, хотя Он и отказывается открыто подтвердить своё высшее происхождение, совершив какое-нибудь чудо. Люди обсуждают эти события и спорят о них, и среди них царят недоумение, деморализация и разногласия, в то время как нам столь необходимо взаимопонимание, единство и повиновение первосвященникам — нашим единственным национальным лидерам.

— Но отец, Он совершал знамения, Он совершил многие чудеса! Правда, Он не хочет, чтобы эти чудеса получили широкую огласку и обычно запрещает людям говорить о них, но я слышал от очевидцев, которым я доверяю, что Он недавно воскресил из мертвых дочь управляющего синагогой на севере Галилеи.

— Я тоже слышал об этом, сын мой. Об этом случае было столько взволнованных разговоров, что Иерусалимские старейшины направили в ту местность пристава для проведения объективного расследования. Было выяснено, что в тот момент в комнате не было никого, кроме родителей и ближайших Его последователей, и также было доказано, что твой плотник сам признал то, что девица не умерла, а спит. Девушка просто была больна и находилась в бессознательном состоянии. Путем гипноза или каким-нибудь другим способом Он разбудил её, и всё. Но если ты, сын мой, веришь в слово Божье, тогда возьми священные книги и прочитай о том, что же является истинным чудом; прочитай, как Моисей, используя силу Всевышнего, заставил дрожать всю землю Египетскую; как он накрыл трехдневной тьмой всю землю; как он поднял свой посох и проклял воды реки на виду у Фараона и его свиты, и вся вода в реке превратилась в кровь, в реке умерла вся рыба, река обмелела, и египтяне не могли найти воду по всей своей земле. Прочитай, как Моисей поразил всех египетских первенцев за одну ночь. Прочитай, как он повелел водам Красного моря поглотить фараона со всей его армией и боевыми колесницами. И совершая это, он не спрашивал, верит ли фараон в то, что Моисею это под силу. Иисус Навин не спрашивал жителей Иерихона, верят ли они в то, что он сможет разрушить городские укрепления. Он повелел — и стены города рассыпались в прах, и сыны Израиля с криками “Слава Богу!” ворвались в город и убили каждого мужчину, каждую женщину и каждого ребенка в городе. Таковы чудеса, которые творили вожди Израиля, возвышенные и назначенные самим Богом.

— А теперь сравни эти внушающие страх, божественные чудеса с мелкими магическими фокусами этого притворщика и сам ощути разницу! Но теперь мне ясно, что Он ещё более опасен и непредсказуем, чем я подозревал. Так мне говорили многие из Иерусалимских старейшин и первосвященников, и теперь я сам вижу, что они были правы. Старый Анна уже начал сбор подписей на прошении о казни обманщика, и в мой следующий визит в Иерусалим я подпишу это прошение.

… Сын слушал с глубоким душевным волнением, стараясь вести себя спокойно и почтительно. Но, услышав последние слова, он вскочил на ноги, сжал кулаки и закричал:

— Ты не посмеешь этого сделать!

Старый священник вздрагивает и бледнеет. Несколько мгновений он молчит и не двигается, а затем медленно говорит:

— Ты посмел поднять руку на своего отца! Уходи, ты больше мне не сын! Уходи, и никогда не возвращайся!

Юноша поворачивается и тихо выходит за дверь.

…Он идет через деревню, надеясь, что никто его не остановит и не заговорит с ним, и выходит к пустынным холмам на северной стороне. Он бесцельно бродит там до тех пор, пока окончательно не стемнело. Вначале он так ошеломлен, что только постепенно осознаёт весь ужас происшедшего. Он оскорбил своего отца. Наконец поздно ночью, не зная точно, зачем и для чего, он возвращается к дому своего отца и тихонько через забор пробирается в небольшой сад. Несмотря на темноту, он делает это легко, потому что здесь ему знаком каждый камень, знакомо каждое дерево. Большинство из них он посадил сам под руководством старого священника. Во всем доме темно, кроме главной комнаты. Он заглядывает внутрь. Там сидит его отец, перед ним стоит нетронутый ужин. Маленькая масляная лампа тускло освещает лицо старого священника. Он выглядит намного старше своих лет. На его лице не видно и следа былого гнева, видны только растерянность и глубокое горе. Сын с печалью наблюдает за ним; он хочет открыть замок, чтобы влететь в комнату, упасть на колени и попросить прощения.

Но в этот миг в его сознании мелькает мысль: “Если кто-нибудь оставит своих отца и мать ради меня....” Юноша уходит. На этот раз он уже не вернется.

…Старый священник проводит бессонную ночь. Посмотри, как на следующее утро этот сломленный человек дрожащей рукой передаст в синедрион письмо с просьбой освободить его от должности священника. Как он может учить других, если не смог научить собственного сына?

…Но это еще не все. Змея подозрения и непонимания проникла и в верное семейство. У старшего сына, преданного сторонника старого священника, есть молодая жена и ребенок. Они гармонично жили в атмосфере искренней любви и взаимопонимания, будучи вдохновляемы одними религиозными и патриотическими идеями. Оба они верили в приход Мессии–Спасителя, который освободит Израиль от угнетения и возродит Царство Давида, и молились о его пришествии. Но несколько недель назад она, просто из любопытства, отправилась послушать нового учителя. И теперь все изменилось. Её приверженность и вера в идеи и ценности, исповедуемые её мужем и старым священником, куда-то исчезли, а на их место пришли какие-то странные, неясные убеждения. Муж терпеливо пытался убедить её, в стремлении доказать свою правоту он обращался к проповедям своего отца, к Священным книгам, но всё тщетно. К его глубокому горю, он понимает, что теперь рядом с ним живёт женщина, которая умеет готовить, содержать дом в порядке и оставаться при этом послушной, но которая уже не имеет в своём сердце духовного понимания и твердости. Несчастный муж знает, кого винить в этом.

…Старый священник собирает своих детей вместе и горестно рассказывает им о том, что произошло. Старший сын говорит:

— Благослови тебя Бог, отец, ты был прав! Когда будут казнить этого обманщика, я приду туда и первым брошу в него камень!

Несчастный молодой человек особо выделяет эти слова, обращаясь к одному человеку в комнате, — и она это понимает. Она встает и говорит: “Будь проклят тот день, когда я стала матерью твоего ребёнка!” — и тихо уходит из комнаты. Разрушена ещё одна семья…”

Когда Дьявол заговорил вновь, он сказал: “Мы рассмотрели только один пример; таких случаев будут еще тысячи, и не среди тех миллионов людей, которые вообще не понимают Твоего учения, но среди лучших, избранных, живущих не одним хлебом, но верой, готовых пожертвовать собой ради исповедуемых ими идей.

…Теперь скажи мне, почему ты хочешь так безжалостно навлечь беду на этих людей, которые не сделали тебе ничего дурного? Ты можешь заглянуть в будущее и знаешь, что всё, что я тебе говорю — это правда. Ты даже сам признал это, сказав: “Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее...”

...Ты будешь учить любви, но вместе с тем ты будешь сознательно распространять ненависть. Когда к Тебе придет юноша и попросит Тебя о помощи и руководстве, Ты отошлешь его к заповедям Моисея; Ты даже повторишь, что он должен чтить своих родителей, но в следующее мгновение Ты научишь его неповиновению и непослушанию отцу и матери, если они не принадлежат к обращенным Тобой.

…Нет никакой необходимости доказывать всё это, поскольку Ты сам это признал. Почему же ты хочешь теперь сознательно приносить людям ненависть и раздоры, когда Ты можешь так же легко научить их любви и взаимопониманию? Чтобы сплотить отцов и сынов, священников и народ, Иерусалим и весь Израиль вокруг Себя, чтобы они приняли Тебя единодушно, Тебе не надо менять ни одного предложения, ни одного слова в своей проповеди.

…У жителей Израиля в настоящее время нет ни своей страны, ни независимости; их религия — это единственное, что делает их независимыми людьми. Поэтому Священные книги являются для этих людей высшим авторитетом, и в них содержатся многочисленные описания потрясающих чудес. Они видят, что там рассказывается не просто об исцелениях уже имеющих веру людей. То были действительно изумительные чудеса, свершавшиеся на виду у толп людей, собравшихся для того, чтобы стать свидетелями этих чудес; часто эти чудеса случались даже при отсутствии людской веры или вопреки ей. Когда Фараон отказался поверить в небесную миссию Моисея, тот не стал терять попусту время в бесполезных дискуссиях, а сразу напугал всю Египетскую землю от одного её конца до другого, совершив ряд поразительных чудес.

…Прочитай Священное Писание, и Ты найдешь множество подобных историй. Ты знаешь, что многие из них выдуманы, но верующие полагают, что эти чудеса имели место на самом деле, и поэтому они расценят как грех против Бога доверие и повиновение кому-то, кто объявляет себя посланцем Бога, но всё же не будет использовать свою силу для служения своему народу. У Тебя есть сверхчеловеческая сила, сама природа будет повиноваться Тебе, если Ты захочешь. Почему бы Тебе не собрать большую толпу людей в Иерусалимском храме, подняться на кровлю, а затем сойти с неё и, пока Ангелы, видимые или невидимые, будут удерживать Тебя в воздухе над святым местом, объяви себя Мессией, Сыном Давида. А затем торжественно спустись к людям, потому что об ангелах написано: “На руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею”. (Мф. 4:6).

…Всё ведь так просто. Всего за час весь Иерусалим обезумеет от радости и счастья. Мужчины и женщины, старики и дети, поющие “Осанна” и славящие Бога, обнимались бы на улицах. Священники и старейшины почтительно подошли бы к Тебе, говоря, “Господин, прости нас, потому что мы не знали, что делали; мы с почтением просим Тебя, прикажи нам, и отныне мы будем знать, как учить Сынов Израиля.”

…Этот день — величайший день в истории Израиля — был бы проведен в атмосфере нескончаемой и самой искренней радости, какую когда-либо видели на земле. Люди носили бы Твоих учеников на руках по всему Иерусалиму. Богатые простили бы должникам долги и разделили бы своё имущество с бедными. Личная вражда была бы забыта, преступники и грабители пришли бы к Тебе, говоря: “Господин, прости нас, и разреши нам сражаться и, если надо, умереть за тебя.” И Ты бы видел и ощущал, что Тобою вызван самый большой всплеск счастья и доброй воли среди людей, какой когда-либо видела земля!

…Теперь подумай об отдельных простых, хороших людях. Например, что произойдет в семье священника из Эммауса, если ты последуешь моему совету? Старый священник, переполненный счастьем, на следующий день пойдет со своим младшим сыном в Иерусалим, чтобы увидеть Тебя, Мессию. А в скромном домике всего в квартале отсюда старший сын, держа за руки свою молодую жену, скажет, насколько он счастлив, что она была права; что ничто больше не разделит их, и оба они будут прославлять Тебя, поклоняться и повиноваться Тебе, потому что Сам Бог доказал, что ты Мессия, Христос.

…Эти последние события вполне возможны. Их претворение в жизнь зависит от Тебя. Сегодня хороший, работящий муж и его молодая жена все еще стоят над колыбелью своего ребенка, будучи объединены взаимной любовью и доверием. Старый священник, посвятивший всю свою жизнь служению Богу, и хороший юноша, только начинающий взрослеть, также освещены светом взаимной любви и преданности. Излишние раздоры и ненависть еще пока не нарушили тихое счастье и покой этих простых, добросердечных людей. Так наложишь ли ты намеренно проклятье раздоров и злобы на это семейство, как и на тысячи других семейств, — или же Ты сжалишься над ними?”

4. Царства Мира.

Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне.(От Матфея 4:8-9).

И ДЬЯВОЛ говорил Ему так:

“Торжественно и во всеуслышание объявив себя Мессией и Царём Израиля и подтвердив свои слова совершением Божественного чуда на глазах у толпы, Ты начнешь выполнять свою миссию в более глобальных масштабах, как это и требуется. Несомненно, в тот самый день, когда Ты примешь титул Сына Давида и возьмешь в свои руки управление страной, Ты узнаешь о том, что и такая власть может быть ограничена. Еще до того, как Ты запретишь убийства, в Иерусалиме не останется ни одного живого Римлянина, и освободительное восстание начнет распространяться по Палестине подобно степному пожару. Именно Ты поведешь, или хотя бы пошлешь полные энтузиазма и стремления к победе легионы Израиля на отвоевывание земли Обетованной, и в дальнейшем на завоевание всего мира — для Мессии. Почему бы и нет? Ты, кажется, не против того, чтобы люди называли тебя Сыном Давида. Ты когда-нибудь открыто осуждал или даже критиковал Моисея и Давида? Ведь большие части своих жизней они провели в ведении войн за создание свободного и процветающего Израильского царства. Если то, что они делали, было плохо, то почему же Ты не осуждаешь их? А если хорошо, то почему Ты не следуешь их примеру?

…Эта война не вызвала бы большого кровопролития, но принесла бы Израилю величайшую славу, а всему человечеству — величайшее счастье и блаженство. Израильтяне всегда были храбрыми воинами. Их решимость уже упрочилась под воздействием гнета и притеснений, а если бы Мессия только благословил их и пообещал бы жизнь вечную каждому, кто умрет за него в бою, они пошли бы и завоевали мир — ради Мессии. Каждый человек по силе превосходил бы десятерых врагов. Вооруженной борьбы практически не было бы, потому что мир будет завоеван не столько мечом, сколько речами Твоих проповедников. В Риме, например, есть огромная армия рабов и пролетариев. Что у них есть для защиты самих себя, кроме цепей и бедности? Если они услышат о Царе, призывающем богатых разделить своё имущество с бедными, освобождающем пленников и, кроме того, обещающем вечное блаженство своим последователям и вечные муки неверующим, они приведут к тебе центурионов со связанными руками и, с радостными криками и пением, положат мечи к Твоим ногам.

…Нет никакой необходимости в дальнейшем убеждать Тебя дальше. Ты знаешь, и я тоже это знаю, что Тебе надо только протянуть руку и принять корону Властелина Мира. Тебе не нужна моя помощь для того, чтобы это сделать. Воистину, Тебе надо научиться быть более милосердным и терпимым по отношению к людям. Не к чистым и совершенным ангельским существам, существующим на страницах всяких религиозных книг, но к мужчинам и женщинам, таким, какие они есть, какими были созданы Богом и какими они стали под влиянием устроенной Творцом окружающей среды

…Посмотри на сандалии на Твоих ногах, — какие они изношенные и грязные; предложи их кому-нибудь, кто одет во всё самое лучшее, и он с отвращением выбросит их. Но когда-то эти сандалии были сделаны из свежей, ароматной пальмовой коры, и когда Ты впервые взял их, они были чистыми и опрятными. Но вот Ты одеваешь их на ноги и идёшь по грязным дорогам, истоптанным стадами рогатого скота. Теперь они выглядят так, как можно было ожидать, учитывая их тяжёлую жизнь.

…Сегодня ответственность за страдание неудачливого человечества несправедливо возлагается на Адама, Еву и яблоко. Нельзя даже на мгновение предположить, что Создатель, при всей своей невероятной и безграничной мудрости, не мог предвидеть результат этой тройной комбинации прежде, чем все начал. И если Он знал заранее, что результат окажется плачевным и неудовлетворительным для него, тогда Творец, имея в своём распоряжении невероятную мощь, должен был придумать и использовать другой метод.

…В городе Иерихоне, за мостом, находится дешевая таверна, популярная среди солдат и разного рода бродяг и мошенников. Несколько дней назад в этой таверне девушка-посудомойка родила ребёнка, и она даже не знает наверняка, кто его отец. Этот ребенок не участвовал в разработке и создании солнца и звёзд, или таверны; ребенок был настолько же виноват в появлении этого притона, насколько и в появлении пятен на солнце. Но здоровье, характер и личность этого ребенка будут подвергаться влиянию окружающих его частей Божьей Вселенной, главным образом таверны и бедной, беззащитной, презираемой девушки-посудомойки, давшей ему жизнь. Ребенок вообще не участвовал в создании Адама и Евы, непричастен он и к съедению ими запретного плода вопреки запрету, но, конечно, и в соответствии с ожиданиями Всеведущего, посадившего древо Жизни именно для этой цели. Игнорируя проблему элементарной справедливости, едва ли было необходимым взваливать вину за съеденный запретный плод на крошечные плечики ребенка. Потому что когда он пройдет школу жизни в таверне, он и без того, чтобы брать на себя чужие грехи, совершит достаточно своих собственных.

…Это истинно по отношению ко всему человечеству. Конечно, не каждый ребенок, рождаясь в мир, попадает в подобную среду, но его шансы приобрести сердечную чистоту и праведность часто не зависят от того, родился ли он во дворце или в Иерихонской таверне. Ни этот ребенок, ни остальная часть человечества не несут ответственности за успешные или неудачные эксперименты, проведенные Творцом тысячи лет назад, когда Он устроил расселение людей по всей Земле.

…Теперь ты видишь, что человечество презренно и греховно, но оно состоит из несчастных существ, которые, из-за своей природы и окружающей среды, никогда не сумеют измениться в лучшую сторону. Бесполезно будет посылать им проповедников, которые проклянут грех и будут сулить бесконечные адские истязания, созданные любящим Богом для замены их земных страданий. То же, что действительно нужно человечеству, так это истинные милосердие и помощь здесь, на земле. Я никогда не предлагал Тебе изменить хотя бы одно слово в Твоей проповеди, но я настаиваю на том, чтобы, для снятия с людей невыносимого бремени страданий, и в то же самое время для открытия прямых и свободных путей для быстрого распространения Твоего учения, Ты должен и можешь изменить окружающую людей среду и условия их жизни, прежде чем пытаться изменить их души. Как у властителя Мира, у тебя было бы достаточно сил для этого.

…Я понимаю, что Царская корона будет для Тебя тяжелее, чем терновый венец! И что управление миром означает огромную ответственность, которая тяжелее креста. Но думай, что Ты можешь сделать для человечества. Никому, кроме Тебя, не предоставлялась такая возможность осушить столько слёз, остановить столь ужасное кровопролитие и прекратить столько страданий. Я повторю, что этот путь и вправду труднее других. Ты говоришь о любви к людям, но Ты уже устал и чувствуешь отвращение к людям, таким, какими они являются, и Ты восклицаешь: “Доколе буду терпеть вас?” Ты готов уклониться от ответственности за человечество, пытаясь даже посредством мученичества вернуться в свой тихий, блистательный, прекрасный небесный чертог. Ты думаешь, что мученичество послужит тебе оправданием того, что Ты покидаешь землю, но помни — твоя смерть не вызовет ничего нового. У тысяч людей, молодых людей и девушек найдется достаточно храбрости для того, чтобы пострадать и умереть за свои идеалы. Конечно же, со Своей сверхчеловеческой силой ты можешь сделать то, то сделало множество людей, объединивших свои скромные силы. Истинным же героическим поступком, который никто еще не смог совершить, для Тебя будет вытерпеть эту землю такой, какая она есть, чтобы принести человечеству вечное счастье.

…Сейчас установилась очень благоприятная политическая ситуация, какой может уже и не повториться в будущем. Благодаря этому необычному шансу Тебе не надо будет даже обращаться к публичному совершению чудес, чтобы избавить человечество от страданий и даровать ему возможность нормальной жизни.

…Люди Израиля стали бы Твоими верными последователями. Их пламенная вера была бы пробуждена и многократно усилена пришествием их Царя-Мессии, так неистово и с нетерпением ожидаемого в течение тысяч лет. Под твоим управлением они стали бы главной силой, движущей твоё царство вперед. В основе Римской империи лежит чисто физическая структура, её огромное богатство, которое при правильном и распределённом пользовании обеспечит пищей, одеждой и кровом каждого мужчину, каждую женщину и каждого ребёнка. Результатом будет большое количество рабочего населения, образованного, искусного и законопослушного; и блестящих интеллигентов, обладающих знаниями в науке, искусствах и имеющих опыт административного управления на таком уровне, какого прежде никогда не было.

…Конечно же, неизбежно сопротивление и антагонизм со стороны богатых аристократов, духовенства и управленцев. Поэтому придется провести небольшие репрессии, при проведении их можно действовать тем самым мудрым и практичным методом, какой применил Моисей, приказав вырезать сорок тысяч беззащитных женщин и детей, взятых в плен. Однако таких крайних мер потребуется немного, потому что Тебя будут поддерживать несколько миллионов восторженных и преданных евреев, а также верных и благодарных бывших рабов и пролетариев. Никто не сможет открыто выступить против Тебя и оспорить Твой авторитет! И так Ты можешь сделать своё государство истинным счастьем для человечества. Главные обязанности короля — это назначать своих министров, губернаторов, первосвященников и судей. Это не занимает много времени, но для людей это является самой трудной работой, поскольку хороший правитель часто беспокоится о том, достойных ли людей он назначил на тот или иной пост, и если это какой-нибудь ловкий шарлатан, то он натворит много вреда и исчезнет, прежде чем правитель об этом узнает. Никто иной, кроме Тебя, не справится с этим важным делом, потому что для Тебя сердце человека — как открытая книга. С обширными ресурсами, честной администрацией и невероятным авторитетом Твоей власти Ты мог бы победить голод, бедность и нужду. Твой таинственный и сверхчеловеческий образ, вряд ли когда в другое время замеченный бы большинством населения, был бы окружен ореолом Божественности. Любое Твой слово или закон будут встречены беспрекословным повиновением без тени протеста и критики.

…Я понимаю, что Ты придаёшь значимость своей проповеди и хочешь распространить ее на всё человечество. Если Ты покинешь землю и предоставишь выполнение этой миссии нескольким беднякам, то пройдет несколько столетий прежде чем она распространится, и к тому же она может быть сильно искажена. Если Ты примешь Корону и используешь свой административный механизм, синагоги, церкви и школы, то в течение десяти лет всё человечество примет Твоё учение. Не было бы никаких ошибок при передаче твоих слов или их интерпретации, потому что специальное бюро, состоящее из учёных, займется обработкой текстов, переводом и распространением информации — конечно же, с Твоего согласия.

…Все эти мероприятия проводились бы с целью солидаризации и объединения твоих последователей, представителей различных национальностей и рас. Огромная власть сосредоточенная в Твоих руках, сделает войны невозможными; вступление всех стран с их территориями в твоё королевство — это уже будет вопросом времени. В условиях невозможности ведения войн и наличия огромного количества ресурсов, накапливающегося в Твоей казне, Ты смог бы распространить процветание по всей земле, о чем раньше невозможно было даже мечтать. Не было бы больше причин для зависти или борьбы, если у каждого человека есть то, в чем он нуждается. По прошествии же трех-четырех десятилетий, когда все это будет закреплено и утверждено, Ты можешь с почетом покинуть землю. Божественная Империя в Твоё отсутствие продолжит своё существование, базируясь на прочной основе религиозных догм и гражданских законов, Тобою установленных. Документы, подписанные лично Тобой, будут храниться как реликвии и будут защищать твою империю от конфликтов и разногласий.

…А теперь посмотри сам, каким путем пойдет история человечества, если Ты откажешься принять корону повелителя Мира. Твоя проповедь вызовет разногласия и волнения в среде израильтян. Твои нападки на первосвященников и критическое отношение к ним станут причиной Твоего ареста и неизбежной казни. Горстка Твоих последователей продолжит Твоё дело, и постепенно Твоё слово будет распространяться и расширяться, но в течение столетий вместо десятилетий. Тем временем тысячи Твоих последователей станут мучениками за веру. Ты можешь гордиться этими героями, которые выдержат преследование и смерть во славу Твоего имени и ради обретения покоя на небесах. Но посмотри, что будет, когда Твоя религия возьмет верх: ты снова увидишь множество убийств и ужасных пыток, и на этот раз уже палачи, а не мученики, будут утверждать, что действуют во имя Тебя и твоей Славы. И они будут правы, поскольку именно так они поняли Твоё учение, которое Ты оставил без того, чтобы хотя бы сформулировать конкретную догму, без того, чтобы написать или подписать хотя бы одну строчку. Твоя проповедь будет казаться настолько короткой и непостижимой, что они станут черпать идеи из старых книг и начнут смешивать Твои мысли со своими собственными, подгоняя их таким образом под себя.

…Ты учишь, что богатые должны раздавать своё имущество бедным. Это и вправду замечательно. Богачи сами запомнят это правило и повторят его, но никогда его не выполнят. Ты учишь людей подставлять правую щеку тому, кто ударил по левой. Миллионы людей запомнят и повторят это, но на земле никогда не будут придерживаться этого правила. Ты строго осуждаешь первосвященников Израиля, но задумывался ли ты когда-нибудь, а будут ли Твои собственные священники чем-нибудь лучше их после того, как уляжется волна энтузиазма вокруг новой веры? Ты хочешь, чтобы люди полностью приняли твоё учение, приняли его свободно, в соответствии с законами Божьей справедливости. Ты не хочешь подкупить их хлебом, или напугать чудом, или же потрясти их невиданным могуществом и невероятной блистательностью Божественного престола. Именно из-за этой самой духовной свободы воли ты готов сейчас променять Корону Владыки Мира на Голгофу — для самого себя и для всего человечества. Ты знаешь, что горстка сильных храбрецов последует за Тобой, прославляя Твоё имя ради этой свободы, но что касается всего человечества, то они всегда будут напуганы этой духовной свободой, которую они не понимают и не хотят из-за своей слабости и злости.

…В то время как во имя этой свободы ты готов отказаться от короны и от власти, равной власти римских императоров, твои собственные последователи с быстротой захватят все политические круги и институты управления, на какие только смогут наложить руки. Когда им это удастся — а это несомненно, — не останется ни следа духовной свободы. Свободные Небесные идеи о твоей проповеди будут приземлены, глубоко захоронены в каменном склепе безжизненных догм, и люди будут бояться их принять из-за страха мучений в этой жизни и адского огня после смерти. Вместо чертога гармонии и братской любви они будут строить на Твоем имени новую Вавилонскую башню, теряя способность к пониманию друг друга в процессе строительства. Наконец, будучи неспособны продолжать работу вместе, они бросят строительство на полпути и разделятся на группы. Одни будут кричать другим: “Вся ваша религия неправильна, все ваши чудеса — фокусы! Оставьте всё это и идите к нам, поскольку именно мы являемся носителями Его религии, и наши чудеса реальны, и наше понимание и мечты — вдохновения свыше!” Но те будут кричать в ответ: “Нет, вы не правы; ваша вера, и догмы, и чудеса — насмешки дьявола; только наша вера истинна; только мы одни можем произносить Его имя; только мы можем обращаться к Богу как к Отцу; оставьте свою дурацкую веру, разрушьте свои храмы, и придите в наш храм и поклонитесь, а если вы откажетесь, то мы придём и заставим вас сделать это!” С гневом в сердцах и с Твоим именем на знаменах эти две части человечества бросятся друг на друга и начнут “священную” войну, сражаясь, круша, убивая и уничтожая.

…Так будет продолжаться в течение многих веков. Мира не будет вообще, только кратковременные перемирия, чтобы изготовить побольше клинков и вырастить побольше людей — и всё начнется заново. В процессе длительной борьбы и раздоров всегда будут процветать нужда, голод и страдания. Никогда не пересохнет огромная река слёз и крови. Её мутные волны, текущие столетиями, будут постепенно заглушать Божественное пламя твоего учения на земле.

…Измотанные бесконечными войнами, несправедливостью и страданиями, люди наконец полностью отвергнут твоё учение. Многие хорошие и пользующиеся авторитетом люди вспомнят многие упрямо повторяемы ошибки и проявления жестокости Твоих последователей, вызванные непониманием оставленных Тобой заветов. Харизматичные личности созовут все человечество под новые знамена, на которых уже не будет Твоего имени, потому что люди будут ожесточенно и разочарованно вопрошать: “Где же обещанные Им хлеб, свобода, мир и любовь? Открыто отвергайте Его и Его учение; Теперь вы сами видите, что Его проповедь не сумела вам помочь. Он нам больше не нужен. Наша наука создаст чудеса, которые затмят все Его деяния. Мы избавимся от предрассудков и страхов, и, руководствуясь собственными мудростью и знанием, восстановим землю, накормим голодных, навсегда осушим реку крови и слёз и построим чертог мира, процветания и счастья!”

…С энтузиазмом к новой вере, они соберутся вместе и, разрушив Твои храмы, начнут воздвигать новую Вавилонскую башню. Но она снова не будет закончена и обрушится в прах, вызвав ещё больше бедствий, чем предыдущая. Реки слез и крови разольются до того, что их волны захлестнут берега — и начнут разливаться по всей земле. Со всей своей человеческой мудростью и учеными люди никогда не сумеют предотвратить эту ужасную катастрофу или хотя бы предугадать её, пока ещё не совсем поздно.”

И дьявол закончил так: “Но Ты, и только Ты имеешь Божественную мудрость, чтобы предугадать ход человеческой истории, и только Ты имеешь сверхчеловеческую силу для того, чтобы предотвратить века горя и кровопролития и страшную катастрофу, следующую в их конце. Чтобы этого всего не было, Ты должен принять власть и ответственность Правителя Мира.”

5. Трагическое Разногласие.

И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего (Луки 19:41-44).

<

НЕСОМНЕННО, характер миссии Христа и ее влияние на судьбы Израиля и всего мира, не говоря о личных чувствах и желаниях, сформировали предмет загадочного спора в пустыне. Идеи большой важности, называемые также историей Искушения, проявляются ещё во многих частях Евангелия. Их наличие можно отметить во второй части Молитвы Господней, как показано в следующей таблице:

Вторая часть Молитвы Господней

Объект молитвы

Объект искушения

История искушений

Хлеб наш насущный дай нам на сей день

хлеб

хлеб

...скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. (Матф. 4:3)

И не введи нас во искушение, но избавь нас от лукавого

введи

искушение

лукавый

возведен

искушение

диавол

Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола. (Матф. 4:1)

Ибо Твое есть Царство

Царство

Царство

И, возведя Его на высокую гору, диавол показал Ему все Царства вселенной во мгновение времени. (Лук. 4:5)

и Сила и Слава во веки. Аминь.

Сила, Слава

власть, слава

И сказал Ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее. (Лук. 4:6)

Первое предложение дьявола заключалось в использовании хлеба как чудесного средства для получения контроля над человеческим сообществом. Интересным является то, что когда Христос фактически использовал свою силу для насыщения множества людей в пустыне, результатом этого было то, что тысячи людей немедленно провозгласили Его Мессией и попытались “нечаянно взять его и сделать царем” (От Иоанна, 6:14-15).

Помимо своего основного значения, имевшего влияние на ход истории в целом, Искушение Христа также имело непосредственную причину и последствия в конкретном историческом и географическом контексте. Был период волнений, предшествующий крупному восстанию против Рима. В среде наиболее активных представителей еврейского народа нарастало недовольство и проводилась агитация. Наконец произошло восстание. Но по причине отсутствия лидера, который мог бы установить взаимное доверие и единство, оно закончилось трагическим провалом из-за смертельной борьбы между различными группировками повстанцев, что и было причиной тяжелых потерь в рядах восставших и сломало изнутри хребет восстания. Фанатизм, на фоне которого происходило восстание, был, однако, настолько силён, что несмотря на отсутствие единства и неумелое руководство, мятежники неоднократно побеждали Римскую армию, и главным римским военачальникам потребовалось три года неимоверных усилий, чтобы подавить этот мятеж.

Цели этого восстания не ограничивались освобождением от Римской власти. Туда входили ещё и честолюбивые планы по завоеванию мира и управлению им под руководством лидера, который, как предполагалось, должен был явиться именно тогда. Иосиф Флавий, историк и очевидец этих событий, писал: “Что же наиболее разжигало их [Еврейских повстанцев] пыл в ходе ведения этой войны, так это неясное предсказание, также найденное в их священных книгах; оно гласило, что примерно в это время один человек, происходящий из их земель, должен будет стать правителем всей земли, пригодной для жизни.”

Такие чаяния глубоко проникали в народные умы не только под влиянием пророчеств, но и исторических фактов. Мальчик-раб, Иосиф, фактически стал правителем Египта, в котором он превратил местное население в государственных рабов и одарил еврейских иммигрантов многочисленными привилегиями, обеспечив таким образом их процветание.

Популярностью пользовалась также и история о Мардохее, который сумел стать вторым после царя человеком в Персии, где он устроил спокойную и привилегированную жизнь для своего народа и организовал уничтожение примерно 75.000 враждебных евреям людей.

Большинство людей считали эти достижения Божьей волей и полагали, что, когда придёт Мессия, он будет действовать подобным образом, только с большей славой и в более широких масштабах, принося беспрецедентный триумф избранному народу.

Разве не писал пророк Исаия: "И принесут сыновей твоих на руках и дочерей твоих на плечах.... Лицом до земли будут кланяться тебе и лизать прах ног твоих... И будут всегда отверсты врата твои... чтобы приносимо было к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народ и царства, которые не захотят служить тебе, — погибнут, и такие народы совершенно истребятся.... Ты будешь насыщаться молоком народов, и груди царские сосать будешь, и узнаешь, что Я Господь — Спаситель твой и Искупитель твой...” (Исаия 49:22,23 и 60:11,12,16.)

Конечно же, в Библии есть много других цитат, полностью отличающихся от вышеуказанных по характеру. Имеется множество замечательных пророчеств, которые описывают истинно Божественную, Мессианскую идеологию с таким поразительным содержанием истины, что сам Христос их цитировал.

Надо отметить, что среди евреев и в Ветхом Завете было две противоположных точки зрения насчет Мессии — одна из них действительно касалась пришествия Христа и Его учения о правде, доброй воле и вечной жизни; другая, полностью ей противоположная, касалась земного тирана, который будет завоёвывать, терроризировать, эксплуатировать другие нации ради славы Израиля и получения окончательного превосходства над этими нациями. Искушение в пустыне было по сути предложением компромисса между этими двумя точками зрения, компромисса, который, помимо влияния на ход истории в целом, мог предотвратить и надвигающуюся катастрофу Еврейской нации.

Однако, под этим фундаментальным вопросом Христос понимал не разногласия между людьми, а конфликт между путями к небу и к аду. Он отказался пойти на даже незначительный компромисс и, фактически, ещё более обострил конфликт. Меч раздора, который, как сказал Христос, отделит отца от сына, и мать от дочери, был прежде всего результатом этой интерпретации Мессии и Его Миссии.

В то время эти вопросы носили не только абстрактно-религиозный, но и главным образом политический характер, поскольку ситуация в мире вообще, казалось бы, содействовала претворению в жизнь самых честолюбивых планов. Когда Иосиф взял контроль над Египетским государством, он сделал это без посторонней помощи, потому что он не мог ожидать никакого содействия со стороны своих слабых и малочисленных соотечественников. Но теперь была мощная, решительная нация, состоящая из нескольких миллионов человек. Людей раздражали и злили издевательства со стороны враждебно настроенных и бестактных Римских правителей, и революционный дух овладевал всё большим количеством людей. Они фанатично верили в то, что приближающаяся борьба будет той самой, которую предсказали пророки и одобрил Бог. Они были готовы к борьбе и стремились к ней, чтобы отомстить за оскорбления и произвол и снова создать и расширить процветающее Израильское царство.

В ту эпоху Римская империя, будучи невероятно богатой, ослаблялась и разрушалась изнутри. Учитывая эти факторы, становится понятным, что власть над царствами мира, упомянутая в Истории Искушения, была не просто образным выражением; это была рекомендация на то, чтобы воспользоваться определенной политической возможностью, которая могла быть осуществлена, если бы Христос пошел на компромисс между Своими вечными идеями и чаяниями большинства еврейских людей, которые ожидали и надеялись на Мессию, Сына Давида — другими словами, царя и завоевателя.

Не принимая во внимание любые предположения религиозного или сверхъестественного характера, я убежден, что беспрецедентное личное влияние Христа, огромные, фанатичные и агрессивные силы, находящиеся в Его распоряжении благодаря надвигающемуся восстанию, и общая ситуация в ослабленной и деморализованной Римской империи предоставляли отличную возможность для создания мощного, независимого государства. Данная политическая ситуация и фон для нее были гораздо благоприятнее тех факторов, на основе которых 600 лет спустя создал свою империю Мухаммед.

Христу были предложены корона Царя-Мессии и всеобщее признание. Но Он отказался принять их. Однако предложил всей еврейской нации своё духовное лидерство, которое было отвергнуто (см. Лука 13:34).

Объясняя природу этого конфликта, митрополит российский Антоний (Храповицкий) писал следующие строки:

“Есть другая, не замеченная библейской наукой истина, именно та, что еврейская революция весьма тесно соприкасалась с земною жизнью Христа Спасителя и вообще определяла собою (конечно, по особому попущению Божию) многие евангельские события; далее мы увидим, что она же была главною причиной возникшей против Христа народной ненависти, возведшей Его на крест.”

Я убежден в правильности этого объяснения. Оскорбленное самолюбие фарисеев и первосвященников и предательство Иуды были по своему влиянию не главными, а вторичными факторами. Реальной причиной трагедии был противоречивый конфликт между Божественной идеологией Христа и злого, в высшей степени, духа надвигающейся революции.

Не стоит недооценивать внутреннее драматичное величие этого конфликта. Христос предлагает высшее самопожертвование, включая жизнь, если того потребуют обстоятельства, но необходимо также признать, что Его враги, нетерпеливо кричащие “Распни Его!” также готовы были пожертвовать своими собственными жизнями; только они хотели умереть не за вечные идеалы доброй воли и правды, а ради ярости, ненависти, мести и стремления заполучить господство над миром.

Я уверен, что использование этой злобной ярости как средства, предназначенного для служения патриотическим или идеалистическим целям, относится к поклонению дьяволу; оно представляет собой наиболее опасное из всех искушений. Истинная Маммона, ради триумфа которой даже бескорыстные и явно хорошие люди попрут ногами фундаментальные Божьи заповеди и будут готовы лгать, ненавидеть и убивать, скорее может быть отождествлена со стремлением к политической власти, чем с желанием удовлетворения собственных прихотей. Самые бесстыдные обманы, самые ужасные произволы и массовые убийства имеют в своей основе скорее идеологические вопросы, нежели совершенные конкретными людьми грехи и преступления.

Люди, ответственные за распятие Христа, не были пьяницами, игроками или любителями удовольствий. Они были или пуританами, хорошо знавшими Библию и постоянно посещающими храм, или фанатичными бунтовщиками-патриотами. Возможно, среди них мог находится или хотя бы сочувствовать им и будущий святой Апостол Павел. Также я считаю, что Иуда предал Христа не просто за тридцать сребренников (из-за материальной выгоды — прим. перев.), но и из-за своих патриотических убеждений, потому что он видел, что Христос осуждает и отрицает столь пламенно приветствуемое народом восстание, поддерживая духовную составляющую идеи о Мессии вместо политической, внося разногласия и снижая боевой дух людей перед надвигающимся мятежом.

Иуда был одним из двенадцати апостолов, избранных Христом. В течение всех лет деятельности Христа он оставался рядом со своим Учителем, за исключением последних нескольких часов перед пленением. Он участвовал в дружеских беседах и видел чудеса. Невозможно предполагать, что вечные идеи и личность Христа не имели значения для Иуды. Несомненно, они оказали на него влияние, как и на многих других. Но первым по значимости для Иуды был успех восстания.

Я должен подчеркнуть, что божественная личность Христа и вечное значение его жертвы не обсуждаются в этой книге, в которой рассматриваются не деяния или речения Христа, но главным образом злые дела и идеи, которые Он осудил и отверг.

В одном из наиболее драматичных и серьезных моментов во всем Евангелии, когда противники Христа сказали: “...Одного Отца имеем, Бога.” (От Иоанна, 8:41), Христос ответил:

"Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.” (От Иоанна, 8:44).

Когда противники Христа ответили: “Ты Самаритянин, и бес в тебе,” они оскорбили Христа и отвергли Его учение, но не по личным причинам, а с точки зрения национальности и религии. И, в конце концов, они остались в храме, а Христос был фактически ими выдворен. Внимательное прочтение всего описания спора явно указывает, что объект дискуссии никак не был связан с вопросами о грехах, совершаемых отдельными людьми против законов общественной или традиционной нравственности; предмет спора определялся противостоянием национальных и религиозных идеологий. Своим серьезным и сокрушающем обвинением, которое лежит на человечестве в течение многих столетий и будет лежать до конца времен, Христос осудил людей как последователей дьявола. Христос определил их идеи и чаяния как прихоти дьявола, которого Он охарактеризовал как убийцу и отца лжи; последнее неоднократно Им подчеркивалось и повторялось.

Завершение спора описывает Иоанн 8:59: "Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее."

Следуя примеру своего Учителя, апостолы продолжали выступать против надвигающегося восстания и осуждать его. В первом послании Святого Петра мы читаем: “...Будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли... как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла.... Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите” (глава 2:13-17).

В послании Святого Павла к Римлянам мы читаем: “И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совестиИтак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь.” (глава 13:5,7). Эти строки были написаны примерно за десять лет до восстания.

Во втором послании Cвятого Петра, которое определенно указывает на подобного рода бедствия, мы находим следующие строки: “Знает Господь, как избавлять благочестивых от искушения, а беззаконников соблюдать ко дню суда, для наказания, а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших. Они самонадеянны и своевольны, и не боятся злословить достоинства... Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб” (глава 2:9-18,19).

Иосиф Флавий дает такой отчет о первых действиях другого Симона, предводителя восстания, происшедшего в самом начале революции.

“[Симон, сын Гиоры] …обещал рабам свободу, а свободным вознаграждение и таким образом собрал вокруг себя негодяев со всех сторон… Симон, сын Гиоры, набрал массу недовольных и производил разбойничьи набеги, в которых не только грабил дома богатых людей, но и совершал насилия над их личностью. Уже тогда заранее видно было начало его тирании.”

Я уверен, что серьезное осуждение, включавшееся в послания, адресовалось главным образом революционным агитаторам, а не простым грешникам. Однако, даже если этот вывод будет оспариваться, позиция апостолов по отношению к восстанию хорошо определена в их призывах чтить царя, повиноваться правителям, платить налоги и т.д.

Даже не будучи крупномасштабным, Палестинское восстание может считаться одной из ужаснейших трагедий в истории человечества. Из миллиона двухсот пятидесяти тысяч человек, живших в Иерусалиме в начале осады, только девяносто семь тысяч осталось в живых после того, как римляне захватили город. Большая часть убийств и невероятных истязаний была совершена именно еврейскими бунтовщиками и только меньшая часть — римлянами.

Природа наиболее активных элементов этого восстания может быть определена нижеследующими записями очевидца:

“Все человеческие права зелоты попирали ногами, божественное они осмеивали, а над словами пророков издевались, как над пустой болтовней… Разбойничья жадность их сделалась ненасытной: дома богатых обыскивались; убийства мужчин и оскорбления женщин служили им утехой.”

Историк так описывает ужасные мучения жителей Иерусалима, в то время как Римляне были еще далеко от города, и это — волнующий отчет.

“В то время, когда город со всех сторон громили его внутренние враги и ютившийся в нем всякий сброд, все население его, как одно огромное тело, терзалось от сознания своей беспомощности. Старики и женщины, приведенные в отчаяние бедствиями города, молились за римлян и нетерпеливо ожидали войны извне, чтобы избавиться от потрясений внутри. Граждане, объятые паническим страхом и совершенно растерявшись, не имели ни времени, ни возможности подумать о возврате; не было также надежды ни на мир, ни на особенно желанное бегство. Ибо все было занято стражами, и как ни враждовали между собой главари разбойников во всем остальном, но мирно расположенных людей или заподозренных в желании бежать к римлянам они убивали как общих врагов.”

Мятежники неоднократно нападали на друг друга, вторгаясь в кварталы, контролируемые враждебными повстанческими группировками; во многих случаях схватки происходили и внутри Иерусалимского храма, занятого зелотами и идумейцами Иоанна из Гисхалы. В результате:

“Тела туземцев и чужих, священников и левитов лежали, смешавшись между собой, и кровь от этих различных трупов образовала в пределах святилища настоящее озеро. Испытал ли ты, несчастнейший из городов, нечто подобное от римлян, которые вступали в тебя, для того чтобы тебя очистить от гнусных поступков твоих собственных детей? Ибо божьим городом ты уже перестал быть и не мог больше быть…”

Наконец сильная Римская армия подошла к Иерусалиму и окружила его кольцом укреплений. После нескольких недель жестокой борьбы, командующий Римской армией Тит сделал благородный жест, предложив мир и пообещав снять осаду с города и возвратить Храм народу. В своём обращении он сурово осуждал мятежников: “И что же, теперь вы, нечестивцы, в тех же местах топчете ногами тела убитых, пятнаете храм кровью иноплеменников и своих! Я призываю в свидетели богов моего отечества и того, который некогда — но не теперь — милостиво взирал на это место; ссылаюсь также на мое войско, на иудеев в моем лагере и на вас самих, что я вас не принуждал осквернять эти места.”

Чужеземцы, о которых говорят Флавий и Тит, не были римскими солдатами. Это были многочисленные идумейские разбойники, которые появились в городе в результате следующих событий: задолго до подхода римской армии т.н. “умеренные” группы, поддерживаемые большинством населения Иерусалима и исполненные негодования из-за ужасного насилия и осквернения Храма, объединились и в кровавом сражении, длившемся несколько дней, сумели победить радикалов, которые в конце концов бежали и укрылись за высокими стенами, окружавшими Храм. Чтобы спасти Революцию, мятежники обратились за поддержкой к шайкам хорошо вооруженных идумейцев и с их помощью одержали победу над “умеренными”, после чего организовали ужасную резню, в которой погибли десятки тысяч евреев. Тогда были убиты почти все Иерусалимские священники, включая и первосвященника Анана, чей отец очень активно ратовал за распятие Христа.

Предложение Тита о мире было с насмешками и оскорблениями отвергнуто повстанцами. Жестокая борьба продолжилась, и обе стороны совершали всё более и более ужасные действия. Каждый день римляне распинали перед городскими стенами сотни еврейских пленников.

Тем временем, ситуация внутри Иерусалима стала неописуемо ужасной. В осажденном городе, оставшемся почти что без продовольствия, намеренно уничтоженного в ходе гражданской войны между враждебными революционными группировками, усилился голод, и люди умирали в больших количествах. Группы зелотов продолжали грабить дома, мучая людей, чтобы заставить их отдать остатки имевшейся у них пищи. Хоронить умерших было невозможно, и трупы лежали повсюду, в домах и на улицах. Тысячи трупов были сброшены со стен города, и во время вылазок людям приходилось идти в атаку по мертвым телам. Зловоние стало настолько невыносимым, что Римлянам в некоторых случаях приходилось переносить линии своих укреплений подальше от Иерусалима, в то время как внутри города были голод, гнев, отчаяние и безумие. Несмотря на все бедствия, некоторые из евреев фанатично верили в то, что Иерусалим и храм находятся под защитой Бога и, следовательно, не могут быть захвачены или разрушены.

Некоторое время мятежники продолжали сражаться с безумной, нечеловеческой храбростью, но их сопротивление начало наконец ослабевать.

В августе 70 г. от P. Х. римляне вошли в город и, после долгой и отчаянной борьбы за каждую улицу они смогли ворваться в Храм и, пока сражение бушевало снаружи и внутри Храма, они подожгли святилище. Разрушение Храма завершило физический и духовный крах восстания.

Очевидец этих событий Иосиф Флавий завершил своё описание следующими горестными строками: “Мятежники потеряли уже надежду на прекращение пожара; их повсюду избивали или обращали в бегство. Громадные толпы граждан, все бессильные и безоружные, были перебиты везде, где их настигали враги. Вокруг жертвенника громоздились кучи убитых, а по ступеням его лились потоки крови и катились тела убитых наверху.”

“Таков был конец этого великолепного, всемирно известного города, постигший его вследствие безумия мятежников.”

После разрушения Иерусалима римляне собрали оставшуюся часть населения в стенах сожженного храма. Слабые и старые были уничтожены, а оставшиеся мужчины, женщины и дети в количестве 97 000 человек были проданы в рабство или сосланы в различные города Востока, где они были сожжены живьем или убиты другими способами в цирках для развлечения местного населения, в большинстве своём враждебного по отношению к евреям. Как последствие этого восстания, волна избиений и гонений прокатилась по нескольким близлежащим странам, нанеся серьезный ущерб положению и экономическим возможностям евреев, живших за пределами Палестины.

Очевидно, что это трагичное восстание причинило ужасающий вред не только еврейской нации, и человечеству вообще. Поэтому очень важно понять характер и причины восстания. Оно не было неизбежным. Многие другие нации, находясь под римской властью, сохраняли мир в пределах своих территорий. Некоторые из них, включая Францию и Германию, в конечном счете легко вернули себе независимость во время падения Римской Империи и продолжили развиваться в пределах своих земель, пока не обрели политический вес на мировой арене. Несомненно, аналогичные процессы происходили бы и с еврейским народом, если бы это ужасное бедствие не уничтожило весь цвет нации вместе с процветающий тысячелетней столицей — центром национальной религии и культуры. Если бы не эта революция, евреи, оставаясь и объединяясь в пределах своей собственной территории, постепенно создали бы мощное независимое государство, территория которого вполне могла бы простираться от Египта до Черного моря и от Средиземноморья до Индийского Океана. Страна, расположенная на перекрестках путей из Европы в Индию, из Китая в Австралию, была бы процветающей и мощной, со столицей в Иерусалиме, ставшим бы одним из главных городов мира. Если бы там главенствующую религиозную позицию заняло христианство, то это государство, бесспорно, стало бы центром Христианства, осуществляя огромное религиозное и политическое влияние на весь христианский мир. Катастрофа, разрушившая эту возможность, может по праву считаться одним из величайших бедствий не только для еврейской нации, но и для всего мира.

Автор убежден, что жестокий Цезий Флор, благожелательный Агриппа, безнравственный и нечестивый Симон Гиора и другие лидеры были лишь рядовыми участниками процесса, отодвигаемыми в сторону какой-то всесильной волной или напротив, несущиеся на её гребне. Истинными движущими силами этой трагедии были те два противоположных заряда огромной духовной энергии, столкнувшиеся лицом к лицу во время Искушения в пустыне.

В результате углубленного и тягостного анализа, прямой борьбы со злом и его проявлениями в процессе земной жизни, во время Искушения в пустыне Христос в Своей проповеди определил две противоположные, разные в своей основе, идеологии жизненных принципов. Сильная и агрессивная группировка евреев, бывшая даже не большинством, но сумевшая взять под свой контроль все сферы жизни, определенно отклонила принципы Христа и приняла противоположную идеологию. Это и было фактической причиной трагической вспышки мучения и самоуничтожения. Поэтому предупреждение Христа о том, что отказ людей признать Его своим духовным руководителем приведет к катастрофе и разрушению Иерусалима (От Луки, 19:41-44) должно быть воспринято буквально как определение первопричины этой катастрофы.

6. Приближение к Пропасти.

Размышляя над причинами Палестинской трагедии, Иосиф Флавий правильно идентифицировал внутреннюю ненависть и вражду, которая подобно некоему ужасному духовному раку, нанесла разрушительный внутренний ущерб восстанию, задолго до подхода Римской армии.

"…смуты в Иерусалиме еще более разрослись, и образовались три партии, обратившие свое оружие друг против друга, что, пожалуй, в несчастьи можно было бы назвать счастьем и делом справедливости. Враждебные действия зелотов против народа, носившие в себе начало падения государства, подробно описаны выше, от самого возникновения до их гибели. Не без справедливости можно назвать это состояние мятежом в мятеже, который, подобно взбесившемуся зверю, из-за отсутствия питания извне начинает раздирать собственное тело."

Действительно, духовное зло всегда присутствует в земной жизни. Но обычно ему противостоят силы добра и правды — те самые, что делают возможными жизнь и истинное развитие человечества. Однако иногда зло преодолевает это сопротивление. Когда это происходит, зло вызывает ужасные беспорядки, которые могут причинить длительный и даже непоправимый вред. Я считаю, что вообще духовное состояние человечества можно сравнить с физическим состоянием человека, укушенного бешеным животным. В течение дней или недель он может чувствовать себя хорошо, но если он вовремя не использует спасительную вакцину, смертельная инфекция будет прогрессировать и наконец вызовет вспышку мучительной агонии, за которой последует смерть.

В то время как вечное, мистическое значение проповеди Христа, Его самопожертвования, а также первородного греха не обсуждается в данной работе, все же, учитывая земные реалии, правильным будет утверждать, что религиозный идеализм и особенно Христианская вера обеспечили наиболее действенную спасительную вакцину, защитившую людей и нации от смертельного воздействия зловещего духовного зла, которое всегда находится рядом и готово нанести свой удар, как только духовное и моральное бодрствование прекращается.

Приход современной эры засвидетельствовал постепенное ослабление религиозного влияния, пока оно не оказалось на грани исчезновения с лица земли. Соответственно, духовное зло сумело заполучить беспрецедентное господство и в международном масштабе утвердить свои принципы, цели и средства их достижения.

Вышеуказанное утверждение может быть проиллюстрировано большим количеством различных примеров, подтверждающих избыток ненависти в современной жизни. Ненависть слепа и потому несёт угрозу физического уничтожения многим невинным людям, а также духовно уничтожает людей, активно её приветствующих. Невероятное количество и высокая степень ненависти в современной жизни очевидны. Уже известно, что двадцатый век установил рекорд на все времена, став самым кровавым из примерно двадцати пяти столетий зарегистрированной истории.

Глубоко обескураживающие и стремительные изменения также отмечаются по отношению к человеческой свободе. В начале двадцатого века лучшие люди мира считали саму собой разумеющейся безграничную ценность свободы личности, она в значительной степени уважалась и приветствовалась правительствами всех главных мировых наций. Помимо свободы вероисповедания, слова и печати, она включала в себя такие существенно важные свободы, как свобода выбора жилья, инициативы, работы, путешествий, эмиграции, и т.д. Удивительный прогресс науки и техники, интеллектуальных и материальных стандартов жизни, происходил прежде всего благодаря свободной деятельности свободных людей. В течение же последней прошедшей четверти нашего века эта свобода в ряде стран исчезла полностью, во многих других её уровень сильно ограничен.

На современную жизнь влияет и другой фактор, менее очевидный, чем ненависть, насилие и нападки на свободу, но столь же трагично значимый. Когда пожилого мудрого Христианина спросили, что является главным правилом христианской жизни, он ответил, “Никогда не лги никому, а в особенности — себе.” Вопиюще противореча этому принципу, современная жизнь в последнее время построена на ужасном самообмане и на целенаправленной дезинформации менее просвещенной части человечества. На смену случайной неумелой лжи прошлого сегодня пришла целая наука о том, как дезинформировать непросвещенных.

В результате всего этого усложнилось общение и честный обмен мнениями между группами людей и целыми нациями. Слова, обещания и торжественные обязательства стали развращенными и бессмысленными, тем самым поднимая насилие, запугивание и применение силы в статус единственно убедительных аргументов в процессе общения между группами людей и нациями.

Комментируя существующую ситуацию в мире, профессор П. Сорокин написал следующие многозначительные строки:

"В мир моральных ценностей вошел безграничный релятивизм, своеволие которого вызвало конфликты и борьбу. Они в свою очередь породили ненависть; и ненависть привела к применению грубой силы и кровопролитию. В хаосе противоборствующих норм моральные ценности всё более и более втаптываются в пыль; они стремительно потеряли свою объединяющую мощь и уступили место грубому, деспотическому произволу. Наблюдается тенденция вытеснения сострадательной Христианской любви ненавистью — ненавистью человека к человеку, класса к классу, нации к нации, государства к государству, расы к расе. В результате нормой стало воздействие при помощи силы. Bellum omnium contra omnes (война всех против всех) подняла свою уродливую голову. Именно с такими условиями мы сегодня столкнулись…”

Среди многих знаменитых пророчеств Достоевского есть и то, которое хорошо отражает вышеуказанную ситуацию. В романе “Преступление и Наказание” мы находим следующие представления главного героя Раскольникова:

“Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований… Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе... Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше.”

Ввиду сегодняшней действительности это предсказание уже не кажется странным и невероятным. Проникновение духовного зла, предсказанное Достоевским, проявилось в катастрофическом крушении моральной культуры, проявилось оно и в чудесном, стремительном прогрессе науки и индустриальной цивилизации. Д. Мережковский правильно определил, что причина этой трагедии уходит своими корнями в отказ от живой веры в Бога. Он задал вопрос белым людям: “Правда ли, что для вас Христианство стало вымыслом?” И сам же ответил: “Будьте осторожны, потому что из-за этого вы и сами можете стать вымыслом.” И действительно, даже в прошлом фундаментальные заповеди Христианства и других великих религий редко соблюдались в значительной степени, но они были приняты в качестве высших образцов совершенства и правды и потому имели огромное руководящее влияние.

В последнее время эта ситуация изменилась. Сегодня многие интеллектуальные и политические лидеры человечества по всему миру или открыто признают фундаментальные идеи Христа неправильными, считая примером для подражания идеи прямо противоположные, или втихомолку придерживаются этой позиции.

Две противоборствующих идеологии, в наши дни конфликтующие между собой так, как никогда ранее, могут быть определены следующим образом:

Основные принципы Христианской идеологии включают спасение через праведную жизнь, любовь к ближним, жизнь в согласии. Прямой и глубочайшей противоположностью этим принципам являются основы противоположной идеологии -спасение человечества посредством “временного” использования обмана, ненависти и принуждения.

Растущее глубокое разногласие, возникшее как последствие этого, может быть отмечено в ряде нижеследующих примеров. Христос сказал: “И познаете истину, и истина сделает вас свободными". (От Иоанна, 8:32). Полностью противореча этому, современные лидеры в широком масштабе принимают принцип скрытия правды, чтобы подавить или уничтожить свободу.

В целом Евангелие предостерегает от неуместного внимания и беспокойства о будущем течении жизни на земле, и подчеркивает важность сегодняшнего дня и вечности. Вопреки этому, современное лидерство извращает и отравляет ум нынешнего поколения и отвергает вечность, обращаясь в сторону фанатичной, идолопоклоннической преданности некоторым социальным и экономическим достижениям, возможным на земле в будущем.

Заключенные в Евангелии истины подчеркивают бесконечную ценность каждой человеческой жизни, особенно выделяя её духовную сторону. Современная мысль отклоняет ценность отдельной человеческой жизни и духовной индивидуальности в пользу некоего будущего бесчеловечного и бездуховного социального устройства.

Примеров подобного рода сейчас рождается великое множество; надо твердо запомнить, что они — не вторичные особенности, но важнейшие принципы, управляющие ведущими мировыми идеологиями и, следовательно, определяющие характер хода истории.

Бывший посол США во Франции Уильям Дж. Буллит подчеркнул этот аспект конфликта. Он писал: “Глубочайшая моральная проблема современного мира — это противопоставление человека — Божьего творения с бессмертной душой, человеку — совокупности химических элементов, орудию в руках всемогущего государства, сконцентрированному на самом себе.” Эта крупномасштабная духовная борьба теперь кипит по всему миру, при этом вышеупомянутые идеи и мысли завоевывают признание повсюду.

Такой главенствующей концепцией, в значительной степени заменившей веру в Бога и следовательно подорвавшей уважительное отношение к достоинствам человеческой личности, является вера в нового огромного супер-Молоха, в новый мировой порядок, представляемый и навязываемый сегодняшним состоянием мира. Эта высшая идея, ставшая почти религией, считается наиболее агрессивной частью человечества гарантией создания нового прекрасного мира всеобщего благоденствия, развития и славы. Эта идея призвана одержать верх там, где оказались бессильны все религии, включая и Христианство.

В попытке предвидеть исход этого и вероятное общее течение исторических событий примерно до начала следующего века, будет интересным рассмотреть конкретные мысли некоторых великих людей.

Эти свидетельства очень важны, особенно учитывая то, что часть пророческих высказываний, которые будут упомянуты, сбылась в наши дни. Сверхчувствительный интеллект и интуитивное восприятие действительно великих людей могут воспринимать и предугадывать надвигающиеся беспорядки подобно чудесному радару, обнаруживающему реалии, неподвластные человеческому восприятию и разумной логике.

Генрих Гейне сумел предвидеть надвигающиеся волнения еще 100 лет назад, написав следующие строки:

“Тогда снова начнет двигаться колесо ужаса, и на сей раз мы увидим, что появился враг, самый страшный из всех врагов, уже вошедших в списки истории.... Коммунизм — тайное имя ужасного врага, натравливающего правление пролетариата со всеми последствиями на существующий буржуазный строй. Это будет ужасный поединок. Чем он закончится? Этого не знает никто, кроме богов и богинь, которым известно будущее. Мы же хорошо знаем только одно: Коммунизм, о котором сейчас не много говорят и который ютится на чердаках с убогими соломенными подстилками — это темный герой, которому суждено сыграть великую, пусть и временную, роль в трагедии современности; этот герой только и ждет своего выхода.... Чем кончится это движение?... Войной, ужаснейшей и разрушительной войной, которая вызовет на арену две благороднейшие и цивилизованные нации — Францию и Германию, чтобы привести их к трагическому крушению. Англия — эта великая морская змея, которая всегда сумеет уползти в укромное место на своих широких водных просторах, и Россия, у которой также есть множество тихих и спокойных мест в её бескрайних сосновых лесах, степях и тундрах — эти два государства в обычной войне не могут быть побеждены никоим образом, даже потерпев тяжелейшие поражения. Но в таких делах Германия подвергнется серьезной угрозе, а Франция, в частности, самым жалким образом окончит свое политическое существование. Все это, однако, будет лишь первым актом великой драмы, ее началом. Вторым актом станет Eвропейская и Мировая Революция, великая битва между бедняками и богатыми аристократами; в ней никоим образом не будут упоминаться религия и национальность: будет только одна родина — весь мир, и одна вера — в счастье на земле. Приобретут ли религиозные доктрины прошлого свое былое значение во всех странах, в ходе отчаянного сопротивления — и увенчается ли успехом эта попытка сыграть третий акт? Появятся ли вновь на сцене старые традиции абсолютизма, пусть даже и в новых костюмах, с новыми репликами и лозунгами? Каков будет конец этой драмы?

…Я не знаю; но я думаю, что в конце концов голова великой морской змеи будет размозжена, а с Северного медведя снимут шкуру. Тогда будет только одно стадо и только один пастух — один свободный пастух с железным жезлом, пасущий стриженное, блеющее человеческое стадо! Впереди бушуют дикие, мрачные времена, и пророку, желающему описать новый апокалипсис, придется выдумать таких чудовищ, в сравнении с которыми звери из Откровения Святого Иоанна покажутся нежными голубями и ангелочками. Боги покрывают свои лица печалью о детях человеческих, их древних провинностях и, возможно, волнуются о своей собственной судьбе...”

Первая часть этого предсказания в наши дни частично сбылась. Определенно за этим должна последовать вторая часть, а именно, материалистическая мировая революция, которая завершилась бы созданием супертоталитарного мирового государства, возглавляемого одним человеком. Гейне использует яркий образный язык, чтобы показать, что это будущее всемирное государство, возглавляемое диктатором с железной дубинкой, принесет несравнимо больше бедствий, чем любое другое волнение, испытанное человечеством до этого периода.

Размышляя над причинами сегодняшних волнений и над вероятными их последствиями, современный китайский писатель-философ Лин Ютанг написал следующие строки:

“Мы значительно продвинулись вперед, игнорируя “свиное пойло” (swine-and-slop) экономической статистики тысяч послевоенных планов по устройству мира, показывая их чрезвычайную неспособность к предотвращению третьей мировой войны, и связывая сегодняшний мировой хаос с исчезновением моральных ценностей и идей в современном мире.... Кажется, что это циничное поколение сильных политических деятелей и умных критиков, поражённое невиданной болезнью, потеряло способность к любви и лишилось смелости, а вместе с ними и возможности надеяться.... Я пытался показать, что война неразрывно связана с мощной политикой, мощная политика — с натуралистическим восприятием человеческого общества, натуралистическое восприятие человеческого общества — с влиянием научного материализма и детерминизма на изучение людей и современную мысль.... Повторяясь, я должен сказать, что материалисты вечно будут продолжать вести войны. Материалисты не могут положить конец войнам и установить мир. Для этого у них нет мозгов... Мир будет развиваться от власти до большего объединения властей, от обычного конфликта до конфликтов ещё больших.... Будет народное восстание и кровопролитие, место олигархов займет тиран, воспользовавшись их усталостью от борьбы между собой и противостояния революционно настроенным массам. Всегда случается так, что после любой войны или хаоса на политическую арену выходит тиран. После того, как нации измотают сами себя периодом войн, появится всемирный диктатор, призывающий народ поддержать себя, и воцарится над миром. Пророчество ли это? Нет, это — предупреждение.”

В очень интересной книге, вышедшей в свет перед началом Второй Мировой Войны, Герберт Уэллс предсказывает последствия этого конфликта так:

“Мир, который установится после следующей великой войны, будет еще более жестоким, еще более разобщенным, наполненный еще большим количеством скрытых целей и тайных приготовлений, а следовательно, и страхов и подозрений, которые они порождают. Чего же ещё? Мир становится всё более и более скрытным, предательским, безжалостным... Меньше будет свободы слова, меньше свободы выражения идей и мыслей, гораздо больше будет страха и чувства опасности, исходящей от безумных людских побуждений.”

Уэллс предрекает некоторые краткие периоды мира и спокойствия, но его острая интуиция и понимание общих тенденций ясно указывают ему на то, что впереди ожидает зловещая тьма. На последних двух страницах этой пророческой книги мы находим:

“Человечество, начавшее жить в пещерах с закрытым бревнами входом, закончит свои дни в пропитанных болезнями трущобах. Что еще, кроме этого, может случиться? В какую ещё сторону повернет судьба?

…Если человек разумный настолько глуп, что не может понять, к чему он идёт, и не может заставить себя срочно спасти ситуацию, пока ещё осталась в мире хоть какая-то ясность, хоть сколько-нибудь свободы мысли и слова, свободы передвижений и деятельности, может ли быть хоть немного надежды на то, что через пятьдесят или сто лет, после того, как живя в течении 2-3 поколений постоянного страха, жестокости и бесконечного непонимания истинной причины его проблем, он в целом будет не столь неразумен? Как и почему может человек подвергнуться “волшебному” изменению, если внутри него и снаружи него намеренно действуют противящиеся этому силы?

…Нет вообще никакой причины полагать, что законы природы более предрасположены к человеку, чем к ихтиозавру или птеродактилю. Несмотря на мою расположенность к здоровому оптимизму, я чувствую, что сегодня вселенной уже наскучило присутствие человека, что она уже обременяет его трудностями, и я вижу, как человек, всё с меньшей долей разума и с все более увеличивающейся скоростью, страдая, так как все неприспособленные к жизни существа страдают и в массе и поодиночке, несется по потоку судьбы в направлении деградации, страдания и смерти.”

Владимир Соловьев, христианский философ девятнадцатого века, обсуждал приближающееся великое волнение в своей последней работе, называемой “Три Разговора.” Вступление у него начинается следующими строками: “Есть ли зло только естественный недостаток, несовершенство, само собою исчезающее с ростом добра, или оно есть действительная сила, посредством соблазнов владеющая нашим миром, так что для успешной борьбы с нею нужно иметь точку опоры в ином порядке бытия?”

Далее во вступлении встречается следующее предсказание: "Историческим силам, царящим над массой человечества, еще предстоит столкнуться и перемешаться, прежде чем на этом раздирающем себя звере вырастет новая голова — всемирно-объединяющая власть антихриста, который “будет говорить громкие и высокие слова” и набросит блестящий покров добра и правды на тайну крайнего беззакония в пору ее конечного проявления, чтобы — по слову Писания — даже и избранных, если возможно, соблазнить к великому отступлению. Показать заранее эту обманчивую личину, под которой скрывается злая бездна, было моим высшим замыслом, когда я писал эту книжку."

Герберт Уэллс предвидит надвигающуюся опасность и правильно связывает её приближение с ограничением свободы и господством “жестоких, скрытных, предательских и безжалостных.” Это можно с определенностью истолковать как общее моральное крушение человеческого лидерства.

Три разных автора предсказывают образование тоталитарного мирового государства, которое возглавит тиран, появившийся после хаотического периода мировых войн. Соловьев определяет его как Антихриста. Но независимо от того, какими именами его называют, надо признать, что идея о безжалостном сверхтоталитарном мировом государстве, возглавляемом безбожным диктатором — это далеко не абстрактная концепция Христианского богословия. Это простая историческая вероятность ближайшего будущего.

Действительно, большая часть человечества не желает глобально-тоталитарной тирании в качестве формы власти в мировом государстве. То, чего они хотят и ожидают — это филантропическое и либеральное содружество миролюбивых наций, которые предотвратят войну и будут делать всё ради всеобщего блага. Однако господствующие в мире идеологии и, следовательно, направляемый ими ход событий не оставляют надежды на такой результат. По сути, за сложным и туманным ходом событий, заманчивыми обещаниями набожных ясновидящих и плотной дымовой завесой вводящих в заблуждение лозунгов и цитат определенно проявляются очертания тиранического сверхтоталитарного мирового государства. Уже стало возможным определить главные принципы, обеспечивающие его возникновение и развитие.

Первым из них будет “хлеб;” однако хлеб не как помощь страдающим от лишений людям, но главным образом как универсальный контроль над всеобщими жизненными потребностями, как средство предельного физического запугивания и принуждения.

Вторым принципом станет обожествление личностей вождей. С ходом времени будут запрещены любые формы критики, и последующая углубленная пропаганда создаст своего рода ореол святости вокруг почти сверхчеловеческих авторитета и мощи вождей.

Третий принцип — неограниченное использование обмана, принуждения и насилия в беспрецедентном масштабе, что означает полное моральное падение или, образно выражаясь, поклонение дьяволу. Это общее направление движения нашей цивилизации сегодня.

Необходимо далее разъяснить последний этап нашего обсуждения. Несомненно, есть множество искренних, исполненных благих намерений радикальных материалистов, которые обеспокоены существующим порядком вещей и которые эффективно борются за полностью новое социальное устройство, которое, как они надеются, защитит неимущих и принесет миру всеобщее благоденствие. Они считают идеи о существовании Бога и дьявола пережитками прошлого, суевериями, и для них эти идеи не имеют никакого значения. Какой смысл связывать их чаяния и действия каким-либо образом с идеей о почитании дьявола, даже если бы фанатичная преданность своим идеалам заставила этих материалистов обманывать и применять жестокость и насилие или поддерживать их применение?

Существование связи между агрессивным радикальным материализмом и крайними проявлениями зла кажется невероятным, однако эта связь лежит в основе предмета обсуждения. Чтобы понять эту связь, сначала полезно было бы рассмотреть значение термина “поклонение,” поскольку в этом случае необходимо будет к нему обратиться.

Поклонение обозначает проявление почета и уважения; оно означает уверенное, безоговорочное и без критики принятие системы ценностей объекта поклонения как наиболее правильной и достойной. Таким образом, почитание Бога и Христа или поклонение дьяволу по существу означает принятие идеологии и исполнение с безупречным прилежанием и отдачей всех сил распоряжений или желаний объекта поклонения. В этом отношении сходны любые формы поклонения различным существам или идеалам.

Однако другая важная составляющая этого термина бывает различной в разных случаях. Фундаментальное значение почитания Бога и Христа следует воспринимать буквально. Это сознательное признание и вера в вечно живых, реально существующих Бога и Христа. Это означает сильное стремление связывать с Ними по т.н. духовным каналам путем веры и молитвы; это надежда на дальнейшее более близкое с Ними общение после конца временной, предварительной земной жизни.

Полностью противореча всему вышеупомянутому, основное значение поклонения дьяволу воспринимается образно, а не буквально. Поклонение дьяволу не требует никакой веры в истинность его существования и призывает только к принятию системы принципов, среди которых главные — это убийства и ложь. Человек может никогда не думать о дьяволе; он может вести строгий образ жизни; более того, он может быть верным сторонником какой-нибудь патриотической или гуманитарной идеи; однако, он может стать последователем дьявола в полном значении этого слова, если он с уверенностью принимает и содействует распространению основных мистических принципов зла, считая их единственно правильными.

Чтобы подтвердить этот вывод, желательно было бы снова проанализировать значение и обстоятельства мощного и значимого высказывания Христа, записанного в 8 главе Евангелия от Иоанна. Приближался трагический конец земной миссии Христа. Христос был тверд в интерпретации Своей духовной, вечной Мессианской миссии. Его противники считали Христа помехой столь пламенно ожидаемой революции, и потому они отвергли и осудили Его. Они настаивали на том, что национально-политические идеи должны иметь первостепенное значение. Ожесточенно споря с Христом, они заявили: “Одного Отца имеем, Бога!,” на что Христос ответил: “Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, …ибо он лжец и отец лжи.”(От Иоанна, 8:41,44).

Очевидно, что понятие “Отец” использовалось обеими сторонами этого спора не для обозначения родителя или даже Творца. Оно обозначало власть, идеологические принципы которой принимались и которым следовали принявшие их. “И вы хотите исполнять похоти отца вашего.” Слово “Отец” повсеместно используется в Евангелии для обозначения Бога, и считается само собой разумеющимся, что уважительное и обязывающее отношение человека к своему небесному Отцу — это почитание. Именно такие отношения и были обозначены в этом серьезнейшем месте Евангелия, но только по отношению к дьяволу.

И все же группа людей, оскорбивших Христа и в конце концов прогнавших Его из Храма угрозами насилия, конечно же, никак не были связаны с поклонением или служением дьяволу. Они, должно быть, с искренностью заявляли, что являются потомками Авраама и имеют “одного Отца, Бога.”

Было бы правильным сказать, что более всего дьяволу служат и ублажают его люди, отрицающие его существование, но следующие его принципам. На это указывают и вдохновленные мысли многих великих людей. Достоевский когда-то сказал:

“У дьявола есть две хитрые и тайные цели: первая — это убедить людей в том, что его не существует; вторая — превратить человечество в однородную массу, из которой никогда не выделится блестящий ум.”

Талантливый современный Российский писатель Иван Лукаш, будучи поражен ужасами Коммунистической Революции, написал следующие строки:

“Дьявол — убийца, разрушитель души и мысли, змея, жалящая жизнь... Дьявол — мертвая материя, земная грязь, отравляющая душу, искажающая ее ложью во имя материи, во имя развращения плоти уничтожающая вечное Слово и вечную Мысль... О, я понимаю, что такое дьявол. Дьявол — вдохновение, сокрушающее все необъятностью мертвой материи; дьявол — это искажение человеческого образа. У человечества нет свиного рыла, копающегося в земной грязи и гнили. У человечества есть великий и светлый образ Сына Божьего... Я понимаю, что материя всегда борется с мыслью, что большое количество пережженного шлака затушит любой огонь; но мне непонятна эта толпа, эти служащие материи, кем бы они ни были — профессора, лжепророки, революционеры — все они, как слепые мыши, хотят одного: заменить вечную жизнь вечной смертью…”

В течение многих столетий талантливые художники изображали дьявола в виде гротескного человека с умным и хитрым лицом, с рогами, копытами и хвостом. Этот явно аллегорический образ особенностями физического строения воплощает особенности духовные и моральные. В нём заключена идея полного морального падения до уровня зверя — с высшей ступени развития до самой низшей. Наличие разума делает это падение ещё более ужасным, поскольку у животных жестокость и бесстыдство совершаются ненамеренно, животное может быть хитрым, но не способно преднамеренно лгать.

Вышеупомянутые соображения дают возможность лучше понять существенное и точное значение предложения Евангелия “…если ты падешь на колени и поклонишься мне.” Идеология духовного зла имеет такую природу, что поклонение ему или безоговорочное принятие его принципов являются невозможными, если им не предшествовало полное моральное падение.

В качестве награды за поклонение ему дьявол предложил владычество над всеми царствами мира и утверждал, что имеет силу для передачи кому-либо такой власти. Я полагаю, что это предложение заключает в себе не только образное, но и некое таинственное прямое значение.

Христос утверждал, что дьявол — лжец и убийца.

Достоевский называет дьявола “страшным и умным духом, духом самоуничтожения и небытия.” В невидимой духовной агрессии, происходящей под влиянием зла физическое убийство носит только побочный характер, является лишь вторичным последствием; главной целью является духовная деградация и последующее крушение человеческой личности. Будучи сокращенным до своих основных положений, яркий пример такой трагедии — это использование безграничной лжи для культивации ненависти, которая в свою очередь перерастает в совершение убийства. Чтобы успешно насаждать ненависть, нужно дать ей глубоко пустить корни в своей душе. Этот процесс полностью противоречит фундаментальным заповедям религиозного идеализма. Поэтому, чтобы с максимальным успехом распространять ненависть, человек должен отвергнуть все моральные принципы, весь высший идеализм, полностью разорвать связь с высшими реалиями и, следовательно, затушить в себе искру высшей, вечной жизни. Такой ход возможен; он представляет собой в высшей степени трагический акт духовного самоубийства.

Это соответствует содержанию “Фауста” Гёте, что в свою очередь отражает давно родившуюся идею о том, что человек может заручиться поддержкой злых сил, отдав им за это собственную душу или, другими словами, жертвуя своей вечной жизнью.

Помощь, оказываемая мистическими силами зла, не является прямо материальной. По существу это своеобразное мощное вдохновение, которое, однако, влияет только на нижайшие, отрицательные черты человеческого характера, в первую очередь на ненависть. Оно сверхчеловечески усиливает ненависть и позволяет “одержимому” человеку осуществлять исключительно сильное влияние и заражать других людей собственными порочными страстями. Подверженные этому влиянию люди, ослепляемые ненавистью, могут потерять способность прислушиваться к голосу своего разума или даже собственной совести и способны стать послушной, но слепой и жестокой разрушительной силой, которая может подавлять, сокрушать и уничтожать любое препятствие на пути “одержимого” лидера к столь пламенно желаемой власти.

Этот процесс может представлять самый быстрый и краткий путь к захвату власти. Несомненно, этот процесс физически разрушителен для многих невинных людей, и еще более разрушителен в духовном отношении для активных его участников. Начавшись ложью, он продолжает подпитываться всё большим и большим обманом, чтобы поддержать ненависть к жизни, и клеветой, чтобы оправдать уже совершенные убийства. Этот в высшей степени ужасный процесс становится генератором грубой силы и насилия и несет за собой толпы людей в направлении духовного крушения.

Очевидно, что материально настроенный человеческий разум или материалистическая наука не могут воочию заметить участие в этом процессе мистических сил зла. Характер процесса можно частично проследить лишь с точки зрения религиозной интуиции. Даже в этом случае невозможно понять таинственный ход такого процесса и определить, когда колебания личной ненависти в индивидуальном человеке синхронизируются и начнут получать энергию из неиссякаемого источника таинственной злой силы. Менее всего о характере вышеуказанного процесса подозревают “одержимые” лидеры. Они неизменно приписывают свою исключительную силу и энергию в совершении убийств и лжи своему собственному уму, храбрости и изобретательности и, следовательно, их гордыня и самоуверенность безгранично растут, принося ужасные бедствия множествам невинных людей и духовное крушение самим “одержимым.”

Глубоко запутанный предмет этого обсуждения нуждается в некоторых дальнейших пояснениях. Звезды и солнце, горы, долины и моря, леса и цветы — всё это является материальным, все было создано Богом, всё эстетично и прекрасно. Низшие, высшие животные и человечество имеют свои разумные цели существования в общей схеме жизни, хотя эти цели могут быть и за пределами нашего понимания. Чем, в таком случае, можно оправдать догадки, считающие материю саму по себе средоточием зла, и что радикальный материализм неизбежно несет ростки высшего зла?

Логический анализ этого вопроса является обширным и запутанным, но краткий обзор основных его положений позволит выявить хотя бы некоторые признаки, которые могут быть интересны в связи с главной темой этой работы.

7. Добро и зло.

Когда у дикаря спросили: “Что такое зло?” он ответил: “Зло — это если кто-то украдет мою жену и скот.” На вопрос: “Что такое добро?” он ответил, “Добро — это если я украду чью-то жену и скот.” Эта философия неизвестного дикаря была, вероятно, неверно процитирована и изменена, но принципы, столь ярко в ней выделенные, к сожалению становятся образцом для руководства нашей цивилизацией. Профессор Сорокин отметил с научной точностью: “В мир моральных ценностей вошел безграничный релятивизм, своеволие которого вызвало конфликты и борьбу.” В то же время писатель Иван Лукаш заявляет: “Нет никакого злого дела, которое не было бы сделано... Нет способов отвратительнейшего насилия, убийства и греха, оставшихся ещё неизвестными... Любая граница между добром и злом, между Богом и сатаной стерта.”

Это высказывание является весьма справедливым по отношению к большей части мира. Я убежден, что если через пятьсот лет будет существовать достоверная историческая наука, то в эти времена историки будут изучать не Вавилонскую или Египетскую империи, не Средние Века, а двадцатый век, как самый разрушительный и жесточайший период истории, потому что факты и подсчеты ведут к этому. Несмотря на общий низкий уровень жизни и всеобщую необразованность, моральные принципы

Связь между живым религиозным идеализмом и возможностью существования разумного и мирного человеческого “Я” бесспорна и понятна. Великолепие духовной истины и моральных принципов, которые являются основополагающими для этого идеализма, было полностью продемонстрировано Христом. Но частично эта истина и сверхчеловеческая власть, от которой она исходит, были известны и признаны намного раньше и имели огромное влияние на жизнь древних народов и на их представления о добре и зле.

Древнеегипетский Фараон приказал вырезать на своем надгробии такую надпись, повествующую о величайшем его деянии: “Во время моего правления пешие солдаты и всадники жили мирно в своих домах. Луки и стрелы хранились на оружейных складах, ими не пользовались.”

Действительно, были войны, жестокость и внутренние раздоры, особенно в последний период существования империи, и цари прославляли свои военные походы; но в ранние периоды истории древнего Египта и Вавилонского царства правители поддерживали с соседями прочный мир, дружественные экономические и культурные отношения. Гюстав Жеквье, профессор египтологии Невшательского Университета, так прокомментировал общее состояние государства: “Трудно понять, как Фараоны древнего царства могли поддерживать столь стабильное состояние государства, поддерживать свой престиж и выполнять столь важную работу без поддержки армии. Это замечательная демонстрация превосходства мудрого, честного управления и высокой моральности существующей власти.”

Человечество никогда не могло ликвидировать такое явление, как война. Однако влияние религиозного идеализма, особенно Христианского, оставалось мощным фактором, сокращающим жестокость и разрушения во время войн и защищающим всех слабых и беззащитных. В десятом веке в Европе была сделана попытка установить так называемый “Божий Мир” (Pax Dei). Целью его установления была защита духовных строений, священников, паломников, женщин и крестьян от разрушительных действий войны. Другим шагом было “Божье Перемирие,” предложенное Эйнским собором в 1027 году. Согласно ему, все военные действия были приостановлены на время от субботнего полудня до рассвета в понедельник.

Эти различные ограничения, как и экономические условия периода, ограничили разрушительные действия войн. Так получилось, что в наш век неограниченного разрушения, следующие постановления английского короля Генриха V, который был не то чтобы очень гуманным воином, звучат для нас чуждо:

“…Не подобает солдату насильственно врываться в любое помещение, где находится женщина с ребенком, чтобы ограбить их, или захватывать любые товары, способствующие их благополучию, или же устраивать потасовки, в ходе которых жизнь её и её ребенка окажется под угрозой.

…Не подобает солдату насильственно забирать у людей, пашущих плугом, бороной или на лошади ни волов, ни любой другой рабочий скот без взаимного соглашения и выплаты денег за взятое.

…Не подобает солдату разрушать и сжигать дома, не подобает срубать и сжигать яблони, грушевые деревья, ореховые и другие приносящие плоды деревья.”

Около 1000 года правитель Руси князь Владимир, будучи под влиянием Христианской веры, осуществил реформы с целью гуманизации законов о наказании за совершение преступлений и стремился полностью отменить смертную казнь. Так как уровень преступности возрастал, епископы пришли к нему и спросили: “Почему ты не предаешь разбойников смерти?”, на что князь ответил: “Я боюсь совершить грех.” В конце концов он вынужден был, хоть и с неохотой, восстановить смертную казнь. Тем не менее, эта попытка социальных преобразований, вероятно, самая ранняя подобного рода в Европе, иллюстрирует благородные человечные идеи, являющиеся прямым последствием принятия Христианской веры. В течении веков её влияние было огромно.

Когда Иван IV Грозный, которого считают самым жестоким из русских царей, пришел в собор в Москве после одной из своих чисток, митрополит Филипп в присутствии толп народа осудил его действия и отказал ему в причастии. Еще один случай: оборванный и босой монах по имени Федя (у автора — Teddy; прим. перев.), очень уважаемый в народе, подошел к царю на улице и предложил ему кусок мяса. Удивленный царь сказал, что сейчас пост и что он не ест мяса, но монах сурово ответил: “Мяса ты не ешь, а кровь человеческую пьешь.” Царь был разгневан этим оскорблением, но из окружающей их большой толпы людей послышались многочисленные голоса.... “Царь, ты можешь казнить нас, но не тронь Федю, потому что он — человек Божий.” И всесильный самодержец вынужден был отпустить монаха. Эти случаи демонстрировали устойчивое признание морального закона, вдохновлявшего духовных лидеров и хорошо отразившегося в реакции простых людей.

Ввиду этого, периодические вспышки жестокости царя часто сменялись длительными периодами милосердия, когда сам Иван в раскаянии выстаивал долгие церковные службы, читая имена своих жертв и молясь за них. В результате, в течение сорока лет правления Ивана Грозного было казнено лишь 60 000 человек, а может даже и меньше. Эта цифра незначительна по сравнению с ужасной резней миллионов, организованной Нацистскими и Коммунистическими диктатурами. К тому же Иван, правивший Россией с 1544 по 1584 годы, в течение бурного переходного периода от падения к росту, при наличии оппозиции и заговоров в государственном аппарате и мощной коалиции врагов за пределами страны, может быть оправдан тем, что его жестокость была необходима для защиты и поддержания единства нации и обеспечения ей славного будущего.

Действительно, рассматривая почти любой исторический период, можно найти упоминания о сотнях проявлений жестокости, совершенных вопреки, но иногда и под влиянием господствующей религии. Однако, разумный и хорошо осведомленный человек явно понял бы, что за тот же самый период благодаря влиянию религиозного идеализма были предотвращены тысячи возможных зверств. В течение веков основными правилами руководства людей были религиозные принципы, а религия являлась фундаментом человеческого общества. Эти принципы, находясь неоднократно под угрозой, в то же время оставались весьма влиятельными, потому что их истинность и совершенство никогда не оспаривались. Только в наши дни радикальный материализм, находясь в своей финальной, логической стадии развития, отверг эти принципы как несущие зло и объявил прямо противоположные принципы несущими добро.

Фридрих Ницше, будучи, по своему мнению, искренним идеалистом, правильно выявил логические последствия существования радикального материализма. Сознательное принятие принципов материализма неизбежно привело немецкого философа к острейшему конфликту с первоосновами религиозного идеализма. В “Антихристианине” Ницше пишет:

“Что хорошо? Все что пробуждает в человеке чувство власти, волю к власти, саму власть. Что дурно? Все, что происходит из слабости. Что есть счастье? Чувство растущей власти, чувство преодолеваемого противодействия… Не удовлетворенность, но стремление к власти, не мир вообще, но война…Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно ещё помочь в этом. Что вреднее всякого порока? Деятельное сострадание ко всем неудачникам и слабым — Христианство… Великая ложь о личном бессмертии разрушает всякий разум, всякую естественность в инстинктах.”

Надо понимать, что если основные принципы материализма признать правильными, то следует считать верными и идеи Ницше, Маркса и Ленина, а все основные идеи Христианской веры — неправильными, расценивая их влияние как помеху прогрессу человечества. Правильность этого вывода можно проиллюстрировать кратким обзором противоречивых взглядов об окружающем нас мире и характере процесса, приведшего мир в его сегодняшнее состояние.

Если бы нам необходимо было выбирать из различных видов высших животных самых умных орла, слона, обезьяну или льва, то следует отметить, что будучи во многом различны, они могут считаться находящимися на одном уровне умственных способностей и ограничений в общих пределах разума, постепенно и без интервалов уменьшающегося с этого уровня у других представителей данного вида и иных видов живых существ, вплоть до простейших субмикроскопических форм жизни.

Перед самым верхним концом линии развития жизни, на вершине которой находится человек, есть большой пустой интервал, единственный на всей этой линии,. Существование примитивных дикарей не подвергает сомнению этот вывод. Общеизвестным и доказанным является то, что если несколько новорожденных младенцев из дикарских племен и несколько новорожденных детенышей приматов передать на воспитание в благородные семейства и попытаться дать им первоклассное образование, то некоторые из бывших “дикарей” могут превратиться в ученых и в благороднейших людей, в то время как все обезьяны останутся обезьянами, и единственным местом, где они соприкоснутся с цивилизацией, будет для них зоопарк.

Между интеллектуальным уровнем обезьяны и таковым кошки или кролика существуют различия. Разница есть и между умственным уровнем обезьяны и интеллектом Ньютона или Авраама Линкольна. Сходны ли по характеру эти различия? В чем заключается разница — в двух фунтах примерно сходных по строению мозговых тканей с происходящими в них почти что одинаковыми химическими процессами, или же в чем-то ещё? Почему столь огромна эта дистанция между интеллектуальной и духовной личностью человека и разумом высших животных, когда различные стадии эволюции всего живого столь схожи между собой?

Нижеследующие строки включают в себя ряд ответов на этот вопрос, ответы даны с двух полностью противоположных точек зрения. Религиозное объяснение существования человека и выделения его из животного мира заключается в том, что человек как таковой был создан Богом. Фундаменталист может упорно утверждать, что примерно шесть тысяч лет назад Бог вылепил фигуру из глины и вдохнул в неё жизнь. Более близкое к действительности объяснение, которому я верю, таково: несколько сотен тысяч или даже миллионов лет назад Божественное Провидение необъяснимым и загадочным способом внедрило пламя божественной духовной жизни высшего уровня в низшую форму земной материи, вероятно, в тело какого-то соответствующего животного. Это всесильное и таинственное пламя высшей духовной жизни, несущее с собой безграничные возможности для развития и используя материальную оболочку (тело) в качестве своего носителя, постепенно преобразовало это животное в человека, могущего быть и Ньютоном, и Рафаэлем, и Рахманиновым. Более того, божественное пламя дало возможность развития духовной личности, способной сохраняться после разрушения материальной оболочки-тела и переходить в высшие и намного более совершенные уровни жизни.

Однако эти невероятные возможности требуют и некоторых моральных обязанностей и ответственности. Животные существуют в пределах более низкого уровня жизни; их поведение регулируется низшими законами мира животных. У них нет представлений о добре и зле, грехе и лжи. Они невинны. Что же касается человека, то для него эти представления являются непременными условиями его морального развития. Учитывая это, религиозные концепции гласят, что появление и развитие человека в прошлом, и, следовательно, будущее развитие отдельных личностей и человечества в целом, как в этой жизни, так и за её пределами, определенно зависело и зависит от принятия высших принципов и правил морали и духовности, а также от их соблюдения.

Материалистическая концепция, естественно, в корне отличается от вышеприведенной. Согласно ей, человек — это животное, мозг которого по некоторым причинам увеличился в объеме и стал примерно на два фунта больше среднего размера мозга животных. Необычайно быстрое развитие человека объясняется как результат взаимодействия жестоких сил природы, главным образом в виде процесса естественного отбора и выживания сильнейших.

Насколько я знаю, не было еще предложено убедительного объяснения наличию огромной интеллектуальной дистанции между человеком и остальными представителями царства животных. Лучшим объяснением, которое можно предложить, кажется следующее: начав своё развитие, научившись использовать огонь и причинять страх и ужасную боль, человек развился столь быстро, что оставил далеко позади все родственные ему виды. Освоив огонь и научившись изготовлять примитивные орудия, человек впервые осознал свои сверхъестественные способности и, будучи управляем инстинктом получения превосходства, уничтожил все виды, составляющие ему конкуренцию на пути развития.

Начался новый, бурный период неопределенной продолжительности, в течение которого люди боролись и за доминирование над миром животных, и между собой. Те, кто были сильнее и храбрее, хитрее и жестче, убивали слабейших, вместе с их старыми женами и маленькими детьми, и захватывали здоровых молодых женщин и девушек. Выжили только самые сильные, умные и жесткие, они и продолжили размножаться и приносить потомство. Этот процесс усиливался и набирал всё новые и новые обороты, и так на нашей планете появилось реальное человечество.

Просвещенное религиозное мышление может признать внешние аспекты постепенного, но вместе с тем и невероятно стремительного развития человека. Оно может смириться с фактом, что борьба за существование имела положительные (с биологической точки зрения) последствия. Но религиозные концепции будут полностью отрицать то, что вышеописанный процесс автоматически создал человека и выделил его из мира животных

Религиозные концепции прямо утверждают, что человек был создан Богом при условии высшего морального и духовного развития — главной цели существования человека, делающей даже нашу земную жизнь достойной и разумной, и могущей открыть путь перехода в несравненно более прекрасную будущую жизнь: элементарнейшее правило морали гласит: “Сильные не должны обижать слабых.”

Согласно материалистическим теориям, человек выделился из животного мира, проявляя больше агрессивности, хитрости и жестокости, чем другие животные. Эти факторы подняли человека с уровня животного, и если они и в дальнейшем будут оказывать своё влияние без каких-либо ограничений, то их воздействие позволит человеку сделать ещё один гигантский шаг в своём дальнейшем развитии. Нет никакой жизни после смерти, нет причин следовать высшим принципам морали и духовности, потому что единственно реальными законами являются законы жестокости. Единственная достойная цель — создание нового человека, свободного от боязни совершить грех и от бремени моральных ограничений; главное правило: “Сильный должен или подчинить себе слабого, или уничтожить его.”

Колебания принципов примитивного человека в течение наиболее интенсивных периодов его развития Освальд Шпенглер определил так:

“Человек с неограниченным осознанием силы, зажатым в привычном к делу кулаке, выступает против всего, убивает, ненавидит, настроен или победить, или умереть…И ничего более…из беззубого чувства симпатии и сострадания к простым людям. Но вместо этого, гордость самопознания боялась, восхищалась и ненавидела благосостояние и силу других, стремится к отмщению всем, живым ли существам, неодушевленным ли вещам, которые одним лишь своим существованием угрожают этой гордости…”

Данное описание не характеризует образ жизни современных людей примитивного уровня. Вообще они не воинственнее своих белых братьев, а в большинстве случаев более мирные, чем они. Трудно установить, в какой степени вышеуказанное описание соответствует реальному образу жизни доисторических основоположников человеческого прогресса. Гораздо более важен сам факт того, что значительная часть представителей современного развитого материализма считает эти идеи действенными принципами, главным образом спровоцировавшими величайшее продвижение в ходе развития человека. Они верят, что только работа по подобным принципам и правилам может дать возможность человеческому обществу сделать следующий действительно огромный шаг в направлении дальнейшего его развития.

Но большинство умеренных атеистов все же не признают эти принципы. Будучи во власти традиций, они считают некоторые чисто религиозные моральные установки сами собой разумеющимися. И в большинстве своём они не в состоянии понять, что отказ от религиозной основы вызовет разобщение этих моральных принципов. Есть, однако, множество влиятельных материалистов, которые сознательно признают справедливость этих принципов и с почти религиозным энтузиазмом собираются переустроить мир на эту новую основу.

Пророческий гений Ф.М. Достоевского позволил ему правильно предвидеть значение материалистической идеологии, постепенную кристаллизацию её логических основ, из которых неизбежно складывается принимаемая ею форма. Идеология и её логические выводы представлены в форме краткого исследования, проведенного молодым идеалистом-материалистом, которого очень волнует судьба человечества. Он пишет примерно так:

“Как только люди, все из них, отрекутся от Бога — и я полагаю, что такой период, по аналогии с геологическими периодами, рано или поздно наступит, — старые представления о вселенной разрушатся сами в себе.... И более того, старые принципы морали и все старое начнется заново. Люди объединятся, чтобы взять от жизни все, что она дает, но только для радости и счастья в существующем мире. Человек поднимется сам над собой благодаря духу высшей гордыни, и появится новый человек — человек-бог. Час от часу продолжая завоевание природы своей волей и наукой, человек будет чувствовать от этого такую радость, что она заменит все его былые мечты о блаженствах рая...

…Вопрос в том, возможно ли когда-нибудь наступление этого периода? Если он придет, то все определено, и человечество навсегда успокоится. Но, из-за неисправимой глупости человека этот период наступит в нашем тысячелетии, поэтому каждый, кому известна истина, может устраивать свою жизнь как хочет, на основе новых принципов. В этом случае все для него законно. Более того, даже если этот период никогда не наступит, так как Бога нет вообще, как и бессмертия, то новый человек сам может стать человеком-богом, даже будучи одним во всем мире; и, находясь в своем новом обличье, он, при необходимости, перейти пределы старой этики и покинуть образ бывшего человека-раба.... Там, где я стою, там и будет передовая позиция.... Все соответствует закону, и все!..”

План организации человечества на основе вышеупомянутых принципов предлагает другой герой Достоевского, один из лидеров революционного движения. В своих вводных комментариях:

“…Я запутался в собственных данных: и мое заключение в прямом противоречии с первоначальной идеей, из которой я выхожу. Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом. Прибавлю однако ж, что кроме моего разрешения общественной формулы не может быть никакого. Он предлагает, в виде конечного разрешения вопроса — разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться в роде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, в роде как бы первобытного рая, хотя впрочем и будут работать.”

Автор этого плана считает само собой разумеющимся, что он и его соратники будут находиться в правящей верхушке, а не среди “стада людей.”

Подобные идеи могут быть представлены в очень разнообразных формах — от идеалистических мечтаний о всеобщем благе и гармонии до сатанинского стремления к безграничной власти путем использования любых средств. Но по существу основа их — одна и та же. Если нет никакого Бога и никакого бессмертия, то отделение человека от нижайших уровней жизни — другими словами, величайший шаг в развитии — было спровоцировано энергией и хитростью отдельных представителей этого вида, превзошедших остальных животных по части обмана, запугивания, порабощения или уничтожения других существ. Что еще, кроме этого процесса, даст человечеству возможность осуществить дальнейшее существенное продвижение в сторону прогресса? Кто, как не безжалостное и умное меньшинство, должно захватить большинство человечества, вырезать всех непокорных и запугиванием подчинить себе остальных? Как только это будет сделано, впервые станет возможным установление мира и порядка на планете.

Некоторое время люди будут ещё протестовать против потери свободы, но с самого детства они будут научены, что ради их же интересов они должны полностью повиноваться мудрому меньшинству, этому поистине общечеловеческому интеллекту, работающему ради всеобщего благоденствия, и восхищаться им как образцом для подражания.

Полностью устранив войны, революции и экономический хаос, при наличии безграничных ресурсов и полной свободы действий, всесильные правители мира смогли бы реорганизовать и “перестроить” всю планету. Там, где некогда были пустыни, росли бы сады, подобные райским. Огромные дворцы невероятной красоты появились бы на месте трущоб и многоэтажек. Наука и техника, будучи поощряемы изобилием материальных ресурсов и рабочей силы, создали бы чудесные средства для обеспечения комфорта, здоровья и развлечений, не существовавшие даже в самых смелых мечтах и делающие жизнь легкой, интересной и счастливой.

Оправдают ли подобные достижения истребление сотен миллионов жизней, ужасные страдания и полное устранение свободы личности — это уже другой вопрос. Но какова возможность продолжительного и стабильного существования таких результатов? Я уверен, что нижеследующие рассуждения могут предложить ответ на этот вопрос.

Сама по себе материя может заключать в себе добро и быть прекрасной. Это справедливо и для материальной жизни на всех её уровнях. Существование её представителей служит общей достойной цели и имеет своё значение. Есть совокупность фундаментальных законов природы, происхождение которых не поддаётся разумному объяснению и их появление религиозные концепции связывают с Божественным Провидением.

Любой вид материи сам по себе хорош, но Божественное провидение требует дальнейшего развития и духовного роста по мере возможностей этого вида. Это можно считать одним из самых главных, высших и фундаментальных Божьих законов. Таким образом, описываемое падение несомненно представляет собой неудачу в развитии, деградацию и несет с собой опасность потери способности к развитию, вырождения и вымирания. Зло — это не нечто материальное, а источник силы, противостоящей развитию и способствующей моральному падению и деградации. В физическом плане смерть представляет собой в конкретных случаях конечную стадию деградации. Это переход от высшего уровня живого существа к низшему уровню мертвой материи. Когда таинственная сила, которая способствовала развитию, уходит, то, что осталось, т. е. мертвое тело, на первый взгляд ничем не отличается от живого, имеет примерно тот же вес и химический состав. Вещества, из которых оно состоит, в основе своей сходны с теми, из которых состоят прекрасные реки, деревья, цветы. Но труп воплощает собой смерть и падение, и вещества, в других случаях кажущиеся прекрасными, становятся противными и отталкивающими. Исчезли не только возможности былого высшего уровня существования, но даже спокойствие и привлекательность, характерные для низшего уровня.

Здесь наше обсуждение должно затронуть сферу, находящуюся за пределами материалистического восприятия и понимания. Религиозное мышление гласит, что человек — не высшее животное, но живое существо, относящееся к более высокому уровню жизни; что его возможности к высшему развитию являются следствием наличия в человеке в высшей степени таинственной духовной жизни, которая представляет собой душу в физическом теле, в некоторой степени аналогичную той низшей, но столь же загадочной жизни, без которой живое существо было бы безжизненной, животной материей.

Наличие духовной жизни нельзя увидеть воочию, как можно видеть, к примеру, присутствие физической жизни. Мы можем наблюдать только её проявления и явления, с нею связанные. Духовная жизнь нуждается во внимании; необходимо претворять в жизнь удивительные возможности, ею данные, самой значительной из которых является молитва — загадочная связь с вечными, высшими реалиями. Она нуждается в сознательной внутренней защите, достигаемой только усилием воли, она должна быть защищена от внезапных воздействий низших побуждений и злых страстей. Если она не оберегается и забыта, то она может просто перестать функционировать, а в некоторых случаях может и вовсе исчезнуть. В случае, если произойдет последнее, человек даже может наслаждаться свободой от моральных ограничений. В некоторой степени его интеллект может развить бурную деятельность, поскольку его сферы, некогда находившиеся под влиянием высшей жизни, теперь будут затронуты другими интересами.

Такой человек был бы прав, искренне веря, что между ним и обычными животными нет никакой разницы, за исключением размера головного мозга и несколько иного состава мозговых тканей. Но он ошибся бы, отнеся своё происхождение к низшему уровню животных и считая себя результатом природной эволюции. Появление человека является результатом трагического падения от высшего уровня жизни к низшему. Не следует думать, что в этих строках заключается некоторая степень критичности. Я не критикую радикальных материалистов. Многие из них могут быть добрыми и чистосердечными, даже будучи духовно мертвыми людьми. Я говорю “могут быть,” потому что я убежден, что многие из них не мертвы духовно, просто их духовная составляющая не функционирует и находится в состоянии глубокой спячки. Многие из этих материалистов могут пробудиться и начать жить духовной жизнью в последней попытке спасти человечество в роковой для него час.

Однако можно с уверенностью заявить, что человечество, будучи руководствуемым духовно несознательными, иными словами, “мертвыми” людьми подобно самолету, которым управляет несознательный и неопытный экипаж. Такое лидерство не может создавать разумные и устойчивые формы существования человеческого общества. Все высшие ценности, определенно связанные с духовной жизнью, такие как любовь, правда, честь, свобода, сострадательность, потеряют объединяющую силу, свою значимость и всякую способность к существованию. Они остались бы только во всеобщей памяти, и то подобно пустым, безжизненным раковинам. Их названия использовались бы, но подразумевали бы безжизненные суррогаты, спешно созданные интеллектом, неспособным без духовной жизни воспринимать те чувства, которые некогда заключали в себе эти понятия. Независимо от любых интеллектуальных теорий, статистических планов, блестящих новых схем и т.д., организованность человечества вначале примет невероятно жестокую форму, а затем неизбежно уничтожит саму себя в ужасной катастрофе, ею же порожденной.

Самый ужасный сатанинский обман прячется за высшим искушением, которому готова поддаться сейчас большая часть человечества. Неверующий в Бога человек не может стать сверхчеловеком. Он сможет только превратиться в сверхживотное, и в этом качестве он неизбежно самоуничтожится.

Рискуя повториться, я хочу снова подчеркнуть, что независимо от надежности и привлекательности, независимо от подкрепления теориями и сводками, все новые политические, экономические и социальные достижения в мире — это лишь творения человеческого разума и интеллекта, такие, например, как самолёт или радио. Надёжный и эффективный самолёт может или оказать человечеству эффективную службу, или распространить ужасные разрушения. Доведенное до совершенства радио может существенно распространять как идеи добра и просвещения, так и губительную ложь и ненависть. По аналогии, наиболее передовой экономический и политический строй может как создать больший порядок и всеобщее благосостояние, так и стать инструментом безграничного причинения страданий и притеснения.

В нынешних способах организации человечества есть многие недостатки и несправедливости, которое могут и должны быть устранены. Улучшая ситуацию, наука и человеческий интеллект способны работать удивительным образом, но только в том случае, если ими руководит и их направляет на нужные пути разум высшего порядка — духовная мудрость. Без такого руководства наука и интеллект совершенно слепы и полностью ненадежны. У них нет представлений о добре и зле. Они будут одинаково готовы стать на службу и тому, и другому. Наука может с одинаковой готовностью создать как чудесное лекарство для спасения жизни, так и ужаснейший отравляющий газ; ей нет дела до того, послужат ли ее достижения добру или злу.

Я отнюдь не утверждаю, что земная религия вообще не имеет недостатков. Фактически, только в некоторых случаях человеческие слабости и ошибки столь же ярко видны и пагубны, сколь это бывает в церкви, как религиозной организации. Я уже не говорю об эгоизме и лицемерии некоторых её служителей; но и среди служителей церкви, стремившихся к действиям из лучших побуждений, имела место тенденция превращения в книжников, которые хоронили чудесную и божественную истину под весом окаменевших догм и богословских концепций. Они часто противились высшим проявлениям свободной мысли не только в науке, но даже и в истинно духовной вере. Книжники, представлявшие организованную церковь в древнем Египте, упорно сопротивлялись тому, что я считаю величайшим духовным достижением дохристианской эпохи — проповедям фараона Эхнатона. Другие книжники способствовали вынесению смертного приговора Христу, и, тем не менее, личности подобного характера появились и в основанной Им религии. Наконец, церковь, как религиозная организация, несет прямую ответственность за многочисленные жестокости.

Отметив ошибки и недочеты земной церкви, мы должны, однако, признать, что ее руководствующее влияние принесло людям ни с чем не сравнимую пользу. Проще говоря, на основе религии возникли все когда-либо существовавшие великие культуры; во многом Христианство было главной силой, сохранившей бесценное наследие Римской и Греческой цивилизаций, которое вдохновляло людей в средневековую эпоху и которое стоит в основе всего ценного, достойного и вечного, что было создано руками белых людей. Религия поощряет не слабость, но высшую мощь и храбрость. На всех уровнях организации церкви существовал неиссякаемый поток героических личностей, которые, оказали неоценимую службу человечеству в деле его прогресса и продвижения во многих случаях ценой собственной жизни.

Величайшие люди, которые своими не менее великими деяниями способствовали установлению действительно великих исторических достижений, руководствовались при этом принципами религиозного идеализма. Такими были Американские Отцы-Пилигримы, прибывшие в Америку в 1620 году, а также Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн. Соединенные Штаты Америки, являясь государством свободным и успешным в интеллектуальном, духовном и экономическом отношениях, не могли бы существовать без мощного влияния и руководства религиозного идеализма.

Без достаточно мощного влияния идеалов религии — истины, сострадания, чести — невозможно бороться за установление или сохранение свободы. Если их нет, то борьба за свободу неизбежно выродится в зверский мятеж рабов, последствиями которого будет ещё большее рабство и еще больше горестей.

Сегодня значение религии возросло ещё больше, чем в прежние эпохи, и она не оставила человечество. Наоборот, человечество оставило религию и теперь пожинает плоды этого отречения.

Нацизм и коммунизм, их идеологические отношения с другими государствами и их общее порождение — Вторая Мировая Война — это лишь первая демонстрация радикального материализма в действии, первые его несмелые ростки. Настоящие плоды ещё впереди.

Ф. Ницше обвиняет религию в уничтожении всего плотского в инстинктах. Он прав; религия полностью ответственна за это и гордится этим своим достижением. В. Ленин писал “Мы должны бороться с религией; на этом держится материализм в целом, а следовательно и марксизм.” Апологет Ленина отмечал: “Ленин пламенно ненавидел религию.”

Максим Горький, всю жизнь друживший с Лениным и бывший ярым его сторонником, писал: “Ленин — человек исключительной силы... Талантливый человек, он имеет все задатки вождя, включая необходимое отсутствие этики, а также чисто барскую жестокость по отношению к жизни народных масс. Жизнь со всеми её сложностями незнакома Ленину; он не знает народных масс, никогда не жил среди них. Но он научился ... раздувать гнев этих масс, приводить в бешенство их инстинкты.”

А. Луначарский, много лет выполнявший в Советском правительстве функции министра образования, писал: “Ненависть — это то, чего мы хотим. Мы должны знать, как ненавидеть, потому что только таким путем мы сможем завоевать вселенную... Все религии — яд. Они опьяняют и ослабляют разум, волю, совесть... Наша задача состоит в том, чтобы уничтожить все виды религии, все виды морали.”

Сам Ленин утверждал: “Диктатура пролетариата — это не что иное как власть, основанная только на силе и не ограничиваемая вообще ничем — никакими законами и тем более правилами.”

Стремясь лучшим образом проиллюстрировать эту часть обсуждения, я выбрал главным образом идеи Ленина, высказанные им самим или процитированные его ближайшими соратниками, потому что Ленин — главный создатель и наиболее яркий представитель полностью развитого радикального материализма в действии. Другие материалистически настроенные вожди были лишь его неудачливыми подражателями. Достижения Ленина открыли новый поворотный этап в истории человечества. Внесут ли они свой вклад в установление всеобщего благоденствия и порядка, или же вызовут ужасную катастрофу — это уже другой вопрос.

Если марксизм или любую другую разновидность атеистического материализма принять в качестве ведущей идеологии, то эти люди будут правы. Они провозглашают себя материалистами и действуют в соответствии с принципами и фактами, которые признает материализм. В основе своей материализм не терпит и не хочет никаких моральных принципов, правил, законов или договоренностей: он не верит в них. Материализм верит лишь во власть, основанную на ничем не ограниченной силе строго организованных и построенных в ряды масс, и требует только её наличия. Обман, голод, запугивание, ненависть и зверское насилие — вот главные инструменты, которым материализм доверяет, которые признает и которыми умело пользуется. Его неистовое стремление к власти в свою очередь неотделимо от “желания отомстить всем живым существам или неодушевленным вещам, которые одним только существованием своим угрожают его гордости и его целям.”

Когда организованный материализм “ликвидировал” одним ударом несколько сотен тысяч евреев в одной стране или несколько миллионов недовольных крестьян в другой, то он руководствовался только собственными принципами. Истребление проводилось даже с внедрением научных технологий и в некоем подобии порядка. В обоих случаях огромное число голов слетело с плеч не потому, что их носители были более или менее в чем-то виноваты, а потому, что их сила и опыт могли послужить другим целям.

Необходимо признать и понять, что нет никаких оснований для критики или осуждения таких действий, если только основы радикального материализма и его рабочие принципы не осуждаются и не отвергаются. В противном случае неизбежно повторение событий, им вызванных, в еще более грандиозном масштабе.

Чтобы придать этой схеме большую законченность, интересно было бы рассмотреть мысли одного известного и искреннего атеиста. Герберт Джордж Уэллс, несомненно, был человеком незаурядной мысли и пророческой интуиции, которая позволила ему с поразительной точностью предсказать некоторые события и совершение ряда открытий. Ещё в 1914 году, перед началом Первой Мировой войны, он предсказал использование атомных бомб и ужасные разрушения, вызываемые ими в ходе мировой войны. Он описывал вертолёт так, как будто сам летал на нём.

В своей книге The Shape of Things to Come, изданной в 1933 году, Уэллс описывает всемирное государство, управляемое пламенными сторонниками радикального материализма, которое должно было сформироваться во 2-ой половине двадцатого века, вслед за периодом хаоса, последовавшим после Второй Мировой войны. Согласно этой книге, увидевшей свет в 1933 году, война должна была начаться 4 января 1940 с конфликта между Польшей и Германией из-за города Данцига. Уэллс предсказывает, что мировое правительство, которое он называет “Тиранией,” насаждало бы перевоспитание человечества в направлении рационально-материалистической идеологии. Это правительство подавляло бы любой очаг недовольства, безжалостно громя оппозицию. Оно уничтожит религию, арестует всех её служителей и будет наказывать родителей, воспитывавших своих детей на основе религиозных принципов. Наконец, после 2000 года, на земле установится новый мировой порядок, и человечество достигнет постоянства мира, и всеобщего благосостояния, чего не было никогда прежде. Конец всей книги полон оптимизма и надежд на светлое будущее человечества.

В последующие годы взгляды Уэллса коренным образом переменились. Вместо обнадеживания и оптимизма, в них проявились мрачность и пессимизм. На некоторых страницах настоящей работы уже упоминались предсказания, сделанные им в этот период. Они были в некоторой степени торжественным образом подтверждены на страницах небольшой книги, озаглавленной “Mind at the End of Its Tether," (Разум на привязи), которую Уэллс написал незадолго до своей смерти (1945) и которая стала последним посланием этого великого человека всему человечеству. В предисловии Уэллс пишет: “Если таковы основы, то ему (Герберту Уэллсу) нечего больше сказать и никогда не будет чего сказать.”

Следующие несколько цитат проиллюстрируют основные мысли и идеи, заключенные в этой чрезвычайно интересной работе.

“Автор (H. G. Wells) имеет все предпосылки верить... что конец всего того, что мы называем жизнью, уже близок, и он неизбежен. Он попытается показать, почему у него зародилась такая уверенность... В жизни появились пугающие странности... До настоящего времени события имели хоть какую-то логическую связь, как известные нам небесные тела скреплялись воедино силой гравитации как неким подобием золотого провода. Теперь же эта связь как будто исчезла, и все понеслось с огромной скоростью в никуда, и скорость эта всё увеличивается... Автор уверен, что из сложившейся ситуации нет никакого выхода и обходных путей. Это — конец.”

Пророчества Герберта Уэллса, как и любого другого человека, могут быть ошибочны. Однако очень многие его предсказания сбылись с удивительной точностью. Поэтому нельзя оставить без внимания и это его пророчество, учитывая и ту мрачную серьезность, с которой оно было сделано. Какой же вид угрозы почувствовал Герберт Уэллс, пользуясь своей исключительно проницательной и острой интуицией?

Я убежден, что Уэллс осознал и понял, что радикальный материализм безнадежен и что впереди его ожидает трагическое и полное крушение. Этот верный вывод сопровождается ещё и осознанием того, что радикальный материализм, стремясь к неограниченной и полной власти над судьбой человечества, заставил его признать трагичный исход таких событий. Как неверующий, он не имел доступа к Божественному руководству. Следовательно, он с желанием, одержимостью и отчаянием исследовал возможности только человеческого, материалистически настроенного интеллекта в поисках средств предотвращения надвигающейся страшной катастрофы. И, рассматривая возможности только человеческого разума и интеллекта, он пришел к правильному выводу, что из сложившейся ситуации нет выхода. Это — конец.

Христианский философ Д. Мережковский, также уверенный в том, что на мир надвигается высшая катастрофа, отмечал, что католики произвели слово “религия” от латинского слова “relegare,” что означает “объединять, воссоединиться.” Соответственно, религия — главная сила, которая соединяет людей в общество. Если этой силы в обществе людей нет, то оно распадается; вместо живого организма оно превращается в неживые “массы.” Атеистический социализм именно по этой причине использует такое название людских сообществ. Упомянув так называемую “исчезнувшую золотую нить гравитации,” Уэллс вложил в это понятие определенно больше смысла, чем сам он ожидал.

Умиротворяющая, объединяющая и руководствующая мощь религии с течением времени теряла свой влияние. В последнее время на территориях, где господствует Коммунистическая диктатура, религия вытесняется жалкими её подобиями, зверским насилием, насмешками. Соответственно, из жизни людей стало исчезать божественное и объединяющее влияние, а с ним и доброжелательность, всепрощение, сострадание, любовь к истине, толерантность. Эти человеческие качества заменяются страхом и животным насилием, которое в свою очередь производят ненависть. Ненависть поощряет желание мести, которое сопровождается ещё большими ужасами и еще большим насилием. Таким образом, наступает этап, когда ничто не может остановить бесконечные террор и ужас.

Такой тип организации можно назвать человеческим обществом только с большим трудом. Несмотря на внешний аспект всеобщей солидарности, такой тип организованности представляет угрозу своей нестабильностью, заключающейся в постепенном формировании двух полностью различных групп; меньшая по количеству группа вооружилась до зубов всеми достижениями современной науки, чтобы запугать или уничтожить безоружное большинство, воздействовать на их разум и тело; ненависть и стремление к мести в массах должны постоянно пресекаться опять же страхом и запугиванием. Такое состояние государства деморализует и вождей, и покорно молчащие, построенные в ряды массы, и способствует возможному возникновению цепной реакции между ненавистью и местью. Эта реакция в некоторой степени подобна тому, что происходит внутри атомной бомбы — её протекание невероятно ускоряется при соединении двух веществ, невероятно огромных по массе. Поэтому если единый мир примет такой тип организации, то взрыв может произойти всего через пару десятилетий. Такой взрыв насилия будет страшнейшим из всех, какие когда-либо испытывало человечество.

Автор дал возможный прогноз событий в мире, если над всей землей воцарится тоталитарная диктатура радикального материализма. Некоторые из высказанных мыслей, также как и возможный результат, можно считать верными. Ряд других мыслей — это скорее догадки, их можно считать вариантами развития событий.

Бесспорно то, что такое государство может только быть диктатурой, возглавляемой одним человеком — каким-нибудь сверх-Сталиным или сверх-Гитлером будущего. Возможно, что после хаотичного периода бесконечного страха, сомнений, голода, кровавых волнений и, вероятно, полномасштабной атомной войны появится великий вождь, обещающий вечный мир, пищу и достижения планетарного масштаба, и его поддержит огромное количество людей, поскольку это хоть какой-то способ установления мира. С научной точки зрения организованная пропаганда, с обширным использованием радио и доведенного до совершенства телевидения, способствовала бы окружению личности вождя неким ореолом сверхчеловеческой мощи и силы, даже божественности. Она свалит все бедствия прошлого на религию и капитализм и будет способствовать окончательному искоренению обоих этих явлений ради вечного благоденствия рабочих масс. В течение первых двух лет полчища людей, будучи голодными и обездоленными, чувствовали бы себя лучше, будучи вдохновляемы яркими обещаниями долгого мира и великого процветания после одной-двух всемирных пятилеток.

Начнется претворение в жизнь грандиозных и в высшей степени амбициозных проектов по полной перестройке и объединению экономической жизни, орошению и заселению пустынь, воздвижению невероятно мощных станций выработки энергии, индустриализации всего сельского хозяйства и объединения отдельных хозяйств в контролируемые правительством огромные концерны, объединения под строгим контролем всех образовательных учреждений, средств массовой информации и т.д. Эти великолепные и смелые проекты, возвратившие людям надежду на всеобщее благосостояние и светлое будущее, будут вдохновлять как правящие классы, так и воображение многих миллионов рабочих людей. Чтобы работа над осуществлением этих проектов была грамотной и эффективной, правительство утвердит ряд правил и законов по насаждению этики и здравомыслия. Это покажет заинтересованность правительства в здоровье и порядочности населения. Однако забота правящих кругов о населении неизбежно примет вид заботы фермера о своем скоте. Безусловно, ему хочется видеть своих животных здоровыми и довольными, но главной его целью остается хомут, получение шерсти и шкур.

Так что период ярких надежд скоро изменится горестным и в дальнейшем трагическим разочарованием. Невероятная, бездушная бюрократия будет расти, подобно зловещей раковой опухоли на теле человечества. Правящие круги превратятся в своего рода сверхнацию, оставшуюся же часть человечества заставят замолчать, построят послушными рядами и принудят к работе.

Все больше будет увеличиваться дистанция между правящей всемирной бюрократией и всем человечеством. Растущая напряженность и горечь в среде обманутых, разоруженных, насильно заставленных замолчать людей вызовут негодование и боязнь привилегированного правящего класса. Чтобы укрепить власть над людским населением, правительство издаст ряд распоряжений, устроит опросы, разрешает регулировать наличие продовольствия, работы, одежды, жилья, передвижения по стране и т.д. Все эти меры будут объясняться идеей раздела имущества с неимущими и обещаниями нового будущего процветания. Но человек опять же будет похож на муху в паутине, беспомощно запутывающуюся в липкой нити. Постепенно люди поймут что целью всех этих нововведений является не то, чтобы накормить голодных, но чтобы заморить голодом непокорных, как в массе, так и по отдельности, устранить даже самую мягкую критику нового мирового порядка и в целом искоренить и уничтожить свободу в таком масштабе, в каком с ней никогда более не боролись.

Отсутствие религиозного идеализма, невероятная мощность и абсолютная монополия средств массовой информации и кино, а следовательно отсутствие любой формы критики имело бы эффект глубокой деморализации по отношению к новым правящим кругам. Даже лучшие их представители, рисующие в своем воображении счастливые будущие поколения, цинично игнорируют физические и моральные муки миллионов реальных людей, которые для них всего лишь живые орудия труда, часть ресурсов, расходуемых на их планетарного масштаба предприятия.

Под предлогом улучшения и перевоспитания человека начнется беспрецедентное вмешательство власти в домашние дела, семью, во все сферы людской жизни, в особенности по отношению к тем людям, кто умственно и духовно находятся на более высоком уровне. Будут осуществляться различные псевдонаучные попытки отбора и выращивания людей, как домашнего скота.

Постепенно усилится напряженность обстановки, повсеместно распространятся шпионаж, преследование, провокации и запугивание, в то же время авиация и другие страшнейшие орудия уничтожения, находящиеся в распоряжении тирании, будут действовать там, где продолжительные вспышки революционных настроений не были подавлены голодом и страхом. Не будет ни одной территории, на которую не распространялось бы зловещее притеснение свободной мысли и где можно было бы скрыться от него, и это еще больше раздует огонь людской ненависти и отчаяния.

Ввиду разыгравшейся великой трагедии все больше и больше людей будут осознавать истинное положение вещей и снова с решительностью и отвагой возвращаться к пылкой религиозной вере. Реакцией правительства будет объявление таких действий предательством на высшем уровне, преступлением против светлого будущего человечества и его объединения. Правительство будет настаивать на том, что безопасность и прекрасное будущее рабочего класса на земле требуют безграничного поклонения единому разуму человечества в лице великого вождя и его администрации. Затем правительство попытается уничтожить всех верующих, организовав жестокие их гонения и преследования. Однако, при всей своей политической беззащитности и бессилии, Христианская вера и другие религии сохранятся, потому что огромные количества пострадавших за веру сменятся такими же огромными числами новообращенных.

В то время как меньшинство находит своё предназначение в выжигании религиозной веры, все больше и больше людей приобретут уверенность в том, что жизнь потеряла всю свою ценность и своё значение. В атмосфере всепроникающих шпионажа, подозрительности, безграничной правительственной лжи и ужасных зверств все высшие идеалистические ценности и чувства будут втоптаны в пыль. И только пламенная ненависть и стремление к мести накопятся в доселе невиданных масштабах.

Увеличатся вспышки отчаянного саботажа, поджогов, террористического мщения, локальных революционных выступлений. На всё это тайная полиция будет реагировать волнами массовых репрессий и несказанных ужасов. Погибнут несчетные количества людей, но место каждого уничтоженного борца займут двое ему подобных террористов-мятежников, потому что безгранично увеличатся ненависть и стремление к мести, и жизнь человека потеряет всякий смысл, её нельзя назвать будет жизнью. Мстители-террористы научатся изменять внешность и скрываться. Их атаки будут предательскими и жестокими. Они будут использовать биологическое и химическое оружие, и даже атомные бомбы, не понимая того, что погибнут тысячи невинных, потому что человеческая жизнь потеряет всяческую ценность. В масштабах ужасной эпидемии среди культурных наций распространятся самоубийства и прекращение деторождения.

Постепенное и не подлежащее восстановлению разрушение существующего порядка и растущий страх перед катастрофической всеобщей дезинтеграцией дойдут наконец и до правящих кругов. Правительство будет озадачено и взбешено своим ужасным и безнадежным бессилием ввиду сложившейся ситуацией, даже несмотря на свою огромную власть. Будучи неспособны и не желающие понять, что причина катастрофы заключается в них самих и в исповедуемой ими материалистической идеологии, в основе своей являющейся злом, вожди свалят всю вину за разыгравшуюся катастрофу на саботажников и заговорщиков. Они развернут до неприятия безумную, международную охоту на ведьм, истребляя “врагов народа” даже в своей собственной правящей среде. Потому нескончаемый всеобщий ужас среди населения отразится в массовых чистках правящих кругов, и даже членов правящей партии.

Гнев в обманутых, притесняемых и лишенных свободы людях будет накапливаться до тех пор, пока уже ничто не сможет его сдержать. Тогда новый всесокрушающий взрыв зверского насилия свергнет правящую тиранию, истребив ненавистный правящий класс, а вместе с ним и большую часть человечества и приведя цивилизацию Запада к крушению. Оставшаяся часть человеческой расы будет доведена до вырождения и исчезновения из-за массового использования атомного, биологического и другого современного оружия в течение новой, всемирной гражданской войны. В другом случае, остатки человечества могли бы вновь начать на руинах и пепелищах бывшей цивилизации болезненно трудное создание новой, уже основывающейся на принципах религиозного идеализма, вновь возвращающегося на землю, цивилизации. Но все же господство белого человека прекратит своё существование. Новые вожди выделятся из другой расы, вероятно негроидной или монголоидной.

8. Выход из положения.

Обсуждая способы предотвращения этой катастрофы, сперва следует отметить, что не может быть надежды на превращение материализма в более умеренную его разновидность или развитие его в некое подобие идеализма. Духовно мертвая материя способна только сгнить и подвергнуться распаду. Она не может снова начать функционировать, если только жизнь не возвращена в неё Властью высшего порядка. Мир может спасти только всеобщее, достаточно действенное религиозное и моральное возрождение.

Внутреннее значение этого возрождения выходит за рамки настоящей работы и вне компетенции автора. Однако есть возможность обсудить некоторые внешние аспекты этого возрождения, вывести конкретные принципы и решения, которые могли бы быть полезны при предотвращении описываемого бедствия.

Высшая степень серьезности сложившейся ситуации должна быть воспринимаема как реальность, подтверждаемая фактами и цифрами. Необходимо понять что в тридцатилетний период между 1915 и 1945 годами случилась величайшая моральная и культурная катастрофа в истории человечества. Число жизней, унесенных в этот период войнами и революциями на территории Европы во много раз превышает число людей, погибших в войнах за предыдущую тысячу лет. Количество людей, лишенных свободы или погибших из-за жестоких правительственных репрессий, в этом отношении превысило даже самые мрачные достижения эпохи Средневековья. Вновь возвратились рабство и пытки, став частью повседневной жизни Европы. Отсутствие морали и нравственности как во время ведения войн, так и в работе правительств стало нормой во всем мире. Этот процесс распространяется все больше и получает новые импульсы к своему развитию. Его следует осознать и остановить, пока ещё не все потеряно.

Краткое перечисление возможных опасностей, которые необходимо распознать и идей, которые надо проповедовать, следует ниже. Сегодня миром управляют такие самообман, ложь и злая воля, каких никогда на земле не было. Необходимо всеобщее возвращение к большей правдивости, к большему уважению человеческой личности и свободы, к живому участию в помощи страдающим, беззащитным женщинам и детям всех национальностей. Все это определенно представляет огромную важность, и следует немедленно приступить к разрешению этих проблем вместо того, чтобы строить амбициозные планы по обеспечению благосостояния еще не существующих будущих поколений.

Честолюбивые проекты создания этого будущего рая — лживое оправдание применения зла, обмана и ужасных жестокостей, что остается главнейшим позором нашей цивилизации. Сама мысль о том, что целый класс людей, или даже нация, еврейская, немецкая или ещё какая-нибудь признана виновной в бедствиях человечества и заслуживает рабства и горя, должна быть отвергнута как неправильная в своей основе, греховная в моральном отношении и опасная с точки зрения исторических последствий. Единственный шанс на спасение можно найти, вновь усиленно попытавшись начать всё сначала, но “без преступных намерений по отношению к людям, с милосердием для всех, с неколебимостью в справедливости, потому что Бог дает нам возможность видеть справедливость.”

Это одно из величайших и благороднейших высказываний, когда-либо произносимых человеческими лидерами. Его нельзя назвать неопределенным, потому что оно сформулировано коротко и ясно, но оно просто громадно по внутреннему смыслу, в нём заключаемому. Его значение сконцентрировано в последней из трех фраз, потому что первые две, как и многие другие, заключают в себе и без того важные принципы. И вправду, каждая форма людской власти открыто провозглашает, что действует “с неколебимостью в справедливости.” Но последнюю фразу, особенно по отношению к рассматриваемым трагическим десятилетиям, придется читать так: “Потому что наш разум, отравленный страхом и ненавистью, дает нам возможность видеть справедливость.”

Мудрое и благородное высказывание Авраама Линкольна являет собой идеал, который не может быть полностью претворен в реальность в нашем мире, но принципы, столь ясно и определенно им выраженные, никогда так не игнорировались, как в наше время, когда появились массовые убийства и концентрационные лагеря, план Моргентау, преступные массовые депортации и множество других подобных действий и решений, которые медленно несли человечество к краю пропасти.

Мир может спасти только полное идеологическое переориентирование. Речь Авраама Линкольна можно считать путеводным светом, потому что она воплощает идеальное государственное устройство, и можно и нужно приложить неимоверное усилие в приближении к этому идеалу настолько, насколько нам позволят наша моральная отвага, сила и общие обстоятельства. Решительная попытка восстановить общность людей и наций на основе этих благородных и высоких принципов сложна и опасна. Но альтернатива им не просто опасна — она фатальна.

Надежда ещё есть, но если человечество с упорством будет идти вслед за нынешним злом, то процесс может достигнуть необратимой стадии. Тогда всем людям, осознающим истинное положение вещей, останется только встретить неизбежный исход с достоинством и отвагой.

9. Заключение.

Будучи сокращенными до своих основных положений, три предложения дьявола во время Искушения Христа в Пустыне в совокупности своей представили план установления власти “над всеми земными царствами” посредством:

  • Контроля над всем продовольствием;
  • Завоевания людских умов путем открытой демонстрации сверхъестественной силы;
  • И “поклонения дьяволу.”

Последнее выражение, в основе своей образное, означает временное использование или оправдание использования лжи и убийств, определяемых в Евангелии как главные прихоти дьявола. Я уверен, что, в этом конкретном случае, вышеупомянутое выражение частично относится к приветствованию и использованию подогреваемой фанатизмом невероятной силы надвигающегося Еврейского восстания, первого шага к завоеванию власти над миром. Эта власть над всеми земными царствами должна была способствовать строительству всеобщего благосостояния и распространению евангелической проповеди. Одним из последствий принятия власти было бы предотвращение Иерусалимской катастрофы путем погашения фанатической энергии приближающейся революции каким-нибудь организованным и в политическом отношении полезным способом. Я считаю, что это соображение более любого другого объясняет использование термина “искушение,” потому что жители Иерусалима и сам город были дороги Христу, и Он несомненно хотел спасти их от катастрофы, которую Он предсказал со столь потрясающей точностью.

Христос отверг эти предложения, приписав их авторство дьяволу. Фанатично агрессивная группировка евреев отвергла Христа, полностью поддалась злому искушению и получила на краткий период власть над земной судьбой Израиля.

Трагически значимым является еще и то обстоятельство, что за тысячи лет до этих событий Иерусалимский Храм, этот главный символ национальной духовной жизни, хотя и был иногда повреждаем и поджигаем какими-нибудь бандитами-иноземцами, но никогда не был осквернен самими евреями. Но во время того закончившегося неудачей восстания наиболее активные его элементы жестоко изгнали религию из Храма и устроили в самом его сердце, в святой святых, вместилище самого зверского насилия. В течении следующих нескольких месяцев был разрушен Храм, пал город и было уничтожено 95 процентов его жителей, что явилось одной из самых ужасных катастроф, когда-либо случавшихся на земле.

За все последующие исторические периоды активные лидеры человечества никогда не отвергали это злое искушение, но и никогда не поддавались ему полностью. Несправедливость, войны и насилие существовали всегда, но частота возникновения беспорядков и волнений всегда была уменьшаема религиозным идеализмом. Только в прежние времена наша Фаустова цивилизация, казалось бы, приближалась к тому, чтобы полностью и всецело поддаться искушению от сил зла.

Грустные последствия этого уже достаточно отразились в характере недавних событий. Во время войны исчезает понятие о чести. Уже на грани исчезновения находятся мудрость и милосердие по отношению к побежденному противнику. Уважительное отношение к свободе, правдолюбию и высшему идеализму постепенно тает. Процесс исчезновения этих ценностей в одних странах протекает с проявлениями зверской жестокости; в других он протекает мягче и медленнее; но он имеет место почти везде, неся гибель демократии в её основе. И наоборот, ничем не ограниченная власть, основанная на силе построенных в ряды и покорных людских масс, постепенно набирает силу по всему миру. Глобальные войны, глобальные революции, тоталитарные государства — это не причины, но последствия вышеуказанного процесса. Слово “глобальные” в этих случаях имеет своим основным значением невероятные зверства, а побочным и тайным — беспредельный обман.

Соответственно, правительство типа “когда люди правят людьми ради людей,” борющееся за “общество без преступных намерений, с милосердием для всех” вытесняется и тайно, и в открытую, высмеивается как пережиток эпохи реакции и “лошадей и повозок.” Агрессивные, фанатичные силы пытаются повсюду заменить такой тип управления правительством, состоящим из изголодавшихся по власти бюрократов, обманывающих и предающих покорный и тихий народ. Так как объединительное и мощное влияние честности, милосердия и других моральных принципов продолжает угасать, процесс замены ускоряется и получает новые импульсы: его конечной стадией должно стать установление всеобщей власти по принципу ”зло правит злом ради зла”. Такой результат, вкупе с третьей и четвертой мировыми войнами и всемирной революцией вполне возможен в пределах нескольких поколений, если только не изменить коренным образом господствующие идеологические принципы. Действительно, мир не может вечно оставаться в таком состоянии. Но он также не может и самоизлечиться от высшего зла, лежащего в его основе. Оно неизбежно погибнет в величайшей катастрофе, какую когда-либо видел этот мир.

Таков будет возможный исход. Однако скрижали религиозной веры, с точностью предсказав возможность всемирной катастрофы подобного рода, с уверенностью предрекают следующую за этой катастрофой победу света, жизни и правды. Евангелие утверждает, а вера признает, что в целом процесс земной жизни имеет достойную цель и благородное значение. Действительно, человеческое сообщество или цивилизация, принявшая нейтральную позицию в высшей борьбе правды и лжи, Бога и сатаны, обрекает себя на крушение. Но в целом эта борьба не затрагивает процесс земной жизни, включая и её прекрасное будущее в этом или ином порядке существования.

Религиозная очевидность, как и глубокая интуитивная убежденность заставляют нас понять, что триумф тьмы, если он и установится на земле, будет недолгим. Внутренние силы истинной жизни, это божественное пламя в сердцах людей, может с решительностью и активностью стать во главе человечества и спасти ситуацию, возможно даже предотвратить надвигающийся крах белой расы. Если это случится, то удивительные достижения современной науки и промышленности, вместо того, чтобы плодить ужасных монстров вроде Франкенштейна, станут верными слугами человечества и откроют эру невероятного процветания и благосостояния. С другой стороны, если человечество не сумеет предотвратить приближающееся бедствие, то произойдет ужасный, но кратковременный процесс самоуничтожения духовно пустой цивилизации, а с ней, возможно, и расы, которая безрассудно лишила саму себя цели существования.

Даже после такой всемирной катастрофы мы все еще можем с уверенностью надеяться на возобновление жизни в этом или в высшем порядке существования, который в сущности является продолжением жизни человеческой расы, в её вечном и высшем значении. Я уверен, что, согласно Божьему замыслу, сила жизни и правды во многие тысячи раз больше, чем сила зла. Я полагаю, что необъятность, организованность и красота видимых небес-вселенной — это лишь тусклые отблески великолепия и гармонии, царящих во всепобеждающей, вечной, живой вселенной высшего порядка. В каком бы виде зло не пришло к нам в нашей жизни, оно отступает перед величием, мощью и блистательностью материальной и духовной Вселенной. Все наши достижения кажутся незначительными по сравнению с вечной ценностью человека — Божьего детища, которому самой судьбой предначертано восторжествовать над ложью, болью и смертью. Никто и никогда не отнимет у нас этого значения жизни, и это — самое главное.


Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы