Великое повечерие с каноном Андрея Критского

Великое повечерие с каноном Андрея Критского

В будние дни Великого поста и в дни малых постов, когда совершается служба с Аллилуйя, а также в те дни года, когда вечерня служится во второй половине дня (например, Рождественский и Крещенский сочельник), Устав назначает совершение великого повечерия. В первые четыре дня Великого поста великое повечерие совершается с чтением канона прп. Андрея Критского, причем он разделен на четыре части.

Чин великого повечерия состоит в основном из псалмов и распадается на три части. Первая часть включает шесть псалмов и яркое песнопение С нами Бог из книги пророка Исайи. Вторая часть также включает псалмы и взятую из 2-й книги Паралипоменон молитву царя Манасии. В третью часть входят псалмы и славословие, после которого поется Богородичный канон и особое песнопение "Господи сил, с нами буди..." со стихами 150-го псалма. Устав указывает петь их "велегласно и косно", т.е. очень громко и медленно.

В первые четыре дня Великого поста на великом повечерии назначается канон Андрея Критского, но не в заключительной части, а в самой первой. Начинается служба так: "Благословен Бог...", обычное начало и 69-й псалом, который находится в третьей части великого повечерия, но в эти четыре дня переносится на начало, и тогда на своем обычном месте уже не повторяется. После 69-го псалма сразу следует чтение канона прп. Андрея Критского.

Великий канон – это чудо всей церковной гимнографии, это тексты удивительной силы и красоты. Начинается он текстом, обращенным ко Христу: "Откуда начну плакати окаяннаго моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию?" – с чего же начать мне каяться, ведь это так трудно. Затем следует знаменитый тропарь: "Гряди, окаянная душе, с плотию твоею. Зиждителю всех исповеждься..." Удивительные слова, тут и христианская антропология, и аскетика: плоть тоже должна участвовать в покаянии, как неотъемлемая часть человеческого естества.

По своему содержанию Великий канон представляет собой беседу кающегося с собственной душой и с первых же слов следует обращение к своей душе: "Гряди, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься, и останися прочее преждняго безсловесия, и принеси Богу в покаянии слезы". Своего апогея эта беседа с душой, постоянные уговоры ее, призывы покаяться, достигают в кондаке, который поется после 6-й песни: "Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый, и вся исполняяй".

К основным особенностям Великого канона мы должны отнести очень широкое использование образов и сюжетов из Св. Писания, как Ветхого, так и Нового Завета. На этих примерах постоянно происходит увещание души – вспомни этого праведника, он так угодил Богу, вспомни этого праведника, он так угодил – ты ничего подобного не сделала.

В первых же тропарях воспоминаются Адам и Ева, вспоминается великое множество библейских персонажей: Моисей, Аарон, Авраам, Иосиф. 06 одних говорится в положительном смысле, о других в отрицательном, кому-то нужно подражать, а кому-то нет.

"Колесничник Илия, колесницею добродетелей вшед яко на Небеса, ношашеся превыше иногда от земных. Сего убо, душе моя, восход помышляй" – помышляй, душа моя, о восхождении ветхозаветных праведников.

"Гиезиев подражала еси, окаянная, разум скверный всегда, душе, егоже сребролюбие отложи поне на старость, бегай геенскаго огня, отступивши злых твоих" – хотя бы в старости отринь сребролюбие Гиезии, душа, и оставив свои злодеяния, избегай геенского огня. Как видите, тексты довольно трудные, поэтому к восприятию Великого канона необходимо заранее готовиться.

В заключительной песни первого дня после всех воспоминаний следуют тропари удивительной силы: "Закон изнеможе, празднует Евангелие, писание же все в тебе небрежено бысть, пророцы изнемогоша, и все праведное слово: струпи твоя, о душе, умножишася не сущу врачу исцеляющему тя" – нечего вспоминать из Ветхого Завета, все бесполезно. Буду приводить тебе примеры из Нового Завета, может быть, тогда ты покаешься: "Новаго привожду ти писания указания, вводящая тя, душе, ко умилению: праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся, и умилостиви Христа молитвами же и пощеньми и чистотою и гонением".

Самые страшные грешники покаялись и придут в Царство Небесное прежде тебя: "Христос вочеловечися, призвав к покаянию разбойники и блудницы: душе, покайся, дверь отверзеся Царствия уже, и предвосхищают е фарисее и мытарие и прелюбодее кающийся".

Великий канон, всеми средствами подвигая нас к покаянию, в последних тропарях как бы открывает нам свою "методику": как я с тобой беседовал, душа, и праведников ветхозаветных тебе напоминал, и новозаветные образы тебе в пример приводил, и все напрасно: "ихже не поревновала еси, душе, ни деянием, ни житию: но горе тебе, внегда будеши судитися" – горе тебе, когда предстанешь на суд!

В конце великого повечерия положен чин прощения, похожий на тот, который совершался в неделю вечера. Указано после последних молитв великого повечерия: "Творит предстоятель поклон земный, глаголя братии: благословите отцы святии, простите ми грешному, елика согреших словом, делом и всеми моими чувствы". Братия: "Бог простит тебе, отче святый".

Так богослужение первой седмицы вводит нас в Великий пост, воспитывает, вдохновляет, увещевает, направляя на постный подвиг.

Подпишитесь на рассылку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.