Есть ли Бог доказательство

Есть ли Бог доказательство

В наше время нередко приходится слышать: Бога нет, Его выдумали отцы духовные, чтобы обирать бедный и темный народ.

Так ли это? До такой ли степени темен и глуп наш народ, что его можно так надуть и одурачить? И так ли уж умны отцы духовные, чтобы в течение тысячелетий могли обманывать народ? Утверждать это значит глубоко презирать этот самый народ и иметь преувеличенное представление об умственных способностях духовенства и своих собственных.

Но обратимся лучше к истории. Она нам ясно и определенно говорит, что люди во все времена веровали в Бога и возносили Ему молитвы.

Вот что говорит древний историк Плутарх, живший за полтора века до Рождества Христова: Обойди все страны, ты можешь найти города без стен, без письменности, без правителей, без дворцов, без богатств, без монет, но никто не видал еще города, лишенного храмов и богов, города, в котором не воссылались бы молитвы, не клялись бы именем божества.

Другой древний писатель Цицерон свидетельствует: Нет племени столь дикого, нет человека, настолько потерявшего сознание о нравственных обязанностях, душу которого не освящала бы мысль о богах. И это памятование о богах произошло не от предварительного уговора и соглашения людей, утвердилось не в силу государственных постановлений или законов, нет, это единомыслие всех народов должно быть почитаемо законом природы.

В самом деле, какой бы народ мы ни взяли, у каждого мы находим веру в богов и желание заслужить их милость и благоволение. Обратимся ли мы к китайцам, индусам, египтянам, ассиро-вавилонянам, грекам, римлянам и другим, у всех их мы находим свои религиозные верования, молитвы, храмы и жертвоприношения. Этнография не знает безрелигиозных людей (Ратцель, немецкий географ и путешественник).

На это нам, быть может, возразят: У всех этих народов были тоже свои обиралы жрецы, они-то и выдумали богов, чтобы сытно есть за чужой счет, жить в свое удовольствие и припеваючи.

Да, скажем, там действительно были жрецы, но откуда известно, что они выдумали богов? Ведь если бы вера в Бога была простой выдумкой жрецов, разве она могла бы продержаться несколько тысячелетий и быть достоянием всех народов? Во время французской революции, вместо поклонения истинному Богу, введен был культ разума, а основатель позитивизма (опытное направление в философии) Огюст Конт (1857 г.) проповедовал религию человечества, олицетворением которого объявил свою кухарку дэ-Бо как богиню человечества, однако обе эти, с позволения сказать, религии не пережили своих творцов и основателей и навсегда погребены вместе с ними. Ибо только дитя может поверить сказке, только душевно больной может принять свою выдумку за действительность.

Нам возразят: Разве мало у простого, темного человека ложных, ошибочных мнений и взглядов? Ведь думает же он, когда гремит гром, что это пророк Илия ездит по небу на огненной колеснице, или что земля стоит на трех китах и пр.

Да, скажем мы, у простого человека действительно много ложных и ошибочных мнений, и недаром говорит пословица: Ученье свет, а неученье тьма.

Ну вот, ответят нам, люди-то ученые в Бога и не веруют. Ведь книги пишут люди образованные, а в книгах и говорится, что Бога нет.

Но можно ли так голословно говорить и утверждать, что люди ученые в Бога не веруют? Ни в коем случае. Впрочем, послушаем лучше, что они говорят сами.

Чем более я занимаюсь изучением природы, говорит великий ученый Пастер, тем более останавливаюсь в благоговейном изумлении перед делами Творца. Знаменитый ученый Линней заканчивает свою книгу о растениях такими словами: Воистину есть Бог великий и вечный, без Которого ничто не может существовать. Астроном Кеплер восклицает: О, велик Господь наш и велико Его могущество, и мудрости Его нет границ, И ты, душа моя, пой славу Господу твоему во всю твою жизнь!

Приведем еще красноречивое свидетельство.

Ученый Деннерт опросил 423 ученых естествоиспытателя: 56 из них ответов не прислали, 349 оказались верующими в Бога, и только 18 заявили, что они или неверующие или равнодушные к вере (Вера и наука, Ф. Н. Белявский).

Можно было бы привести и много других свидетельств в пользу того, что ученые веруют в Бога, но и приведенных, думаем, достаточно.

Нам возразят: Да, были и есть среди ученых верующие люди, но есть среди них и неверующие.

Совершенно верно. Но из этого вовсе не следует, что Бога нет. Из этого следует только то, что вера дело свободное: хочешь верь, не хочешь никто тебя не принуждает.

Если Бог есть, то покажите нам Его, говорят некоторые.

На это мы ответим вопросом: видали ли вы когда-нибудь свои думы и мысли, желания и настроения? Можете ли сказать, какой они имеют цвет, запах, какова их длина и форма? А ведь они существуют?. Конечно, да! Так и Бог. Он существует, но Его нельзя видеть телесными очами.

Откуда же видно, что Он существует?

Об этом свидетельствует, прежде всего, присущая человеку уверенность, что Бог есть. И до такой степени бывает она сильна в нем, что он не может от нее отрешиться, хотя бы ему говорили обратное. В самом деле, ведь нередко наблюдается такое явление: простой человек не может доказать, что Бог есть, а все-таки стоит на своем. Откуда же берется в нем такая уверенность?

Скажут: С детства ему внушили, вот он и держится за старое. Но это объяснение нас не удовлетворяет. Почему? Да потому, что религия и вера требуют от человека подвига, самопожертвования, стесняют его натуру, и потому, если бы действительно они были выдумкой, всякий человек с удовольствием бы сбросил с себя это тяжелое иго, а он в большинстве случаев этого не делает.

Затем о том, что действительно существует Бог, свидетельствует видимый мир. Когда мы видим дом, мы думаем, что его построил архитектор, плотники и каменщики; когда рассматриваем какую-либо картину, говорим: ее нарисовал художник; гуляем по красивому саду, думаем, что его насадил садовник; замечаем машину и утверждаем, что ее построили мастера и механики.

Ну, а мир? Откуда он взялся? Кто создал величественную и необъятную вселенную, в которой существуют определенные законы и порядок? Кто создал светила небесные: теплое и ясное солнышко, яркие звезды, луну?

Всякий дом устрояется кем-либо, а устроивший все есть Бог (Евр. 3; 4).

Один ученый сказал: Нужно быть сумасшедшим, чтобы доказывать, что часы не предполагают часового мастера и что мир не доказывает бытия Бога.

Старые сказки, скажут тотчас многие недоучки. Мир произошел сам собой. Утверждать это так же смешно и глупо, и недостойно мыслящего человека, как если бы кто сказал, что этот дом построился сам собой. Такие постройки если и случаются, то только лишь во сне или в сказках, да и то в последних не сами собой, а по щучьему велению. Говорящие, что мир произошел сам собой, обличают сами себя и вместо истинного Бога изобретают другого, ложного, называя Богом мир, бездушную природу, рассуждая так: Творца нет, а впрочем есть; Бог не мог сотворить мир, а мир сам себя сотворить мог. Видите, как они сами себя запутали? Справедливо, поэтому, сказал ученый Вольтер: Если бы не было Бога, то Его нужно было бы выдумать, потому что без Творца не могло появиться творение.

Если мир образовался сам собой, то откуда взялся тот материал, из которого он образовался? Говорят: Материя вечна. Но если материя вечна, то и мир вечен в таком же состоянии, в котором он находится и сейчас. Между тем, наука вместе с религией говорит, что мир не вечен и что состояние его в начале было иное: атомы, туманности, хаос, огнежидкое состояние массы, постепенное ее охлаждение до настоящего вида. Какая же сила привела этот мертвый материал в движение, вдохнула в него жизнь? Могла ли это сделать слепая и неразумная сила?

Нет и нет. Разве может слепая и неразумная сила сделать что-либо разумное, стройное, упорядоченное? Остается признать одно, что есть, что существует разумный Творец мира и этот Творец есть Бог. Скажут: Мир образовался по неизменным законам природы без всякого участия посторонней силы. Но говорящие это упускают из вида, что в самом их утверждении уже заключается противоречие, или отрицание этого утверждения. Ведь законы природы предполагают существование мира или природы, они могут действовать только тогда, когда есть мир или природа. Например, закон Ньютона (закон всемирного тяготения), по которому две материальные частицы сближаются со скоростью, зависящей от их массы и состояния. Но когда не было тел, не было и места этому закону. Или закон Архимеда: тело, погруженное в жидкость, теряет такую часть своего веса, сколько весит вытесненная им жидкость. А когда нет ни тела, ни жидкости, нет места этому закону. Значит, законы природы действуют только при наличии природы или мира, без всякой надежды объяснить его происхождение. Законами природы нельзя также объяснить их собственного существования <сноска: Неодушевленная и неразумная материя не может ни сама себе дать законов, ни определить взаимное отношение сил и явлений природы.>. Остается место Богу, Творцу мира, управляющему им по особым законам.

Небеса поведают славу Божию, говорит псалмопевец, творение же руку Его возвещает твердь (Пс.18; 4).

И наш поэт Лермонтов говорит под влиянием созерцания красот природы: И счастье я могу постигнуть на земле, И в небесах я вижу Бога.

Безбожники не могут видеть Бога, потому что они слепы душою. Они подобны птицам совам. Взгляните на этих важных птиц. Глубокомысленным взором смотрят они на вас своими выразительными глазами, внимательно рассматривают, как бы изучают вас с усердием серьезного ученого, а на самом деле при дневном свете они ничего не видят. Вы стоите перед этими птицами, однако же для них вы не существуете. Они уверены, что перед ними никого нет. Посмотрят на яркое солнце, и солнца для них нет, ибо они ничего не видят. Попробуйте вы доказать сове, что на небе есть яркое, прекрасное солнышко, не поверит она, ибо она не способна его видеть. Так духовно-слепые не могут видеть Бога. Он открывается только духовно-зрячим, чистым сердцам.

Видимая природа есть великая книга, которая свидетельствует о премудрости Творца. Бог открывается нам и в ясной лазури неба, и в ослепительном блеске солнца, и в цветах радуги, и в зелени лесов, и во всяком благородном порыве и движении человеческого сердца.

Я спрашивал, говорит блаж. Августин, землю, моря и бездны, и все, что там пресмыкается и живет, и они отвечали мне: Мы не Бог твой, ищи выше. Я спрашивал бушующие ветры, и весь воздух со всеми своими обитателями отвечал: Я не Бог. Я спрашивал небо, солнце, луну и звезды, и они сказали мне: И мы также не Бог, Которого ты ищешь. И я сказал всему, что окружает меня: Вы мне сказали о моем Боге, что вы не есть Он, так скажите же мне о Нем, и они все громким голосом воскликнули: Он сотворил нас (Исповедь).

Но если вся видимая природа свидетельствует о бытии Бога, то еще более убеждает нас в этой истине дух человека, именно, присущие ему стремления к истине и добру, тоска по высшей правде и, наконец, его внутренний судия - совесть.

Откуда в нас этот нелицеприятный судия, называемый совестью, который осуждает человека за его дурной поступок? Разве мы не знаем случаев, что преступник, совершивший преступление, например, убийство и избежавший суда и наказания, схоронивший, как говорится, все концы в воду, мучимый потом угрызениями совести, очень часто добровольно сознается в преступлении и отдает себя в руки правосудия? Разве не свидетельствует все это о бытии Бога?

Ведь всякий закон предполагает своего законодателя, и чем он выше, тем мудрее законодатель, а какой людской закон может быть выше и чище требований долга и велений совести?!

Возьмем, далее, присущее человеку стремление к правде и справедливости. Как часто возмущаемся и негодуем мы в жизни, когда видим, что люди честные, добрые и благородные страдают, бедствуют и голодают, тогда как люди дурные во всех отношениях благоденствуют. Где же правда? спрашиваем мы.

Здесь, на земле часто при всем желании человек бессилен ее установить; значит, должен быть правосудный Бог, Который установит эту правду там, в загробном мире.

Нам возразят: Если ваш Бог видит, как люди бедствуют, голодают, страдают, то почему Он не положит этому предел здесь, на земле? Почему Он терпит зло?

Как напоминают нам это возражение слова неверующих фарисеев, которые, стоя на Голгофе, видя ужасные, невыразимые муки Христа, насмешливо говорили Ему: Если Ты Сын Божий, сойди со Креста, и мы уверуем в Тебя!

Да, Бог, как всеведущий, видит и знает все то зло, все те ужасы и несправедливости, которые творятся в мире. Он, как всеблагий и бесконечно любящий Свое создание и венец творения человека, не может безучастно смотреть на людские страдания и муки. Знает Он и то, что страдания помогают человеку, с помощью Божией, переродиться и подняться на великую нравственную высоту, и долго терпит, ожидая от человека исправления и улучшения.

Бог, говорит пословица, правду видит, да не скоро скажет. Он установит эту правду там, в загробной жизни, где воздаст каждому по делам его, а здесь, на земле, путем скорби и страданий Он вразумляет человека. Гром не грянет, мужик не перекрестится, говорит народная пословица.

Спокойное и безмятежное житье нередко усыпляет человека, и он забывает о своем высоком призвании и назначении и зарывает в землю данные ему таланты и способности.

А разве не открывается Бог в жизни и деятельности таких людей, которые горели огнем горячей, пламенной любви к ближнему, которые жили исключительно для других?

Вспомним великих христианских подвижников и праведников. Вспомним преп. Сергия, Филарета Милостивого, Серафима Саровского, архиеп. Николая Японского!

Во имя чего они так самоотверженно трудились? Во имя Бога, Который заповедал людям любить друг друга, Который не пожалел для них Своего Единственного Сына.

Да, глубоко в душе человека заключено стремление к Богу, желание жить по правде и справедливости. И никогда человек не может удовлетвориться своим положением: все он стремится куда-то вперед, все он чего-то ищет. Кажется, что иной с виду счастливый человек: он и богат, и умен, и здоров, а все-таки не спокоен.

Чего же ему не достает?

Не достает Бога, не достает Того, Который сказал о Себе: Я Путь, Истина и Жизнь (Иоанн. 14; 6), Который, по слову апостола, недалеко от каждого из нас, ибо Им мы живем и движемся, и существуем (Деян. 17; 27-28).

Будем же веровать в Бога со смирением и преданностью души, ибо исследующий глубину веры обуревается волнами помышлений, а созерцающий ее в простосердном расположении наслаждается сладостною внутреннею тишиною (Блаж. Диадох).

Будем веровать с непоколебимой твердостью, не изменяя своей вере, хотя бы за исповедание ее предстояло претерпеть ненависть, гонения и даже самую смерть. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни, говорит Христос (Апок. 2; 10).

Email рассылкаTelegram

Читайте также

© Михаил Чернов vsemolitva.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here