Православные молитвы

О Книге Правил

     Во втором правиле Трулльского собора упомянуто двенадцать отцов, правила коих обязательны для всей Церкви, те именно двенадцать отцов, которые упомянуты выше в начале нашего обзора. Кроме этих двенадцати, имеет еще обязательную для всех силу послание Константинопольского патриарха Тарасия о симонии.

     Как толкователями основных юридических начал, выраженных в Св. Писании и Предании, были соборы, так и толкователями соборных определений были отдельные отцы. Соборные правила представляли общие определения, которые пастыри той или другой поместной церкви должны были применять в отдельных случаях и сообразно с данными обстоятельствами, по своему усмотрению и под личною своею ответственностью. Это применение на практике соборных определений со стороны отдельных пастырей часто делалось явно в их окружных посланиях к пастве своей, в канонических посланиях одного пастыря к другому, в их канонических ответах на поставленные им вопросы и т.д. Глубокие знания канонов отдельными пастырями снискало им всеобщее уважение в церкви, и из их посланий или других сочинений заимствованы соответствующие места, которые представляют собою возвышенные правила пастырского управления и как таковые были приняты и одобрены для всей Церкви и вместе с правилами соборов вошли в состав общих церковных канонических сборников. Различие между правилами отцов и соборов вполне точно изображает один из наилучших канонистов нового времени следующим образом: "Различие это между правилами соборов и отцов заключается в том, что соборы простирали свою законодательную власть на высшие стороны в церкви, определяли порядок и законы самого управления ее, касались ее иерархии, произносили свой верховный суд на самые правительственные в ней лица; а отцы по частям излагали свои определения относительно разных частных предметов, более лиц управляемых в церкви, и суда, более духовного, нежели внешнего, официального; касались дел, более нравственных, нежели правительственных в церкви".

     Правила отцов первоначально не были изданы в виде отдельных законодательных постановлений, но они представляли или извлечения из различных сочинений отцов, или же, главным образом, отправленные ими к отдельным лицам послания, которые, в виду их содержания, были названы "каноническими посланиями". С течением времени, смотря по содержанию, они были разделены на несколько правил, и в этом виде были внесены в общецерковный сборник. Первым был Иоанн Схоластик (в VI веке), который внес в свой сборник два послания Василия Великого Амфилохию; после него во всех общецерковных сборниках мы находим правила отцов, особенно после утверждения их канонической важности на Трулльском соборе.

     Дионисий Александрийский (†265 г.). Питомец александрийской школы, затем начальник той же школы, за свою глубокую ученость и заслуги для Церкви, особенно в борьбе с Савелием и Павлом самосатским, был назван "великим" и "учителем вселенской Церкви".

     Правила, вошедшие в общецерковный сборник с именем Дионисия, составляют каноническое послание, которое он в 260 году отправил в Ливию епископу Василию в ответ на четыре вопроса, предложенных ему последним для разрешения. По ответам на эти вопросы Дионисиево послание разделено на четыре правила, полный текст которых находится в Книге правил и Пидалионе, а в конце присоединено еще заключение послания. В Кормчей (двадцать шестой гл.) иначе. Прежде всего, особливо стоит начало послания о часе, когда следует кончать великий пост, затем идут четыре нумерованные правила под особым заглавием: "Того же от сущих без общения", и первое составляет извлечение из Дионисиева послания Канону; следующие же (второе, третье и четвертое) представляют сокращение второй половины послания Василиду. Заключения послания нет. Это в точности отвечает тексту Дионисиевых правил в Синопсисе. В Indreptarea совсем нет Дионисиевых правил.

     Григорий Неокесарийский, чудотворец (†270). Воспитанный в Александрийской школе, Григорий отличался глубоким умом и большим благочестием. За многие чудеса, совершенные им, особенно в бытность его епископом в Неокесарии, современники дали ему имя "чудотворца". Он отличался большой ревностью в обращении язычников к вере Христовой, и история нам свидетельствует, что в Неокесарии, когда он стал епископом, было христиан всего семнадцать, а когда умер, осталось только семнадцать язычников; остальные все были обращены в христианство. Из многих сочинений Григория для нас имеет важность его каноническое послание, которое он в 258 году разослал по своей области. Повод к этому посланию обозначен вообще в самом его заглавии. А именно, когда Григорий был епископом в Неокесарии, варварские народы напали на Понт и опустошали города. При этих варварских нападениях христиане держали себя недостойно своего имени, а многие из них содействовали варварам и сами впадали в тяжкие грехи. Как главный епископ Понта, Григорий издал указанное свое послание, разъясняя тяжесть учиненных грехов и налагая за них соответственные наказания.

     Послание разделено на несколько правил; но правила эти в канонических сборниках мы находим в различном числе. В Афинской Синтагме их одинадцать, в Книге правил и Пидалионе двенадцать, а в Кормчей (двадцать восьмая гл.) тринадцать. В Indreptarea нет ни одного. Самое послание собственно составляют первые десять правил по Афинскому изданию Синтагмы, или первые одиннадцать по Книге правил и Пидалиону, а последнее не есть составная часть самого послания, но позднейшая прибавка и есть дополнение из правила Василия Великого относительно степеней покаяния. Поэтому, в переводе одиннадцатого правила после слов: "говорит мы ставили в скобках — кто говорит, именно Василий Великий в своем семдесят пятом правила. А как это дополнение или одиннадцатого (двенадцатого) правила нет в Синопсисе, то этим объясняется, почему его нет и в Кормчей, которая составлена по Синопсису. Разница в числе первых правил зависит от того, что первое правило по нашему изданию разделено в этих сборниках на два, и вместо десяти явилось там одиннадцать. В Кормчей, как мы сказали, нет этого дополнения, и число тринадцать в ней объясняется тем, что второе и четвертое по нашему изданию правила разделены там каждое на два.

     Петр, архиепископ Александрийский (†311). Славный своим образованием, Петр в 295 году принял место начальника Александрийской школы, которой пять лет управлял, и в 300 году избран был в архиепископа Александрийского. Только три года он управлял мирно своей церковью, а в 303 году, когда вышел указ Диоклетиана о гонении против христиан, начинаются уже несчастья для Александрийского пастыря, которые оканчиваются мученической смертью. Во время гонения многие христиане отступили от веры и употребляли всякие средства, лишь бы только освободиться от мучений. Большинство все-таки опять возвращались в Церковь, принеся раскаяние за свое отступничество. Петр обратил внимание на это обстоятельство; будучи же проникнут христианской любовью и желая оказать помощь тем, которые по нужде отреклись от Христа и Церкви, а теперь через покаяние снова вступали в церковь, он написал в 306 году слово о покаянии, где указывает способ как вступать в общение церковное тем, которые отступили от церкви.

     Это слово Петра, разделенное на четырнадцать правил, вошло в общецерковный сборник. В таком числе они находятся в Книге правил и Пидалионе. В Кормчей (двадцать седьмая гл.) их, как и в Синопсисе, тринадцать, ибо шестое и седьмое правила по нашему изданию составляют в ней одно (шестое) правило. В Indreptarea нет этих правил. Последнее (пятнадцатое) правило в нашем "Сборнике", равно и в трех упомянутых сборниках, о посте в среду и пятницу, взято из одного слова Петра на Пасху.

     Афанасий Великий (†373). Глубоко изучивший истины христианской веры, Афанасий снискал вечную славу как защитник православия против арианства, за что справедливо назван "отцом православия" и "великим". Деятельность свою на пользу церкви он начал усиленно развивать с того времени, когда появилось арианство, и последовательно продолжал ее до конца своей жизни.

     Многочисленные сочинения, которые оставил Афанасий, апологетического, полемического, историко-догматического и нравственного содержания. Для церковного права имеют значение три, а именно: послание его Аммуну, XXXIX послание о праздниках и послание Руфиниану. Первое послание написано около 356 года в ответ монаху Аммуну, который обратился к Афанасию за руководством, как должно судить о непроизвольном ночном осквернении плоти. Второе написано в 367 году и трактует о канонических книгах Св. Писания. Это послание дошло до нас в неполном виде, без начала, для обозначения же этого мы поставили в начале послания несколько точек. Третье написано епископу Руфиниану около 370 года в ответ на его вопрос, каким способом должны быть принимаемы еретики, когда обращаются к церкви.

     Порядок, в каком эти три послания приведены в Афинской Синтагме и в нашем "Сборнике", одинаков и в Кормчей и в Пидалионе. В Книге правил стоит прежде всего послание Аммуну, потом Руфиниану, затем — о праздниках. В Кормчей (двадцать девятая гл.), после послания Руфиниану (там, как и в Синопсисе, этот епископ назван Руфиан), находится еще один отрывок под названием: "Того же от другого послания", "и говорится о возвышенности девства; между тем это не новое какое-либо послание, но только извлечение из послания Аммуну. В Indreptarea этих Афанасьевых посланий нет.

     Василий Великий (†379) Из всех святых отцов и учителей церкви больше значения для церковного права и вообще для церковной дисциплины имеет Василий Великий. Научное свое образование он закончил в Афинах, где одновременно учился и Григорий Богослов, с которым в теснейшей дружбе находился Василий Великий. После того он путешествовал в Египте, Палестине и Месопотамии и во время этого путешествия познакомился со многими святыми людьми (Макарием, Пафнутием и др.), которые пробудили в нем глубокое уважение к монашеской жизни. Когда же он возвратился, то весь отдался уединенной жизни и поселился в одном совсем пустынном месте, где вместе с Григорием провел много времени. В 370 году был поставлен на Кесарийскую кафедру. Ревность о славе Христовой, об утверждении православной веры в тогдашнее смутное время и о водворении порядка и нравственности в церкви до такой степени проявлялась у Василия, что он заслужил имя "великого", "славы и украшения церкви".

     От Василия Великого вошло в общецерковный сборник девяносто два правила. Они составились из восьми его посланий и из его книги "О Святом Духе". Первые восемдесят пять правил составляют три послания, который Василий отправил Амфилохию, епископу Иконийскому. Амфилохий питал особое уважение к Василию и, кроме личных совещаний с ним о благоденствии церкви, он часто обращался к нему и письменно, прося его разрешить различные вопросы церковного управления и общей церковной дисциплины, или разъяснить какое-либо место Св. Писания, казавшееся ему неясным. Ответы на эти Амфилохиевы вопросы и составляют содержание посланий или первых восьмидесяти пяти правил Василия Великого. Следующее (восемдесят шестое) правило — опять извлечение из одного послания, которое Василий в 376 году отправил Амфилохию. Правило восемдесят седьмое — послание Диодору, епископу Тарскому, именем которого дошло до Василия письмо, в котором были нападки на одно его определение относительно родства. Правило восемдесят восьмое есть решение Василия о пресвитере Григории, который имел у себя в доме одну женщину. Правило восемдесят девятое — послание хорепископам, которые переступали границы своей власти. По поводу возбужденного против его подчиненных епископов подозрения, будто они симонисты, Василий написал особое послание, которое составляет девяностое правило. Последние два (девяносто первое и девяносто второе) правила извлечены из знаменитого сочинения Василия "О Святом Духе", написанного по поводу обвинения его в том, что он будто не исповедует божества Св. Духа. И это сочинение адресовано Амфилохию, который побудил Василия написать его.

     Из правил отцов первыми вошли в канонические сборники правила Василия Великого и затем уже внесены правила других отцов. Во всех нынешних сборниках они находятся. Разница в количестве. В Пидалионе и Книге правил одинаковое как в Афинской Синтагме и нашем "Сборнике". В Кормчей (двадцать первая гл.) их девяносто одно, а это зависело от того, что заключения третьего послания Амфилохию нет, а первые три послания разделены на восемдесят четыре правила. В Indreptarea иначе. Всего восемдесят пять правил. Первые три послания разделены на восемдесят правил, восемдесят первое соответствует нашему восемдесят шестому, восемдесят второе составляет послание пресвитеру Григорию, восемдесят третье — послание хорепископам. Восемдесят четвертое — послание подчиненным епископам, а восемдесят пятое правило — сочинение Василия Великого о различных степенях покаяния, находящееся в Синопсисе.

     В Кормчей из правил Василия Великого составлены двадцать первая, двадцать вторая, двадцать третья, двадцать четвертая и двадцать пятая главы.

     Тимофей Александрийский (†355). Ученик Афанасия Великого, Тимофей был преемником своего брата Петра на Александрийской кафедре. О жизни Тимофея мало известно, кроме того, что он участвовал на II Всел. Соборе и принимал живое участие в обсуждавшемся тогда спорном вопросе о Константинопольской кафедре.

     Дошло до нас много канонических ответов Тимофея на вопросы, предложенные ему различными епископами и клириками. Из этих ответов вошли в общецерковный сборник восемнадцать; в таком количестве они находятся и в Пидалионе, и в Книге правил, и в Indreptarea. В Кормчей (тридцать вторая гл.) эти ответы названы "правилами", их только пятнадцать; последних трех нет. Из остальных ответов Тимофея находятся отдельные в Indreptarea (стр. 693 и сл.).

     Григорий Богослов (†389). Преданный уединенной жизни и глубоко благочестивый, Григорий считал себя недостойным священнослужения, однако он должен был уступить общему желанию и в 381 году поставлен был на архиепископский престол в Константинополе. Заметив, что некоторым не нравилось его избрание, он тотчас отказался и ушел в Назианз, где в уединении провел последние годы своей жизни в книжных занятиях.

     Сочинения свои Григорий писал то в прозе, то в стихах. Последним способом писания он пользовался, как сам говорит, главным образом для того, чтобы сохранить христианскую истину от аполлинаристов, которые распространяли свое ложное учение в стихах. Из таких поэтических произведений Григория приняты в общецерковный канонический сборник стихи его о канонических книгах Св. Писания Ветхого и Нового Завета. В Книге правил и в Пидалионе помещены на своих местах. В Кормчей, вместе с стихами Амфилохия о том же предмете, они составляют тридцатую главу. В Indreptarea их нет, как вообще нет и следующих за Григорием Богословом отцов.

     Амфилохий Иконийский (†395). Амфилохий участвовал на II Всел. Соборе, как ревностный защитник православия против духоборцев, а за год до смерти участвовал опять в Константинополе на соборе 394 г. по поводу Агапия и Вагадия, где содействовал утверждению авторитета епископского достоинства.

     Письмо Амфилохия к Селевку о канонических книгах Св. Писания вошло в общецерковный канонический сборник и находится на своем месте в Пидалионе и Книге правил. В Кормчей составляет тридцатую главу, вместе со стихами о том же предмете Григория Богослова.

     Григорий Нисский (†395). Младший брат Василия Великого, Григорий славился строгостью жизни, ученостью, просвещенною ревностью о православии и превосходным даром слова. Как епископ Нисский, он участвовал на II всел. соборе и за свою ревность и защиту православного учения был назван "столпом православия". Участвовал потом и на Константинопольском соборе 394 г. при Нектарии, по поводу известного вопроса о бострской митрополии.

     Из многочисленных его сочинений вошло в канонические сборники послание его Литою, епископу мелитинскому в Армении. Последний обратился к Григорию, прося его ответить, какие епитимии должны быть налагаемы за различные грехи. В ответ Григорий послал ему в 390 году это послание, в котором обнаруживает свои глубокие психологические знания и вместе с тем показывает строгость в наказаниях за грехи гораздо большую, чем его предшественники.

     Послание это разделено на восемь правил и в таком числе они находятся в Пидалионе, Книге правил и Кормчей. В этой последней (тридцать первой гл.) разделение только иное. Правило первое в Афинской Синтагме и в нашем "Сборнике" составляет в Кормчей "Предисловие", второе, третье и четвертое соответствуют в ней первому, второму, и третьему, пятое составляет в Кормчей четвертое и пятое, далее уже числа совпадают. Заключения послания в Кормчей нет.

     Феофил Александрийский (†412). От Феофила Александрийского, известного своим нерасположением к Иоанну Златоустому, дошли до нас его пасхальные слова, несколько посланий и правил. Эти последние составлены: из а) одного его определения по вопросу о том, если навечерие Богоявления случится в воскресенье; б) наставления Маммону по разным вопросам особого характера, которые касаются церковного чина; в) наставления о принятии в клир кафаров; г) наставления епископу Агафону и д) наставления епископу Мине. Первое о Богоявлении составляет одно правило, наставление Аммону разделено на десять правил, остальные наставления составляют каждое по одному правилу, всего след. четырнадцать правил.

     В Книге правил и Пидалионе означенные правила носят соответствующие заглавия источников, из коих они взяты; только заглавие наставления о кафарах иное. В оригинале стоит: Άφήγησις, что мы перевели словом "изъява" (изъяснение). А в Пидалионе стоит: Άφυγίψ (ή Άφρυγίφ παρ άλλоις) Επισκоπώ, περί... В книге правил: Αφυγγίψ Επισκоπώ, περί... (К Афингию Епископу, о...). Основание, почему мы так перевели, заключается в том, что хотели точно следовать оригиналу 1). В Кормчей (тридцать третья гл.), кроме первой статьи, другие не имеют заглавия. В первом правиле в Кормчей мы читаем в средине: "по обычней службе святого Иоанна Златоустого". Этой вставки нет в Синопсисе 2), и потому, имея в виду отношения Феофила к Златоусту, мы считаем, что она сделана по неведению.

     Кирилл Александрийский (†444). Племянник Феофила Александрийского (по сестре), Кирилл не разделял его взглядов на Златоуста и питал к последнему глубокое уважение, особенно в последнее время. Избран был в архиепископы в 412 году и с этого времени проявлял живую ревность как апологет чистого православия, как экзегет и как мудрый правитель церкви. Прославился в особенности в борьбе с несторианством и энергичной деятельностью на III Всел. Соборе.

     С канонической точки зрения имеют значение несколько правил Кирилла, составленный из двух его посланий: одного Домну, архиепископу Антиохийскому, по поводу епископа Петра, который жаловался, что принужден был отказаться от своей кафедры, и другого — епископам Ливии и Пентаполя по поводу незаконных рукоположений. Из этих двух посланий составилось пять правил: первые три из первого послания, а из второго послания два правила, которые вошли в общецерковный сборник. В таком количестве с соответствующими заглавиями они находятся в Пидалионе и Книге правил. В Кормчей (тридцать четвертая гл.) также находятся; но к ним еще присоединены: а) Максиму диакону, б) Геннадию архимандриту, в) из послания Евлогию Александрийскому и г) одиннадцать анафематизмов Кирилла против Нестория (тридцать пятая гл.). Все эти статьи находятся и в Синопсисе и оттуда перешли в Кормчую.

     Геннадий Константинопольский (†471). Избранный в патриархи Константинопольские, Геннадий высоко поднял авторитет своей кафедры, который ранее был помрачен вследствие распространяемых с той кафедры отдельными ее представителями ложных учений. Отличаясь глубоким благочестием, он особенно скорбел о том, что в Церкви Христовой среди многих епископов водворилась симония, дававшая повод к осуждению самой организации церковной. Чтобы воспрепятствовать этому великому злу в церкви, Геннадий III созвал в 459 году собор из восьмидесяти одного епископа в Константинополе, и здесь было составлено то окружное послание против симонии, которое потом вошло во все канонические сборники. Предназначалось оно, как видно из его заглавия, всем епископам востока и папе Римскому.

     В Кормчей это послание находится в тридцать шестой главе среди других посланий против симонии и приведены подписи всех (восьмидесяти одного) епископов. В Пидалионе подписей нет, но сказано, что это послание подписали вместе с Геннадием "семьдесят три или восемьдесят один епископ". В Книге правил подписей также нет, но сказано, что с Геннадием подписались "семьдесят три епископа".

     Тарасий Константинопольский (†809). Избран в патриархи Константинопольские в 786 году. За свои настойчивые представления императрице Ирине и Константину Порфирородному о созвании VII Всел. Собора, который должен был положить конец иконоборству, Тарасий снискал себе вековечную славу в церкви.

     Из многих сочинений Тарасия для канонического права имеет значение его послание Римскому папе Адриану против симонии, которая не переставала осквернять Церковь Христову и помрачать авторитет священнического достоинства. В Книге правил и Пидалионе это послание приведено на своем месте. В Кормчей оно составляет вместе с другими статьями против симонии тридцать шестую главу. Послание Тарасия, как мы уже упомянули, находится во многих сборниках тотчас после правил VII Всел. Собора, ибо и издано было тотчас после собора и присоединено к соборным определениям.

<<назад     содержание     вперед>>

Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2016 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы