О святых таинствах православной церкви

О святых таинствах православной церкви

В Православной Церкви со времен апостолов установлены семь Святых Таинств. В них столько животворящей силы, что их достаточно для укрепления всех изнемогающих духом, для исцеления пороков совести. Их действенность нисколько не зависит от личных качеств совершающих их, так как невидимо совершает их не человек, но Сам Господь Иисус Христос, заслуги Которого служат единственным источником их благодатной силы. Все они установлены и преподаются нам Самим Господом как необходимые средства нашего спасения, без которых невозможна истинно христианская жизнь.

Семь Таинств Церкви — как бы семь краеугольных камней и столпов дома, который устраивает Себе Дух Святой в человеке, семь крепких щитов для борьбы его с миром, плотью и дьяволом. Это ступени таинственной лестницы, виденной Иаковом, по которой наше падшее естество восходит к Богу и перстный Адам облекается в небесного и делается новой тварью (см. Гал. VI, 15). Уничтожить одно какое-либо из них — значит лишиться целости и полноты благодатного освящения, открыть слабое, незащищенное место и дать возможность врагу напасть и уязвить нас.

Потому-то мать наша Церковь Православная, встречая нас ими при самом рождении, освещая и укрепляя в течение всей жизни нашей, руководит и напутствует ими даже в загробную жизнь. Какое счастье, как мы должны радоваться и благодарить Бога за то, что родились и принадлежим к той Церкви, которая, как верная последовательница учения Христова, во всей целости и полноте сохранила все Богом дарованные ей средства духовные, и, как внимательная и мудрая мать, на каждый случай жизни нашей открывает сокровищницу Божественных дарований и подает нам необходимое!

Хотя все Таинства одинаково святы и Божественны, так как все они установлены Самим Господом и совершаются Божественным Духом, но в них подаются разные благодатные дары, по различию самых потребностей и нужд человека. Так в Крещении человек только рождается в жизнь духовную, получает права гражданства небесного, делается способным к принятию даров Духа Святого, сообщаемых ему в Миропомазании. Покаяние очищает грехи и примиряет человека с Богом. Но всецело соединяет его со Христом, делает с Ним одним телом и кровью только Божественная Евхаристия.

Таинство Елеосвящения, совершаемое над болящими, сообщает благодать болящим, а Таинство Брака — венчающимся, Таинство же Священства является как бы некоторым орудием к получению благодати, сообщаемой в других Таинствах. Оно одно только делает способным и дает возможность бренному и слабому человеку приступать к престолу благодати, совершать такие священнодействия, на которые и Ангелы взирать не смеют, и ходатайствовать не только о себе самом, но и об остальных людях. Невозможно выразить словами, насколько мы, православные, счастливы, как к нам щедр и милостив Господь! Истинно любит Господь врата Сиона более всех селений Иакова (Пс. LXXXVI, 2).

Слабы и далеки от совершенства все беседы о Таинствах, так как эти священные действия выше разума человеческого и не могут быть раскрыты и объяснены вполне, почему они и называются Таинствами. Именно поэтому невозможно дать глубокие и всесторонние объяснения или представить какие-либо новые на них взгляды.

Тщательное приготовление и благоговейное принятие Святых Таинств — самое лучшее средство к их пониманию. Желаете ли, например, познать силу Божественной Евхаристии? Этого вам не объяснит никакой язык: ни ангельский, ни человеческий. Но когда в смирении, с живой верой и горячей любовью к Искупителю, вкусите вы Его Божественного Тела и Крови — не будете нуждаться ни в чьих объяснениях. Тогда познаете небесный мир и спокойствие, которым будет наслаждаться сердце ваше; духовную радость почувствует душа ваша. Это изъяснит тогда втайне духу вашему Само воплощенное Слово, и вы опытно познаете, как благ Господь.

С каким усердием и любовью будете вы готовиться и приступать к Святым Таинствам, с каким страхом и благоговением принимать их и стараться сохранять в себе полученные через них дары благодати, покажет время. Мы желаем, чтобы слово Божие было в вас живо и действенно, и, как семя, упавшее на добрую землю, приносило свой плод, чтобы слышанное в церкви исполнялось и выражалось в вашей жизни и стало правилом.

Как врачи телесные не по одной только своей воле или желанию больных прописывают им те или иные лекарства, но по виду и свойству болезни, часто весьма горькие и неприятные, принуждают к диете, делают мучительные операции, и даже вовсе отсекают члены, так и врачи духовные, пастыри Церкви, не всегда могут с церковной кафедры говорить своим слушателям: мир, мир (Иез. XIII, 10), одно только приятное, но часто вынуждены прямо высказывать самые горькие истины и обличать слушателей.

Вот мы, например, знаем, как необходимы для нас Св. Таинства. При этом необходимо полное и правильное понятие о них. Но какую пользу может принести человеку даже лучшее и самое отчетливое знание учения о них Православной Церкви, их важности и необходимости для нашего спасения, когда он или вовсе не будет пользоваться ими, или, что еще хуже, дерзнет приступать к ним недостойно, без соответствующего расположения духа? Не слушатели закона праведны пред Богом, но творцы закона оправданы будут (Рим. II, 13). Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете (Ин. XIII, 17). Ибо и бесы веруют и трепещут (Иак. II, 19) и наверняка знают лучше нас, но какая от этого польза? Потому Апостол и писал к коринфянам: умоляем вас, чтобы благодать Божия не тщетно была принята вами (2 Кор. VI, 1) но возгревать (2 Тим. I,6) ее в себе.

Потому-то Отцы Церкви ставили целью своих поучений не столько сообщение слушателям всего возможного о каком-либо предмете, сколько то, чтобы тронуть их сердце и побудить к исполнению слышанного, сделать их творцами закона, чего от всей души мы и желаем вам, и что особенно необходимо в наше время, отличающееся не столько незнанием догматов веры, сколько холодностью к ней и даже совершенным неверием.

Для того, чтобы установить и дать нам Святые Таинства, Единородный Сын Божий сошел с небес, принял на Себя естество человеческое, пострадал и умер на Кресте. Значит, они куплены Кровью и смертью Сына Божия. Ужасная цена! Так дорого и вожделенно Богу наше спасение, так не хочет Он смерти грешника, но, чтобы обратился и был жив (Иез. XXXIII, 11)! И если и эти, столь дорого стоящие средства нашего спасения мы не используем и погибнем, в самом деле, будем окаяннее демонов. Об этом нам говорит свт. Иоанн Златоуст.

Читайте также

© Михаил Чернов vsemolitva.ru

Подпишитесь на рассылку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here