Старец Савва: Брань с бесами

1. Божия благодать в борьбе с бесами.

Воплотившись во образе человеческом, Господь победил грех и смерть, победил торжествовавшего диавола. Последователям Своим он велел "наст^пати на злию и на скорпйо н на всю chaV врл-жио" (Лк. 10,19). Все истинные Богоносные последователи Его придерживались этого завета.

Мы часто видим это в житиях святых. Те, кто сражается и побеждает диавола оружием света, кто распинается и воскресает вместе со Христом, те в изобилии получают дары духовные. Одним из этих даров является бесстрашие перед лицом невидимого врага. Такие люди могут разрушать козни диавольские и исцелять попавших в их сети.

В "Луге духовном" об одном монахе написано: "О, истинно, христиане, бес велик и ужасен. Но пришедшим сюда, мучимым нечистым духом, им будет даровано исцеление".

Эти слова как раз подходят и к отцу Савве. Своими подвигами в аскетизме, постом, всенощными бдениями, молитвами — напряженной жизнью духовной, прилежанием, рассудительностью и созерцанием, а также силою молитв своего Старца он преодолел над собой власть диавола. Победоносной была его брань со злыми духами.

Брань отца Саввы с силами тьмы немного приоткрывается из доверительных разговоров его с отцом Иоакимом (Специери-сом). "Он много раз говорил мне, что собственными глазами видел злых духов, приходивших мешать ему. Когда он чувствовал их назойливость, то падал пред Господом на колени и начинал молиться. Все козни злых духов исчезали тогда" ("Воспоминания," т. 1, стр. 19). Он разил врага молитвами и испепелял пламенными словами псалма: "Суди, Господи, обидящие мя, побори борющие мя. Да будут яко прах пред лицем ветра, и ангел Господень оскорбляя их." (34,1,5).

Он не только сам спасся от яростных нападок бесов, но спас еще и множество несчастных, подпавших под их власть. Нередко можно было видеть, как эти люди приходили к нему в каливу, дабы осенил он их крестом, дабы прочитал над ними молитвы, изгоняющие нечистых. Множество раз, когда какой-либо страдалец не мог сам прибыть на Святую Гору, Старец молился о нем, и молитва была действенной и на расстоянии. И люди, чувствуя, что спадают с них страшные цепи, приходили в великую радость.

2. Магическая книга.

Где-то в Халкисе у одного человека испортились отношения с супругой. Муж вел нехороший образ жизни, живя в некоем странном, искаженном мире. Лицо его постепенно приняло отталкивающее выражение. Он порвал с Церковью, не хотел ничего слышать о Священном Писании. Его несчастная супруга всячески старалась вернуть его к Богу, но он упорствовал. Наконец, она поняла, что должна действовать жестко.

"Послушай меня. Ты сделал мою жизнь невыносимой. Если на Пасху не пойдешь и не примешь Причастие, я от тебя уйду. Нам просто нельзя будет жить вместе. Я хочу, чтобы Христос управил нашу семью".

Настойчивость, твердость и горячие молитвы этой доброй христианки не пропали даром. Муж увидел, что поведением своим он может непоправимо разрушить свой семейный очаг, свое будущее и будущее своих детей. Он испытал душевное потрясение и решил-таки вернуться к свету.

Внутри, в душе его была великая тьма, так как несчастный опустился до общения с бесами, упражняясь в магии. Это и отвращало его столь сильно от Церкви. Он понял, что, прежде всего, ему нужен хороший духовник. Святая Гора недалеко, и он отправился туда и там нашел отца Савву.

Как же отличался его путь туда от его пути оттуда! Душа обновилась. Вместо смятения, хаоса и тьмы он видел новый, Преобразившийся мир. Лицо сияло от легкости, и слезы радости текли по нему, когда он отошел от исповеди. Какой покой чувствовал, какое облегчение! Но ему необходимо было еще кое от чего избавиться. Он протянул к Старцу руку, в которой держал книгу.

"Отче, возьми еще и эту книгу. Она была причиной моей беды".

Это была "Соломоники" (магическая книга), основное пособие для изучающих магию.

"Зачем ты отдаешь ее мне? Ее нужно сжечь. Возьми и сожги где-нибудь подальше отсюда".

По пути от каливы к скиту Праведной Анны он увидел больной грот в скале. В нем "Соломоники" скоро обратилась в пепел. Евангелист Лука так писал о подобном. "Довольни же от сотвориших чародеяния, собравше книги своя, сожигах" (Деян. 19,19)- Такие костры радуют ангелов, а бесов от них корчит. Недопустимо людям пользоваться такими дурными, темными книгами.

С чувством еще большего облегчения мужчина продолжил свой путь. По дороге он случайно встретил отца Илариона, ученика отца Саввы.

"Передай, пожалуйста, отцу Савве мое почтение и безграничную благодарность. И скажи ему, что я сжег эту книгу в гроте — повыше этого места".

Отец Иларион, молясь, шел дальше к Каливе. Когда же поравнялся с гротом, вокруг него обрушился целый камнепад из больших камней. С грохотом покатились камни те по склону. Испуганный, он дошел до каливы и рассказал о происшедшем Старцу.

"Чадо мое, это дело рук бесовских".

Когда отец Иларион немного успокоился, то вспомнил, что надо передать Старцу слова человека, встреченного им на дороге. Рассказал, что сожжена и какая-то книга. Когда же отец Савва объяснил, это был тот человек и что за книгу он сжег в гроте, отец Иларион понял, что произошло.

Но не только отцу Илариону пришлось пережить камнепад в том месте — это стало происходить с каждым проходившим там. Вскоре дорогой той перестали ходить, ибо боялись все. Обеспокоенные, отцы обратились к отцу Савве. Он, попостясь и помолясь, окропил грот святой водой, и злые духи отступили. Благословил он отцам поместить в гроте икону Божией Матери и затеплить перед ней лампаду. И дорога снова, как и прежде, стала спокойной.

Сегодня проходящие мимо этого места часто останавливаются и, ничего не опасаясь, возносят молитвы к Богородице. Но некоторые из отцов говорили нам, что время от времени в том месте бесы все еще строят козни свои, особенно, если мимо проходит послушник или монах, нарушивший послушание.

3. Странные камнепады.

Молодой пекарь из Фессалоников Афанасий почувствовал нежелание жить далее мирской жизнью и решил принять монашескую схиму и жить в святом монастыре Дионисиат. Послушника Дионисиата, его отправили на подворье в Моноксилитис готовиться к принятию монашества.

Тем временем, родители его в Фессалониках не могли примириться с решением единственного сына. Они готовы были перевернуть небо и землю, чтобы "спасти" его, вернуть обратно в мир. Стали искать они помощи даже у бесов при помощи магии и колдовства.

Афанасий вдруг постоянно стал ощущать какую-то тяжесть, словно груз какой давил на него. Он и сам в прежней жизни своей знаком был с магией, а потому верно определил, чем занимаются его родители. Боль постоянно усиливалась. Что-то очень неприятное нависло над ним. Он стал чаще молиться, особое внимание в молитве Господней уделяя словам "избави нас от лукаваго".
Братия Моноксилитиса сначала ничего не подозревали. Однажды утром после службы, когда он вместе с другими готовился выйти на работы, на них вдруг неожиданно сверху из леса начали падать камни. К счастью, ни они, ни имущество подворья не пострадали. Немного обождав и думая, что это неосторожность каких-то прохожих, они принялись было за работу. Но сзади на них снова полетели камни. Тогда они поняли, что происходит что-то серьезное, и скрылись в церкви. Камнепад прекратился, но любая попытка выйти из храма возобновляла его. Отцы обратили внимание, что вместе с камнями сверху падают и ты. Вдруг собаку их отбросило метра на три от того места, где она лежала.

Скоро, извещенные об этих событиях, прибыли из Карей полицейские. Они обыскали те места, даже постреляли в том направлении, откуда летели камни. Наконец, все поняли, что это дело рук не людей, а врагов невидимых.

Тогда послушник Афанасий решился объяснить причину происходящего.

"Чтобы вы поверили мне, — сказал он, — давайте я один пойду вон туда, к маленькой церкви св. Артемия, и вы увидите, что камни полетят за мной".

Так и случилось. Камни густо падали вокруг него, впрочем, его не задевая.

После этого его одного оставили в церкви. Эконом подворья отец Порфирий отправил письмо прислать лодку из монастыря за ним. С того момента, как Афанасий вышел из церкви, и до минуты, когда он вышел из лодки в гавани монастыря, происходили ужасные вещи. Слава Богу еще, что лодочники не падали в обморок от ужаса. "Падение камней не прекращалось и на море, хотя они были на значительном расстоянии от берега. Камни продолжали падать, но, к счастью, вокруг лодки, не причиняя никакого вреда" (Отец Гавриил Дионисиатский, "Новое Эвергетинос", стр. 65).

По пути от берега до монастыря все было спокойно. Поэтому кое-кто стал говорить, не привиделось ли все то. Однако град камней с ближней к ним башни заставил его умолкнуть.

Немедленно собрался Совет Старцев и вынес решение "послать новообращенного к Богоносному Старцу отцу Савве... чтобы тот ему помог". По общему мнению отцов, молитвы отца Саввы могли изгнать злых духов.

Калива Воскресения пережила неделю трудных испытаний. Атмосфера была военной — открытой войны между силами света и тьмы. Оглушительный шум стоял постоянно. Огромные булыжники слетали с близлежащих скал, пролетая мимо и над каливой и с жутким треском падали с обрывов в море. Окрестности потрясали яростные голоса, изрыгавшие богохульства. Звучали хулы — обычные хулы на всех монахов, но особенно — на отца Савву. Зловония адские изливались наружу.

Божий угодник, несмотря на свой преклонный возраст (это были последние годы его земной жизни), вступил в великую битву. Неделю он непрестанно молился и держал полный пост. "Сей род не исходить, токмо молитвою и постом." (Мф. 17,21). Его сострадательное сердце не могло вынести зрелища страданий, которым подвергались создания Божии.

В конце недели Старец, храня непоколебимую свою веру в Воскресшего Христа, приблизился к страдальцу. Злой дух заволновался.

"Изгоняю тебя... дух нечистый... именем Бога, Словом Своим сотворившим мир, именем Иисуса Христа... Убирайся со страхом, исчезни, отыди от Божия раба Афанасия..."

И свершилось так. Казалось, изо рта Афанасия что-то вылетело. Исчез нежеланный гость, как дым исчезает. Слова, произнесенные одухотворенными устами отца Саввы, поразили беса как огненный меч. Послушник обрел мир и вздохнул с облегчением и с безграничной радостью и благодарностью припал к ногам отца Саввы, целуя их и орошая своими слезами.

"О, угодник Божий, ты спас меня, ты снял с меня ужасную тяжесть. О, благодарю тебя. Ты избавил меня от ужасного змия. Слава Тебе, Господи!"

Афанасий еще на несколько дней остался со своим избавителем. Затем по его благословению отправился в скит Кутлумуша, где и остался. Отец Аввакум — такое имя воспринял он при постриге — выделялся среди отцов суровой аскетической жизнью. Никогда не забывал он дорогого ему Старца, спасшего его от власти диавола.

4. Ложный ангел.

Среди духовных детей отца Саввы был один румын, имевший сан диакона. Он был еще молод и жил в тиши пустыни, окружавшей Малый скит Праведной Анны.

"Отче, — сказал однажды дьякон отцу Савве печальным голосом, — прошу Вас, помяните завтра на Литургии мою мать. Завтра третий день.

Для отца Саввы слова эти прозвучали свидетельством победы диавола. Проницательный Старец был обеспокоен. Туг, понял он, враг безобразничает. Коварный! Ни перед чем не останавливается, чтобы обмануть и погубить создания Божии.

Не выказывая наружно своей озабоченности, он попытался разобраться, что случилось.

"Чадо мое, расскажи-ка мне. Завтра третий день "кончины" твоей матери, то есть она "умерла" вчера. Она "умерла" в Румынии. Но как ты можешь знать о ее "смерти"?"

Последовало непродолжительное молчание.

"Как? Как я узнал? — робко начал дьякон. — Ну, он сказал мне."

"Кто тебе сказал?"

"Мой ангел-хранитель".

"Твой ангел-хранитель? Ты видел своего ангела?"

"Я удостоился его видеть, и не один-два раза. Это длится уже два года. Он является мне и молится вместе со мной. Мы вместе поем акафисты, бьем поклоны, ведем духовные беседы..." Эти "два года" очень расстроили отца Савву. Два года обмана бесовского — дело не из простых. В течение двух лет позволять врагу беспрепятственно работать над твоим уничтожением — действительно очень печально.

"И почему же, чадо мое, за все это время ты мне ничего не рассказал?"

"Ангел сказал мне, что это ни к чему".

Отец Савва понял, что ему предстояло большое сражение. Сначала нужно было убедить несчастного дьякона, что вовсе это не ангел является ему, а потом он должен был противостать ярости бесовской. "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй нас грешных!" — горячо воззвал он к Богу втайне от ученика.

"Чадо мое, ты уверен, что тебе является ангел?"

"Абсолютно уверен, Старче! Ведь мы вместе молимся и тысячи поклонов в день кладем. Мы говорим о будущей жизни и рае. Он мой ангел-хранитель!"

Видно было, что дьякон твердо верил в свою правоту. Но верил он также и Богодухновенному Старцу, что заставило его задуматься. Но, сказал он, как же бес может поощрять его к молитве? Ведь он борется против молящихся.

Наконец они договорились проверить "ангела-хранителя".

"Как только он снова тебе явится, — сказал отец Савва, — попроси его прочитать "Богородице Дево, радуйся и изобразить знамение креста".

Но все было не так просто. Если нечистый в течение двух лет вводил человека в заблуждение, то может уже обмануть даже его глаза и уши. Он может заставить вообразить, что слышится "Богородице Дево, радуйся..." и видится изображение знамения креста.

В следующий приход дьякон, скрывая торжество свое, сказал духовнику: "Старче, все было сделано, как ты сказал. Это Божий ангел, мой ангел-хранитель. Он и произнес "Богородице Дево", и перекрестился".

Отец Савва понял, что два года обольщения бесовского не прошли даром. Но, хотя диавол и знает великое множество всеразличных уловок, он не может превзойти мудрость Божию, которая светилась в Богоносном Старце. Старец повернулся к дьякону:

"Послушай, чадо мое. Будь внимателен: мы устроим окончательную проверку, которая прояснит дело. Божии ангелы знают все, ибо все открывает им Господь. А бесы всего знать не могут, многое темно для них. Ты согласен?"

"Да".

"Раз ты согласен, слушай внимательно, что тебе нужно сделать. Вот сейчас я кое о чем подумаю — и он подумал плохое о диаволе — и это останется в моем мозгу тайной. Сегодня вечером попроси ангела сказать тебе, о чем я подумал. Если он ответит правильно, то, без сомнения, он от Бога. Приходи и сообщи мне, что произойдет".

Вернувшись в свою каливу дьякон чувствовал какое-то беспокойство, что-то было не так. И, вместе, он восхищался мудрым предложением Старца. Сейчас дело должно разрешиться.

Когда в тот вечер дьякон попросил ангела разрешить загадку, на "ясном" лике того появилось легкое беспокойство. Он показался смущенным.

"Но, отец мой возлюбленный, почему ты, существо высшего порядка, интересуешься мыслями простого смертного? Ты принижаешь себя, это недостойное желание. Может, я лучше покажу тебе сегодня рай и ад, славу Владычицы Богородицы?"

Но дьякон, начавший уже подозревать нехорошее, настаивал.

"Я пребуду в послушании у своего духовника. Скажи мне, что он подумал".

Ангел всячески увиливал, стараясь переменить тему, но дьякон настойчиво возвращал его к тому же вопросу. Эти увиливания вызвали еще большие подозрения.

"Ты должен сказать мне, что думал духовник. Это же так просто. Разве ты не знаешь?"

"Берегись, дьякон. Из-за своей мелочности ты рискуешь потерять мое хорошее расположение".
"Я не знаю... я же тебя спрашиваю о такой простой вещи. В последний раз: знаешь или нет, что думал отец Савва?"

И в этот же момент исчезла лучезарная внешность, уступив место ужасному образу, а точнее сказать — безобразию. Чудовище заскрежетало зубами и завыло диким зверем:

"Ты погиб, несчастный! Завтра в это же время ты будешь горсть в аду! Мы сожжем тебя, мы тебя уничтожим!"

И дьякон остался один, один и в полном расстройстве. Вся сладость двухлетних видений не могла возместить горя этой минуты. Если бы его не укрепляли молитвы духовника, который в это самое время бодрствовал молитвенно о нем, он совсем упал бы духом. Прошло несколько часов, прежде чем он заставил себя встать на ноги. Он не мог оставаться в своей каливе. Он мог чувствовать себя в безопасности только рядом со своим духовником. В ушах все гремела угроза: "Завтра в это же время ты будешь гореть в аду!" Ужас пронизывал его до глубины мозга.

Он добрался кое-как до каливы Воскресения. Ухватил за подрясник Старца и ни на минуту не желал отойти от него. Даже когда Старцу необходимо было немного отдохнуть, перепуганный дьякон был рядом с ним.

"Не бойся, чадо мое! Успокойся".

"Да какже я могу не бояться, отче, когда приблизился час мой? О! Приблизился час, когда они заберут меня. О, Христе, помилуй мя!"

И действительно, в назначенный час последовала яростная атака злых духов. Дьякон вскричал в ужасе и отчаянии:

"Спаси меня, отче мой! Я погиб, они забирают меня! Спаси меня!"

Отец Савва, пав ниц, с болью и слезами молился Господу, чтобы Он сжалился над рабом Своим и отогнал злых бесов. Молитва его была услышана, и несчастный дьякон был спасен "из пасти льва".
Так закончилась эта печальная история — очень печальная и очень поучительная. Действительно, за видениями скрывается много опасностей! Когда мы не полностью открываем в исповеди свой внутренний мир, враг может сделать с нами, что захочет. Опытный духовник — это поистине сокровище!

Но жизнь земная того дьякона на этом не закончилась. Со временем, благодаря окормлению старца Саввы, он успокоился. Его духовная жизнь далее развивалась хорошо. Позднее он был посвящен в священника, отличался своим благочестием. Тем не менее, те годы бесовского наваждения оставили нехорошие следы. Диавол имел к нему особенное внимание, не зря же он насылал на него приятные видения. Итак, хотя и пришел он на Святую Гору с юности и мужал здесь в окружении, как говорится, ангельском; несмотря на все это, до конца жизни мучим был разными искушениями. Все прозорливые отцы видели в этом последствия его двухлетнего сотрудничества с ангелом ложным — падшим ангелом.

Читайте также

© Михаил Чернов vsemolitva.ru

Подпишитесь на рассылку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here