Старец Савва: Паломничество

1. Радости и горести Сиона.

Страсти и Воскресение Господа были постоянной темой размышлений отца Саввы. Дороже всех мест на земле были для него Голгофа и Святой Гроб. Ах, если бы только, по милости Божией, привелось ему побывать там смиренным паломником! Это было бы таким облегчением для его души, отягощенной трудами духовническими.

И однажды паломничество ему удалось совершить, удовлетворив, таким образом, сильное желание. Православные верующие там тоже были обрадованы приездом Старца со Святой Горы. Святая Земля переживала трудные времена, и им нужна была его поддержка.

Он прибыл в святой город Иерусалим в 1889 году. Встречаясь с православными верующими, узнавал их положение и очень опечалился. Иерусалим! Город святости и радости, но и город греха и суеты тоже.

В течение шести лет Патриархом Иерусалимским был Никодим (Кизикус). Он имел многие добродетели, был высоким в нравственном отношении, честным, справедливым и великодушным человеком. Он был также опытным администратором, человеком энергичным и представительным. Однако время тогда было очень тяжелое. За несколько лет до этого болгарский раскол раскачал корабль Православия.
Так называемый "арабский вопрос" внес смущение в сознание православных на арабском Востоке, быстро росла "Палестинская Конфедерация".

Патриарха, который прежде был экзархом Святого Гроба в Москве, обвинили в русофильстве. Финансовые дела Патриарха были в критическом состоянии. Во второй раз пришлось закрыть Школу Богословия Святого Креста. Чтобы показать, насколько наэлектризована была атмосфера, достаточно упомянуть, что за год до того (в марте 1888) в Патриарха произвели четыре выстрела из ружья, и он уцелел только чудом.

Поэтому прибытие богоносного Старца тогда для настрадавшихся православных было большим утешением. Усталые и смущенные души видели в нем Богом посланного ангела-утешителя, подобного "росе аермонской" (Пс. 132,3). Приведем слова очевидца, бывшего в то время в Лавре св. Саввы.
"Архиереи, иереи, монахи, монахини и люди всех сословий приходили к нему на исповедь. И он принимал всех, как сказано, "грядущего ко Мне не изжену вон" (Ин. 6,37). Он сказал мне: "Я приехал в Иерусалим, чтобы поклониться святым местам и немного отдохнуть, и посмотри! Люди идут ко мне, недостойному".

"Они нуждаются в духовнике," — сказал я ему.

"Да, я это и сам вижу, — ответил Старец, — но я вскоре собираюсь уезжать".

"Сейчас они обрели врача и хотят, чтобы он исцелил их раны. Когда врач уедет, Всемилостивый Господь пошлет другого лечить их".

С радостным лицом, он сказал: "Правда, чадо мое, Бог не оставит творения Свои пасть жертвами волнений и смущений" ("Воспоминания", т. 1,стр. 19)".

И позже, после того, как ему выпало поклониться тем местам, откуда пришло наше спасение, отец Савва еще более остро переживал таинство исповеди.

Какое невыразимое чувство испытал он, когда приближался к политой Кровью Голгофе! В этом месте его любимый Господь принял горчайшую чашу страданий за грехи человеческие. Губы его чуть слышно шептали:"... пригвожденный ко Кресту и пронизываемый копьем, Ты страдал во искупление человечества. О, Спаситель наш, слава Тебе!"

И снова небесные чувства переполняли его сердце, когда поклонялся он Животворящему Гробу! Здесь исток победы над тремя составляющими зла — над бесами, грехами и смертью. Отсюда забрезжила заря нового мира, наполненного небесным светом и торжествующим "аллилуйя"! В память о своем паломничестве к Святому Гробу он посвятил часовню каливы Воскресению Господню.
2. Св. Савва Освященный.

Среди прочих славных святых святый Савва Освященный в жизни отца Саввы сиял, словно звезда. Этот подвижник и учитель пустыни, украшение монахов и светоч всей Земли Обетованной был его любимым Святым. Он не только дал ему свое имя, но до конца жизни оказывал особую помощь и покровительство.

"Святый Савва, — взывал он сейчас к нему, — я жажду совершить паломничество в твою святую обитель, освященную молитвами твоими и трудами".

Знаменитая Лавра св. Саввы находится от Иерусалима в трех часах ходьбы. Нужно идти на юго-восток по Иосафатовой долине, которая начинается в Гефсимании, а кончается у Мертвого моря. Вокруг — унылая пустыня, обжигающий ветер, небо видится бронзовым. Долина постепенно превращается в ущелье с крутыми склонами.

Монастырь, расположенный высоко на правой стороне ущелья, производит впечатление чуда. Среди дикой величественной природы видишь вдруг огромные здания, стены, башни — все, построенное в древности, и бесчисленные пещеры и убежища. Воздух наполнен запахом серы, ароматом ладана, птичьим пением, звоном колоколов. Лавра св. Саввы словно царский дворец в этом уединенном царстве.

Приближаясь к святому месту, отец Савва пел: "Яко от младенчества Богу жертва непорочная принесися еси добродетелию, Саво блаженне, садоделатель быв благочестия; темже выб еси преподобных удобрение, гражданин же пустынный достохвален. Темже зовем ти: радуйся Саво пребогате".

Отцы Лавры св. Саввы приняли его с радостью.

"Благослови, святый Отче. Добро, что пришел ты к Святому и принес нам благословение ГЬры Афон".
Он провел в Лавре два дня, немного познакомившись с ней и ее жизнью, дивясь и наслаждаясь собственным пребыванием там.

"Святый Отче, — обратился к нему отец Игумен, — отцы хотят исповедаться у тебя. Не лиши их этой милости".

И как же он мог отказаться? Шестьдесят отцов Лавры пришли к нему на исповедь и получили облегчение под епитрахилью Богоносного Старца.

Оставшееся время использовал он для знакомства с Лаврой. Посмотреть там было что: усыпальница Святого, келья св. Иоанна Дамаскина — этого "алатописца", мощи отцов, умученных сарацинами. Воздух наполнен был непередаваемыми ароматами святых мощей. Какие благоуханные крины насадил Господь среди этих диких скал!

В прекрасной церкви Благовещения была древняя чудная икона Святого. Величественно возвышалась над скалами башня, построенная Императором Юстинианом. Внизу в глубине ущелья — святой источник Святого, вода в котором изливается прямо из скалы. К северу — келья его матери и посаженная им финиковая пальма. К югу — пещера великого и чудного Иоанна Исихаста(6-ой век). Но не хватало главного мощей самого св. Саввы, которые в то время пребывали в далекой Венеции. Хвала Господу, что с того времени они вернулись в монастырь! (Они были возвращены 30 октября 1965 года»).

3. Птицы пустыни.

Бог многообразно утешает своих верных рабов. В этом сухом и жарком месте Он подарил им диковинное чудо — стаи великолепных птиц.

По всей видимости, отец Савва совершил паломничество в Лавру св. палестинский монах Саввы в конце Великого Поста, как раз в то время, когда можно было увидеть этих чудесных птиц. (Это чудо было не единственным, в этом святом месте можно было видеть много необычных явлений, на которых не будем сейчас останавливаться.) Как записано в монастырской летописи, более двухсот диких птиц, черных с желтыми клювами, похожих на дроздов, жило с монахами с сентября до апреля. Завидев открытое окно, они влетали в кельи, внося с собою радость и оживление. По утрам, когда отцы пили кофе, птицы садились им на подрясники, на ноги в поисках крошек. Когда монахи подзывали их, птички подлетали и садились им на плечи, на головы и с необыкновенной смелостью клевали с ладони хлебные крошки или изюм. Но никогда не подлетали они к мирянам или к пришедшим из других мест монахам или священникам. Однако, очевидно, делали из этого правила некоторые исключения. К благочестивым пришлым монахам, подобным отцу Савве, они подлетали.

Отец Филофей (Зервакос), побывавший в Лавре 28 апреля 1924 года, рассказал следующий случай:
"Когда я собирался испить поданный мне кофе, внезапно прилетели семь или восемь птиц. Некоторые сели мне на плечи, другие на руки, а остальные расселись вокруг меня кружком, перекликаясь и щебеча. Это произошло так неожиданно, что я было испугался, но скоро пришел в себя. Отцы удивились, что все птицы прилетели ко мне и, улыбаясь, говорили: "Вот и птицы, которых ты хотел видеть". Удивленный и счастливый, я поставил чашку и стал крошить хлеб для птиц. Отцы принесли еще фиги, которые я порезал на мелкие кусочки и дал им. Благословенные птицы ели с моих рук, а когда все съели, то веселым щебетанием выразили мне свою благодарность и улетели".

У монахов, когда они поют, такие же приятные голоса, как у птиц, и по мере того, как поднимаются они по ступеням святости, их духовное пение становится все прекраснее. Среди этих в образе человеческом "птиц" особенно выделялись три отца святой жизни. Отец Савва душой отдыхал, находясь рядом с ними.

Одним из них был достопочтенный семидесятилетний старец Варнава из Мафитоса. После аскетического подвижничества на Горе Афон и в Иорданской долине он прибыл в Лавру св. Саввы. Видевшие его видели ожившего анахорета древности.

"Глядя в лицо его, все преисполнялись почтением — настолько добродетель запечатлелась на нем. Умер он в глубокой старости, причем задолго до смерти предсказал кончину свою" ("Воспоминания", т. 1, стр. 57-58).

Другим был отец Каллистрат из Пелопоннеса, великий подвижник добродетели, мудрый и прозорливый. В прошлом он три года (больше не благословил Патриарх) провел в аскетических лишениях в пещере, расположенной в мрачной скале под горой Нево, где находится могила Моисея. Православные арабы из небольшого городка Кориакон спускали ему на веревке хлеб и воду в обмен на одежду, которую он для них шил. В уме его и на губах непрестанно звучало божественное: "Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго".

Третьим был пятидесятилетний иеромонах Герман из Керкиры. О нем вспоминают как о "простом, невинном, простодушном, добром и смиренном — образце истинного монаха". Когда он совершал Литургию, Божественная благодать овевала его, лицо становился ангельским. Он повторял неустанно: "Когда бы Вы знали, какое насаждение духовное дает нам причащение Святых Тайн, Вы бы всем пожертвовали, жизнью собственною, чтобы быть достойными этого".

4. Паломничество к Иордану.

В планы отца Саввы входило паломничество к священным водам реки Иордан, к месту, где Бог явил себя в Троице.

В те дни не было таких удобных транспортных средств, как сейчас, и путь к месту Крещения Господнего был трудным.

Нужно было идти пять - шесть часов на восток, а потом немного к северу от Иерусалима до возвышенности Иерихона. Местность была дикая, бурные потоки и глубокие ущелья затрудняли путь. Но благочестивым паломникам эти трудности не были серьезной помехой.

Монастырь преп. Красима, этого великого отшельника, укрощавшего в пустыни диких зверей, гостеприимно предложил отдых усталым путникам. Приближаясь к святому месту в конце их пути, игумен Анфим из Лавры св. Саввы, который вместе с несколькими другими отцами сопровождал Старца, рассказал, что представляло из себя разрушенное строение, видневшееся поблизости.
"Там, святый Отче, древний монастырь святого Предтечи, построенный святой Еленой и одаренный Юстинианом. Помолись, чтобы мы могли восстановить его".

"Да будет на то помощь святого Предтечи".

Благодаря Богу за несколько последующих лет он был восстановлен Патриархией. Сегодня там совершаются Литургии, отрадные для паломников.

Спустя пять минут после того, как они миновали разрушенный монастырь, послышался шум реки Иордан.

Волнительная дрожь охватила душу отца Саввы. Он удостоился счастья немного пожить в обители его святого Покровителя, св. Саввы, а сейчас был в краю великого, редкого отшельника и заступника всех монахов — святого Предтечи. Отцу Савве казалось, что вот сейчас может повстречаться его бестелесная фигура и он увидит горящие глаза пророка.

Губы невольно шептали:

"О, святый Предтеча; не оставь нас заступлением своим".

Живо вспомнилось повествование Евангельское: "Тогда исхождаше к нему Иерусалима, и вся Идея, и вся страна Иорданская, и крещахуся во Иордане от него, исповедающе грехи своя" (Мф. 3,5-6).
Место это истинно свято. Здесь говорили пророки, здесь был подготовлен путь Господа. Здесь было святое место исповеди, где разрешались грехи, здесь была сооружена "купель обновления". И однажды в числе многих других Сам Сын Божий пришел к этому месту и "крестися от Иоанная во Иордане" (Мк. 1,9).

Держась за ветвь ивы, чтобы быстрое течение не унесло его, отец Савва погрузился в реку Иордан. И увидел он как бы голубя, и услышал громовой глас: "Сей есть Сын Мой возлюеденный, о Немже блговолих" (Мф. 3,17). Молитвы излились из груди его молитвы ко Пресвятой Троице, Которая явила Себя в этом месте.

Земля окрест реки Иордан, казалось, была создана для молитвы. Всегда обитали там избранные святые отшельники, последователи Предтечи. Какую радость почувствовал отец Савва, когда узнал, что в Иорданской долине среди бесконечных зарослей кустарника и камыша подвизалась в отшельничестве уже при его жизни Фотиния. Подвизалась там она пять лет, творя непрестанную молитву, и никто о ней не знал. Старец был глубоко тронут. В благоговении он преклонил колени пред Отцом Небесным и благословил Его Всесвятое имя. После он вернулся в монастырь, а оттуда — обратно в Иерусалим (Отец Иоаким (Специерис) "Воспоминания").

После того, получив благословение Патриарха Никодима, отец Савва отправился в обратный путь — в Удел Божией Матери на Святую Гору. Он не чувствовал горя изгнанных иудеев, когда покидал Иерусалим, возвращаясь в свою страну. У алтаря храма его каливы ждали его свет и слава Нового Иерусалима. Там он подвизался о молитвах святых и о благословении Богородицы — Покровительницы Горы.

Читайте также

© Михаил Чернов vsemolitva.ru

Подпишитесь на рассылку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here