Жажда праведности (XV-XVII века)

Предисловие

Наследником Василия стал его сын Иоанн IV, прозванный позже Грозным. Рождению этого князя предшествовало одно пророчество. Дело в том, что Василий, отказавшись от добродетельной, но бесплодной жены, приказал насильно постричь ее в монахини. Сам же испросил позволения на новый брак у восточных патриархов и настоятелей Афонских монастырей. Те отказались благословлять новый брак, причем иерусалимский патриарх Марк написал ему даже послание, в котором прозвучало пророческое предупреждение: если князь, вопреки церковным канонам, осмелится жениться, то будет иметь сына, который удивит весь мир лютостью.

Однако это предупреждение не остановило Василия, и его новая избранница — Елена Глинская — 23 августа 1530 года родила наследника княжеского престола, получившего в крещении имя Иоанн. Василий был так счастлив получить столь ожидаемого сына, что не знал, как благодарить небо — щедро одаривал золотом церкви, отворил темницы и снял опалу со многих вельмож. В честь рождения сына он построил и освятил церковь во имя Иоанна Предтечи.

Великая народная радость в момент рождения княжича и в период первых лет правления Иоанна сменилась великой скорбью. Иоанн Грозный вначале возвеличил царство, но после затопил его в крови и в памяти народной остался как самый кровожадный мучитель.

Иоанну было 4 года, когда умер его отец. Вначале государством вместо него управляла его мать Елена, а после ее смерти — Боярская дума, в которой первое место занимали князья Шуйские. Частые споры между боярами и князьями приводили к печальным последствиям: казна разворовывалась, народ теснили, а с самим наследником княжеского престола обходились бесцеремонно и даже грубо. Именно Шуйские потакали всем дурным наклонностям молодого князя, поощряя всякие неблаговидные его дела и тем самым воспитывая в нем жестокость, хотя от природы Иоанн был одарен многими прекрасными способностями.

В 1547 году, достигнув совершеннолетия, Иоанн торжественно венчался на царство, а вскоре женился на Анастасии Романовне, происходившей из боярской семьи Романа Захарьина. Первое время князь оставался в стороне от дел и не принимал участия в жизни государства. В 1547 году в Москве случился страшный пожар, уничтоживший почти весь город, в это время Иоанн был вынужден переселиться в село Воробьево. А в народе ходили темные слухи, будто Москва горела от колдовства княгини Глинской; люди говорили: «Она вынимала сердца из мертвых, клала их в воду и кропила этой водой улицы». В народе росло возмущение против правления бояр, и одного из Глинских, родного дядю царя, убили в Успенском соборе.

После пожара и мятежа Иоанн был страшно напуган, протоиерей Благовещенского собора Сильвестр явился к царю и укорил его в том, что он забыл свой царский долг перед отечеством. С тех пор Сильвестр и царский спальник Алексей Адашев сделались главными советниками царя, оставаясь на протяжении 10 лет верными помощниками.

Сильвестр ввел в жизнь царя строгий распорядок, он даже определял время для сна, принятия пищи и указывал, какую одежду выбирать для того или иного случая. Это были самые лучшие годы правления царя Иоанна. В это время открылась первая типография для печатания церковных книг (1553 год); появились первые постоянные стрелецкие полки, пешие и конные. Внешние дела Иоанна также велись блестяще: в это время были завоеваны Казанское и Астраханское ханства, некоторые земли в Ливонии.

По совету Сильвестра Иоанн IV решил покончить с Казанским царством, дабы пресечь раз и навсегда разграбление Московских земель.

Однако пора доброго царствования вскоре миновала: царь перенес тяжелую утрату, скончалась его супруга — Анастасия Романовна, оказывавшая благотворное влияние на царя. При дворе заговорили, будто Сильвестр и Адашев извели царицу чародейством. После этого царь повелел заточить Сильвестра в Соловецкий монастырь, а Адашева заключить в тюрьму в Дерпте. Все их родственники были сосланы или казнены. Главный приверженец Сильвестра — Андрей Курбский — успел бежать в Литву. И теперь Иоанн всюду видел измену и заговоры; начались повальные казни бояр, по малейшему навету их лишали жизни, а близких либо ссылали, либо также казнили.

Новые слуги Иоанна — преданные, отважные дворяне-опричники — приносили клятву верности и в знак своего полного повиновения ездили верхом на конях, привязав головы собак и метлы. Таким образом они показывали, что готовы грызть царских ворогов, как собаки и выметать их метлами из Русской Земли.

Царь велел самым близким из опричников (всего 300 человек) обрядиться поверх золотых кафтанов в монашеские рясы; сам он одевался таким же образом. Он называл своих слуг братией, себя — игуменом. Ранним утром Иоанн вставал и пробуждал братию колокольным звоном. Во время богослужений он сам пел, читал и молился, да так усердно, что после поклонов у него всегда был до синяков разбит лоб. Перед трапезой он читал наставления, а между этими делами пировал, охотился и чинил расправу над изменниками.

Все были запуганы политикой царя так, что никто не смел говорить ему правды. Но нашелся один человек — митрополит Филипп, поднявший голос в защиту невинных. Святой старец до последних мгновений жизни оставался верен Богу и не покривил против истины, отказавшись благословлять любимого опричника Иоанна Грозного, Малюту Скуратова.

В конце царствования Иоанна Русское государство было так ослаблено, что Иоанну пришлось отказаться от прежних завоеваний в Ливонии.

Еще одно знаменательное событие пришлось на годы правления Иоанна — покорение Сибири Ермаком в 1582 году. Это случилось уже незадолго до смерти грозного царя.

В конце XVI века произошло еще одно событие в истории Православной Церкви — началась борьба вокруг церковной унии.

После Люблинской унии юго-западные русские земли, соединившись с Польшей, утратили свои древние названия. Польские паны стали переселяться в Литву и в русские земли, но русские поселяне и горожане всегда чуждались поляков, и, чтобы ослабить это отчуждение, польский король Сигизмунд III решил обратить в католичество всех русских, но приступил к осуществлению этого плана издалека. Была придумана церковная уния, на основании которой русские люди имели право сохранять свои православные традиции и обряды, славянский язык, но при этом должны были признать главой церкви папу.

В 1596 году состоялся Большой собор из духовных и светских лиц, вскоре его участники разделились на два лагеря: православный и униатский.

Православных оказалось гораздо больше, поэтому они отвергли унию и лишили сана киевского митрополита Михайло Рогозу и других епископов, принявших унию. Однако Сигизмунд, в противовес этому, объявил униатскую церковь господствующей, все католические епископы после этой обретенной власти стали преследовать православных.

Многие католические епископы просто неистовствовали, закрывали православные церкви, так что жители были вынуждены проводить службы в шалашах. В Белоруссии (прежнее княжество Полоцкое, часть Смоленского и др.) один униат ударил православного священника, связал его и запер в архиерейской кухне, после чего разъяренный народ православный набросился на архиепископа Иосафата Кунцевича, убил его, а тело бросил в Двину. Дорогой ценой пришлось заплатить православным за такой проступок — многие сложили головы на плахе, в Витебске и во всей Белоруссии было запрещено строить новые православные храмы, всех белорусов силой принудили принять унию, Кунцевича же католики причислили к лику святых мучеников за веру.

Русские люди знатного происхождения, обучаясь в польских школах, с малых лет видели презрение ко всему русскому, особенно к православной вере. Многие из ополяченных русских вместе с иезуитами преследовали Православие в Юго-Западной Руси. И хотя Сигизмунду удалось завладеть умами многих русских, но полностью поработить Россию в начале XVII века не удалось и ему.

После Иоанна на царский престол взошел его сын Федор, добрый, кроткий государь, но, к несчастью для Руси, слабого здоровья. Управление государством осуществлялось Боярской думой во главе с Борисом Годуновым, возвысившимся при Грозном как опричник. Все царствование Федора было отмечено спокойствием и благополучием благодаря искусной политике Бориса Годунова. Однако в это же время произошли два важных события, которые затем явились причиной больших смут: первое — смерть царевича Дмитрия (1591 год); второе — начало прикрепления крестьян к земле (1597 год).

Убиение царевича, которому так сочувствовали простые люди, породило слухи, что к нему был причастен сам Годунов, желавший сделаться царем. А прикрепление крестьян к земле запрещало их свободный переход из одной земли в другую, что послужило новым толчком к народному возмущению.

Для Руси наступили тяжелые Смутные времена. Со смертью Федора Иоанновича прекратился царский род Рюриковичей, управлявших Русским государством (потомки Александра Невского).

Борьба за власть породила самозванцев, каждый назывался царевичем Дмитрием. Войска Лжедмитрия II разоряли города и издевались над духовными лицами, вместе с польско-литовским войском Лжедмитрий пытался посягнуть на сокровища Троице-Сергиевой лавры. Но братия сплотилась, и с молитвами на устах, с оружием в руках монахи держали оборону обители 16 месяцев. И хотя отряд иноков во много раз был меньше по количеству бойцов, чем войска мародеров, однако, несмотря на голод и цингу, монахи сумели отстоять свою лавру. Неприятельские войска с позором отступили. Эта геройская оборона послужила достойным примером для русских людей и вдохновила многих на смелые подвиги.

В Смутное время в Москве буйствовали поляки, оскорбляя православные святыни, стреляя в иконы и кресты, русский народ потерял терпение и веру, поэтому пример монахов многих вдохновил и поддержал морально. Кроме того, Троице-Сергиева лавра жертвовала на общественные нужды все свои сокровища, давая не только духовную поддержку, но и материальную. Архимандрит этой лавры Дионисий и келарь Авраамий Палицын по всем городам рассылали грамоты, призывая русский народ сплотиться против поляков, дабы спасти Православную Церковь, свою веру и землю от разорения недругов.

Патриарх Гермоген также посылал из заточения грамоты, одна из них попала в Нижний Новгород, где земский староста Козьма Минин Сухорукий, вдохновленный призывом святых отцов, обратился к горожанам с пламенной речью: «Продадим дворы. Заложим жен и детей наших, но выкупим отечество и веру!» Многие города последовали примеру нижегородцев и организовали ополчение, главным военачальником которого был избран князь Пожарский, а казначеем — Минин.

Литовско-польское войско было встревожено не на шутку таким мощным подъемом патриотизма русского народа, и боярин Салтыков вместе с польским гетманом потребовал от Гермогена, чтобы он послал к Пожарскому грамоту о роспуске ополченцев, на что патриарх ответил: «Да будет над нами милость Божия и наше благословение, изменники же да будут прокляты в сем веке и в будущем!» Вскоре патриарх умер, как полагают, его уморили голодом. Много примеров мужества, стойкости и верности являла Православная Церковь, именно она всегда давала надежду на спасение в самые трудные времена для России, укрепляла веру в победу и дарила свое благословение.

Первая половина XVII столетия знаменательна вступлением на престол первого царя из дома Романовых — Михаила Федоровича. Он был избран на трон в возрасте 16 лет. Находясь в селе Домнино около Костромы вместе со своей матерью, инокиней Марфой, Михаил подвергся большой опасности. В это время польские отряды, находившиеся поблизости, узнали об его избрании на царствование и решили убить Михаила. Своим спасением царь во многом обязан крестьянину Ивану Сусанину, который завел поляков в другую сторону от села Домнино, успев отправить к новому царю посланника, своего зятя Богдана Сабина, с предупреждением об опасности.

Любопытен и тот факт, что Михаил, получив грамоту об избрании на царство, вначале отказался от этой чести, а его мать говорила: «Русские люди измалодушествовались, позабыли, как служить царю. Идти теперь на царство — все равно, что идти на верную гибель».

Вступив на престол, Михаил Федорович взял на себя большую ответственность, ведь в то время казна была совсем пуста, у царя не имелось даже оружия, а Русская Земля еще была полна неприятелей: в Новгороде засели шведы, в Смоленской области — поляки. Молодому царю пришлось пойти на большие уступки внешним врагам, чтобы хоть в какой-то мере спасти государство. В Москву вернулся отец Михаила — Филарет, гостивший в то время в городе Иерусалиме. Иерусалимский патриарх посвятил Филарета в сан патриарха Московского. С его помощью царь стал мудрым, благожелательным правителем, при необходимости проявляя и твердую волю.

После Михаила Федоровича царствовал его сын Алексей Михайлович, который был любим русским народом, как ни один другой московский царь. Его восхваляли за кротость, поэтому он получил прозвище Тишайший. Его самым близким другом и наставником был патриарх Никон.

Царь строго соблюдал все посты, прославился нищелюбием и милосердием, нищих приглашал даже во дворец в мясопустную неделю и вместе с ними обедал. Часто он посещал тюрьмы, раздавал заключенным деньги и пироги. Всегда принимал участие во всех церковных праздниках. В Вербное воскресенье, в память о входе Господа в Иерусалим, царь во время обряда вел осла за повод. Однако уже в этот период в России появляется много иностранцев, привнесших на Землю Русскую свои традиции: театральные представления и другие развлечения. Представители высшего света стали выписывать из стран Запада картины, зеркала, часы и многое другое.

История же великой дружбы царя с патриархом Никоном знаменательна многими событиями, отразившимися на жизни православных людей русских. Никон происходил из крестьянской семьи. После смерти детей он уговорил жену постричься в монахини и сам ушел в монастырь на Белом море, где снискал славу подвигами благочестия.

Царь Алексей Михайлович очень уважал строгих монахов и вскоре призвал Никона в Москву, где и сблизился с ним, часто прося совета и помощи в делах государственных. Вскоре Никон становится митрополитом в Новгороде. Однажды в этом городе хлеб так вздорожал, что народ начал роптать, обвиняя богатых в том, что те специально замыслили заморить людей голодом. Поднялся мятеж; патриарх вначале всех увещевал, затем обвинил в самовольстве, а после и проклял. Бунтовщики же напали на Никона и жестоко избили, так что тот тяжело болел и даже соборовался, но мятеж, к радости царя, немедленно прекратился.

С кончиной московского патриарха церковный собор избрал на это место Никона. Тот долго не соглашался, но все-таки, согласившись, принялся ревностно искоренять церковные беспорядки и решил исправить богослужебные книги. Поскольку они были еще рукописные, то по вине малограмотных переписчиков в тексте попадались ошибки. Никон с помощью просвещенных монахов пересмотрел все книги, велел их отпечатать и разослать по церквям. Однако некоторые священники отказывались исполнять службы по этим книгам, утверждая, что в них находится ересь. Тогда Никон стал наказывать этих священников и даже лишал некоторых сана. Приверженцы этих священников в свою очередь перестали посещать церкви и начали проводить службы по домам. Так в Православной Церкви возник раскол и появилось старообрядчество. Раскольники, боясь наказания, скрывались в лесах, уходили к казакам, все они люто ненавидели Никона и прозвали его еретиком и антихристом.

Никон же ревностно исполнял не только свои прямые обязанности, он во многом помогал царю в делах управления государством. Алексей Михайлович называл его «великим государем» и «своим искреннейшим другом». Из-за своей строгости патриарх нашел немало врагов, среди которых были и именитые бояре. Они стали наговаривать на Никона царю, якобы тот желает возвыситься наравне с ним. Долгое время царь оставался глух к этим наговорам, но «вода и камень точит»: вначале Алексей Михайлович перестал советоваться с Никоном в государственных вопросах, затем перестал приглашать его к себе, а после прекратил посещать даже патриаршее богослужение.

Никон же, чувствуя перемену в царе, после очередного богослужения официально и всенародно снял с себя патриаршее облачение и удалился в построенный им же Воскресенский монастырь (Новый Иерусалим). Разлад между царем и Никоном продолжался несколько лет, избрание нового патриарха откладывалось, наговоры же на Никона усиливались. Так, стали поговаривать, что Никон в своем монастыре наложил проклятие на царя и всю его семью. Наконец, царь созвал в Москве церковный собор, на который пригласил двух греческих патриархов. Никон, явившись в полном патриаршем облачении, держался достойным образом. Собор обвинил Никона, что тот самовольно оставил патриаршество, злоупотреблял проклятием и дал Воскресенскому монастырю название Нового Иерусалима. Никона лишили патриаршества (1666 год), священства и заточили в отдаленный Ферапонтов монастырь у Белоозера. В этом монастыре Никон прожил 15 лет. Царь же посылал ему меха, рыбу, плоды, деньги и называл в своих посланиях его «святым, великим старцем».

Хотя Россия претерпела многие испытания в этот период — смуты, раскол, однако как государство она окрепла и смогла уже не только сохранять свое национальное самосознание, но и помогать тем русским, которые страдали от угнетения поляков.

К концу XVII века Россия представляла собой самое обширное государство в Европе. Наиболее многолюдным городом была Москва, известная среди других городов своими храмами, царскими дворцами и палатами. В Московском Кремле жили царь и приближенные бояре; другие бояре и купцы жили в Китай-городе (ближайший к Кремлю посад, окруженный каменными стенами и башнями); в Белом городе (еще один посад, также окруженный каменной стеной, выкрашенной в белый цвет) селились дворяне, здесь же находились царские и боярские дворы с разными службами; простой же народ обитал в Земляном городе (самая крайняя и бедная часть Москвы).

После смерти Алексея Михайловича правил его старший сын Феодор, но он умер бездетным. Следующими претендентами на престол были 16-летний Иоанн, который также не отличался большим здоровьем, и 10-летний Петр, подававший большие надежды. Вопрос о том, кого же избрать на царский престол, был разрешен следующим образом: патриарх с крестом вышел к народу, собравшемуся у дворца, и спросил, кому быть царем. Народ отвечал: «Царевичу Петру Алексеевичу». Так на русский престол взошел великий царь-реформатор Петр I.

Однако родная сестра Иоанна осталась недовольна таким поворотом событий, и с ее подачи среди народа распространился слух, будто бы мать Петра, Наталья Кирилловна Нарышкина, вместе со своими приближенными задушили царевича Иоанна. Стрелецкие войска взбунтовались, последствия их буйства возмутили всю Москву. Под страхом расправы бояре венчали на престол обоих царевичей, а их сестра Софья стала правительницей до совершеннолетия Петра.

Петр рос вдали от двора — в селе Преображенском. Первым его учителем был дьяк Зотов. Но дьяк не отличался рвением к просвещению и едва обучил Петра к 16 годам грамоте. Когда однажды царю была подарена астролябия, то никто не сумел ему объяснить назначение сего инструмента. Тогда-то и был призван из Немецкой слободы первый настоящий учитель Петра, голландец Тиммерлан. Интерес к судостроению также возник еще в юном возрасте, когда царь в амбаре случайно обнаружил старый английский ботик. Тогда из Немецкой слободы был призван корабельный мастер Брандт, который исправил судно, и царевич стал на нем кататься по реке Яузе.

После вынужденного удаления царевны Софьи в Новодевичий монастырь Петр стал править государством единолично. Он страстно занимался управлением, и первым успехом во внешней политике стало взятие Азова. Петр рьяно взялся за русское кораблестроение, приглашая для этого в Россию лучших мастеров, матросов, покупая пушки для военных судов и пр. Чтобы лучше изучить искусство кораблестроения, Петр лично отправился в Голландию, где поступил на верфь в качестве простого плотника.

Долгое время никто и не подозревал, что среди простолюдинов работает сам царь. Но когда голландцы узнали об этом, то царя стали приглашать к себе именитые горожане, его популярность же среди простого народа неуклонно возрастала.

В свободное время царь усердно изучал разнообразные науки, когда же срок обучения в Голландии был окончен, он отправился в Англию, где освоил искусство кораблестроения в совершенстве. Вернувшись из-за границы на родину, Петр приступил к нововведениям и преобразованиям, причем это продолжалось на протяжении всего его царствования. Преобразования Петра касались буквально всех сфер жизни русского народа, его обычаев и традиций. Так, царь отменил сан патриарха. Его пристрастное отношение к иностранцам порождало опасения в народе, что вслед за нововведениями последует и перемена веры. Многие иностранцы, пользуясь расположением царя, стали глумиться над русскими обычаями и церковными обрядами. Неизбежно, что при таких обстоятельствах начали возникать волнения, многие недовольные новыми порядками уходили в раскольники.

Несомненно, заслуги Петра перед Отечеством велики, но деяния царя в глазах народа не всегда выглядели лицеприятно: ведь именно в годы его правления усилилось влияние Запада на Россию и даже перешло в слепое подражание западной культуре, при этом все традиционно русское подвергалось осмеянию и уничижению. Но желанием Петра в первую очередь было обеспечить русский народ новыми знаниями, техническими средствами и другими достижениями Запада. Сам он, заимствуя достижения западной культуры, до конца дней своих оставался истинным православным христианином.

В России того времени произошел серьезный раскол: простой народ, часть высших слоев общества, монастыри и церкви продолжали вести жизнь, утвержденную допетровским периодом; другая же часть русского общества увлеклась новыми реформами, стала подражать в образе мысли и в бытовом отношении западной культуре. Таким образом, между высшими и низшими слоями общества произошло идеологическое расхождение, которое с течением времени только увеличивалось все более и более, сказываясь не только во внешних проявлениях уклада жизни, но и в духовном развитии. Со временем образовалась настоящая пропасть между правящим классом в России и простым народом.

Однако Русская Церковь в этот период не оставалась в стороне и не бездействовала. Святыни Православия не перестали господствовать в сознании коренного русского населения.

Преподобный Даниил, переяславский чудотворец

Преподобный Даниил звался в миру Дмитрием. Он родился в Переяславле около 1460 года, во время княжения великого князя Василия Васильевича Темного.

С юности душу Дмитрия разжигала склонность к подвигам. Юноша не только не искал покоя, а напротив, сознательно стремился к страданию. После очередного истязания своей плоти Дмитрий повторял: «Стражду со Христом и за Христа». Когда юноша услышал о подвиге Симеона Столпника, который простоял долгое время на открытом воздухе на узкой вершине башни, это настолько поразило его воображение, что Дмитрий стал во всем подражать своему герою.

Симеон Столпник для усмирения плоти носил на теле туго стянутую веревку, и Дмитрий, узнав об этом, тут же решил, что и ему надо носить веревку... Юноша обвил веревкой себя так крепко, что со временем она стала въедаться в его тело, вызывая сильную боль. Днем юный мученик терпеливо переносил страдания, а ночью невольно стонал от боли.

По стонам родители мальчика узнали о его самоистязании и, несмотря на сопротивление Дмитрия, сняли с него веревку. Когда Дмитрию исполнилось 17 лет, он тайно ушел из Переяславля и удалился в Свято-Пафнутиев Боровский монастырь.

В то время множество людей погибало на дорогах — это были странники, умершие от голода или замерзшие зимой, торговцы, ограбленные и убитые разбойниками, да и множество других людей, которых некому было хоронить... Преподобный Даниил погребал убитых и умерших на дорогах. Люди всегда сообщали ему, если обнаруживали непогребенное тело несчастного странника, есть сведения, что монах даже платил за столь печальные известия. Даниил выходил из монастыря и на руках переносил погибших в общую могилу, называемую божедомье. Монах сам отпевал и погребал несчастных, а через некоторое время построил над их могилой храм.

Умер преподобный Даниил в 1540 году, в возрасте около 80 лет. До самой своей смерти монах носил на руках несчастных умерших, отпевал, хоронил и молился за их души. И сколько же человек преподобный Даниил за свою жизнь перенес на своих руках, сотни, тысячи? Наверное, он и сам не задумывался об этом, а смиренно выполнял возложенный на себя долг. Может, это и есть предел милосердия человеческого или ему вообще нет предела?

Блаженный Максим

Летописи не дают никакой информации ни о месте, ни о времени рождения, ни о родителях блаженного Максима. Упоминания о блаженном относятся к XV веку.

Максим избрал для себя подвиг юродства ради спасения и наставления многих людей на путь истинный. По улицам блаженный Максим и летом и зимой ходил совершенно голым.

В народе до сих пор сохранились меткие выражения, которые Максим любил употреблять. Так, в одну из суровых зим один человек спросил блаженного, как он ходит в такой мороз голым, на что Максим ответил: «Хоть люта зима, да сладок рай».

Блаженный Максим всегда изъяснялся с помощью пословиц и поговорок, его выражения были настолько емкими и меткими, что к ним всегда прислушивались не только простые люди, но и князья.

До наших дней дошли такие выражения блаженного Максима, как: «Не все по шерсти, ино и напротив», — такими словами Максим обычно утешал бедняков. Или: «Не плачь битый, плачь небитый», «За терпение даст Бог спасение» и «Оттерпимся, и мы люди будем», — эти выражения обычно тоже относились к бедному люду. Для обличения сильных мира сего блаженный Максим тоже не стеснялся в выражениях: «Бог всякую неправду сыщет. Ни ты Его, ни Он тебя не обманет», «Всяк крестится, да не всяк молится».

Скончался московский чудотворец Максим в 1434 году и был похоронен у церкви Святых Бориса и Глеба. В 1547 году установили ежегодное празднование в честь Максима юродивого.

Игумен Радонежский Никон

Родившись в городе Юрьеве Польском, который находится чуть северо-западней Владимира, Никон еще в юношеском возрасте ушел в обитель преподобного Сергия Радонежского. Святой Сергий направил юношу в Серпуховский монастырь, где он и принял иноческий постриг.

Через несколько лет игумен Серпуховского монастыря Афанасий возвел Никона в иереи. А еще через несколько лет Никон попросил благословения у игумена и отправился опять к преподобному Сергию Радонежскому. Придя в обитель, иерей Никон с молитвами припал к ногам преподобного Сергия, прося благословения. Сергий увидел в монахе будущего святого и оставил его в своей обители.

Теперь Никон стал вторым человеком в монастыре после настоятеля: монах отличался талантом руководителя, и вся братия относилась к нему с большим уважением. Предчувствуя свою смерть, святой Сергий призвал к себе Никона и передал ему все руководство обителью. Через полгода Сергий Радонежский скончался, а Никон принял начальство над лаврой, скрупулезно выполняя все наставления и заповеди Сергия Радонежского. Вскоре со всех окрестностей стали приходить к настоятелю люди за советами и духовной помощью, и Никон молился вместе с прихожанами. Но больше всего преподобный любил молиться в полном одиночестве, его тяготила слава и почет, он стал все меньше и меньше принимать людей и вскоре, устранившись от обязанностей начальника, ушел в затвор.

Вся братия просила Никона не покидать ее — не затворяться в келье, а остаться настоятелем обители. Но Никон уже принял единственно для него верное решение и не собирался отступать от избранного пути. Он назначил игуменом преподобного Савву, а сам принял на себя подвиг затворничества и молчания.

Шесть лет Никон жил в безмолвии и уединении, пока его затвор не был прерван монахами, которые умоляли Никона вернуться к обязанностям настоятеля — Савва в то время уже оставил руководство обителью. После долгих уговоров Никон согласился, но с тем условием, что часть дня у него будет отведена для уединенной молитвы.

Когда полчища Едигея напали на Русь, вся братия и преподобный Никон, будучи уже предупрежденными в видении святителями Петром и Павлом о неминуемом нападении, заблаговременно покинули обитель, взяв с собой святые реликвии и личные вещи.

Через некоторое время монахи решили вернуться в обитель, так как опасность уже миновала. Но иноков ждало лишь пепелище. Татары сожгли монастырь до основания, некоторые иноки пали духом, но преподобный Никон, не теряя времени, взялся за восстановительные работы.

Через три года были восстановлены кельи и построена деревянная церковь. А еще через несколько лет был построен каменный храм над фобом Сергия Радонежского во имя Живоначальной Троицы.

Когда для каменной церкви выкапывали рвы, совершилось обретение мощей преподобного Сергия Радонежского; святые мощи положили в новую раку. Самые лучшие каменотесы того времени были собраны для строительства храма, а росписями в самом храме занимались иноки Московского Андроникова монастыря Андрей Рублев и Даниил Черный. После освящения храма туда перенесли святые мощи преподобного Сергия.

В 1428 году преподобный Никон скончался и был похоронен близ раки святого Сергия Радонежского. После смерти Никона монахи стали часто видеть невдалеке от гробниц двух старцев — Сергия и Никона.

Однажды на Троицкий монастырь напали поляки под предводительством Литовского и Сапеги. Монастырь находился в осаде, и иноки уже начали отчаиваться. В одну из ночей Никон и Сергий явились осажденным и стали молиться вместе с иноками, внушив им надежду на благополучный исход. В ту же ночь осаждавшие монастырь поляки видели, как вдоль монастырских стен ходили два старца, похожие на иконописные изображения Сергия и Никона. Во время осады монастыря началась эпидемия болезни. Многие иноки тяжело заболели. В это время к пономарю Иринарху явился преподобный Никон, который велел всем заболевшим натереться утром снегом. В ту же ночь пошел снег, все больные вышли утром во двор и стали натираться им. Через несколько часов все заболевшие выздоровели, и снег тотчас же растаял.

Михаил Клопский

В пятнадцати верстах от Новгорода, в Клопском Троицком монастыре, подвизался Михаил, Христа ради юродивый.

Известно три редакции жития Михаила Клопского, которые в основном являются собранием пророчеств, вероятно, записывавшихся в монастыре.

В ночь на Иванов день в 1409 году, во время всенощной, в келье одного из монахов оказался неизвестно откуда взявшийся старец. «Перед ним свеча горит, а старец сидит и пишет деяния апостольские». На все вопросы игумена неизвестный отвечал буквальным повторением его слов. Сначала иноки во главе с игуменом приняли старца за беса, начали кадить тимьяном, но старец, хотя от тимьяна закрывался, но читал молитвы и крестился. Так и оставили иноки старца в своей обители.

В церкви и трапезной старец вел себя чинно, он с упоением молился, а пищу принимал с большим достоинством. Вскоре юродивого полюбила вся братия, в житии не сказано, был ли Михаил пострижен. Сказано только, что монах он был образцовый, слушался во всем игумена, пребывая в посте и молитве. Но житие его было «вельми жестоко». В своей келье Михаил не имел ни постели, ни подушки, а лежал «на песке», а келью отапливал «наземом да коневым калом» и питался лишь хлебом и водой.

Имя старца и его знатное происхождение обнаружилось во время посещения монастыря князем Константином Дмитриевичем, сыном Дмитрия Донского. Зайдя в трапезную, князь пригляделся к старцу, который в тот момент читал книгу Иова, и вдруг сказал: «А это Михайло Максимов, сын княжеского рода». Старец ничего не отрицал, но и не подтверждал слов князя, молча продолжая читать книгу. Уезжая, князь Константин сказал игумену: «Поберегите, отцы, этого старца, этот человек княжеского рода». С тех пор Михаил жил в монастыре в большом почете.

Свое молчание Михаил прерывал только для пророчеств, которые и составляют все содержание его жития. Он предсказал с точностью до сантиметра место, где надо рыть колодец; сбылось также его предсказание голода. Суровый к сильным мира сего Михаил предсказал болезнь посаднику, который не делал пожертвования на монастырь; князю Шемяке и архиепископу Евфимию юродивый предсказал смерть... Предсказывая смерть Шемяке, Михаил гладил его по голове, а обещая владыке Евфимию хиротонию в Литве, взял из рук его ширинку и возложил ему на голову.

В более поздних преданиях говорится, что Михаил предсказал рождение Ивана III, а также конец новгородской свободы.

Незадолго до кончины игумена Клопского монастыря Феодосия из обители убежал его ручной олень, а вместе с ним исчез и Михаил. Во время похорон игумена все увидели, что Михаил возвращается, а за ним идет и олень.

После смерти игумена Михаил перестал стоять в церкви во время службы, теперь он часто просиживал на могиле Феодосия. Когда его спрашивали, почему он здесь сидит, юродивый отвечал: «Тут полежать хочу, тут мое место». Он предчувствовал свою приближающуюся смерть.

В 1456 году блаженный Михаил умер, это было 11 января. В то время стояли сильнейшие морозы, и земля была твердой, как камень. Похоронить Михаила не представлялось возможным: лопата не могла справиться с замерзшей землей. Монахи вспомнили о месте возле могилы игумена, где проводил свои последние дни юродивый. Стали копать, и оказалось, что в этом месте земля мягкая и податливая. Здесь и похоронили Михаила.

После смерти Михаила у его могилы стали происходить чудеса. Больные, прикоснувшиеся к могиле, получали исцеление.

Известен случай, когда слепой, помолившись на могиле юродивого, прозрел — первое, что увидел исцеленный, был образ седого старца, сидящего на могиле игумена Феодосия... Несколько позже прозревший узнал в иконописном изображении Михаила того самого старца.

Блаженный Иоанн Устюжский

Иоанн Устюжский при жизни прославился даром чудотворения Блаженный бегал по улицам Устюга босой и в разодранном рубище в любое время года, избрав своим пристанищем гноище, повторяя подвиг многострадального Иова. Он подвергался многочисленным насмешкам и оскорблениям людей, но все сносил с величайшим смирением.

Иоанн жил при церкви, и однажды священник этой церкви решил подсмотреть, что же он делает по ночам. Оказалось, что блаженный все ночи напролет молился, воздев руки к небесам, за тех, кто творил неправду. Священник подглядел в щель, что блаженный Иоанн после молитвы стал мешать угли в раскаленной печи, дело было лютой зимой. Промолвив «Знаменася на нас свет лица Твоего, Господи!», он лег на огненные угли. Тут священник испугался не на шутку и, вбежав к юродивому, попытался выразить ему свои опасения. Тот же встал и грозно посмотрел на пытливого старца, сказав: «Не смей никому говорить о том до моей смерти». Христа ради юродивый скрывал от всех свою внутреннюю жизнь, не желая получить славу прежде времени и известность среди людей. Но при этом он всегда помогал всем просящим в болезни и печали.

Блаженный Иоанн преставился в 1494 году, день его памяти празднуется православной церковью 11 июня (29 мая по старому стилю).

Геннадий Новгородский

Сведений о жизни святого Геннадия до его пострижения в иночество не сохранилось. Известно, что сначала он жил в Валаамской обители, а затем был назначен архимандритом Чудова монастыря в Москве.

При нем был построен храм во имя Святителя Алексия, где покоились мощи святого митрополита. В 1484 году Геннадий стал новгородским архиепископом.

В то время в Новгороде было неспокойно: народ бунтовал против Москвы, а в религии распространялась ересь, которую проповедовали выходцы из Литвы. Они отвергали догмат о Троице, считая, что существует единственный Бог Вседержитель, говорили, что Христос был обычным человеком, который истлел в гробе, а пришествие Мессии еще только ожидается. И, конечно же, эти люди отвергали церковные таинства, посты и праздники, смеялись над иконами, а к монахам относились с ненавистью. Ярыми последователями «новой религии» стали новгородские священники Алексий и Дионисий. Против них и ереси выступил Геннадий, который стал выявлять еретиков. Еретики же, спасаясь от преследований, бежали в Москву под защиту протопопа Федора Курицына. Вместе с еретиками в Москву проникла и «новая религия». Геннадий направил грамоту к собору епископов в Москве, требуя предать еретиков проклятию, а если потребуется, то казнить, не раздумывая.

Из истории известно, что в 1492 году христиане ожидали конца света. Даже служебная пасхалия была составлена только до 1492 года. Но ничего не произошло, год прошел спокойно... Еретики стали смеяться над православными: «...Христос не появился, как вы ожидали». В конце 1492 года был созван собор, который постановил написать пасхалию на новую тысячу лет. Геннадий принимал активное участие в составление новой пасхалии. В этом же году Геннадий начал составление полного собрания всех священных книг, тем самым оказывая церкви неоценимую услугу.

Часть книг под его чутким руководством была переведена с еврейского языка, часть — с латинского. Великий труд собрания славянской Библии был завершен только в 1499 году.

4 декабря 1506 года преподобный Геннадий скончался в Чудовой обители. Погребен он был на том же месте, где когда-то построил храм во имя Святителя Алексия. Канонизирован Русской Православной Церковью святитель Геннадий в XVIII веке.

Преподобный Нил Сорский

Нил Сорский родился в 1433 году. Именно в нем обрело свой голос безмолвное пустынножительство русского Севера. Он единственный из всех русских святых писал о духовной жизни, оставив нам в своих произведениях полное и точное руководство духовного пути. И как бы в расплату за это литературное наследство, которое оставил нам преподобный, мы лишены его жития. Никто не знает, было ли оно вообще когда-нибудь написано, но, согласно преданию, житие Нила Сорского сгорело во время пожара, когда татары предали огню Вологодские скиты в 1538 году. Так ли это было, теперь уже никто не ответит, но факт остается фактом: сведения о жизни преподобного чрезвычайно скудны.

Интересно, что дворянский род Майковых причислял Нила Сорского к числу своих предков, а насколько это достоверно — неизвестно. Сам Нил, «по реклу Майков», называет себя однажды «поселянином». Есть сведения, что в миру он был «скорописцем», то есть переписывал книги. Известно также, что он очень рано постригся в монахи. Преподобный Нил побывал на Афоне и «в странах Царьграда».

Нил избрал для своего скита лесное урочище на речке Соре в пятнадцати верстах от Кириллова монастыря, который был центром монашеских колоний отшельников. Здесь было построено несколько хижин-келий вокруг деревянной церкви. Вот как описывает Нилову пустынь историк Шевелев, посетивший эти места в середине XIX века: «Дико, пустынно и мрачно то место, где Нилом был основан скит. Почва ровная, но болотистая, кругом лес, более хвойный, чем лиственный... Трудно отыскать место более уединенное, чем эта пустыня».

В 1489 году, когда Геннадий Новгородский вел борьбу против ереси, он спросил у ростовского архиепископа, нельзя ли побывать у него Паисию и Нилу для разговора о ереси. Из этого можно сделать вывод, что в то время Паисий и Нил были самыми влиятельными среди заволжцев. Оба старца присутствовали на соборе 1490 года, который осудил еретиков, но под влиянием Нила и Паисия обошелся с ними достаточно мягко.

Следующее упоминание о Ниле Сорском относится к 1503 году. На соборе в Москве неожиданно «начал старец Нил глаголити, чтобы у монастырей сел не было, а жили бы иноки по пустыням, а кормились бы рукоделием». Его поддержали белоозерские пустынники. Пришлось послать за Иосифом Волоцким, чтобы его авторитетом отстоять церковное землевладение.

Нил Сорский скончался в 1508 году. В его рукописях сохранилось завещание ученикам: «Повергните тело мое в пустыне — да изъядят его зверье и птицы; понеже согрешило есть к Богу много и недостойно погребения. Мне потщания, елико по силе моей, чтобы бысть не сподоблен чести и славы века сего некоторыя, яко же в житии сем, тако и по смерти. Молю же всех, да помолятся о душе моей грешной, и прощения прошу от вас и от меня прощения. Бог да простит всех».

Литературное наследство преподобного Нила состоит из многочисленных посланий к его ученикам, в основном на темы духовной жизни, в одиннадцати главах «Монастырского», или «Скитского», устава. Последний не является уставом в прямом смысле слова, это скорее систематический, исчерпывающий трактат по православной аскетике.

Игумен Соловецкий Зосима

Преподобный Зосима жил в XV веке. Его родина — село Толвуй Новгородской епархии. Достигнув юношеского возраста, Зосима решил посвятить свою жизнь служению Богу. Он ушел из дома и поселился в уединении, где все время проводил в посте и молитве. Зосима в своих молитвах просил Господа послать ему опытного наставника, так как у юноши не было навыков монашеского послушания. И Бог услышал его молитвы: Зосима вскоре познакомился с преподобным старцем Германом. Преподобный долго беседовал с юношей, рассказав тому о пустынном острове Соловецком и о пребывании на нем в течение пяти лет преподобного Савватия, недавно почившего. После рассказов старца Зосима принял решение отправиться на Соловецкий остров, а преподобный Герман вызвался проводить туда юношу и остаться вместе с ним.

Прибыв на Соловки, подвижники выстроили хижину и стали вести монашескую жизнь в посте и молитвах. В одно утро Зосима вышел из хижины и увидел льющийся с неба яркий свет, который освещал большое пространство возле хижины. Когда юноша поднял взгляд к небу, то увидел в воздухе красивый храм, от которого и исходил поразивший его сначала яркий свет. Зосима воспринял это как знамение строить именно на этом месте обитель.

Уже через короткое время Зосима и Герман построили кельи и разбили огород. Однажды Герман выехал с острова на лодке за продовольствием, которого почти не осталось, но из-за плохой погоды старец не смог вернуться на остров до самой весны.

Оставшемуся на острове Зосиме угрожала голодная смерть, если бы не загадочный случай. Совсем неожиданно к хижине подошли два незнакомца и оставили Зосиме продовольствие, которого хватило как раз до весны. Весной вернулся Герман, и иноки построили небольшой храм в честь Преображения Господня на том месте, где Зосиме было видение. Начало новой обители было положено.

На остров стали приходить иноки, которые оставались в обители. Зосима направил одного из них к епископу Новгородскому с просьбой прислать на Соловки игумена и благословить на освящение нового монастыря. Прибывший вскоре на остров иеромонах Павел освятил обитель, но не смог выдержать сурового климата Соловков и уехал. Такая же история произошла и с другим присланным на остров игуменом. Тогда в 1452 году Зосима был вызван в Новгород, рукоположен в священный сан и назначен игуменом Соловецкой обители.

К тому времени как Зосима стал игуменом, покой монастырской жизни стал все чаще нарушаться живущими неподалеку иноверцами, которые в основном препятствовали рыбной ловле монахов, но иногда посягали и на монастырское имущество.

Преподобный Зосима решил пресечь эти недоразумения и отправился в Новгород к архиепископу Феофилу за помощью. Зосиме была выдана охранная грамота для монастыря, а для обители предоставлена вся территория острова.

Преподобный Зосима обладал даром предвидения. Будучи приглашенным на обед одной знатной боярыней, преподобный увидел за столом шестерых знатных бояр города, и лицо его исказил неподдельный ужас. После обеда ученик Зосимы Даниил спросил, что так поразило учителя, преподобный ответил, что предвидит мученическую смерть этих бояр: на миг он увидел их за столом обезглавленными... Только через несколько лет сбылось предсказание Зосимы — эти бояре действительно были обезглавлены по приказу Ивана III.

Предчувствуя свою смерть, преподобный Зосима сам выкопал себе могилу, а затем назначил игуменом монаха Арсения, которому дал свои наставления. Зосима умер 17 апреля и был похоронен за алтарем храма в той могиле, которую он выкопал себе сам.

После смерти Зосимы на его могиле стали происходить чудеса. Заболевшие монахи, помолившись, получали исцеление. Преподобный Зосима считается покровителем пчеловодства, его даже называют в народе пчельником. Есть свидетельства, что до сих пор преподобный Зосима является гибнущим рыбакам, спасая их от неминуемой гибели во время шторма или по другой причине.

Преподобный Александр Свирский

В 1448 году в крестьянской семье приладожского села Мандеры родился мальчик, при крещении родители дали ему имя Амос. Никто и не догадывался, что через много лет слава об этом человеке облетит всю Русь, и имя Александр Свирский будет произноситься с благоговением. А пока этот мальчик рос очень тихим и скромным, учение давалось ему с большим трудом. И родители, и односельчане считали Амоса умственно неполноценным.

Амос очень сильно переживал, что не может освоить учение и, отправившись в один прекрасный день в Островский Введенский монастырь, со слезами и упоением стал молиться Божией Матери, прося помочь ему в учении. После этого Амос стал не только преуспевать, но даже намного обогнал своих сверстников в освоении наук. После этого случая Амос стал еще более послушным и тихим, проводя все свое свободное от учения время в уединении и молитве.

Когда Амосу исполнилось 19 лет, он тайно покинул родительский дом и ушел в Валаам. Юноша долго плутал по лесу и заблудился, отчаявшись когда-нибудь найти дорогу к монастырю. Амос стал молиться, прося у Бога помощи. Вдруг посреди лесной чащи юноша встретил путника, который вызвался проводить его к Валааму. Когда странники достигли ворот монастыря, путник неожиданно исчез... Удивительное явление и не менее загадочное исчезновение путника привело Амоса к мысли, что это был ангел, посланный Богом ему на помощь.

Семь лет был Амос послушником в Валаамском Спасо-Преображенском монастыре. Узнав, где находится их пропавший несколько лет назад сын, родители Амоса приехали в обитель и стали уговаривать послушника вернуться в родной дом. Услышав решительный отказ, родители покинули обитель в страшном гневе. После этого Амос стал молиться днем и ночью, чтобы Господь указал его родителям путь истинный. Вскоре родители Амоса приняли иноческий постриг.

Амос же в 1474 году принял пострижение с именем Александр и уехал на уединенный остров под названием Святой. Вырыв на острове себе пещеру, Александр провел в ней семь лет в посте и молитвах. В одну из ночей, молясь перед иконой Пресвятой Богородицы, Александр вдруг услышал голос, который повелел ему идти в сторону Святого озера. После этого на берегу Святого озера монах построил маленькую келью, где и прожил семь лет, питаясь только тем, что даровала ему природа.

Теперь слава о преподобном Александре распространилась не только по ближайшим окрестностям, но и по всей Русской Земле. Многие монахи стали приходить к нему, чтобы жить подле преподобного учителя. Иноки расчистили лес, посеяли пшеницу, разбили огород, а Александр, мечтающий об уединенной жизни, построил себе невдалеке «отходную пустынь», где жил и молился в полном одиночестве.

В 1508 году Александру было явление Троицы, голос Господа повелел ему построить храм и устроить обитель во имя Живоначальной Троицы. В том же году иноки приступили к строительству деревянной церкви, а уже в 1526 году на ее месте воздвигли каменный храм. Преподобный Александр стал игуменом новой обители.

Свирская обитель прославилась строгостью жизни иноков, а примером для монахов был сам игумен. Александр спал на полу, сам готовил еду и выпекал хлеб, а одежду носил старую, всю залатанную. Он лично ходил за дровами, молол по ночам жерновами хлеб. С вечера игумен обходил кельи и, если слышал пустые разговоры среди монахов, то стучал в дверь, а утром делал инокам замечания.

Предчувствуя свою смерть, преподобный Александр созвал братию и попросил похоронить его в болотистом месте, но монахи выразили неудовольствие по этому поводу, не соглашаясь с завещанием игумена. Тогда преподобный завещал, чтобы его похоронили не в обители, а в «отходной пустыни».

В 1533 году преподобный умер в возрасте 85 лет. Похоронен Александр Свирский был в «отходной пустыни». После смерти преподобного на его могиле стали совершаться чудеса. Так, многие заболевшие монахи, помолясь на могиле преподобного, получали исцеление. Основанный преподобным Александром Александро-Свирский монастырь — один из самых крупных на севере России.

Блаженный Иоанн

При царе Федоре Иоанновиче в Москве подвизался юродивый по прозвищу Большой Колпак. В Москву он пришел из Вологодских краев, где работал на северных солеварнях в качестве носильщика воды. Затем Иоанн переселился в Ростов, где построил себе келью у церкви. Там он провел много лет, увешав свое тело веригами и тяжелыми кольцами. Когда блаженный выходил на улицу, то надевал свой колпак, то есть одежду с капюшоном, это объясняется и в житии, и изображается на старинных иконах. Наверное, Пушкин первый назвал этот колпак железным в «Борисе Годунове».

Иоанн любил подолгу смотреть на солнце, превозмогая боль в глазах. Смеялись над блаженным в основном дети и подростки, а иногда безумные люди, но Иоанн никого не наказывал, смиренно перенося насмешки и с улыбкой предрекая будущее.

Незадолго до своей смерти Иоанн переселился в Москву, где ходил с длинными распущенными волосами и без одежды. Есть сведения, что перед самой своей смертью блаженный исцелил больного, у которого не действовала нога. Выйдя из церкви, Иоанн как бы случайно наступил этому человеку на больную ногу — и тот сразу же получил исцеление.

Умер Иоанн в бане, где впервые снял с себя вериги, трижды облился холодной водой и упал замертво. Во время погребения блаженного произошло знамение: страшная гроза, от которой пострадали многие люди, а молнии опалили некоторые иконы. Дело в том, что погребение по указу царя произошло раньше того дня, в который сам Иоанн назначил себя похоронить. И эту грозу люди восприняли как возмездие за то, что не выполнили предсмертной просьбы блаженного.

Обретение нетленных мощей Иоанна совершилось 12 июня 1672 года. Они были погребены в Покровском соборе, а в 1916 году собор переименовали во имя Блаженного Иоанна, Христа ради юродивого, московского чудотворца.

Святитель Варсонофий

Святитель Варсонофий уже с ранней юности познал тяжелейшие испытания, которые смог перенести только благодаря силе своей веры. Когда испытания закончились, Варсонофий сам не захотел возвращаться к мирской жизни, считая, что он должен по воле Божьей продолжать путь скорби и лишений...

Святитель Варсонофий родился в семье серпуховского священника Василия. В миру святителя звали, как и отца, Василием.

Во время набега татар в 1512 году, при великом князе Иоанне Третьем, правый берег Оки был опустошен полчищами хана Менгли-Гирея. Согласно летописи, именно тогда и был захвачен в плен Василий.

Можно себе представить, что чувствовал человек, вырванный из семьи и заброшенный судьбой к иноверцам, которые говорят на непонятном языке и исповедуют другую веру. Любой человек мог бы обозлиться на свою судьбу. Но Василий стойко переносил все, что ему преподносила жизнь. Родившийся в семье священника, он наизусть знал псалмы и молитвы, что очень помогало ему в плену.

Три года Василий находился в плену у татар; за это время он изучил чужой язык и мог свободно изъясняться на татарском. За это время семья Василия скопила достаточно денег, чтобы выкупить его из плена.

Василий возвращался домой уже не таким, каким его все знали три года назад. Это был уже не легкомысленный, а серьезный и задумчивый молодой человек с сильным характером, выкованным в лишениях и страданиях. Новое громадное пространство открылось в душе Василия. И это пространство заполняла вера в Христа; счастье, которое дала ему вера, было слишком велико, чтоб Василий захотел искать себе что-то другое... Он решил оставить мирскую жизнь, посвятив себя служению Господу.

Вернувшись из татарского плена, Василий ушел в Москву и принял пострижение в Московском Андрониковом монастыре с именем Варсонофий. Выдающиеся способности молодого монаха обратили на себя внимание духовных властей. Варсонофий был назначен игуменом Песношинского монастыря.

1 октября 1552 года рать царя Иоанна Васильевича взяла Казань. Еще совсем недавно татары угнетали Россию, а теперь русская рать победоносно входила в Казань, являвшуюся одной из значительных частей распавшейся Золотой Орды. По вере русских людей, само небо участвовало в событии покорения татарской Казани.

В новоприсоединенную Казань был послан епископ Гурий и архимандриты Герман и Варсонофий, который был назначен помощником архиепископа Гурия. В Казани Варсонофию было поручено основать Преображенский монастырь.

Знание татарского языка помогало святителю беседовать с татарами, а основательное знакомство с учением Мухаммеда действовало на них неотразимо. Варсонофий обладал даром лечить болезни, что привлекало к нему разных людей. Успешное безвозмездное лечение внушало доверие к врачу, и обычно исцеленные им татары крестились. Когда в старости святитель не мог ходить в церковь, ученики возили его на тележке.

Святитель Варсонофий умер в 1567 году в возрасте 85 лет. Его мощи были погребены в храме основанной им обители, рядом с мощами святителя Гурия.

Блаженный Василий

По народной легенде, Василий был в детстве отдан к сапожнику и уже тогда проявил свою прозорливость, посмеявшись и прослезившись над купцом, заказавшим себе сапоги: купца ожидала скорая смерть. Бросив ремесло сапожника, Василий стал вести бродячую жизнь, ходя по улицам Москвы нагим; ночевал блаженный у одной боярской вдовы.

Поступки Василия отличались некоторой странностью: он уничтожал товары на рынке, а также хлеб и квас, тем самым наказывая недобросовестных торговцев. Но все его парадоксальные поступки имели скрытый смысл, связанный с объективным видением правды. Василий швырял камни в дома добродетельных людей и целовал стены домов, где творились «кощуны»: у первых он видел, как снаружи висели бесы, а у вторых — плакали ангелы... Пожалованное царем золото он отдавал не нищим, а купцу в чистой одежде, потому что знал, что купец потерял все свое состояние, но не решается просить милостыню. А когда царь лично поднес блаженному питье, тот вылил его в окошко, чтобы потушить далекий пожар в Новгороде. Царь запомнил этот день и послал гонца в Новгород. Прибыв, гонец рассказал, что в тот день в Новгороде действительно был пожар, который, по свидетельству очевидцев, внезапно потушил какой-то голый человек с чашей воды.

Один раз блаженный разбил чудотворный образ Божией Матери у Варварских ворот, на доске которого под святым изображением был нарисован черт. Василий всегда раскрывал дьявола во всяком образе и всюду его преследовал. Так, он узнал его в нищем, который собирал деньги у людей, посылая в награду за милостыню «привременное счастье».

Не раз блаженный представлялся обличителем царя Иоанна Грозного. Так, однажды он укорил царя, что тот, стоя в церкви, был мыслями на Воробьевых горах, где в то время строились царские палаты. Скончавшийся в 1557 году в возрасте 88 лет, из которых 72 года провел в юродстве, святой Василий не стал свидетелем террора Грозного. Но, согласно легенде, он перенесся в Новгород во время казней и погрома города, то есть в 1570 году.

Оказавшись под мостом у Волхова в маленькой пещерке, Василий позвал к себе Иоанна и угостил царя сырой кровью и мясом. Когда царь стал отказываться, Василий, обнимая его одной рукой, другой показал на небесах возносящиеся души невинных мучеников. В ужасе царь замахал платком, приказывая остановить казни, и в тот же миг страшные яства превратились в вино и арбуз...

О почитании святого Василия, канонизированного в 1588 году, говорит посвящение ему храмов еще в XVI столетии и переименование народом Покровского собора, в котором он был погребен, в собор Василия Блаженного.

Блаженный Лаврентий

Христа ради юродивый Лаврентий жил в начале XVI века в полуверсте от старой Калуги, при лесном храме в честь Рождества Христова. Он еще при жизни прославился даром чудотворения.

Из хижины блаженного к церкви был прокопан подземный ход, где он совершал богослужения, молился в полном уединении. И зимой и летом он ходил по улицам города босой, в рубашке и овчинном тулупе. Подвиг самоотречения прославил его благодатными дарованиями Божиими.

Однажды, когда в мае 1512 года крымские татары напали на Калугу, Лаврентий, находившийся в это время в княжеских палатах, внезапно возопил громким голосом: «Дайте мне мою секиру острую, псы напали на князя Симеона, надо оборонить его!» Сказавши это, он схватил топор и убежал. В тот же момент он оказался рядом с князем, приободряя его и воинов, скоро они победили врага.

С тех пор святой изображался на иконах с топором в левой руке, насаженным на длинное топорище. Возможно, князь в благодарность за чудесное спасение устроил в честь блаженного Лаврентия иноческую обитель на месте его подвигов, но, к сожалению, обитель не сохранилась.

Преставился блаженный Лаврентий в 1515 году.

Преподобный Филипп

Филипп происходил из древнего княжеского рода, Его предками были именитые бояре Колычевы. В семье Колычевых в 1507 году родился сын Феодор. Феодор рос тихим и богобоязненным мальчиком, он с детства был приучен читать священные книги, но, кроме этого, родители научили сына владеть оружием и держаться в седле. Когда Феодору исполнилось 26 лет, его призвали ко двору. В это время на престол взошел малолетний Иоанн IV под опекой матери Елены Глинской и придворных бояр. Но слава и почести не привлекали молодого боярина, он втайне мечтал о монашеской жизни.

Время правления Елены Глинской было нелегким для Руси. Страну раздирали боярские междоусобицы, бояре клеветали друг на друга. Елена Глинская, не задумываясь, во всем поддерживала своего фаворита, князя Телепнева-Оболенского. Против Елены и ее фаворита отважились открыто выступить родственники Феодора Колычева, четверо из них подверглись казни. После этих ужасных событий Феодор принял окончательное решение — покинуть мирскую жизнь.

Феодор уже знал о существовании Соловецкой обители, где живут известные подвижники Зосима и Савватий. Ему уже исполнилось 30 лет, когда он отправился в путь, тайно покинув отчий дом и не попрощавшись с родителями. Ушел он в крестьянской одежде и, кроме хлеба, ничего не взял в дорогу.

Родители считали, что их сын умер, а Феодор в то время уже поступил в Соловецкую обитель и, став послушником, выполнял любую работу, какую ему поручали монахи. Вскоре Феодор принял монашеский постриг под именем Филипп.

В 1548 году Филипп стал игуменом Соловецкой обители. Монастырь в то время пришел в упадок, хозяйство его пошатнулось, а монахи все прибывали и прибывали на Соловки. Филипп с головой ушел в хозяйственную работу, под его руководством осушались болота, расчищались заросли, был построен кирпичный завод и пристань с гостиницей, а кроме того, Филипп изобрел особые мельницы, получившие название «Филипповы».

Вскоре известие о мудром и хозяйственном игумене достигло Москвы. Царь Иоанн Грозный направил на Соловки грамоту, призывавшую игумена ко двору для «духовного совета». По приезде Филиппа в Москву царь сказал, что хочет видеть его митрополитом Московским. Но Филипп поверг царя в гнев, когда ответил, что согласен стать митрополитом лишь при условии, что Иоанн отменит опричнину. Через некоторое время Филипп поддался уговорам духовенства и бояр и согласился стать митрополитом без всяких условий.

Летом 1567 года царь перехватил письма от польского короля Сигизмунда и гетмана Литовского Ходкевича. В этих письмах правители приглашали подданных Иоанна в Литву. Царь был разгневан. Этот год ознаменовался многочисленными казнями изменников; надо сказать, что нередко страдали и невинные люди.

Пользуясь доверием царя, опричники уничтожали неугодных себе людей. На улицах повсюду лежали трупы, Москва стонала от пролитой крови, а жители боялись появиться на улицах. Иоанн Грозный запретил даже хоронить погибших, ослушавшиеся тут же оказывались казненными.

Митрополит обратился к царю с просьбой прекратить кровавые расправы, ответ царя был грубым, кровопролитие не прекратилось.

Но раздражение царя не остановило Филиппа, который обращался к Иоанну с той же просьбой еще не раз. Царь продолжал пребывать в раздражении, чем и воспользовались опричники, внушив Иоанну, что митрополит защищает изменников, потому что действовал заодно с ними. Иоанн Грозный не смел открыто уничтожить митрополита, а стал тайно собирать сведения, которые могли бы опорочить Филиппа в глазах паствы и тем самым оправдали бы кровавые действия царя. И вот слова обвинения прозвучали устами мальчика — чтеца из домовой церкви Филиппа. Правда, ребенок тут же сознался в своей лжи и стал просить прилюдно прощения у митрополита, но его уже никто не захотел слушать — начало обвинениям было положено...

Филиппу пришлось перебраться из Кремля в монастырь Николы Старого. Царю хотелось устроить показной суд над митрополитом, но он понимал, что для такого громкого процесса обвинений у него недостаточно. Пытались добиться порочащих митрополита сведений у его ближайшего духовенства, но все отзывы о Филиппе были только положительные. Тогда царь направил своих людей в Соловецкий монастырь, приказав им во что бы то ни стало раздобыть обвинения против Филиппа. На Соловках все монахи отзывались о Филиппе как о безгрешном и мудром человеке, но нашлись и такие, кто, купившись на обещания золотых гор, а также побоявшись расправы подданных Иоанна, оклеветали Филиппа. Царские послы привезли клеветников в Москву.

Царь выдвинул против митрополита сфабрикованные обвинения и вызвал его на суд. Митрополит не унизился до оправданий, а просто снял с себя все знаки достоинства. Но царь задумал иное, он еще не получил удовлетворения. Зная его жестокость, можно было понять, что Иоанн нуждался в кровавых развлечениях, а лишение Филиппа сана являлось для него лишь детской забавой. Иоанн велел Филиппу забрать назад святительскую одежду и служить обедню в праздник архангела Михаила.

Во время службы в храм ворвались опричники во главе с царским фаворитом Алексеем Басмановым.

Прервав богослужение, они зачитали приказ Иоанна Грозного о низложении митрополита. Затем опричники набросились на Филиппа, сорвали с него святительские одежды и накинули на него грязную и дырявую иноческую рясу. Смеясь, они выволокли Филиппа на улицу и на дровнях повезли в Богоявленский монастырь. Все это случилось на глазах у народа, который со слезами следил за всем происходящим...

В монастыре митрополита заключили в темницу и сковали ему руки и ноги, первую неделю ему не приносили ни еды, ни воды. Но, к изумлению тюремщиков, митрополит не умер от голода и жажды — он привык поститься и стойко переносил лишения. После неудавшейся попытки уморить митрополита голодом царь приказал пустить к нему в темницу голодного медведя. Но зверь не тронул Филиппа. На следующий день Иоанн решил лично убедиться, что медведь разорвал узника, но, войдя в темницу, увидел, что Филипп стоит на коленях и молится, а медведь спит в углу.

Иоанн Грозный решил действовать другим путем и перевел Филиппа в монастырь Николы Старого, где начал на его глазах жестокую расправу над родственниками митрополита. Многие родственники подверглись страшным пыткам, после которых последовала смерть. Племяннику Филиппа отрубили голову, которую принесли в мешке в темницу к митрополиту со словами: «Вот голова твоего сродника: не помогли ему твои колдовские чары». В то время по всей Москве распространялись слухи, что митрополит занимается колдовством. Филипп с благоговейной дрожью в руках принял из рук палачей окровавленный мешок и поцеловал отрубленную голову...

Царю не удалось сломить митрополита ни заключением, ни оговорами, ни пытками — тогда он решил убить его. В декабре 1569 года Иоанн Грозный подослал к митрополиту Малюту Скуратова будто бы за благословением. Но Филипп уже предвидел свою смерть: он знал, что к нему придет убийца, и заранее причастился. Когда Малюта вошел к нему в келью и стал просить благословения для царя, святой спокойно ему ответил: «Делай же то, зачем пришел, не искушай меня, не выпрашивай лестью дар Божий». После этих слов Малюта задушил митрополита подушкой и объявил в монастыре, что святитель умер от угара, и даже упрекал монахов за то, что недоглядели за узником.

Братия пришла в ужас, никто не поверил Малюте, но никто и не произнес ни одного слова. Малюта приказал немедленно похоронить святителя — ему надо было замести следы своего преступления. Похороны состоялись при нем, и он покинул монастырь, когда тело Филиппа было уже погребено. Произошло это 23 декабря 1569 года.

Во времена царствования Феодора Иоанновича иноки из Соловецкого монастыря обратились к царю с просьбой перенести на Соловки мощи их бывшего игумена. Царь согласился, и иноки в присутствии духовенства вскрыли могилу святителя. Тело Филиппа оказалось нетленным, одежда на нем также была целой. Из гроба разносилось благоухание мирры.

Через некоторое время при царе Алексее Михайловиче стали праздновать дни святителя Филиппа — 9 января и 3 июля.

Преподобный Нил Столобенский

Нил Столобенский родился в конце XV века в одном из сел Новгородской области. Еще в ранней юности Нил ушел из родительского дома, чтобы посвятить свою жизнь служению Господу. Нил пришел в Крыпецкий монастырь, где был пострижен с именем Нил (имя его в миру неизвестно).

В 1515 году инок ушел из обители и поселился в пустыни, около реки. Живя в одиночестве, преподобный представлял собой прекрасную добычу для грабителей, так как в его келье хранилось несколько ценных икон. И вот однажды шайка разбойников решила ограбить и убить Нила. Предчувствуя, что к нему идут убийцы, преподобный вышел к ним навстречу с иконой Богородицы и молитвой. Разбойники из свирепых зверей вдруг превратились в кротких людей, которые со слезами просили прощения у преподобного.

Вскоре по всем окрестностям разнеслась слава о Ниле, который не отказывал местным жителям ни в совете, ни в молитве о них. Вереницей потянулись к Нилу люди, которые после посещения отшельника рассказывали в округе о его милосердии и подвигах. Боясь поддаться гордыне, Нил стал молиться Богу, прося в своих молитвах наставить его на путь истинный. И однажды во сне он услышал голос, который призывал его идти на остров Столобное, который был безлюден, и жить там в уединении.

Нил незамедлительно отправился в путь. Выкопав на острове маленькую пещерку, он провел в ней зиму, а весной выстроил на горе келью и небольшую часовню. Питался преподобный тем, что посылала ему природа, также добывал он свой хлеб неустанными трудами: сеял пшеницу и выращивал овощи.

Но и на острове его подстерегала опасность. В один из дней на преподобного напали разбойники, требуя отдать все сокровища. Тогда Нил указал на келью и тихо сказал: «Все мое сокровище в углу кельи». А в углу стояла только икона... Но грабителям так и не удалось взять икону, протянув к ней руки, они ослепли.

Пораженные слепотой, а еще больше обуявшим их ужасом, разбойники в раскаянии стали просить прощения у преподобного. Видя их искренность, Нил помолился, и грабители снова прозрели.

С того случая преподобного больше никто не смел тронуть, и он 27 лет прожил на Столобенском острове в посте и молитвах. Молился он сутки напролет и даже ночью не позволял себе расслабиться и лечь в постель. Отдыхал Нил, стоя на коленях и опершись руками на вбитые в стены крюки. За несколько лет до своей смерти преподобный Нил выкопал себе могилу и сам вытесал для себя гроб. 7 декабря 1554 года преподобный старец скончался. Его тело нашли опиравшимся подмышками о крюки... Даже в день своей смерти он не позволил себе расслабиться и прилечь в постель...

Иоанн Угличский

Ни для кого не секрет, что настоящая сила государства — в трудах и подвигах людей. В середине XV века Русь страдала от раздробленности, и под давлением исторической необходимости московские князья стали собирать Русскую Землю в одно неделимое целое.

Правителям России, сплотившейся в единое государство, пришлось бороться со своевольными удельными князьями, желавшими править, не подчиняясь воле великого князя. Много лишений принесла такая борьба, и многие русские князья в то время попали в «водоворот истории», и большинство из них пострадали невинно, защищая интересы единой России. Те князья, которые не хотели подчиняться центральной власти, погибали, так как сила была не на их стороне. Одним из таких княжичей, пострадавших в ту пору, был Иоанн Угличский.

Особенно настойчиво проводил в жизнь политику объединения Руси великий князь Иоанн III, его называют «собиратель Земли Русской». У князя было три брата: двое бездетные, а у третьего (Андрея Васильевича) родилось две дочери и два сына — старшего звали Иоанн, младшего — Дмитрий. Андрей Васильевич по прозванию Большой, был удельным князем Углича.

Княжич Иоанн родился в 1477 году. Он рано остался без матери: она умерла, когда мальчику было 6 лет.

Отец княжича, Андрей Васильевич, испортил отношения с братом Иоанном III, когда узнал, что тот начал подчинять себе удел за уделом. В планы Андрея Васильевича не входило подчиняться кому-либо, пусть даже родному брату, и он часто принимал у себя опальных бояр Иоанна III, подолгу с ними беседуя. Конечно же, об этом узнавал его брат, которому совсем не нравились настроения Андрея Васильевича, ставшего как и многие другие князья, на пути у него, а значит, и у всей России.

В 1490 году, когда княжичу Иоанну было 14 лет, его отец поехал в Москву повидаться с братом. По приезде князь Андрей внезапно был взят под стражу и отправлен в тюрьму. В тот же день в Углич были посланы сторонники Иоанна III с приказом арестовать молодых княжичей Иоанна и Дмитрия. Детей отправили в Переяславль и бросили в темницу. Через некоторое время княжичей перевели в тюрьму города Белоозеро.

После трех лет заключения князь Андрей Васильевич умер в тюрьме, а его детей перевезли в тюрьму Вологды.

Княжичей продолжали держать в маленьком и темном помещении, не снимая с мальчиков оков. К ним никого не допускали, и видеть юноши могли только суровые лица сторожей. Теперь единственной отрадой в их жизни была икона Богоматери Всех Скорбящих Радость — отцовское благословение.

Иоанн был сильнее духом своего младшего брата и все время поддерживал унывающего Дмитрия. Он рассказывал брату о том, какие тяжкие муки несли святые: «Святые мученики терпели разные муки, преподобные отцы оставляли семью и весь мир, жили в голоде и жажде, а мы, грешные, так не трудились: пусть же спасемся мукой».

Шли годы... Все дальше и дальше удалялось от братьев их детство. А на Руси события сменялись событиями: Иоанн III уже покоился, как и его брат Андрей, под сводами Архангельского собора. Великим князем стал двоюродный брат Иоанна и Дмитрия — Василий Иоаннович. Только все эти события, к сожалению, ничего не изменили в судьбе княжичей, которые были брошены в темницу мальчиками, а сейчас приближались уже к старости...

1523 год... Тридцать три года прошло с того дня, как несчастных братьев бросили в темницу. Иоанн уже настолько ослабел, что не мог самостоятельно подниматься с постели. Он чувствовал, что умирает, и попросил игумена Прилуцкого монастыря постричь его в схиму. Просьба умирающего мученика была выполнена. игумен постриг его в схиму с именем Игнатий.

Князь Иоанн, теперь уже монах Игнатий, умер в сорокапятилетнем возрасте.

Его брат Дмитрий, у которого не было никого роднее и любимей Иоанна, очень сильно страдал. Он плакал над телом брата несколько суток и просил Господа, чтобы тот послал и ему смерть. Но через три дня начались чудесные знамения: умерший Иоанн имел вид уснувшего, как будто его не отметила печать смерти, к от его тела шло благоухание, ощущавшееся не только в темнице, но и в близлежащих окрестностях. Уверенный, что его брат обрел милость у Бога, Дмитрий перестал плакать.

Многие вологодцы сочувствовали братьям, томящимся столько лет в тюрьме, и считали их безвинными мучениками. Узнав о смерти Иоанна, народ столпился у стен темницы, чтобы проводить несчастного в последний путь. Только Дмитрию не позволили отдать последний долг своему брату, и он остался в темнице.

Когда похоронная процессия вышла из тюрьмы и направилась в Троицкий монастырь, стали происходить чудеса. Больные, прикасавшиеся к гробу Иоанна, получали исцеление. Весть эта тут же разнеслась по всему городу, и к гробу князя стали приносить больных, которые не могли самостоятельно передвигаться.

Говорят, что, прикоснувшись к гробу, эти больные вставали на ноги и сами шли домой.

А несчастный Дмитрий прожил в темнице еще около 20 лет. Только в начале правления Иоанна Грозного с него были сняты оковы, и в тюрьме его проделали небольшое оконце, но свободу так никогда и не вернули... Дмитрий прожил в заключении 50 лет, заживо погребенный и всеми забытый, в своих молитвах теперь он обращался не только к Богоматери, но и к своему святому брату Иоанну.

Николай Салос

Точный год рождения Николая Салоса неизвестен. Известно лишь то, что он жил в XVI веке и спас город Псков от расправы Иоанна Грозного. Поэтому Николай Салос известен как псковский чудотворец.

В 1570 году все жители города Пскова подвергались большой опасности со стороны Иоанна Грозного, заподозрившего город в измене. Люди боялись выходить на улицу и молились день и ночь, чтобы Господь не допустил столь страшного злодеяния. Все знали, что Пскову была уготована участь Новгорода. Блаженный Николай Салос, к словам которого всегда прислушивались горожане, нашел способ, как обратить царский гнев в милость. Николай велел ставить по улицам столы с хлебом-солью и встречать царя с поклоном. Подобное зрелище отвратило царский гнев.

Когда после молебна царь зашел к Николаю за благословением, блаженный поучал его «ужасными словесы еже престати велия кровопролития». Когда Иоанн, несмотря на предупреждение, велел снять колокол со Святой Троицы, то в тот же час у него пал лучший конь, «по пророчеству святого» (так пишет псковский летописец). Известно также, что Николай поставил перед царем сырое мясо, несмотря на великий пост, и в ответ на отказ Иоанна: «Я христианин и в пост мяса не ем», а он возразил: «А кровь христианскую пьешь?» После этого и царь, и его войско ушли из Пскова. Город был спасен, и его жители еще больше полюбили Николая Салоса, который прожил еще шесть лет.

Блаженный Николай Салос, псковский чудотворец, умер 28 февраля 1576 года и был погребен под соборным храмом спасенного им города. Жители Пскова до сих пор чтят Николая Салоса как своего заступника, защищающего город.

Артемий Веркольский

Вероятно, чтобы угодить Богу, не нужно быть знатным, богатым и сильным, мудрым и славным. «Исповедуйся Отче, Господи небесе и земли, яко утаил сия от премудрых и разумных, и открыл еси та младенцем».

Так, стал чудотворцем Северного Поморья маленький крестьянский мальчик, живший в глуши России. И какими же сокровищами была обогащена душа этого ребенка, если в 12 лет спустился на него тот венец святости, которые другие подвижники приобретали целой жизнью неустанного труда и святых подвигов.

Артемий родился в 1532 году на севере России, в селе Верколе. Его родители — Косьма и Аполлинария — были крестьянами. С пятилетнего возраста мальчик стал сильно выделяться среди других детей: он не участвовал в детских играх, а вместо этого старался помогать родителям по хозяйству, а в свободное время искал уединения для молитв.

Однажды 12-летний Артемий работал с отцом в поле. Внезапно поднялся сильный ветер, небо затянулось тучами, наступила темнота, а затем разразилась страшная гроза, сопровождаемая проливным дождем. Артемий стоял на месте и смотрел на разбушевавшуюся стихию. Вдруг молния ударила прямо в мальчика, тут же раздался страшный удар грома, и Артемий упал замертво на землю. Это было 23 июня 1544 года. Тело мальчика положили на лесной поляне, не зарывая в землю. Над телом сделали деревянный сруб, а само место оградили.

Один из местных дьячков, Агафоник, собирая лесные ягоды, увидел свет, горящий в том месте, где лежал Артемий. Было это по прошествии 33 лет со смерти мальчика. Дьячок подошел к срубу и увидел, что тело Артемия не только не истлело, но над ним происходит сияние. Дьячок тут же поспешил в ближайшее селение к священнику, которому рассказал об увиденном. Священник и местные крестьяне пошли на место захоронения и перенесли нетленное тело Артемия на паперть храма Святителя Николая.

В тот год в этих местах началась эпидемия лихорадки, заразившись которой люди умирали. Заболел лихорадкой и сын веркольского крестьянина Каллиника. Чтобы облегчить мучения своего сына, Каллиник усердно молился Господу Богу, Пресвятой Богородице, святому Николаю и Артемию. Помолившись, крестьянин приложился к мощам Артемия и взял с собой кусок бересты, которой был прикрыт гроб. Эту бересту Каллиник положил на грудь своему больному сыну, который на следующий день неожиданно выздоровел. Крестьянин рассказал об этом односельчанам, которые тут же потянулись вереницей к гробу за берестой. Все больные в селе вскоре выздоровели, и эпидемия лихорадки прекратилась. Но у гроба Артемия продолжали происходить чудеса: слепые прозревали, глухие обретали слух, лежачие начинали ходить. Вот что сказал летописец о святом Артемии: «Господь изливает свою благодать и воздвигает великих чудотворцев из детей, проживающих в безвестной доле и просиявших перед Богом чистотой и праведностью своей детской души».

Дмитрий Угличский

Наверное, к одним из самых трогательных страниц русской истории принадлежит жизнь царевича Дмитрия.

Царевич Дмитрий был рожден от последнего брака царя Иоанна Васильевича Грозного с Марией Нагой и являлся наследником российского престола. Дмитрий был последним представителем царствовавшего в России дома, происходившего непосредственного от Рюрика и от святого Владимира. Брат Дмитрия, Федор Иоаннович, страдал слабоумием, и к тому же его здоровье оставляло желать лучшего.

После смерти Иоанна Грозного престол унаследовал Федор Иоаннович, но вся Россия знала, что долго его царствование не продлится и править будет Дмитрий. В то время самым близким к царю человеком был Борис Годунов, имевший выдающиеся способности и огромное честолюбие и мечтавший только о том, как бы занять российский престол.

Безвольный и слабоумный царь Федор предоставил Борису бразды правления государством, соглашаясь со всеми его решениями. Согласился он и с тем, что пятилетний царевич Дмитрий был сослан вместе с матерью и ее братьями, Нагими, в Углич.

Народ же, в отличие от царя Федора, возмущался таким отношением к единственному наследнику престола. Чтобы люди забыли о царевиче, Борис распорядился во время церковной службы не упоминать Дмитрия ввиду того, что он был рожден от седьмой жены Грозного.

Царевич Дмитрий, красивый ребенок, в отличие от своего брата, унаследовал прекрасные умственные способности отца. Подрастая, мальчик стал понемногу понимать свое странное положение и интересоваться, почему он не живет в Москве с братом.

И, конечно же, ребенок есть ребенок: в своих играх царевич Дмитрий наивно, по-детски, ругал Бориса Годунова. Такие реплики во время игр были на руку приверженцам Бориса, которые прибавляли к словам мальчика свои выдумки и тем самым сеяли смуту между братьями — царем и царевичем. Те же «заботливые» приверженцы распускали в народе слухи, что молодой царевич Дмитрий пошел характером в своего отца, что он жестокий, злой, приходит в экстаз от вида крови и мучает животных для собственного удовольствия. К счастью, эти сказки о царевиче не имели успеха в народе: все прекрасно знали, что мальчик был очень добрый и застенчивый.

Видя, что ему не удается настроить народ против царевича, Борис решил действовать другим путем. Он послал в Углич своих людей, которым велел подсыпать Дмитрию в пищу яд. Может, в последний момент дрогнула рука отравителей, а может, Бог, хранящий праведников, не хотел принимать тайно эту чистую душу, желая, чтобы всему миру была явлена неповинная кровь.

Но Борис Годунов не мог успокоиться: ведь он не достиг того, что хотел. Теперь он хорошо заплатил своим людям, чтобы они убили царевича Дмитрия. Борис Годунов послал в Углич Михаила Битяговского с сыном Данилой и племянником Никитой Качаловым под предлогом охраны царевича.

Материнское сердце Марии Феодоровны подсказывало, что ее сыну Дмитрию грозит опасность, и она держала восьмилетнего царевича под своим постоянным наблюдением. Но не знала Мария Нагая, что Волохов, сын мамки, был уже подкуплен Битяговским и только ждал удобного случая, чтобы расправиться с невинным ребенком. Сама мамка, Василиса Волохова, тоже участвовала в сговоре с убийцами.

Когда царица находилась в своих покоях, Василиса повела гулять Дмитрия во двор. Кормилица мальчика Ирина Тучкова тоже вышла с царевичем, но осталась стоять на нижнем крыльце, не упуская Дмитрия из виду.

К играющему царевичу подошел Волохов, взял его за руку и спросил: «Государь, видно у тебя новое ожерелье?» «Это старое ожерелье», — тихо ответил Дмитрий, и в этот момент сын мамки полоснул его ножом по шее, но рана была не смертельной. Царевич упал на землю, подбежала кормилица и, прикрыв мальчика своим телом, начала кричать. Волохов бросил нож и устремился прочь, но подоспели другие убийцы — Битяговский и Никита Качалов, которые стали бить кормилицу. Когда она потеряла сознание, убийцы схватили раненого Дмитрия и, нанеся ему смертельный удар, обратились в бегство.

На пропитанной кровью земле лежал смертельно раненный царевич Дмитрий, а над ним голосила его несчастная мать...

Весть о страшном убийстве разнеслась по всему городу, и отовсюду ко дворцу бежал народ... Один пономарь, запершись на колокольне, начал бить в колокол... Михаилу Битяговскому и его помощникам не удалось покинуть город незамеченными, их поймали и убили. Тела убийц были брошены в яму на съедение собакам.

В тот же день к царю Федору поскакали гонцы с печальной вестью, что его младший брат жестоко убит приставленными к нему для охраны людьми. Но всеведущий Борис Годунов перехватил в Москве гонцов и велел переписать грамоту. Теперь в ней было написано, что царевич, одержимый падучей, в припадке смертельно ранил себя по недосмотру Нагих.

Началось следствие по угличскому делу. Нагие были перевезены в Москву, их пытали, но даже пытками не добились того, чтобы они признали самоубийство Дмитрия; всех братьев Нагих разослали по разным городам и заточили в темницы. Царицу Марию насильно постригли в монахини с именем Марфа.

Но Борису Годунову этого показалось мало, он решил, что весь Углич должен ответить за свою любовь и сочувствие к царевичу и Нагим. Около 200 человек ответили за это головой, многих заточили в темницы или отправили в ссылку. Углич опустел... Даже набатный колокол Спасского собора был «сослан» в Сибирь вместе с людьми, вставшими на ноги в тот страшный день по его звону, и долго висел в Тобольске в храме Всемилостивого Спаса. Правда, по прошествии многих лет колокол был возвращен в Углич. А тела убийц царевича были вынесены из ямы и преданы земле.

Казалось бы, основных свидетелей убийства уничтожили, посадили в темницы и сослали в Сибирь. Но разве можно было заглушить народную молву о погибшем царевиче, и глухой ропот, тщетно подавляемый, возрастал все больше и больше. Никто не верил угличскому следствию и Борису Годунову.

А у гроба царевича стали происходить чудеса. Борис с помощью угроз пытался подавить слух о знамениях, исходящих от гроба мученика, могила Дмитрия считалась опальной.

Когда Борис Годунов был свергнут с престола самозванцем Лжедмитрием, то священники не смели служить панихиды над могилой настоящего царевича Дмитрия. Падение же самозванца ознаменовало настоящее паломничество к могиле мученика.

Желая окончательно вырвать из памяти народа Лжедмитрия, свергнувший самозванца с престола царь
Василий Иоаннович Шуйский принял решение перенести гроб царевича Дмитрия в Москву. В Углич были снаряжены послы для того, чтобы перенести в Москву мощи царевича.

Узнав о приезде московских послов, угличане потеряли покой. Они считали несправедливым то, что мощи будут перенесены в Москву, ведь именно жители Углича больше всех любили Дмитрия и весь город пострадал от репрессий после убийства царевича.

Скорбь угличан смягчилась при виде царевича: Дмитрий покоился в земле уже 15 лет, но, когда вскрыли гроб, царевич предстал перед удивленными взглядами угличан и послов таким, как будто он только что заснул. Тлению не подверглось ни тело, ни одежда царевича. В левой руке Дмитрий сжимал расшитый золотом платочек, с которым вышел во двор в день убийства; правая рука царевича была сжата в кулачок, в котором находились орешки, которые дала ему кормилица на крыльце за несколько минут до его смерти...

С великим торжеством возвращался царевич Дмитрий в Москву, за 18 лет до того вышедший из нее опальным.

В Москве весь народ с царем Василием и патриархом Гермогеном с крестами и иконами вышел навстречу процессии.

Мощи царевича Дмитрия были положены в Архангельском соборе: гроб поставили посреди собора на том месте, где стоял гроб Бориса Годунова, который теперь Царевич Дмитрий вынесли из собора.

От святых мощей царевича, по словам летописца, «изливались реки милосердия» и происходили чудесные исцеления больных.

В той же летописи написано: «Если Бог допустил страшное убийство Дмитрия, то не потому ли, что душа царевича созрела к святости, а печальная его кончина должна была прославить его добродетели и навсегда запечатлеть его образ в сердце православного народа?»

Иоанн Казанский

В начале XVI века в Новгороде жил Иоанн Казанский, но во время одного из набегов татар юноша был взят в плен. Татарские завоеватели привезли Иоанна сначала в Казань, а затем отдали его в рабство одному родственнику хана — Алей-Шпуру.

Юноша отличался кротким нравом и потому безропотно выполнял все приказания хозяина и делал всякую работу. На чужбине он сумел сохранить свою веру и продолжал соблюдать все церковные заповеди: постился, смирялся и проводил дни в трудах, а ночи в молитвах. Многие слуги, да и хозяин унижали его и высмеивали традиции Православия, однако Иоанна это нисколько не смущало, и он продолжал исполнять свой долг с великим смирением.

Но хозяин Иоанна, Алей-Шпур, захотел обратить русского раба в магометанскую веру. Однако Иоанн твердо стоял на своем и сказал, что одного Иисуса Христа считает истинным Богом. Ничто не могло сломить волю Иоанна: ни уговоры, ни ласки, ни угрозы. Алей-Шпур был рассержен таким неповиновением и приказал отрубить голову неверному рабу.

Когда Иоанна вывели связанного за город на русское кладбище и первый раз ударили топором, то только поранили мученику шею. Тот потерял сознание и упал. Слуги же решили, что раб мертв, и вернулись в город.

Наступила ночь, и Иоанн очнулся, руки его развязались сами собой, тогда он отправился в город к послам московского князя в Казани. Поведав им о своих мучениях, смертельно раненный Иоанн остаток ночи провел в молитвах, затем причастился, а под утро преставился. Его похоронили на старом русском кладбище под Казанью.

Православная Церковь канонизировала мученика Иоанна в 1592 году по просьбе митрополита Казанского и Астраханского Гермогена.

Праведная Иулиания Лазаревская

Иулиания Лазаревская родилась в дворянской семье Недюревых в Москве, но в возрасте 6 лет она осталась круглой сиротой. У своей бабушки она воспитывалась еще 6 лет, после ее смерти за воспитание сироты взялась ее тетка Наталья Арапова.

Но у нее было много и своих детей, поэтому девочка была для Натальи обузой. Иулиания делала всякую тяжелую работу по дому, выполняя безропотно все приказания тетки, смиренно снося насмешки и обиды. В свободное время она молилась и всегда соблюдала строгий пост.

Тетка не желала понимать благочестия своей воспитанницы и порой насильно заставляла ее есть и пить. В такие моменты кроткая девочка удивляла всех домочадцев своей неуступчивостью, но продолжала строго соблюдать церковные заповеди. Иулиания отличалась нищелюбием и ночи напролет трудилась над шитьем, изготавливая одежду для бедных. Вскоре большое человеколюбие прославило девочку.

Она совсем не была обучена грамоте и даже не могла читать Священное Писание, у нее не было наставников, и даже церковь Иулиания не могла посещать, потому что та находилась слишком далеко от дома. Однако юной девушке от рождения были присущи все благородные качества, которые другие люди с трудом воспитывают в себе долгим старанием перед Богом.

По исполнении 16 лет Иулианию выдали замуж, и она поселилась в имении своего мужа, богатого дворянина Георгия Осорьина, под названием Лазаревское. В новой семье все скоро полюбили Иулианию за ее добрый и кроткий нрав. Никто не смог сказать о девушке ничего дурного, и вскоре она сделалась полной хозяйкой в доме. Иулиания была добра к своим слугам, но вместе с тем и строга по необходимости. Раздавая поручения по дому, она запрещала слугам обслуживать ее саму. Она считала, что стыдно принимать услуги от тех людей, которые во многом лучше и выше ее. Часто она мирила ссорившихся слуг, а если те совершали проступки, то она принимала вину на себя или не сообщала об этом свекру со свекровью. Те, видя доброту невестки, иной раз даже корили ее за слишком мягкий характер.

По ночам она, как и в молодые годы, занималась работой ради бедных — пряла пряжу, которую затем раздавала тем, кто нуждался. Но делала она все это втайне от всех.

Когда в городе случился страшный голод и люди от слабости падали прямо на улицах и умирали, а иногда и поедали друг друга, Иулиания стала тайно от свекрови брать из дома пищу и раздавать ее нищим. Но свекровь вскоре заметила, что Иулиания стала больше есть, как она подумала, и порадовалась за невестку; она и не подозревала, куда идет вся пища.

После смерти родителей мужа Иулиания с честью их похоронила и раздала щедрую милостыню, ставила поминальные столы и отправляла в тюрьмы подаяния. С мужем своим она прожила долгие годы в мире и согласии, воспитав достойных детей. Однажды она изъявила желание уйти в монастырь, но муж ей разумно возразил: «Не спасут ризы черные тех, кто живет не по-монашески, и не погубят ризы белые тех, кто делает богоугодные дела». Мух к тому же сказал, что нельзя отказываться от своих детей и оставлять их на произвол судьбы, иначе они, когда подрастут, проклянут своих родителей и спросят: «Зачем вы нас родили на страдания?» Тогда Иулиания смирилась и согласилась с мужем. что нельзя заботиться о чужих сиротах, если своих прокормить не можешь. И, смирившись, она молвила: «Да будет воля Господня!»
Но с того момента стали жить муж с женою, как брат с сестрою. Иулиания спала на печи, подкладывая под себя бреша и железные -ключи. Не решившись бросить детей, она устроила в доме некое подобие монастыря, соблюдая строго посты, молясь и раздавая щедрую милостыню нищим.

Когда умер ее муж, Иулиания целиком предалась служению Богу, раздавая все деньги нищим. Даже если у нее не было денег, она их занимала и тут же раздавала бедным. У детей она просила денег якобы на зимнюю одежду и обувь, но, раздав деньги, оставалась сама в старой холодной одежде и в обуви на босу ногу. Ко всему прочему она подгладывала в ботинки битые черепки, ореховые скорлупки. В таком великом смирении и уничижении Иулиания провела 9 лет. С приходом к власти Бориса Годунова вновь в России случился страшный голод. Иулиания, чтобы помочь всем голодающим, раздала все свое имущество, она пекла хлебы из лебеды, и когда люди брали эти хлебы из ее рук, то они казались сладкими и вкусными. Вскоре за этим хлебом стали к Иулиании приходить целые семьи.

Свою скорую кончину Иулиания предчувствовала и, простившись с домочадцами, причастившись, она зрмерха 2 «тара 1604 гола. В момент смерти все присутствующие заметили вокруг ее головы сияющий нимб. Иулианию похоронили в селе Лазаревском, недалеко от Мурома, с этого момента многие больные стали получать исцеление на ее могиле. Однажды в селе случился страшный пожар, и никто не мог его потушить. Огонь согнал всех поселян к церкви, и уже некуда было бежать, пламя охватило со всех сторон. Священник, отбиваясь от огня, случайно схватил горсть земли с могилы святой и бросил в пламя. И на глазах у всех свершилось чудо — ветер стих, огонь постепенно отступил и, наконец, совсем погас. Об этом чуде многие долго вспоминали, посылая благодарственную молитву святой.

Так своим подвигом Иулиания показала, что, и жив в миру, можно угодить Богу и прославить его через свои благие дела.

Патриарх Московский Иов

Святитель Иов родился в XVI веке в городе Старице в семье благочестивых горожан. В крещении он получил имя Иоанн, его первым наставником был настоятель Успенского Старицкого монастыря архимандрит Герман, который и обучил отрока грамоте.

По окончании обучения в 1553 году Иоанн твердо решил принять монашеский постриг, вопреки воле отца, который хотел женить сына. Иоанн принял постриг в Старицкой обители с именем Иов.

На протяжении 15 лет он служил Господу, из послушника затем став настоятелем этой обители. Своим примером Иов всегда вдохновлял остальных монахов на подвиг истинной монашеской жизни. Прославившись своим смирением и кротостью, он снискал уважение всей братии и монахов из других обителей. В 1571 году Иова назначили настоятелем в Симонов монастырь в Москве, в 1575 году он становится игуменом Новоспасского монастыря, где оставался на службе 6 лет. В 1587 году на соборе епископов Иова назначают митрополитом Московским и всея Руси. Это было знаменательное событие в истории Русской Православной Церкви, с этого момента подчиненность Русской Церкви константинопольской упразднилась, и утвердилась ее каноническая самостоятельность.

На протяжении своего служения в качестве митрополита Иов стремился к укреплению православной веры в русском народе. Строго соблюдая церковные заповеди, Иов следил за верным их исполнением среди клириков. Занимаясь просветительской деятельностью, Иов распространял Священное Писание среди людей, раздавал святоотеческие книги. Именно при митрополите Иове были прославлены имена таких святых, как Василий Блаженный, Иосиф Волоколамский, Иоанн Московский Блаженный и многие другие русские православные святые.

Иов из своих личных средств раздавал щедрые милостыни, строил храмы. В период с 1592 по 1600 год в Москве было воздвигнуто 12 храмов, основаны Зачатьевский, Донской и Ивановский монастыри. Но не только в России проповедовал Иов, он занимался миссионерской деятельностью в Грузии, учредил Карельскую, Псковскую и Астраханскую епархии.

Когда в начале XVII века Россия переживала смуты, Иов, чтобы пресечь опасные для русского народа действия Лжедмитрия, послал Киевскому князю Константину Острожскому грамоту с требованием выдать Лжедмитрия русским. После смерти Бориса Годунова Иов первым присягнул вдовствующей царице Марии и ее детям. Многие бояре последовали его примеру. Но Лжедмитрий вскоре захватил Москву и, поскольку Иов никогда не отступал от истины, он стал обличать самозванца и узурпатора.

Сторонники Лжедмитрия, решив остановить патриарха, как-то раз ворвались во время службы в Успенский собор, схватили Иова и повели на Лобное место. Дорогой они били его и истязали, затем, обрядив в черную рясу, отвезли в Старицкий монастырь, где Иов провел два года в заточении. За это время святой старец почти ослеп и так ослаб, что не мог передвигаться и различать лица, но по-прежнему усердно молился за Землю Русскую и просил спасения от самозванца.

Лжедмитрий наконец был свергнут, но Иов к этому времени совсем ослаб и не смог вновь занять свой чин, назначив своим преемником казанского митрополита Гермогена.

19 июня 1607 года Иов преставился и был похоронен у западных дверей Успенского собора Старицкого монастыря. В 1652 году произошло обретение нетленных мощей святого. Многие чудеса происходили у могилы святого, и люди получали исцеление по молитве святителю Иову.

Патриарх Московский и всея Руси Гермоген

Немного известно о первой половине жизни священномученика Гермогена. Дата его рождения весьма приблизительна — 1530 год. Место рождения также в разных источниках обозначено по-разному: одни называют город Казань, другие указывают на Донские земли. Единственное достоверное сведение о Гермогене — это то, что он не принадлежал к знатному роду. Впервые о нем было упомянуто в конце 1570-х годов в связи с печальными событиями, происходившими тогда на Руси.

В это время в Казани умер глава казанской паствы— святитель Варсонофий. Город часто страдал от сильных пожаров, которые, кроме прочего, уничтожили и половину Казанского кремля, монастырь, великокняжеский дворец и торговые ряды. Татары торжествовали, видя такое бедствие, поразившее русских. Именно в этот трагический для православных людей момент Гермоген первым сподобился принять чудотворную икону Казанской Божией Матери, в дальнейшем не раз являвшей свою милость Русскому государству, будучи заступницей от иноплеменников и завоевателей.

Гермогеном были составлены каноны для этой иконы, а в 1589 году он стал митрополитом Казанской епархии и последующие 17 лет своего управления усердно трудился на своем поприще. Благодаря Гермогену многие иноверцы, чуваши, татары и вотяки, были обращены в православную веру. После кончины царя Федора Иоанновича, последнего представителя дома Рюриковичей, 7 января 1598 года, он вместе с другими руководителями епархий на Московском соборе избрал главой государства Бориса Годунова.

Однако 13 апреля 1605 года умер и этот царь, тогда на московский престол 20 июня взошел самозванец Лжедмитрий I, принесший немало страданий русскому народу. В это время Гермоген занимал высокое место в Боярской думе, по политической значимости он стоял на третьем месте после царя и на втором после московского патриарха Игнатия. Последний, являясь ставленником царя, полностью подчинялся всем его приказам и беспрекословно исполнял прихоти самозванца.

Когда царь решил жениться на полячке-католичке Марине Мнишек, что было совсем неприемлемо для православного государя, никто не посмел возразить царю, кроме Гермогена. «Непристойно христианскому царю, — говорил он, — жениться на некрещеной, вводить ее в святую церковь, строить римские костелы. Никто доселе из русских царей так не поступал». Последовавшие затем санкции против Гермогена — снятие святительского сана и приказ о заточении в монастырь — к счастью, не привели в исполнение, потому что 17 мая 1606 года царь был убит. Его место занял Василий Иванович Шуйский, который первым делом лишил сана митрополита Игнатия и сослал его в Чудов монастырь. Ведь Игнатий осмелился пойти против законов Русской Православной Церкви и обвенчал Лжедмитрия с Мариной Мнишек, не окрестив последнюю, а лишь миропомазав.

Престол всероссийского патриарха по велению царя занял Гермоген, проявивший себя в решительный момент как страдалец за веру против царя-еретика. Но смуты на Руси не закончились, и во время своего патриаршества Гермоген делил тяготы, упавшие на плечи Василия Шуйского. Беспрестанно рождались слухи о том, что царь Лжедмитрий жив, и против Шуйского вспыхивали восстания.

Часто патриарху Гермогену приходилось увещевать мятежников и останавливать кровопролития. Но произошло восстание под предводительством Болотникова, и тогда Гермоген понял, что мятежи и восстания не прекратятся до тех пор, пока с русского народа, нарушившего присягу перед царем Борисом и признавшего самозванца, не будет снято проклятие.

Гермоген призвал старца Иова из Старицкого монастыря, чтобы тот снял проклятие. Торжественное прибытие старца в Москву сопровождалось большим народным скоплением, многие люди плакали и взывали к Иову: «Прости нас и дай нам свое благословение!» Святой старец простил их и благословил, но предупредил, чтобы впредь не совершали греха клятвоотступления. Вскоре после этого мятеж Болотникова был подавлен, но в это время на Украине появился новый самозванец Лжедмитрий II.

Патриарх Гермоген обратился к царю с требованием немедленно пресечь восстание во главе с самозванцем, но тот слишком рано успокоился после посещения старца Иова и распустил свое войско по домам. Такое промедление позволило самозванцу укрепить свои силы и найти поддержку польской шляхты. Лжедмитрий вместе с польскими войсками занял подмосковное село Тушино, не в силах напасть на стольный град. Однако его мародеры совершали набеги на все окрестные села и области, неся всюду разор и бедствие для простого люда.

Кроме этих бед, в Москве вспыхнул страшный голод, и люди взбунтовались против Шуйского. На первых порах Гермогену удавалось утихомирить народ, но чем сильнее был голод, тем нетерпеливее становились люди, и 17 июля 1610 года в Москве случился открытый бунт против Шуйского.

Царь был схвачен и насильно пострижен в монахи. Ничто не остановило народ, даже протесты Гермогена. И хотя Шуйский не был сильным царем, способным принимать твердые решения и сохранять в государстве покой, но при его правлении сохранялась, по крайней мере, видимость государственного порядка. С падением царя на Русской Земле воцарился хаос и беспорядок.

В Москве было создано временное правительство — Семибоярщина. Новоявленное правительство решило возвести на царский престол польского королевича Владислава.

И хотя Гермоген предупреждал всех о новых беспорядках, напоминая о действиях поляков при Лжедмитрии I, однако бояре больше боялись нового самозванца — Тушинского вора, поэтому согласились принять военную помощь от Польши. Но Гермоген и тут предъявил свои требования польскому королевичу: он согласился его помазать на царствование лишь с тем условием, что тот примет православие.

Это не помогло восстановить мир в русских землях. После присяги русского народа Владиславу польский король Сигизмунд почувствовал себя властителем Руси и перестал выполнять условия договора.

Гермоген стал объяснять православным людям, уже присягнувшим поляку-королевичу, что присяга возымеет силу лишь в случае принятия Владиславом крещения. Но одних слов было мало, поэтому Гермоген, освободив русский народ от присяги польскому королевичу, стал призывать к борьбе с оружием в руках.

Став главой ополчения, он выступал с проповедями за сохранение русской веры и русского единства. Сторонники поляков поняли, что патриарх может добиться своего, и тогда изменники Православия — бояре — напали на патриарха прямо в соборе во время богослужения. Гермогена лишили патриаршего сана, связали и переправили в Чудов монастырь, заключив там его под стражу. Место Гермогена вновь занял коварный Игнатий.

Святой старец, находясь в заключении, продолжал рассылать грамоты с призывом к русскому народу восстать против польских завоевателей.

Одна из грамот сохранилась и до наших дней, она была написана в августе 1611 года в большой спешке, но даже в ней звучит боль патриарха за Отечество и его страстное желание покарать изменников Православия: «Напишите в Казань к митрополиту Ефрему: пусть он отправит в полки к боярам и их казацкому войску учредительную грамоту, чтобы они стояли крепко за веру и не принимали Маринкина сына на царство — на это я благословения не дам. Да напишите в Вологду к властям о том и к рязанскому владыке: пусть отправит в полки учредительную грамоту к боярам, чтобы уняли грабеж, сохранили братство и, как обещали, положить души свои за Дом Пречистой, так и исполнили. Да напишите во все города, чтобы сына Маринки не надо на царство; говорите везде от моего имени». Благодаря этому последнему посланию Гермогена образовалось новгородское ополчение во главе с Пожарским и Мининым, которое и освободило государство от иноземцев.

Великий патриот и святой отец Русской Земли не боялся пострадать за свою веру и за свой народ, поэтому изменники поняли, что сломить дух угодника Божия невозможно, можно только лишить его жизни. Тогда они замыслили заморить его голодом. Гермоген так и не дожил до счастливого момента победы русского ополчения, скончавшись в заключении от голода. Он преставился 16 февраля 1617 года, напоследок наложив проклятие на изменников Отечества и благословив его освободителей. Радость ополченцев при взятии Москвы огорчала лишь весть о смерти святого старца и наставника всех православных людей.

Тело Гермогена было погребено в Чудовом монастыре, но в феврале 1652 года по велению царя Алексея Михайловича его с почетом перенесли в соборную церковь Успения Пресвятой Богородицы в Москве. Во время этой процедуры мощи святого были обретены нетленными и источали благоухание.

Священномученик Гермоген прославился как патриот своего отечества, поэтому русские православные всегда обращаются к святому с молитвами о помощи в годины тяжелых испытаний. Многие чудеса совершались у гроба святого, и по молитве ему больные исцелялись, русские войска одерживали долгожданную победу над завоевателями, а страждущие получали милость Божию.

Прокопий Вятский

Родился Прокопий в 1578 году в простой семье и с детства усердно помогал своим родителям в сельских работах. Когда ему исполнилось 12 лет, произошел несчастный случай: Прокопий отправился на работы в поле, но началась гроза, и молния ударила в землю рядом с отроком. Тот упал с лошади и остался лежать без чувств. Его привезли домой, Прокопий опомнился, но пребывал в исступленном состоянии — сдирал с себя всяческую одежду, бросал ее и оставался нагим. Родители долго были безутешны, но потом отвезли больного в Вятский монастырь Успения Пресвятой Богородицы. Над мальчиком совершили молебен, и он вновь стал здоров.

Спустя время Прокопий отправился в город Слободский к священнику церкви Святой великомученицы Екатерины, у которого и жил три года, исполняя всякую работу по дому, во все время оставаясь кротким и послушным.

По исполнении ему 20 лет родители пожелали женить Прокопия, но тот воспротивился, сказав, что не имеет склонности к семейной жизни. Он решился взять на себя подвиг юродства.

Содрав вновь с себя одежду, он отправился бродить по городу, смиренно снося издевательства людей, побои и унижения. Многие полагали, что Прокопий безумен, но он вместе с тем наложил на себя и подвиг молчания и за все время своего юродства ни разу не произнес ни слова. Когда обидчики издевались над ним, он лишь возносил молитву за них, прощая неразумных. И зимой и летом он бродил по городу без одежды, спал где придется, а питался чем Бог пошлет. За великий подвиг он стяжал дар прозорливости и часто мог поведением своим указать, будет ли больной жить или умрет: если больной должен скоро выздороветь, Прокопий радостно приподнимал его, а если же святой видел, что смерть посетит этот дом, то слезно обнимал больного и целовал его, знаками показывая близким, что нужно готовиться к погребению.

Многие горожане, узнав о великом даре Прокопия, прониклись к нему истинным уважением. Даже вятский воевода, князь Александр Ростовский, и его жена Наталия преклонялись перед Божиим угодником. Прокопий часто бывал у них в доме, и княжна самолично омывала его, одевала в новые рубашки и отправлялась с ним в церковь. После этого Прокопий снова разрывал на себе одежды, уходил в свои городские тайные места и обретался грязным, как прежде.

Подвиг молчания святой прерывал лишь на исповеди у своего духовного отца, ведя разумную и осознанную беседу с ним, как обычный прихожанин. Прокопий обязательно приходил к духовнику и в церковь на причастие каждое воскресенье, оставаясь смиренным христианином и не впадая в грехи.

Прокопий обладал даром предсказывать не только исход болезни, часто он предвидел будущее и, если мог, знаками объяснялся с людьми. Так, когда в вятской тюрьме находился боярин Михаил Татищев, блаженный стал приходить к нему, приносить хлеба и показывать, как он пытается вытащить узника из темницы через окошко. Вскоре случилось так, как и показывал Прокопий: Татищев по царскому указу был прощен, освобожден из заточения и возвращен в Москву.

Как-то раз блаженный пришел в дом к своему духовнику во время обеда, за столом находилась вся семья и среди прочих сын священника Иоанн. Неожиданно Прокопий схватил нож, подскочил к мальчику и стал размахивать им над его головой, потом бросил нож, обнял Иоанна и залился горькими слезами. Многие подумали, что вскоре произойдет убийство, и в самом деле, через год бедного мальчика зарезали родственники.

Однажды Прокопий предсказал и заключение в тюрьму: блаженный явился в приказную избу, где заседал князь Григорий Жемчужников, снял с него шапку и надел на себя, тот встал и уступил Прокопию свое место. Блаженный сел и подбоченился, затем взял воеводу под руки и повел к городской тюрьме. А спустя несколько дней Жемчужникова арестовали и заключили в эту самую тюрьму. Случались и другие чудеса. Жена духовного наставника Прокопия страдала от болезни зубов, духовник попросил блаженного помолиться за нее, но тот в ответ вырвал свой зуб и протянул священнику, ясно промолвив: «Возьми». Когда же несчастная жена положила зуб в свой рот, то боль сразу отступила, и женщина выздоровела. О своей кончине блаженный также знал заранее. Однажды он отстоял службу в церкви, затем вышел к монастырю, тщательно обтер Тело снегом, повернулся на восток и стал молиться. По окончании молитвы он преставился. Это произошло 21 декабря 1627 года, на пятидесятом году жизни, спустя 30 лет с момента принятия Прокопием тяжелого подвига юродства.

Многие жители города пришли на похороны святого, собрались представители духовенства, старики и дети — все они пришли проститься с угодником Божиим и проводить его в последний путь. Но и после смерти святой помогал просящим, часто у гроба происходили чудеса исцеления, даже бесноватые получали помощь от святых мощей. В народе долгое время жила светлая память о блаженном Прокопии.

Преподобный Иов Почаевский

Иов родился в дворянской семье, принадлежавшей к древнему роду Железо. Семья жила в местечке Попутье, которое находилось в Галиции между Карпатами и Днестром. До пострига Иов носил имя Иоанн и с детства испытывал тягу к уединенной монашеской жизни, полной молитвенных трудов и богоугодных подвигов. В 10 лет мальчик покинул отчий дом и отправился в Угорницкий монастырь, а через год он принял здесь постриг с именем Иов. Мальчик отличался усердием на нелегкой стезе монашества и уже в 13 лет был рукоположен в священники.

Преподобный Иов жил в тяжелые времена, когда православные люди Волыни и Галиции терпели страшные притеснения со стороны польско-литовской знати католического вероисповедания. А в 1596 году, после принятия Брестской унии, католицизм и протестантизм практически вытеснили Православие с этих земель.

Посвященный в сан священника Иов стал духовным наставником не только простых людей, но и многих вельмож. Среди них был и князь Константин Острожский, который обратился к игумену Угорницкого монастыря с просьбой отпустить Иова в княжеский Дубенский Крестный монастырь. Так Иов с согласия игумена вскоре возглавил дубенскую братию, оставаясь в течение 20 лет игуменом этого монастыря.

Иов стал активно заниматься распространением Православия в этих краях: он переводил православные книги на славянский язык, переписывал их и раздавал прихожанам. Князь Константин, находясь в особом доверии у польского короля Сигизмунда III, всегда защищал преподобного от нападок униатов и католиков. Но Иов вскоре понял, что заботы, связанные с книгопроизводством, отнимают много времени и не позволяют вести монашеский образ жизни.

В 1604 году он принял решение удалиться в уединенную обитель на горе Почаевской, которая была основана еще в 1240 году монахами из Киево-Печерского монастыря, спасавшимися здесь от набегов Батыя.

На этом месте произошло чудесное явление Божией Матери в огненном столпе в 1340 году, но к XVI веку монастырь был полностью заброшен и опустошен. Иов, начав трудиться во славу Божию в стенах этого забытого монастыря, добился его прославления, и вскоре обитель стала первой среди западнорусских обителей. Среди мирян, приходивших в монастырь за духовным наставлением, были и богатые местные помещики, которые приносили щедрые дары и пожертвования монастырю. На эти средства Иов построил каменный храм во имя Пресвятой Троицы, где хранилась чудотворная Почаевская икона Божией Матери и чудесный камень с отпечатком Ее ступни.

Но на долю монастыря выпадали и тяжелые испытания: в 1620 году протестант Фирлей позарился на владения православных монахов. Он прогнал иноков со святой горы и присвоил себе все монастырские земли, а чудотворную икону унес. Но не прошли бесследно эти бесчинства для Фирлея — он тяжело заболел, и всяческие бедствия обрушились на его голову. Все это продолжалось до тех пор, пока Фирлей не вернул икону монастырю.

Даже в таких тяжелых условиях преподобный Иов не сдавался и продолжал усердно просвещать народ, обращая многих в Православие и укрепляя веру. Его стараниями была организована типография в Почаевской обители, где печатались православные книги и различные послания к народу, а также православные молитвословы. При всем этом преподобный не оставлял и подвижнических трудов, молясь по ночам в уединенной пещере. Случайные путники много раз замечали чудесный свет, лившийся из той пещеры. Преподобный Иов в течение всей жизни усердно трудился и молился, дожив до 98 лет. Скончался святой 28 октября 1651 года, его тело было погребено рядом с той пещерой, где он молился.

Даже после смерти над могилой преподобного часто видели чудесное сияние. Но по прошествии 7 лет киевскому митрополиту Дионисию во сне стал являться Иов и говорить, что настало время вскрыть его мощи. 28 августа 1659 года состоялось торжественное вскрытие, обнаружившее нетленные мощи Иова Почаевского. Их с почетом переместили в храм Живоначальной Троицы, и во время этих торжеств произошло множество исцелений, даже смертельно больные избавлялись от своих недугов. Униаты, завладевшие Почаевским монастырем в XVIII веке, не раз были свидетелями чудесных исцелений. Они стали почитать Иова как великого святого и даже составили ему службу с акафистом, обратившись при этом к Папе Римскому с просьбой канонизировать Иова. Но тот отказал, сославшись на чрезмерное рвение Иова в деле распространения Православия.

Когда монастырь вновь перешел к Православной Церкви в 1831 году, состоялось вторичное вскрытие мощей. 28 августа 1833 года мощи святого были вновь обретены нетленными, а в 1858 году на месте пещерной церкви построили новый храм, посвященный святому Иову Почаевскому.

Преподобный Елеазар Анзерский

Преподобный Елеазар Анзерский родился в семье, принадлежавшей к купеческому роду Севрюковых, в городе Козельске. Еще в раннем возрасте он задумал посвятить свою жизнь служению Господу, удалившись от мирской суеты в уединенную обитель.

С достижением совершеннолетия Елеазар смог покинуть родной дом и уйти в Соловецкий монастырь, где с кротостью выполнял все работы, был смиренным послушником и вскоре преуспел в изготовлении церковного иконостаса. Братия и настоятель обители прониклись искренней любовью и уважением к Елеазару, но тот, дабы избежать соблазнов славы, решил удалиться на Анзерский остров, где смог бы в полном уединении служить Богу.

Поселившись на острове, Елеазар поставил на горе крест и построил себе скромную келью. Питался преподобный тем, что добрые люди оставляли для него на берегу, где он специально поместил деревянные плошки с надписью, обращенной к случайным путникам, с просьбой уделять немного еды для смиренного инока. Те, кто оказывался в тех краях, всегда оставляли преподобному еду из своих припасов, а благодаря молитвам Елеазара могли потом получать дары Божии. Так, рыбаки вылавливали из воды много рыбы, а охотники добывали дичь. Молва о чудотворной помощи преподобного Елеазара вскоре разнеслась по округе, и к нему стали стекаться люди. В 1616 году он был пострижен в схиму, и на Анзерском острове стали строить кельи другие монахи, желавшие трудиться во славу Божию под руководством Елеазара.

Чтобы смирять себя с еще большим усердием, Елеазар начал носить железные вериги, он трудился, не покладая рук: колол дрова, переписывал православные книги, благодаря чему на острове образовалась богатейшая библиотека.

Случалось иной раз, что и соблазны одолевали преподобного. Например, иногда ему страстно хотелось поесть рыбы, что, по его мнению, являлось грешным желанием. Тогда Елеазар в наказание себе, дабы усмирить грех чревоугодия, готовил вкусное блюдо из рыбы, но не прикасался к нему, а ждал, пока оно протухнет и начнет смердить. После этого он ставил блюдо перед собой и с укором повторял себе: «Не хочешь ли теперь отведать вкусной рыбки? Не желаешь ли теперь отведать этого зловония?» Таким тяжким испытаниям подвергал себя Елеазар, и ему удавалось преодолевать грешные желания, новая победа над плотскими удовольствиями позволяла ему возносить благодарственную молитву Богу.

wМежду тем нашлись и такие злые люди, которые захотели обидеть отшельника и украсть у него скромное имущество. Они уже подошли к самой келье преподобного, но в этот момент Елеазар вознес к Богу молитву о помощи и заступничестве, и тут же злодеи потеряли свой разум. Бесцельно они кружились вокруг кельи Елеазара, не зная, что же им делать и зачем они вообще сюда пришли. Зрелище беспомощных страдальцев с испуганными глазами вызвало жалость у преподобного, и он с лаской спросил у них: «Зачем вы сюда пожаловали, детки?» Но потерявшие разум продолжали свои бессознательные движения, слоняясь вокруг кельи преподобного. Тогда Елеазар вновь вознес молитву, и те обрели свой разум, упали перед святым на колени и стали просить о прощении. Елеазар с радостью простил их, но наказал впредь никогда не брать чужого и даже не сметь думать об этом.

Как-то раз преподобный услышал Божественный голос, который просил его написать образ Христа, и он повиновался. Образ, написанный им, долгое время являл миру чудеса исцеления. Вскоре весть о чудесных дарованиях святого долетела и до царского двора, сам царь Михаил Федорович решил обратиться к преподобному за помощью: у него не было наследника, что причиняло немало горя великому правителю. Единственной его надеждой была помощь Божия. Елеазар был приглашен ко двору, и вскоре он смог утешить царя, предсказав, что у него непременно будет наследник. И на радость всем у царя и вправду спустя время родился сын Алексей, впоследствии ставший наследником престола. Царь от счастья не знал, как благодарить святого: он предлагал ему и богатства, и высокое положение, и почести, но Елеазар отказался от всего этого, предпочтя скромное существование в стенах своей кельи, среди монахов-отшельников.

Во исполнение своих давних желаний Елеазар построил на острове каменный храм во имя Живоначальной Троицы, а 13 января 1656 года он с миром упокоился. Его погребли недалеко от построенного перед самой кончиной храма, и много паломников стекалось к его месту погребения. Молящиеся получали исцеление от болезней и помощь во многих делах.

Андрей Тотемский

Андрей Тотемский родился в крестьянской семье в июне месяце 1638 года. Семья жила в селе, расположенном неподалеку от города Тотьма. Родители Андрея — простые люди — зарабатывали себе на жизнь тяжелым трудом, и средств для серьезного обучения сына у них не было, поэтому единственной школой для него стала церковно-приходская. Именно здесь он исполнился надеждой посвятить дальнейшую свою жизнь праведному делу — служению Богу.

Осознанное решение Андрей принял уже в 10 лет и, покинув родительский дом, он уединился в лесной чаще, вдали от мирской суеты, и отдался полностью своей заветной мечте, совершенствуясь непрестанными молитвами и постом.

Долгое время Андрей вел совсем уединенную жизнь, не сообщаясь с внешним миром; когда же он вернулся в родное село, то узнал, что его родители уже умерли. Помолившись на их могилах, он отправился в дальний путь, целью которого был Галичский Воскресенский монастырь, где соблюдались строжайшие правила и монахам предъявлялись высокие требования в вопросах иноческой жизни. Однако Андрей и это посчитал малым подвигом. Вознамерясь принять на себя подвиг юродства, он надел ветхое рубище и отправился в путь, обходя разные города и села.

Во время своих странствий Андрей поклонялся святым местам и посещал обители, а затем вновь возвращался в Воскресенский монастырь. Но вскоре игумен монастыря почил, и Андрей уж более сюда не возвращался, поселившись в Тотьме рядом с церковью в честь Воскресения Христова. В городе тогда никто не знал Андрея. По ночам он усердно молился и пел, а днем выбегал в город в обветшалом рубище и до поздней ночи бродил по улицам босой в любое время года. Великий подвиг юродивого ради Христа был вознагражден даром чудотворения, многие горожане получали исцеление от болезней по его молитвам.

Блаженный Андрей юродствовал 10 лет и за это время снискал любовь народа и уважение. Однажды во время зимы ему повстречались сибирские инородцы, которые были наслышаны о чудесном даре Андрея. Один из них стал просить блаженного о помощи: он тяжело болел глазами. Он сулил Андрею много золота, но тот промолчал в ответ, а потом резко повернулся и быстро убежал. Человек, просивший об исцелении, по имени Ажбакай крепко верил в святость юродивого и захватил рукой снег с того места, где он стоял. Потерев этим снегом свои глаза, он в тот же миг исцелился, сильно обрадовался и в мыслях неустанно благодарил святого.

Христа ради юродивый недолго прожил, преставившись 10 октября 1673 года в возрасте 35 лет, но слава о нем надолго пережила его. После погребения многие горожане, а потом и приезжие из далеких мест стали приходить к его могиле, и все получали исцеление по молитве святому.

Даже земля, взятая с могилы Андрея Тотемского, обладала чудотворным действием. Много случаев известно Православной Церкви о чудесах на могиле святого, один из них рассказывает о бедной крестьянке, которая долгое время страдала от лихорадки. Ничто уже не спасало ее от тяжелых мук, но однажды во сне ей явился святой Андрей и сказал, что, если она помолится у его гроба и приложится к нему, то болезнь оставит страдалицу. Наутро больная женщина вдруг почувствовала большое облегчение и стала даже работать, забыв о наказе святого. Но спустя 2 дня болезнь возвратилась и так ее повергла, что она уже не могла и встать с кровати. Тогда ночью ей опять во сне явился блаженный и с укоризной спросил: «Отчего же ты не пришла помолиться?» Затем он позволил несчастной приложиться к Евангелию, которое держал в руках, взял ее за руку и поднял с кровати. С тех пор крестьянка выздоровела и уже не болела никогда, помня о добром святом чуде и каждый день посылая блаженному благодарственную молитву.

Мощи святого покоятся в Успенской церкви города Тотьмы, и по сей день память о нем жива в народе. Церковь же отмечает день памяти блаженного Андрея Тотемского местно.

Святитель Дмитрий Ростовский

Дмитрий Ростовский родился в декабре 1651 года недалеко от Киева в селе Макарове. В миру он носил имя Даниил. Отец Дмитрия, Савва Григорьевич Топтало, был казаком и, начав с самого простого чина, стал впоследствии сотником, а в конце жизни и ктитором Кирилловского монастыря.

Благочестивые родители дали мальчику достойное образование, а в 11 лет отправили его на дальнейшее обучение в Киевское братское училище. Здесь Даниил отличился своими способностями и дарованиями, превосходя во многом своих сверстников. Он досконально изучил ораторское искусство, овладев в совершенстве приемами и оборотами речи, что в дальнейшем в сочетании с его пламенной верой и энергичной манерой изъясняться помогло в борьбе с раскольниками.

Но спустя 4 года поляки осели в Киеве, закрыв все православные заведения. 15-летний Даниил был вынужден оставить свое обучение. Ближе к 18 годам он отправился в Кирилловский монастырь, где и был пострижен игуменом Мелетием в монахи под именем Дмитрия. Это произошло 9 июля 1668 года.

Служа в монастыре, Дмитрий старался во всем брать пример с преподобных Феодосия и Антония Печерских. За свое усердие он был посвящен в сан иеродиакона в 1669 году, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. Продолжая совершенствоваться на своей стезе, он кротко служил братии, обретаясь в церкви с раннего утра до поздней ночи, творя молитвы и создавая сочинения по просьбе игумена. В 1675 году в день Сошествия Святого Духа Дмитрий был рукоположен в иеромонахи Черниговским архиепископом Лазарем.

Архиепископ, зная об ораторском даре Дмитрия, пригласил его в Черниговскую соборную церковь служить проповедником, и он согласился. На протяжении последующих двух лет он исполнял свой долг проповедника во многих церквях Черниговской епархии. На этом поприще он стяжал великую славу, и вскоре весть о чудесном даре Дмитрия разнеслась по всей земле Малороссийской и даже долетела до Литвы.

Когда святитель отправился в Чернигов посетить Новодевичий монастырь, он повстречался там с настоятелем Виленского Святодухова монастыря Климентом. Тот стал уговаривать Дмитрия приехать в его обитель и почитать там свои высокодуховные проповеди. Конечно же, Дмитрий согласился и в течение двух месяцев пребывания в монастыре вдохновлял местную братию и прихожан своими пламенными речами. Затем по просьбе епископа Феодосия он на протяжении 14 месяцев оставался в Слуцке, в Свято-Преображенской обители, проповедуя перед монастырской братией.

Многие города и православные монастыри посетил Дмитрий, всюду неся слово Божие и отдавая братьям данный Богом дар. Часто его просили служить проповеди в Малороссии. И гетман Самойлович, и настоятель местной обители Мелетий желали принять у себя великого проповедника. В феврале 1679 года Дмитрий, прибыв в Батурин, был с почетом встречен гетманом. Его поселили в Николаево-Крутицком монастыре, который находился неподалеку от резиденции самого гетмана. А в 1681 году братия Максаковского Преображенского монастыря упросила Дмитрия возглавить их обитель. Тогда с разрешения гетмана архиепископ Лазарь рукоположил Дмитрия в игумены, но спустя примерно год, 1 марта 1682 года, он был переведен в Николаевский Батуринский монастырь. Однако святитель, решив оставаться в более скромном положении, через год сложил с себя почетные обязанности и вновь стал простым монахом.

В это время архимандрит Киево-Печерской лавры Варлаам вознамерился восстановить и объединить все книги «Жития святых». Многие из них были частично уничтожены или сильно пострадали во время татаро-монгольского ига, в годы опустошительных набегов литовских и польских завоевателей. Архимандрит долгое время искал человека, способного заняться столь важным и великим делом, и наконец решил выбрать для этой работы Дмитрия.

Братия Киево-Печерской лавры поддержала решение Варлаама, и тогда он отправил к Дмитрию посланника с просьбой поселиться в лавре, дабы заняться исправлением и приведением в порядок книг «Жития святых». С большой радостью и покорностью Дмитрий явился в лавру и в июне 1684 года приступил к священной работе, исполняя возложенную на него миссию. Труды Дмитрия во многом облегчала помощь святых, которые часто являлись к нему со своими наставлениями и наказами.

Дмитрия посещали мученик Орест и великомученица Варвара. Однако просьбы гетмана и митрополита Гедеона вновь призвали Дмитрия в Батурин. 9 февраля 1686 года он переселился в этот город, где продолжал работать над священными книгами.

Именно здесь святой завершил первую четверть Четьих миней, в которую были включены три месяца: сентябрь, октябрь, ноябрь. Свои труды он отправил архимандриту Варлааму, который в 1689 году сам прибыл в лавру, где под его руководством и была напечатана первая книга «Житий».

После этого 21 июля 1689 года гетман Мазепа, игумен Кирилловского монастыря Иннокентий и святой Дмитрий отправились в Москву для представления святителя пред очи царей: Ивана Алексеевича, Петра Алексеевича и царевны Софьи, а также патриарха Иоакима. Цари и царевна с почестью встретили Дмитрия, а патриарх благословил его на продолжение священного подвига. По возвращении в свою обитель Дмитрий уединился в келью, снял с себя чин игумена и полностью отдался работе над Четьями минеями.

Вторая четверть «Житий святых» была напечатана в Петропавловском монастыре. Дмитрий приступил к созданию третьей книги, куда входили месяцы март, апрель и май. В 1697 году святитель был рукоположен настоятелем Киевского Кириллова монастыря, а 20 июня этого же года стал архимандритом Черниговского Елецкого Успенского монастыря. Но уже через два года его вновь перевели в Спасский Новгород-Северский монастырь, где Дмитрий и закончил работу над третьей книгой Четьих миней. В январе 1700 года книга была напечатана.

Еще через два года Дмитрия назначили руководителем Ростовской епархии. Прибыв на место, он во время молитвы в соборе Зачатия Божией Матери у мощей святителя Иакова Ростовского получил откровение, что в этом городе окончатся его дни. Великий пастырь назначил себе место под могилу — в правом углу церкви — и уже более не думал о смерти, продолжая свою энергичную деятельность на поприще духовного просвещения православного народа.

В то время в Ростовской митрополии царили страшные беспорядки: священники позабыли свой долг посещать больных и немощных, по своей лени они оставили без внимания бедных, а некоторые из них раскрывали тайны исповедей, рассказывая в дружеских беседах о грехах прихожан.

Даже Тело Христово хранилось с большим небрежением. Как только Дмитрий раскрыл все эти безобразия, он написал два окружных послания и распространил их по всей митрополии. При архиерейском доме он учредил училище, куда набрал более 200 детей священнослужителей. В училище действовало 3 класса, в каждом из которых учительствовал свой наставник. По окончании обучения Дмитрий отводил места при церквях для выпускников училища.

Служение в Ростовской епархии продолжалось 3 года, и концу этого срока святитель Дмитрий уже закончил последнюю из книг Четьих миней, куда входили месяцы июнь, июль и август. Вместе со всеми этими делами Дмитрий активно боролся против раскольников, которые скрывались в брянских лесах. Долгое время он оставался в Ярославле, где было настоящее скопище вероотступников. Просвещая народ, Дмитрий написал сочинение под названием «Розыск о брянской вере», где проследил историю возникновения раскола и объяснил самую его суть, убеждая читателей, что раскольничья вера губит Православную веру, вредит душе и что каждому следует придерживаться правильного вероисповедания.

Между тем великий просветитель Православия учитывал тот факт, что многие миряне не только в Малороссии, но и в великой Руси не владели Библией на славянском языке. Он вознамерился составить «Летопись, сказующую деяния от начала миробытия до Рождества Христова». Начав усердно работать над этим сочинением, он стал выбирать сведения Священного Писания и дополнять их заметками различных хронографов. Но, к сожалению, здоровье Дмитрия к моменту написания работы было уже достаточно расстроено, поэтому завершить великий труд святителю не удалось. «Летопись» охватывает события лишь за 4600 лет.

На 58-м году жизни, 28 октября 1709 года, Дмитрий преставился. По завещанию в гроб, прямо под его тело, были положены черновые бумаги Дмитрия. Спустя несколько десятков лет — в сентябре 1752 года — при работе в Зачатьевском монастыре был разобран пол, под которым находился гроб святителя. Вскрытие мощей показало, что сложенные крестообразно на груди руки святого обретались совершенно нетленными.

Гроб обступила толпа, стояла тишина, и среди этой тишины вдруг кто-то произнес: «Да и не могли они истлеть! Как могут истлеть руки человека, написавшего столько книг. Посмотрите, он будто и сейчас готов взять в руки перо и бумагу и писать...».

Молва о чуде разнеслась по Руси, и к гробу святителя Дмитрия Ростовского стали приходить паломники. Многие больные получали исцеление по молитве святому, другие же исцелялись, едва прикоснувшись ко гробу.

Святитель Дмитрий вел строгую жизнь подвижника, принимал только постную пищу и лишь столько, сколько нужно было для поддержания жизни. На Страстной седмице он принимал пищу только в Великий четверг и на первой седмице Великого поста — один раз. Великий пастырь ко всем людям проявлял снисходительность, сострадание, любовь и милосердие, щедро одаривая всех нуждающихся, чем и прославился среди бедных людей по всей Руси. Вместе с тем о себе он не заботился вовсе, строго блюдя монашеский обет нестяжательства. Вся православная Русь — от царя до самого последнего нищего — почитали Дмитрия еще при жизни.

Он научил монахов читать «Богородице Дево, радуйся...» в то время, когда бьют часы. Созданный им за 25 лет жизни сборник житий святых по месяцам года — Четьи минеи — и по сей день остается излюбленным чтением православных христиан. Велики подвиги этого святого и непреходяща память о нем в сердцах людей.

Преподобный Иов Анзерский

Иов Анзерский родился в Москве в 1635 году. В миру он носил имя Иоанн. Соблюдая строгую жизнь, он неустанно молился и постился и вскоре возвысился до сана священника. В одном из приходских храмов он исполнял обязанность пастыря, проявляя удивительную любовь и внимание к прихожанам. Никого он не оставлял без своей заботы, кому давая строгое наставление, кого утешая. Его дом всегда был открыт для нищих, Иоанн стремился их утешить свой заботой, накормив и приласкав, отпускал, давая в дорогу, что мог. Когда ему казалось, что кто-то обиделся на него, он немедленно просил прощения и лаской смирял обиду.

Такая невероятная доброта не могла остаться незамеченной, и вскоре о необычном пастыре прознал сам царь Петр I.

Великий царь призвал его для служения в придворной церкви, и Иоанн сделался личным духовником Петра и его семьи. Однако преподобный не оставлял без внимания и бедных людей, тем более что он мог при своем новом положении оказывать большую помощь всем нуждающимся. По своему милосердию Иоанн посещал заключенных в тюрьмах, просвещая их словом Божиим, утешая и ободряя, а некоторым помогал расплатиться с долгами.

Но случилось так, что царя смутил ложный донос, и в 1701 году Иоанна сослали в Соловецкий монастырь, где он принял постриг с именем Иов.

Тяжкие испытания выпали на долю преподобного, и в результате он был освобожден от всяческих послушаний. Тогда Иов уединился в своей келье, где нашел утешение в молитвах.

Когда царь распознал, что донос на старца был ложным и тот напрасно оклеветан и изгнан, он пытался испросить у Иова прощения и вернуть его ко двору, однако преподобный отказался и в 1702 году перебрался в Анзерский скит Святой Троицы. Спустя время он становится настоятелем этой обители, а в 1710 году принимает великий ангельский образ с именем Иисус. Тогда же ему было явление во сне Матери Божией и преподобного Елеазара Анзерского — основателя скита. Матерь Божия поведала Иову, что на Анзерском острове, на горе, которую отныне долженствует называть Голгофой, будет возведена церковь Распятия Иисуса Христа, а рядом будет учрежден скит. Святой старец воспринял это явление как знамение и вместе со своими последователями и учениками перебрался на гору Голгофу, где и основал Голгофо-Распятный скит.

А через некоторое время, в 1715 году, здесь была построена церковь в честь Распятия Господня, в возведении которой участвовал и сам Иов. Он усердно трудился: колол дрова, носил воду и замешивал тесто; в свободное же время Иов молился, занимался рукоделием, выручая затем за свои поделки деньги для церкви. Богоугодная жизнь Иова была вознаграждена, и по молитвам он получал святые откровения. Так, однажды Пресвятая Богородица, явившись ему во сне, указала место на горе, где следует выкопать колодец. Благодаря этому чудесный источник был обнаружен и монастырь, наконец, получил необходимую воду.

В другой раз в монастырь пришли дурные люди, которые имели злые намерения, но преподобный сумел распознать этих обманщиков, и по молитве те уснули на пять ночей и дней. Когда же злодеи проснулись, то глубоко раскаялись в своих намерениях и больше не помышляли о плохом.

Когда в монастырь пожаловали воры и многое успели награбить, преподобный молитвой сковал их, и те двое суток простояли на одном месте недвижимы. Потом они взмолились о пощаде и по прощении ушли с миром, оставив свои дурные помыслы.

Преподобный Иов так предугадал и день своей кончины, сказав, что умрет в воскресный день до рассвета. Одно лишь печалило святого старца перед смертью — что он так мало послужил Господу. По его пророчеству в один из воскресных дней, ранним утром, а именно 6 марта 1720 года, Иов преставился.

Многие были свидетелями необычного света, озарившего келью в предсмертные мгновенья Иова, и тотчас разнеслось вокруг благоухание и тихо звучала песнь псалмов: «Яко пройду в место селения дивна даже до дому Божия, во гласе радования исповедания, шума празднующих».

Царствование Петра I приходится на конец XVII — начало XVIII века. Во введении к предыдущей части мы уже говорили о том, насколько велико оказалось влияние петровских преобразований на дальнейший ход развития духовной жизни русских людей.

Среди прочих нововведений царя стало перенесение празднования Нового года с 1 сентября на 1 января. Как известно, 1 сентября христиане отмечали день нового года, который был «начатком свободы христианской», поскольку в этот день император Константин Великий снял всякие запреты на христианское вероисповедание, все христиане получили полную свободу и могли открыто служить Господу.

После Петра царствовали его вторая супруга Екатерина I (1725-1727 годы), затем внук Петра и сын царевича Алексея Петр II (1727—1730 годы). Но действительным правителем в этот период был князь Меншиков, который позже был сослан в Сибирь. Десять лет после Петра II правила курляндская герцогиня Анна Иоанновна, ее первым советником был всем известный Бирон, столь ненавистный русскому народу.

Читайте также

© Михаил Чернов vsemolitva.ru

Подпишитесь на рассылку

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here