Православные молитвы

 

"Лавсаик" и

"Луг духовный"

Избранные рассказы

Оглавление:

  • Предисловие: Авторы книг "Лавсаик" и "Луг духовный."
  • Из Лавсаика: Преподобный Моисей Ефиоплянин. Гордый Валент. Авва Питирим и блаженная Исидора. Авва Аполлос и покаявшийся разбойник. Авва Пафнутий и праведность флейтиста. Преподобный Ефрем Сирин. Падший Стефан. Милосердный Виссарион.
  • Из Луга духовного: Пресвитер Конон. Примеры кротости. Видение Аввы Леонтия. Небесный покров. Инок Лев. Сила голоса совести. Сострадательность избавляет от наказания. Мальчики совершали Евхаристию. Вразумленный старец. Святитель Аполлинарий. Бог заботится о милостивых. Рассказ о ювелире. Старец предпочел страдать. Почитание Божией Матери.
  • Приложение: А. Возникновение и распространение монашества. Монашеский подвиг. Б. Святые отцы о блудной страсти.

Предисловие

В ДАННОЙ книжице мы помещаем избранные рассказы из "Лавсаика" и "Луга Духовного" - этих широко известных древних сборников о подвижниках 4-6 столетий. Из этих двух книг мы выбрали преимущественно те рассказы, которые, в нашем понимании, применимы в условиях обычной семейной жизни. Поэтому мы пропустили те рассказы, которые повествуют о суровых аскетических подвигах пустынножителей или о чудесах, совершенных ими. Читателя, интересующегося именно этими рассказами, мы отсылаем к первоисточникам, которые несколько раз переиздавались на русском языке.

Книга Лавсаик содержит в себе повествования о жизни пустынножителей Египта и Палестины второй половины 4-го и начала 5-го века. Написана эта книга Палладием (368-430), епископом Еленопольским (Вифиния, Малая Азия), для правителя Лавса , в честь которого она и получила свое название "Лавсаик." Сановник Лавс занимал должность префекта Каппадокийской области (Малой Азии), входившей в состав Византийской империи. Он был известен своим благочестием, глубоким знанием догматов православной веры, а также своей щедрой помощью храмам и монастырям. Совершив несколько паломничеств по обителям и скитам Египта и Палестины, Лавс лично познакомился со многими подвижниками, упомянутыми в адресованной ему книге. Проникнувшись большим уважением к их подвигам и духовной мудрости, он пожелал сохранить для будущих поколений сведения об их жизни и некоторые их изречения. Однако, будучи слишком занят государственными делами, он поручил описать все это своему другу епископу Палладию.

Книга "Луг Духовный" написана строгим подвижником блаженным Иоанном Мосхом, который в конце 6-го столетия вместе со своим учеником Софронием (будущим патр. Иерусалимским) совершил большое путешествие по обителям Ближнего востока. Обойдя почти все знаменитые палестинские и сирийские обители, они посетили Египет, проникли на юг до славной Фиваиды и даже отдаленного Оазиса, везде присматриваясь к подвижнической жизни и с любовью ее изучая. Свои впечатления и собранные сведения они заботливо записали в книгу, получившую название "Луг Духовный."

Примечание. На пустынном берегу священного Иордана находилась обитель св. Илии. Сюда-то прежде всего пришел, влекомый духом подвижничества, Иоанн Мосх, и прожил здесь около десяти лет, пребывая иногда в полном уединении в близлежащей пещере. Это было в 568-79 годах.

В царствование императора Тиверия II-го (гг. 578-582) Иоанну пришлось отправиться в Египет "для служения." В Египте происходили страшные смуты, возбуждаемые монофизитской ересью. В то время патриархом Александрии был Евлогий, предшественник Иоанна Милостивого. Глубоко образованный Иоанн Мосх отправился в помощь для борьбы с ересью.

В конце 6-го века мы находим блаженного Иоанна снова в Палестине, в обители преп. Феодосия. Здесь-то он и познакомился со своим знаменитым учеником Софронием, будущим патр. Иерусалимским. Общее стремление к духовному совершенству соединило наставника и ученика узами теснейшей дружбы. В обители они узнали о великих подвижниках и решили посетить и другие знаменитые обители Востока, чтобы побеседовать с опытными старцами. Все свои впечатления они записали для назидания грядущих веков. Их путешествие продолжалось десятки лет. Прежде всего они обошли палестинские обители: преп. Герасима, "Башен," Каламонскую, св. Петра, обитель Евнухов, Евфимия Великого, монастыри в окрестностях Мертвого моря, обитель св. Саввы и другие. Поклонившись св. местам Иерусалима и Вифлеема, они остановились на время в Новой Лавре св. Саввы, при истоке Иордана из Галилейского озера.

Из Северной Палестины путешественники отправились в Антиохию и Киликийские обители. Около 603 года они посетили Антиохию, Ливан, гору Росс, Селевкию, Эги, Тарс и Аназарв. В дальнейшем, после утомительного путешествия по аравийской пустыне, они достигли священной горы Синай. Проведя здесь некоторое время в подвигах молитвы и богомыслия, они обошли пустыни: Синайскую, Фаран, Раиф. Встречаясь с великими старцами, они собирали сведения о подвижниках отдаленных пустынь. Наконец, на берегу Суэцкого перешейка, они перешли в Египет и около 607 г. прибыли в Александрию.

Посетив храмы и обители Александрии и ее окрестностей, путники решили посетить горные хребты Нильской долины, которые являлись колыбелью иночества. В этих каменистых скитах, после смерти основателя иночества св. Антония, начали селиться отшельники. Появились обители к востоку от Нила и до самого Красного моря и Синая, а к западу до страшных пустынь ливийских. Там-то и находилась славная Нитрийская пустыня.

1. Избранные рассказы

из "Лавсаика"

Преподобный Моисей Ефиоплянин

У НЕКОЕГО сановника был раб-ефиоплянин, по имени Моисей, о котором ходила самая худая слава, что он развратничал и разбойничал. Когда хозяин прогнал Моисея, то тот стал предводителем разбойничьей шайки. Моисей ненавидел одного пастуха, который со своими собаками помешал ему в каком-то ночном предприятии. Задумав убить пастуха, Моисей пришел к месту, где тот обычно пас своих овец, но оказалось, что пастух перебрался на другою сторону Нила. Река в это время разлилась и разбойник, взяв меч в зубы, а свою одежду - на голову, переплыл реку. Пастух, увидев плывущего Моисея, скрылся и так спас свою жизнь. Тогда Моисей, зарезав его четырех отборных баранов и связав их, переплыл обратно Нил. Содрав с баранов шкуры, Моисей поменял их на вино, а мясо зажарил. Так он устроил себе обед, который обильно запивал вином.

После этого случая Моисей продолжал предводительствовать шайкой разбойников, однако недолго. Пораженный каким-то несчастным случаем, он удалился в монастырь и потом оказался примерным монахом, впрочем не сразу.

Однажды, когда Моисей находился в своей келье, на него напали четыре разбойника, не подозревая, что он большой силач и искусный в сражении. Моисей, одолев их, связав и взвалив на плечи, как мешок с соломой, принес в собрание братии и сказал: "Я не хочу никого обижать, но они пришли обидеть меня. Что повелите мне сделать с ними?" Разбойники, узнав, что это знаменитый Моисей, тронутые его обращением на путь спасения, прославили за него Христа, и сами стали монахами в его обители.

Но самым большим испытанием для Моисея была его лютая блудная страсть, которая в нем усилилась во время его прежней распутной жизни. Блудный дух настолько упорно нападал на Моисея, что тот едва не оставил монастырь. Боримый отчаянием, Моисей пришел к авве Исидору, жившему в скиту, и рассказал ему о своей борьбе с блудными помыслами. Святой сказал ему: "Не унывай, брат! Именно в начале твоего подвига бесы усиленно нападают на тебя, чтобы вернуть тебя к прежним привычкам. Пребывай в строгом воздержании, умерщвляя свои земные члены (Кол. 3:5), загради вход чревоугодию, которое есть мать любострастия, тогда демон блуда, не находя себе пищи, с досадой отступит от тебя." Следуя совету старца, Моисей, заключившись в келье, стал с терпением подвизаться в воздержании, молитве и тяжелых трудах, вкушая только немного черствого хлеба.

Но все же во время сна время от времени плотское разжжение тревожило его. Тогда Моисей пошел к одному опытному монаху за советом. Святой посоветовал ему провести некоторое время в бодрствовании и ночных молитвах, т.к. ум его еще не исцелился от греховных мечтаний. Тогда доблестный Моисей, решил вообще не спать и даже не преклонять колен на молитве, чтобы случайно не заснуть. И так он прожил шесть лет, стоя всю ночь в молитве к Богу. Но даже и при таком великом подвиге постыдная страсть не покидала его.

Тогда Моисей возложил на себя еще один подвиг: он стал по ночам приносить запасы воды тем монахам, которые были чересчур немощными, чтобы обслуживать себя. За водой же приходилось ходить несколько миль. Блудный же демон, злобясь на Моисея за его сопротивление страсти, однажды ночью подстерег его около колодца. Когда Моисей наклонился зачерпнуть воды, демон сильно ударил его, так что Моисей упал без сознания у колодца. На следующее утро монах нашел едва дышавшего Моисея у колодца. Но Моисей не мог вспомнить, что случилось и кто ударил его. Авва Исидор с другими братьями принесли Моисея в монастырь и здесь ухаживали за ним. Целый год Моисей болел и с большим трудом стал поправляться. Тогда Исидор стал советовать Моисею: "Перестань бороться с демонами, ибо в подвижничестве есть мера подвигам против демонов." Непобедимый воин Христов ответил ему: "Не перестану сражаться с ними, пока не оставят меня сонные мечтания." Тогда старец Исидор сказал ему с властью: "Во имя Господа нашего Иисуса Христа, отныне прекратятся твои нечистые сновидения. Ты же с упованием приобщись Святых Тайн, чтобы по тщеславию победу над страстью не приписать собственным подвигам. Господь попускал дьяволу тревожить тебя, чтобы предохранить тебя от гордости."

После этой беседы со старцем Моисей уже спокойно провел остаток своей жизни в умеренном подвиге. Когда авва Исидор спросил его, не беспокоит ли его блудный дух, то Моисей ответил: "С того момента, как ты помолился за меня, бес блуда отступил от меня."

Инок Моисей получил большую власть над демонами, он их презирал и не боялся. Так, будучи черным по телу, он в своей душе стал белее снега. Скончался он в скиту на 75-м году своей жизни (около 400 года), оставив после себя 70 учеников. Церковь причислила его к лику святых. Память его отмечается 28-го августа по старому стилю.

Примечание: Силен демон блуда - благодаря нашей нравственной испорченности и греховным привычкам. Чтобы победить плотскую страсть, многие подвижники уходили в монастыри и пустыни - подальше от соблазнов, которыми изобиловала городская жизнь. Но иногда и благоприятные условия пустыни не обеспечивают успех в борьбе с плотской похотью. Многим подвижникам приходилось вести самую тяжкую и продолжительную борьбу с этой лютой страстью, и некоторые из них, изнемогная в борьбе, впадали в отчаяние. Известны случаи, когда некоторые из подвижников, нарушая свой монашеский обет, возвращались в мир и там предавались распутству или женились; другие - оскопляли себя (что не разрешается Церковью), а некоторые, обезумев от непрекращающегося плотского разжжения, даже кончали жизнь самоубийством. Тем не менее большинство успешно усмиряли в себе плотскую брань посредством самого строгого поста, непрестанной молитвы, сурового подвига, неспания, изнурительного труда и т.д.

Известны случаи крайнего подвига вроде того, который взял на себя преп. Иоанн Многострадальный (18/31 июля), киево-печерский подвижник. От юности тяжело страдая от плотской брани, он даже закапывал себя по грудь в землю. В данном случае, как и в случае пресвитера Конона (смотри ниже) Бог попускает бесу блуда нападать на подвижника, чтобы дать ему большую награду за его чрезвычайный подвиг и терпение. Иногда по попущению Божию ради смирения подвижника, как в случае преп. Моисея Ефиоплянина, лютый демон блуда не отходит от монаха и при самых суровых его подвигах. Однако когда он смиряется перед Богом, тогда по молитвам других брань блуда утихает.

Вообще же в обычных случаях, самыми эффективными средствами для борьбы с плотской похотью являются усердная молитва, пост (с воздержанием от усладительных яств и напитков), укрощение взора от нецеломудренного воззрения, занятие мыслей полезным чтением и духовным размышлением и уклонение от встреч с лицами, возбуждающими в нас плотскую страсть.

В приложении смотри изречения святых отцов на эту тему.

Гордый Валент

В НИТРИЙСКОЙ пустыне (70 миль на юго-запад от г. Александрии в Египте) жил монах Валент, родом из Палестины. Он много лет изнурял себя монашескими подвигами, так что многие считали его за святого подвижника. Но, обольщенный духом самомнения и гордости, он впал в крайнее высокомерие и вообразил, что ангелы беседуют с ним и служат ему.

Как-то, поздно вечером, когда уже стемнело, он, плетя корзину, уронил шило на пол. Долго он безуспешно искал его, как вдруг по бесовскому наваждению появился в келье свет, и тогда Валент сразу увидел свое шило. Это "чудо" еще больше надмило его, так что Валент стал презирать и Св. Тайны Христовы, считая, что он больше не нуждается в причащении.

Однажды несколько иноков принесли плоды для раздачи братии обители. Блаженный пресвитер Макарий, начальник монастыря, разослал по кельям каждому по горсти плодов, в том числе и Валенту. Получив плоды, Валент обругал и избил принесшего их, сказав: "Ступай и скажи Макарию, что я не хуже его и нечего ему посылать мне свое благословение." Макарий, поняв, что Валент поддался дьявольскому обольщению, пошел увещевать его. "Брат Валент! Ты находишься в обольщении. Одумайся и помолись Богу," - предупредил его опытный старец. Но Валент не принял его мудрого совета, так что Макарию пришлось уйти, скорбя о гибнущем иноке.

Дьявол же, убедившись, что Валент совершенно поддался ему, принимает вид Спасителя и приходит к нему ночью, окруженный сонмом демонов, принявших образ ангелов с зажженными светильниками. И вот Валент видит перед собой огненный круг, а в середине - стоящего Спасителя. Тут один из демонов, принявший вид ангела, говорит Валенту: "Твоими подвигами и святостью жизни ты так угодил Христу, что Он благоволил лично явиться к тебе. Поэтому скорее пади на колени перед Ним и поблагодари Его." Ничего не подозревая, Валент с чувством восторга пал и поклонился сатане, принявшему вид Христа.

На другой день Валент пришел в храм и стал пред всеми хвалиться, что сам Христос явился ему. Сказав это, он начал неистовствовать, кричать и бросаться на братию, так что пришлось связать его цепями. Целый год братия усердно молилась за Валента и подвергала его разным унижениям, стараясь противное уврачевать противным (смирением вытеснить гордость). И так, наконец, долгими совместными усилиями они вымолили ему двоякое исцеление - от умопомешательства и от сатанинской гордости.

Авва Питирим

и блаженная Исидора

ОДНАЖДЫ ангел предстал перед святым Питиримом, всем известным египетским подвижником, и сказал ему: "Почему ты так превозносишься своими подвигами и считаешь себя благочестивым, когда своими мыслями ты блуждаешь по всему миру? Если хочешь увидеть подлинно благочестивую женщину, то пойди в женский Тавеннисский монастырь и там найдешь смиренную труженицу, носящую повязку на голове. Она лучше тебя, ибо всем служит различным образом, хотя все ее и презирают. И хотя она окружена множеством людей, она в своем сердце никогда не отступает от Бога." Ангел имел в виду преподобную Исидору.

Великий Питирим немедленно отправился в указанный ему монастырь и изъявил желание увидеть девственниц, живущих в нем. Пришли к нему все, кроме Исидоры. Тогда Питирим сказал: "Здесь нет той, о которой поведал мне Ангел." - Ему ответили: "Здесь есть еще одна безумная, которая работает в поварне." - "Приведите ее, - говорит Питирим, - ибо, может быть, она та, которую я ищу. " Когда стали звать Исидору, та отказалась прийти, очевидно, подозревая в чем дело и не желая открыть свой тайный подвиг юродства. Тогда ее стали влечь силой, объясняя, что авва Питирим желает видеть ее, Питирима же все очень почитали. Когда ее привели к авве и он увидел ее с ветхой повязкой на голове, то он пал в ноги ей и сказал: "Благослови меня, мать." Она, также павши в ноги ему, ответила: "Ты благослови меня, господин мой!" Увидев это, все изумились и стали говорить: "Авва, не срами себя, она безумная!" -"Вы безумные, -воскликнул святой старец, - а она лучше и вас и меня. Она наша духовная мать, и я молюсь, чтобы оказаться равным ей в день Суда Божия."

Услышав это, все с плачем пали в ноги авве Питириму, исповедуя, как много они огорчали эту святую. Многие осмеивали ее и издевались над ее смиренным видом, другие грубо оскорбляли ее, некоторые били ее, а однажды даже обливали ее помоями. Святая Исидора все кротко переносила, притворяясь безумной. Приняв их раскаяние, святой Питирим вместе со святой помолился о них. Потом, утешив святую Исидору, он вернулся в свою обитель.

Спустя несколько дней блаженная Исидора, не терпя почестей, услуг и извинений сестер, тайно удалилась из монастыря. Так никто и не узнал, куда она ушла и как закончила свои дни.

Авва Аполлос

и покаявшийся разбойник

АВВА Аполлос подвизался в одном из скитов в Фиваиде в средней части Египта. В его обители Литургию служили ежедневно, и братия принимала пищу не прежде, чем причастившись Святых Таин. После этого, подкрепив силы пищей, братья садилась слушать поучения аввы Аполлоса почти до сумерек. Тогда некоторые удалялись в пустыню и там всю ночь наизусть читали Священное Писание, другие же оставались в обители, восхваляя Бога до следующего утра. Большинство же только к трем часам дня сходили с горы и, приняв Причастие, опять восходили на гору, довольствуясь одной духовной пищей в течение многих дней.***

Самым замечательным было то, что все ходили радостными, и между ними никого не было скучающего или печального. Если бы кто-нибудь и показался когда печальным, авва Аполлос тотчас спрашивал его о причине скорби и открывал, что было у него тайного на сердце. Авва учил, что на пути спасения не должно скорбеть тем, которые имеют наследовать Царство Небесное. Пусть скорбят грешники и неверующие, а праведники должны радоваться. И если помышляющие о земном в земном находят радость, как же нам, удостоенным такой надежды, не радоваться непрестанно. Поэтому-то и апостол Павел побуждает нас "всегда радоваться, непрестанно молиться и за все благодарить" (1 Сол. 5:18).

Как-то в той области два селения сильно поспорили между собой из-за пахотной земли и начали междоусобную войну. Как только весть об этом дошла до аввы Аполлоса, он пошел к ним с целью помирить их. Однако одна из враждующих сторон , надеясь на своего начальника, не хотела мириться. Начальником же у них был предводитель разбойничьей шайки - бывший воин, известный своей храбростью. Авва Аполлос, поняв, что все дело упирается в этого разбойника, сказал ему: "Если ты, друг, послушаешься меня и отречешься от войны, то я умолю моего Владыку простить тебе грехи." Разбойник, услышав это, понял, что дело касается спасения его души. Он тут же бросил свою оружие и пал к ногам аввы. Тогда, примирив обе стороны, авва убедил всех разойтись по домам.

Когда все разошлись с миром, разбойник последовал за аввой Аполлосом, прося его исполнить свое обещание. Святой привел его в ближайшую пустынь и просил пожить здесь какое-то время, пока он будет молить Бога простить его. Настала ночь, и вот им обоим снится одинаковый сон, будто они стоят на небе перед Престолом Христовым и видят ангелов вместе с праведниками поклоняющимися Богу. Тогда и они, авва Аполлос с разбойником, приблизившись, тоже поклонились Богу: Когда они это сделали, раздался голос: "Какое общение свету со тьмой? Или какая участь верного с неверными? (2 Кор. 6:14). Для чего этот человекоубийца, недостойный такого видения. стоит здесь вместе с праведными? Впрочем, ты, Аполлос, можешь идти; человек этот, так поздно обратившийся, дарован тебе."

Увидев на небе и много других чудес, они пробудились и рассказали о том насельникам обители. Всех очень удивило то, что они оба видели одинаковый сон. С того времени бывший разбойник стал жить в пустыне и подвизаться в подвигах вместе с иноками. До самой своей смерти каясь и занимаясь самоисправлением, бывший разбойник стал кротким и незлобивым, как овца. Так на нем исполнилось предсказание пророка Исаии: "Волк будет пастись вместе с ягненком, и лев, как вол, будет есть солому" (Ис. 11:6-7).

Авва Пафнутий

и праведность флейтиста

ПОДВИЖНИК Пафнутий, подвизавшийся в одном из Фиваидских скитов (в южном Египте) молил Бога показать ему, кому бы он был подобен по образу жизни. Ангел явился ему и сказал: "Ты подобен одному флейтисту, который живет в городе." Авва Пафнутий поспешно отправился к этому флейтисту и начал его расспрашивать об его образе жизни и делах. Флейтист сказал правду, что он человек грешный, нетрезвой и нечистой жизни, что только недавно перестал разбойничать и сделался флейтистом. Пафнутий стал выпытывать у него, что сделал он доброго когда-либо. Флейтист отвечал, что ничего доброго за собой не знает, но однажды, еще будучи разбойником, он избавил от разбойников одну христианскую деву, которую они хотели обесчестить, и проводил ее до безопасного места. "В другой раз, - продолжал он, - я встретил красивую женщину, которая блуждала по пустыне. Она убежала от судей из-за того, что муж ее задолжал казне 300 златниц и не имел чем заплатить. В продолжение двух лет его неоднократно били и заключили в темницу, а их троих сыновей - продали как рабов. Ее тоже несколько раз били без пощады, так что пришлось убежать в пустыню, где она скиталась, не имея никакого пропитания. Я сжалился над этой женщиной, привел ее в свою пещеру, накормил и дал ей 300 златниц. После этого я проводил ее до города. Так она смогла заплатить долг и добиться освобождения для своего мужа и детей."

Пафнутий сказал флейтисту: "Ты, наверное, слышал обо мне и о моей подвижнической жизни. Однако я не имею за собой таких добрых дел, как ты. И вот Бог мне открыл о тебе, что ты нисколько не ниже меня в добрых делах. Поэтому ты не оставляй своей души в пренебрежении, на волю случая."

Услышав такие одобрительные слова праведника, флейтист тотчас оставил свои флейты и последовал за Пафнутием в пустыню. Так оставшиеся дни своей жизни он посвятил восстановлению гармонии в своей душе, что стало для него дороже всяких светских мелодий.

ПРЕПОДОБНЫЙ ЕФРЕМ СИРИН

ДИЯКОН эдесской церкви (тогда в Сирии, ныне в области современного Ирака) Ефрем вел весьма уединенную и святую жизнь, за которую удостоился от Бога дара ведения и мудрости. Много лет он назидал приходивших к нему, а под конец жизни должен был покинуть свое уединение по следующей причине.

Когда наступил сильный голод в городе Эдессе, блаженный Ефрем, жалея людей, погибавших от голода, пошел к богатым гражданам и сказал им: "Почему вы не имеете сострадания к погибающим людям и гноите свое богатство к осуждению ваших душ?" Они, придумав благовидную отговорку, сказали святому: "У нас все занимаются торговлей и некому поручить раздачу хлеба голодным." Тогда Ефрем спросил их: "Что вы думаете обо мне и за кого считаете?" - "Мы считаем тебя человеком Божиим," - ответили все в один голос. Действительно, все искренне питали к нему великое уважение. - "Если вы так думаете обо мне, то вверьте мне попечение о голодающих," - сказал им раб Христов. Тщеславные богачи ответили ему: "О, если бы ты удостоил нас." Тогда Ефрем, избранник Божий, ответил им: "Вот, отныне поставляюсь я вам в попечители о бедных."

Взяв у них серебро, он устроил дома с разными отделениями, в которых расставил до 300 кроватей. Так праведный Ефрем стал заботиться о всех страждущих. Он ухаживал за больными и кормил голодающих, а умерших погребал. Словом, всем приходящим к нему в нужде и голоде, он давал пристанище и продовольствие из того, что ему доставляли богачи.

Через год, когда вернулось плодородие земли и нуждающиеся смогли разойтись по своим домам, этот достославный муж возвратился в свою келью и через месяц умер, наследовав блаженную землю кротких. Блаженный Ефрем оставил после себя много замечательных сочинений, в которых читатель обретет дивные перлы духовной мудрости и поэтического вдохновения.

Падший Стефан и о

причинах греховных падений

В ОБИТЕЛИ аввы Пафнутия жил некий брат. по имени Стефан, который впал в постыдное распутство. Известны были и другие подобные случаи, когда люди, удалившись в пустыню ради добродетельной жизни, потом обольщались греховными помыслами и впадали в чревоугодие, распутство и другие ужасные страсти.

По этому поводу многоопытный авва Пафнутий говорил: "Все, что ни случается с нами, бывает по двум причинам: или по благоволению Божию, или по Его попущению. Добрые дела, ведущие к славе Божией, совершаются по Божию благоволению; а все, что сопряжено с вредом, опасностью и бедствием - то случается по Его попущению. Попущение бывает тем, которых Бог оставляет за их неразумие и неверие, а также тем, которые совершают добродетели с нечистой целью, ради человекоугодия или по гордости своего ума. Таких Бог оставляет ради их же обращения, чтобы оставленные, они почувствовали свою беспомощность и исправили свои порочные намерения или дела. Конечно, помочь сироте, монахине и вообще нуждающемуся - доброе дело -. Но случается, что люди помогают скупо и неохотно. Цель-то как будто добрая, но самое дело их недостойно цели, ибо помогать надо охотно, с радостью и не скупясь.

Некоторые люди по природе добры, другие по естеству предрасположены к подвижничеству. Однако надо следить, чтобы все наши поступки, будь то по естественным причинам или по собственному усилию были направлены к богоугодной цели и к славе Божией. Если же, например, писатель или проповедник свои успехи приписывает своим способностям, а не Богу, помогающему ему, то Промысел Божий оставляет его, и тогда этот человек впадает в постыдные дела и страсти, чем подвергает себя позору. Тогда, подвергнувшись унижению, он начинает понимать, насколько слабы его силы и нетверды добродетели, после чего он перестает доверять себе и благодарит Бога за каждую помощь.

Святые отцы говорили: "Когда видите кого-нибудь по жизни развратного, а по словам увлекательного, вспомните о демоне, который беседовал с Господом в пустыне и предлагал Ему знания, богатство и славу. О дьяволе Писание говорит: "Змей же был мудрейший всех зверей земных" (Быт. 3:1). Но мудрость эта послужила ему во вред, потому что не была соединена с добродетелью. Человек должен иметь в мыслях то, что внушает Бог, говорить правду и делать то, что говорит, а если слову истины не сопутствует добрая жизнь и благородный нрав, то это все равно, что хлеб без соли.

Иногда случается, что Бог на время как бы оставляет человека, чтобы обнаружить добродетель его души, как например, в случае многострадального Иова, с которым Бог беседовал (лицом к лицу) (см. книгу Иова). Иногда Бог оставляет человека, чтобы предостеречь его от кичливости и самомнения. Например, апостол Павел подвергался разным бедствиям, лишениям и даже побоям. Он сам свидетельствовал: "Дано мне жало в плоть, ангел сатаны удручает меня, чтобы я не превозносился" (2 Кор. 12:7) - т.е., чтобы благополучное состояние и почести за чудеса не ввергли меня в дьявольскую гордость. Оставлен был за свои грехи и евангельский расслабленный, которому Иисус Христос сказал: "Вот ты выздоровел, не греши больше, чтобы не случилось с тобой чего хуже" (Иоан. 5:14). Иуда-предатель тоже был оставлен Богом, т.к. серебро предпочел Слову жизни и потом от отчаяния удавился (Деян. 1:18). Брат Иакова, Исав, будучи оставлен Богом, впал в невоздержанность и благословение отца променял на чечевичную похлебку (Быт. 25:30-34). Наученный Святым Духом о причинах оставленности, ап. Павел писал: "И как они (язычники) не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму, делать непотребства" (Рим. 1:28). И немного дальше о философах: "Как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела" (Рим. 1:21-24). Отсюда видно, что невозможно впасть в невоздержанность тому, кто не оставлен Промыслом Божиим, а предаются люди иногда бедам или за свою беспечность, или самоуверенность.

Милосердный Виссарион

В ОДНОЙ из палестинских обителей, около реки Иордан, жил милостивый старец, не имевший собственности, по имени Виссарион. Пришедши в одно селение, он увидел на рынке мертвого нищего без всякой одежды. Виссарион же имел на себе только сорочку и небольшую накидку-покрывало. Он всегда носил с собой Евангелие, заповедям которого он тщательно старался следовать. Итак, увидев тело мертвеца, он тотчас снял с себя накидку и ею покрыл его. Отойдя дальше, он встретился с нищим, совершенно нагим. Остановившись, Виссарион стал размышлять: "Зачем я, отрекшись от мира, одеваюсь в теплую одежду, тогда как этот брат мой мерзнет от стужи и может умереть. Если это случится, то я буду причиной его смерти. Если разорвать одежду по частям, то никому не будет пользы. Неужели я потерплю вред, если сделаю более, чем повелевает Евангелие?" И вот этот подвижник подозвал нищего под крыльцо ближайшего дома, одел на него свою сорочку и отпустил, а сам закрылся руками и сел на колени, имея под мышкой только слово Божие.

В это время проходил мимо блюститель порядка. Узнав авву Виссариона, он спросил: "Кто раздел тебя?" Указывая на Евангелие, авва ответил: "Вот оно раздело меня!" Тогда блюститель порядка немедленно снял с себя верхнюю одежду и, подав ее святому, сказал: "Вот тебе, совершенный воин Христов." Святой взял ее и удалился тайно из мира, чтобы избежать похвалы от человека, который узнал о его добром деле. Исполнив евангельское правило и не имея в душе уже никакого пристрастия, он на этом же рынке продал свое Евангелие и вырученные деньги отдал нищему. Таким образом он показал всецелую покорность слову Божию, которое говорит: "Продай имение свое и раздай нищим" (Мат. 19:21).

Много и других подвигов добродетели совершил этот великий авва.

2. Из "Луга Духовного"

Пресвитер Конон

В МОНАСТЫРЕ Пентуклы ("Плача," близ Иордана) жил старец-пресвитер, по имени Конон, в обязанности которого входило крестить взрослых (как мужчин, так и женщин крестили нагими). Каждый раз, как ему приходилось крестить и помазывать елеем женщину, он сильно смущался, когда она перед ним обнажалась. По этой причине он наконец решил уйти из монастыря. И вот когда он шел, внезапно перед ним предстал святой Иоанн Креститель и говорит: "Будь тверд и терпи, а я избавлю тебя от твоей внутренней борьбы." Повинуясь святому, старец вернулся в свою обитель.

Через какое-то время в его обитель пришла девица-персиянка, чтобы принять крещение. Она была так прекрасна собой, что пресвитер не решался помазать ее святым елеем, и ей пришлось два дня ждать этого таинства. Узнав об этом, архиепископ Петр (иерусалимский патриарх, 524-546 гг.) пришел в недоумение и хотел было для этого таинства назначить особую диакониссу. Однако он не сделал этого, потому что закон не позволял диакониссам пребывать в мужском монастыре.

Между тем пресвитер Конон, одев свою мантию, снова удалился из обители, говоря: "Я не могу больше оставаться здесь." Но едва он взошел на ближайшие холмы, как встречает его Иоанн Креститель и кротко говорит: "Возвратись в монастырь, и я избавлю тебя от блудной страсти." Конон же с гневом отказался вернуться в обитель, указав святому, что тот уже несколько раз обещал и не исполнил. Тогда святой Иоанн трижды осенил Конона крестным знаменем и сказал: "Поверь мне, отче, я желал, чтобы ты получил полную награду за свой подвиг, но т.к. ты не хочешь бороться, то я избавлю тебя от чувственной борьбы. Однако знай, что вместе с этим ты лишаешься и награды, положенной за подвиг."

Вернувшись в монастырь, пресвитер крестил персиянку и совершил над ней помазание елеем, уже нисколько не смущаясь ее красотой. После этого пресвитер до самой своей кончины совершал крещения и миропомазания, совершенно не обращая внимания на то, кто стоит перед ним - мужчина или женщина.

Примеры кротости

ОДНАЖДЫ разбойники ворвались в келью одного старца и заявили, что они заберут себе все его вещи. Старец кротко ответил: "Что желаете, чада, то и берите." Забрав все, разбойники ушли. Не заметили они, однако, мешочка с монетами, висевшего у старца на стене. Старец, захватив его, побежал за ними, крича: "Чада, захватите и этот мешочек, который вы не заметили." Разбойники, тронутые незлобием старца, отнесли обратно в его келью все награбленное ими. Уходя, они говорили друг другу: "Воистину, он человек Божий!"

Немного спустя в этой же обители произошел похожий случай. К другому старцу тоже пришли разбойники. Но раньше, чем они успели что-то потребовать от него, он вышел к ним навстречу и с веселым видом стал показывать им все, что у него было. - "А есть ли у тебя золото?" - поинтересовались они. - "Да, вот," - ответил старец, подавая им три золотых монетки. Взяв их, они спокойно ушли. Старец нисколько не огорчился этим, но помолился лишь, чтобы Бог обратил их на путь честного труда.

В киновии аввы Константина (Иорданская область в Палестине, 6-й век) подвизался игумен Сергий. Он рассказал следующий случай. "Однажды, путешествуя со моим старцем, мы, сбившись с пути, нечаянно пошли по засеянному полю и потоптали немного всходов.

Земледелец, который в это время работал на другом конце поля, увидев нас, стал осыпать нас самой грубой бранью.- "Что вы за монахи? Нет у вас страха Божия!" - кричал он нам.

- "Ради Бога, молчи!" - шепнул мне старец. Потом, обращаясь к земледельцу, сказал: "Правда, чадо, что мы никуда не годные монахи и нет у нас страха Божия! Ради Бога, прости, что мы потоптали твой засев."

Но крестьянин не унялся, но продолжал еще больше браниться. Старец же, стараясь успокоить его, говорил: "Добрый труженик, ты совершенно прав, что сердишься на нас! Если бы мы были истинными монахами, мы бы так не поступили. Но, ради Господа, прости, в чем мы согрешили против тебя."

В конце концов, тронутый кротостью старца и успокоившись, крестьянин низко поклонился ему и воскликнул: "Простите меня, грешного, что я обругал вас! Ничего страшного не случилось."

Поговорив с нами, он стал очень милым и веселым. Прощаясь, он попросил, чтобы мы взяли его в нашу обитель, потому что он тоже хочет стать монахом. Мы с радостью взяли его с собой. И так он постригся в нашей обители."

В обители преподобного Герасима (Палестина, 6-й век) один инок по поводу слов старцев, что каждому надлежит во всем укорять себя, а к другим быть снисходительным, рассказал следующий случай из своей жизни. "Я долго дружил с одним лаврским диаконом, как вдруг ни с того ни с сего он стал гневаться на меня. Видя его мрачный и недружелюбный вид, я стал просить его объяснить мне, в чем дело. Он стал укорять меня в чем-то, что я никогда не делал. Не чувствуя за собой никакой вины, я стал оправдываться и объяснять, что я совершенно не виноват в том, в чем он меня обвиняет.

Но мои объяснения нисколько не убедили его.

Тогда, удалившись к себе в келью, я стал размышлять, не сделал ли я в самом деле чего-нибудь подобного. Но ничего не мог припомнить. Однажды, когда диакон подходил к святой Чаше для причащения, я стал с клятвой уверять его, чего не виноват в том, в чем он меня обвиняет. Но даже в такой святой и торжественный момент он не поверил мне.

Тогда, вспоминая наставления святых отцов, я стал убеждать себя: "Диакон искренне любит меня и откровенно сказал мне то, что у него на сердце. Он делает это, чтобы я начал трезвиться и бодрствовать и чтобы я не впал в подобный грех и не совершил бы чего-либо подобного. Допустим, что я не совершил то, в чем он меня обвиняет. Но известны ли мне все мои злые дела или слова? Помню ли я все свои согрешения? Так, наверное, многие мои грехи преданы забвению и остались нераскаянными." Расположив себя к покаянию такими мыслями, я почувствовал, что действительно во многом виноват. А люди по своей доброте многое простили мне, и Бог меня милует. Покаянно настроив себя, я пошел к диакону и постучался в его дверь, чтобы испросить у него прощения. Но не успел я вымолвить слова, как он упал передо мною на колени со словами: "Прости меня, это дьявол, издеваясь надо мной, внушил мне на тебя подозрение! Воистину Сам Бог вразумил меня, что ты невиновен!"

Я же, облобызав его, воздал благодарение Богу, что Он нас обоих научил кротости и привел к примирению."

Видение Аввы Леонтия

АВВА Леонтий, настоятель киновии святого отца Феодосия (около Вифлеема), рассказал нам следующее: "После того как изгнали иноков из Нового монастыря (близ Фекуйского потока, 520 г.), я пришел и поселился там. Однажды, в воскресный день, я пришел в храм для приобщения Святых Таинств. Войдя, я увидел ангела, стоящего по правую сторону от престола. Пораженный этим видением, я поспешил в свою келью, и там услышал голос, говорящий мне: "С тех пор как этот престол освящен, мне заповедано неотлучно находиться при нем."

Небесный покров

АВВА Палладий рассказал следующее. В 5-ом веке в Александрии жил один благочестивый купец, который был сострадательным к бедным и почитал духовенство. Его жена отличалась скромностью и часто постилась. У них была шестилетняя дочь. Однажды ему понадобилось отправиться в Константинополь по какому-то коммерческому делу. Перед его отплытием жена спросила его: "На кого же ты оставляешь нас, господин мой?" - "Поручаю вас Владычице Богородице!" - ответил он.

Дома остались жена, дочь и их раб. Однажды, когда жена сидела в комнате за работой, их раб, соблазненный дьяволом, вознамерился убить хозяйку вместе с ее дочерью, захватить имущество и бежать. Взяв в кухне нож, он направился в столовую, где сидела госпожа. Но, дойдя до двери столовой, он внезапно ослеп и одновременно почувствовал, что он не может ни дальше идти, ни вернуться в кухню. Целый час он силился сдвинуться, но безуспешно. Наконец, выбившись из сил, он стал звать госпожу подойти к нему. Та очень удивилась, что он неподвижно стоит в дверях и кричит. "Лучше ты сам подойди ко мне!" - заявила хозяйка, не подозревая о его злом намерении. - "Тогда хоть твою дочь пошли ко мне!" - стал просить раб. Но хозяйка и этого не захотела сделать.

Тогда раб в совершенном изнеможении и отчаянии ударил себя ножом и упал. Увидев нож и кровь, хозяйка стала звать на помощь. Сбежались соседи, потом прибыли и власти. Раба застали еще живым и от него узнали о его преступном намерении, за которое он был наказан слепотой и параличом. Тогда все прославили Бога, сохранившего мать с дочерью таким чудесным способом.

Инок Лев

В ЦАРСТВОВАНИЕ благоверного императора и кесаря Тиверия (II-го, 578-582) в Ливийском оазисе (к западу от Фиваиды в средней части Египта) жил инок Лев из Каппадокии (в Малой Азии, ныне восточной Турции). Он был велик перед Богом, и мы слышали о нем много дивного. Познакомившись с ним и узнав его ближе, мы получили от него великую пользу - особенно от его смирения, нестяжательности, безмолвия и любви, которую он имел ко всем.

Он им сказал: - Поверьте, чада, я буду царствовать!

- Что ты говоришь, авва, из Каппадокии не было ни одного царя. Понапрасну ты питаешь такие мысли.

- Нет, чада! я буду царствовать, утверждал он. И никто не мог его переубедить.

Когда варвары сделали набег и разрушили всю тамошнюю страну, пришли они и в Оазис. Там многих иноков умертвили, а многих забрали в плен. В числе других взяли из лавры авву Иоанна, который прежде был чтецом в великой константинопольской церкви, также авву Евстафия, римлянина, и авву Феодора. Все трое были немощны. В плену авва Иоанн говорил варварам: "Отведите меня в город. Епископ по моей просьбе заплатит вам за меня 24 номисмы." Один из варваров взял его и подвел его к городу. Авва Иоанн отправился к епископу.

В городе оказался авва Лев и другие отцы, которые не были захвачены. Придя к епископу, авва Иоанн стал просить его, чтобы он дал за него выкуп. Но у епископа нашлось не более восьми номисмов, которые и были предложены варвару. Но тот не соглашался. " Или отдайте мне все 24, или монаха." И были принуждены отдать ему авву Иоанна, несмотря на его горе и слезы. Его отвели в стан варваров. Через три дня авва Лев, взяв 8 номисм, пошел в пустыню к варварам и обратился к ним со словами: "Возьмите меня и 8 номисм и отпустите иноков. Они немощны и не могут работать. Все равно вам придется их убить. А я здоров и могу служить вам." Варвары согласились на его предложение и отпустили трех иноков. Авва Лев дошел с ними до какого-то места и, когда изнемог, был обезглавлен. Так авва Лев поступил по слову Св. Писания: нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Иоан. 15:13). Тогда-то мы поняли смысл его слов: "я буду царствовать." Действительно он достиг царственной высоты, положив душу свою за ближних своих."

Сила голоса совести

ОДНАЖДЫ к авве Зосиме, подвизавшемуся в лавре аввы Фермина около Назарета в Палестине, пришел разбойник и стал просить старца: "Ради Бога, окажи мне милость! Я совершил множество убийств, в которых хочу покаяться. Сделай меня иноком, чтобы я мог искупить свои злые дела и начать праведную жизнь." Старец согласился. Наставив разбойника, он облек его в ангельский чин.

Спустя немного времени, старец сказал бывшему разбойнику: "Поверь мне, чадо! Тебе нельзя оставаться у нас. Если начальник узнает, что ты скрываешься здесь, он арестует тебя. Кроме того, твои враги, которые постоянно ищут тебя, могут прийти к нам в обитель и здесь же убить тебя. Лучше будет, чтобы я отвел тебя в другой, более отдаленный монастырь." Так старец поместил бывшего разбойника в обители аввы Дорофея, что близ Газы (в Палестине).

Девять лет бывший разбойник прожил в том монастыре. Он изучил Псалтырь и монашеский устав. Казалось, что его ужасное прошлое осталось позади. Однако неожиданно для всех бывший разбойник возвращается к старцу Зосиме и говорит ему: "Честный отче, сделай милость: возврати мне мои мирские одежды, а иноческие возьми обратно." - "Что случилось, чадо?" - спросил опечаленный старец.

Бывший разбойник ответил: "Как тебе хорошо известно, вот уже девять лет я живу в монастыре. Все это время, сколько у меня было сил, я постился, воздерживался и жил в послушании, в безмолвии и в страхе Божием. Хотя я верю, что благость Божия простила мне многие мои прежние злодеяния, я все же никак не могу найти душевного покоя. Ежедневно является мне мальчик, однажды убитый мной, который всякий раз спрашивает меня: "Зачем ты убил меня?" Я вижу его и во сне, и днем - в храме, и в трапезной. Слыша его голос, я постоянно внутренне терзаюсь. Вот почему, отче, я чувствую, что я должен вернуться в мир и понести наказание за грех убийства невинного мальчика. Не было никакой надобности губить его."

Так, одев на себя свои прежние мирские одежды, бывший разбойник ушел из Лавры и прибыл в город Диосполис**, где он некогда совершал свои преступления. Там местные власти, узнав его, арестовали и на следующий же день казнили.

Сострадательность

избавляет от наказания

ОДНАЖДЫ Зенон (византийский император, 474-491 гг.) оскорбил одну женщину в присутствии ее дочери. После этого та женщина стала часто приходить в храм Пресвятой Богородицы и со слезами молилась Ей: "Пресвятая Дева! Накажи императора за то унижение, которому он подверг меня." Долгое время она просила об этом, - и вот Пресвятая Богоматерь, явившись ей, говорит: "Поверь мне, женщина, я давно бы наказала его, но рука Господа удерживает Меня." Тогда женщина поняла, что ей было отказано в просьбе потому, что император Зенон был сострадательным человеком и много помогал нищим.

Мальчики

совершали Евхаристию

В ОДНОЙ сирийской провинции есть местечко Гонаг. В его окрестностях дети пасли скот. Однажды, когда они играли, кто-то из них предложил отслужить Литургию, как ее совершает батюшка в местной церкви. Дети выбрали между собой одного быть священником, а двух других - диаконами. Нашли один гладкий камень и начали игру: на камень, как на жертвенник, положили хлеб и глиняный кувшин с вином.

"Священник" стал перед жертвенником, а "диаконы" - по сторонам. Во время службы мальчик, служивший за священника, произносил молитвы литургии, а "диаконы" махали поясами, будто репидами. Дети выбрали священником именно того, кто хорошо знал слова молитв. В их церкви дети во время литургии стояли перед алтарем и первые, после духовенства, причащались святых Таин. Священник же имел обыкновение громко произносить богослужебные молитвы, и дети, часто слыша молитвы, знали многие молитвы наизусть.

Когда дети кончали свою литургию и хотели было разделить хлеб, как это делал их батюшка в церкви, вдруг огонь ниспал с неба, сжег хлеб, глиняный сосуд с вином и даже испепелил самый камень, на котором они служили, так что ничего не осталось. Испуганные дети, попадали на землю и долго лежали, как мертвые, боясь даже шелохнуться.

Родители, удивившись, что дети не возвращаются домой в обычное время, отправились узнать, в чем дело. После розысков они нашли их, наконец, еще лежащими на земле. Дети не узнавали своих родителей и ничего не отвечали на расспросы. Взяв своих детей, родители отнесли каждого к себе домой. Все были в крайнем изумлении, видя детей в таком состоянии оцепенения. Только на следующий день дети стали понемногу приходить в себя. Тогда они рассказали о всем случившемся. Услышав такой странный рассказ, родители пригласили наиболее уважаемых жителей этого селения и пошли на место случившегося чуда.

Потом они поспешили к епископу и все по порядку рассказали ему. Епископ с духовенством тоже отправился на место происшествия. Выслушав от детей еще раз рассказ обо всем и увидев следы небесного огня, епископ постриг детей в иноки и на самом месте устроил монастырь. На месте, куда ниспал огонь, был построен храм и поставлен святой жертвенник. Поразительное знамение свидетельствует о величии таинства Евхаристии и о силе ее молитв.

Примечание: В истории Церкви известно несколько подобных случаев совершения Евхаристии мирянами. Вероятно, чтобы прислуживающие в алтаре не заучивали Евхаристических молитв, в современной практике священники читают эти молитвы тайно.

Вразумленный старец

ЖИЛ НЕКИЙ старец-священник, который был такой святой и чистой жизни, что, когда он совершал литургию, ему являлись ангелы и стояли на правой и на левой стороне от него. Усвоив у еретиков чин богослужения и будучи сам несведущим в догматах Церкви, он по своей простоте во время службы говорил не те возгласы, которые положены.

Однажды по Божиему устроению к нему пришел некий брат-диакон, сведущий в Православном учении. Когда они вместе служили литургию, и диакон услышал, что старец неправильно произносит возгласы, он сказал старцу: "Отче, то, что ты сейчас сказал, не согласно с Православной верой, но заимствовано у еретиков." Но старец, видя рядом стоящих ангелов, не обратил внимания на слова брата. Диакон же не переставал утверждать: "Ошибаешься ты, старче! Не принимает этого Церковь."

Слыша укоры диакона, старец решил, наконец, спросить ангелов: "Правда ли то, что говорит мне диакон?" - "Послушайся его: он правильно говорит," -ответили ему ангелы. - "Почему же вы раньше не поправляли меня?" - спросил их старец. - "Бог так устроил, чтобы люди были исправляемы людьми же," - объяснили ангелы. С тех пор старец стал делать правильные возгласы, благодаря Бога и своего собрата за вразумление.

Святитель Аполлинарий

АРХИЕПИСКОП Александрии святой папа Аполлинарий (551-565 гг.), был очень милостивым и сострадательным. В этом же городе жил некий юноша, сын знатных родителей, оставивших ему большое состояние (в кораблях и в большом количестве золота). Юноша плохо распоряжался полученным наследством и в течение нескольких лет все потерял. Как раньше, он многих превосходил богатством, так, разорившись до основания, он многих превзошел нищетой.

Блаженный Аполлинарий, узнав о постигшем юношу несчастье, пожелал оказать ему хоть небольшую помощь. Но хотел это сделать, не раня его самолюбия. И вот он придумал удивительное средство. Он приказал церковному казначею написать фиктивную справку на имя Макария, отца юноши, будто тот дал взаймы александрийской церкви пятьдесят фунтов золота. Чтобы грамота эта выглядела давно написанной, ее положили на несколько дней в пшеницу.

Потом Аполлинарий послал казначея отдать юноше этот документ и взять за услугу 3 мелких монетки, чтобы тот не догадался, что справка эта подложная. Казначей отправился к молодому человеку и сказал, что, перебирая бумаги, он нашел заемное письмо его отца, про которое он забыл и которое пролежало десять лет среди бумаг, поэтому за 3 монетки он вручает документ владельцу.

Получив документ, молодой человек явился к святому папе александрийскому. Прочитав расписку, Апполинарий сделал вид будто смутился и не верит ему, что тот так долго не предъявлял документа. Юноша все объяснил, но папа продолжал делать вид, что сомневается в подлинности документа. Так прошла неделя. Наконец, папа, делая вид, что уступает его мольбам согласился заплатить, но только попросил, чтобы юноша не требовал процентов от церкви. Юноша с радостью согласился, и Папа вручил ему пятьдесят фунтов золота. Вот каким милостивым и чутким был владыка Аполлинарий!

Бог помог молодому человеку наладить свое коммерческое дело так, что через некоторое время он не только восстановил потерянное, но и превзошел родителей своим богатством. Вместе с тем этот случай принес юноше и духовную пользу. В конце концов, он как-то узнал правду о великодушной помощи александрийского архиепископа, и это побудило его тоже быть чутким и милостивым и к другим.

Бог заботится о милостивых

ОДИН верующий, живший в Константинополе (ныне Истамбул), рассказал про себя следующее. Отец мой много помогал бедным. Однажды, показав мне свои деньги, он спросил: "Скажи, что тебе угодно: оставить ли тебе деньги или Господа твоим попечителем?" Я ответил, что предпочитаю Христа, так как все земное проходит. Сегодня мы тут, а завтра - где? Отец тогда без сожаления начал раздавать все, так что после своей смерти он почти ничего не оставил мне. Став бедняком, я жил очень скромно и всю надежду я возложил на Бога, Которому отец поручил меня.

В той же местности жил один знатный богач, жена которого была очень богобоязненная и христолюбивая. У них была лишь одна дочь, которую они хотели выдать замуж. Причем их не интересовало будет ли он богатым или нет, лишь бы был скромный и богобоязненный. Они хотели, чтобы ее будущий муж любил ее и в Боге согревал ее своей любовью. И вот богач предложил своей благочестивой жене пойти в храм и помолиться там усердно о послании их дочери доброго жениха. "Кто первый войдет в храм, - сказал он ей, - тот и будет избранник, посланный Богом нашей дочери."

Она так и сделала, и получилось так, что я первым вошел в храм после ее молитвы. Увидев меня, она стала расспрашивать, откуда и кто я. Я объяснил ей, чей я сын и где живу. Она же знала про щедрость моего отца к бедным. Тогда она спросила, не женат ли я еще? Я ответил, что нет, и пересказал ей мой разговор с отцом по поводу наследства. Тогда она, воздав хвалу Богу, воскликнула: " Вот твой добрый Попечитель, Которого ты избрал себе, посылает тебе и жену, и богатство, чтобы пользоваться тем и другим в страхе Божием." И вот женившись и живя счастливо, я стараюсь тоже не забывать бедных и помогать нуждающимся.

Рассказ об ювелире

ЖИЛ богатый ювелир, который усердным трудом и удачными сделками собрал себе много драгоценных камней и жемчуга. Решив в оставшиеся ему годы воспользоваться собранным богатством и спокойно пожить, он со своими детьми погрузился на корабль, чтобы переселиться в другую страну.

По Божьему устроению на этом корабле ему прислуживал некий мальчик, который своим усердием так понравился ювелиру, что тот приглашал его питаться с ним за одним столом. Однажды этот мальчик услышал, как матросы договариваются между собой бросить ювелира в море, а сокровища его забрать себе. Мальчик в сильном смущении вернулся к ювелиру, но боялся рассказать ему о том, что он услышал. Однако ювелир, видя мальчика в подавленном настроении, после настойчивых вопросов выведал у него о заговоре матросов.

Поняв, что не дни, а, может быть, минуты его сосчитаны, ювелир принял самое быстрое решение. Призвав к себе своих детей, он на развернутом полотне высыпал перед ними свои драгоценности. Указывая на них, он сказал: "Вот все, чему я посвятил свою жизнь! Ради этих драгоценностей я тяжело трудился и подвергал себя всевозможным опасностям - как на суше, так и на море. Теперь же из-за них я вскоре лишусь и самой своей жизни, ничего не взяв с собой в тот мир. Поэтому все это бросьте поскорее в море!" Дети немедленно исполнили приказание отца и все побросали за борт корабля. Не имея уже, что грабить, матросы оставили в покое ювелира и его детей.

Старец предпочел страдать

В МОНАСТЫРЕ Башен (Лавра Пиргов, или Иорданская обитель в Иерихонской долине) был старец, по имени Мироген, который от своих больших подвигов заболел водянкой. Старцы обители постоянно навещали его, чтобы поухаживать за ним. "Молитесь лучше обо мне, отцы, - говорил больной подвижник, - чтобы выздоровел мой внутренний человек. Я же молю Бога, чтобы Он продлил эту мою болезнь."

Когда иерусалимский архиепископ Евстохий, узнав о тяжелых страданиях аввы Мирогена, пожелал прислать ему кое-что для его телесных потребностей, то тот отказался принять что-либо. "Лучше помолись за меня, владыка, чтобы мне избавиться от вечного мучения," - ответил он архиепископу.

Авва Феодосий Великий (529) тоже очень страдал перед смертью. Один брат посоветовал ему помолиться Богу об облегчении этой лютой болезни. - "Ах, отец мой, - ответил Феодосий, - мне самому не раз приходит в голову эта мысль, но я каждый раз прогонял ее , как дьявольское искушение. После всей славы и почестей, которые я получил, не лучше ли мне радоваться о страданиях перед исходом, чтобы не лишиться обещанного вечного блаженства. Ведь ужасным будет услышать от Авраама грозные слова: "Вспомяни, чадо, что ты уже получил все блага в твоей временной жизни..." (Лк. 16:25).

Почитание Божией Матери

НА ЕЛЕОНСКОЙ горе (на восток от г. Иерусалима) жил старец-затворник, великий подвижник, которого дьявол сильно обуревал блудными мыслями. Однажды старец, потеряв терпение, воскликнул: "Когда же, наконец, ты оставишь меня в покое? Отступи от меня, по крайней мере, в моей старости!" Тогда дьявол видимым образом явился ему и сказал: "Поклянись мне, что никому не откроешь того, что скажу тебе, и я перестану нападать на тебя."

- Клянусь Живущим на небе,- поклялся старец,- что никому не открою сказанного тобой.

Тогда, указывая на изображение Владычицы нашей Пресвятой Богородицы Марии с Предвечным Младенцем, Господом нашим Иисусом Христом, дьявол сказал старцу: "Перестань молиться перед этим образом, и я перестану нападать на тебя."

- Дай мне подумать,- ответил старец.

На следующий день старец передал обо всем авве Феодору Илиотскому.

- Воистину дьявол перехитрил тебя, убедив поклясться ему, -объяснил старцу авва Феодор. - Но ты правильно поступил, что поведал мне этот случай. Знай, что нет греха гибельнее и ужаснее, как отречься от поклонения Господу нашему Иисусу Христу и Его Матери.

После этого авва Феодор успокоил и подкрепил старца нужными наставлениями. И вот снова является затворнику дьявол.

- Что ж это значит, негодный старик!? -воскликнул дьявол. - Не клялся ли ты мне, что никому не будешь рассказывать о нашем договоре? Почему же ты нарушил свое обещание? Знай же теперь, что в день Суда ты будешь осужден как клятвопреступник!

- Не тебе, беззаконнику, обличать меня! - ответил старец. - Сам знаю, что я нарушил свою клятву, но не перед тобой, а перед Господом и Творцом моим я виноват. Тебя же слушать я не собираюсь: ты-то вот уж подлинно подвергнешься вечной каре как первопричина всякого зла и первый клятвопреступник!

 

Приложение

А. Возникновение и

распространение монашества

МНОГИЕ ПУТИ ведут в Царство Небесное. Евангелие предоставляет нам выбор самых различных образов жизни - каждому соответственно его "призванию." Тем, которых привлекает более строгий и сосредоточенный образ жизни, Господь предлагает: Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах, и следуй за Мною... Всякий, кто оставит дома, или братьев, или сестер, или отца, или матерь, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную ... Есть девственники (в Евангелии "скопцы") ради Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит... Кто не отречется от всего, что имеет, не может быть Моим учеником" (Мт. 16:24, 19:12-21 и 19:29; Лук. 14:26-27, 33). Этими призывами к подвигу Господь положил начало аскетическому образу жизни.

Не удивительно поэтому, что стремление к уединенному подвижническому образу жизни возникло одновременно с христианством. Согласно преподобному Кассиану (IV-ый век) первыми монахами были ученики евангелиста Марка, который служил епископом г. Александрии (тогда столице Египта). Искатели подвижнического образа жизни удалялись в самые отдаленные от города места, где вели особый возвышенный образ жизни по правилам, составленным апостолом Марком. Иудейский историк Филон, современный апостолам житель Александрии, описывает жизнь некоторых Ферапевтов, удалившихся в предместья Александрии - именно такой, какой изображена преп. Кассианом жизнь первых александрийских монахов, и называет жилища их монастырями.

Есть сведения, что и в Сирии монашество появилось уже в апостольские времена. Преподобная Евдокия, жившая с 96 г. по Р. Х. в Сирийском городе Илиополе в царствование Траяна, обращена в христианство преп. Германом, настоятелем мужского монастыря, в котором жили 70 иноков. Сама она после принятия христианства поступила в монастырь, где жили 30 монахинь.

Несмотря на скудость документальных сведений, нет сомнения, что монашество возникло уже в апостольский век. Трудно допустить, чтобы в те времена большого духовного горения не было христиан, которые бы не последовали учению апостола Павла о девстве, изложенному в послании к Коринфянам (1 Кор. 7-я глава). Живым примером для таких девственников всегда были и будут Сам Господь Иисус Христос, Приснодева Мария, пророк Иоанн Креститель, возлюбленный ученик и девственник апостол Иоанн Богослов, апостол Павел, апостол Иаков, брат Господень и первый епископ Иерусалимский и многие другие. Вот каким высоким примерам следовало монашество, вот откуда оно зародилось, где его духовный исток.

Так именно объясняет происхождение монашества преподобный авва Дорофей, который пишет: "Они (христиане) поняли, что, находясь в миру, они не могут удобно усовершенствоваться в добродетели и выбрали особенный образ жизни, особенный порядок провождения времени, особенный образ действия, - именно монашеское жительство, и начали уходить от людей и жить в пустынях. Подвизаясь в посте, в бдении, они спали на голой земле и переносили различные добровольные страдания, совершенно отрекались от отечества и сродников, от имений и приобретений. Одним словом, они распяли себя для "мира."

В древних монашеских общинах главное внимание уделялось духовным занятиям: молитве, посту и созерцательным размышлениям о Боге и духовном мире. Но и физический труд считался необходимым для разнообразия в занятиях, поскольку давал средства к пропитанию и возможность благотворить бедным.

В начале 4-го столетия в Египте возникает стихийное стремление к монашеству. Ослабление строгости христианской жизни со вступлением в церковь таких язычников, которые и в христианстве продолжали заботиться только о мирском, побуждало наиболее усердных из христиан уходить из городов и селений в пустыни, чтобы там, вдали от мирских волнений, проводить жизнь в подвигах самоотречения, молитве и размышлениях о Боге.

Одним из более известных ранних отшельников Египта был преп. Павел Фивейский, проживший с 23-х лет до 130 лет в Фиваидской пустыне. В год его поселения в пустыне родился знаменитый Антоний, который считается основателем пустынножительного монашества.

Преподобный Антоний Великий родился в середине 3-го столетия в Египте. Стремясь к совершенному уединению, он поселился в развалинах старой крепости на восточном берегу Нила. Двадцать лет он прожил здесь в совершенном уединении, подвизаясь в посте и молитве и подвергая себя различным лишениям. Со временем многие люди узнали о нем и стали посещать его, а некоторые пожелали даже поселиться около него, чтобы под его руководством вести такую же подвижническую жизнь. Так, постепенно, к 305-му году вокруг преподобного Антония образовался круг учеников-подвижников.

Подробных правил относительно монашеской жизни святой Антоний не давал, но в общем виде он объяснил путь, которым можно достичь нравственного совершенства. Так, на примере собственной жизни он учил их отречению от земных благ, совершенной преданности воле Божией, непрестанной молитве, уединенным размышлениям о Боге, физическому труду. Преподобный Антоний основал отшельническое иночество. По установленному им порядку, подвижники, находясь под руководством одного старца (аввы, отца), жили отдельно друг от друга в хижинах или пещерах и предавались уединенным подвигам. Такие подвижнические общины назывались лаврами.

Святитель Афанасий Великий (середина 4-го столетия), изображая жизнь учеников Антония Великого, говорит, что [египетские] "пустыни были наполнены иноками, проводившими жизнь в пении псалмов, чтении, молитвах, посте и бдении. Это были люди, ищущие вечных благ, живущие в уединении и любви, трудящиеся своими руками не столько для себя, сколько для пропитания бедных. Пустыня стала как бы обширной страной, совершенно отрезанной от мира, в которой ее счастливые обитатели не имели другой цели, кроме той, чтобы духовно совершенствоваться и пребывать в общении с Богом. Они не знали ни ропота ни прекословия и старались лиш делать добро ..."

Изумительная жизнь преп. Антония, его дар чудес и небесные откровения, которых он удостоился - все это производило сильное впечатление на современников. Уже при его жизни Фиваидская пустыня (южная часть Египта) стала населяться отшельниками, жившими в уединенных кельях. Антоний не предписывал внешних правил для иноческой жизни, заботясь, главным образом, о внушении искреннего благочестия, однако, с умножением числа иноков, оказалась необходимость в правилах, которые бы могли поддерживать и укреплять волю в борьбе с искушениями.

Еще при жизни преп. Антония появился другой вид монашеской жизни - общежительный. Подвижники, собираясь в одну общину под управлением аввы, проводили жизнь вместе в одном или нескольких помещениях, следуя одним правилам. Такого рода общины назывались монастырями (киновиями). Основателем монашества общежительного был преподобный Пахомий (348 г.).

Святой Пахомий Великий тоже родился в Египте. Находясь на военной службе, он во время одного похода получил возможность познакомиться с христианской благотворительностью, пожелал сделаться христианином и, действительно, по окончании военной службы крестился. Познакомившись с подвижнической жизнью в Фиваидской пустыне, Пахомий для дальнейших подвигов избрал уединенное место около реки Нил, известное под названием Тавенны. Здесь у преподобного Пахомия возникла мысль основать общежительное иночество. На одном из островов Нила он устроил монастырь, в котором желающие могли подвизаться и жить вместе.

Весть о подвигах Пахомия вскоре привлекла к нему множество учеников, так что построенный им монастырь не мог вместить всех желающих, и он вынужден был основать еще несколько новых монастырей, находящихся недалеко друг от друга на берегах Нила. Он основал также и женский монастырь на противоположном берегу Нила, где поселилась его родная сестра.

В основанных им монастырях Пахомий ввел определенные правила монашеского общежития. Это первый иноческий устав. Все общество монахов, разделенное Пахомием на 24 класса, по степени развития их духовной жизни, находилось под управлением одного общего аввы. Каждый монастырь имел своих начальников, называвшихся настоятелями и игуменами. Они находились в подчинении главного аввы и сообщали ему о состоянии своих монастырей. В монастырях были еще экономы с помощниками, заведовавшие хозяйственной частью. Начальствующие лица должны были быть образцом монашеской жизни для остальной братии. Под руководством своих начальников монахи должны были проводить жизнь в молитве, чтении книг духовного содержания, особенно Священного Писания, и трудах. Общественное богослужение совершалось два раза в сутки - днем и ночью. Монахи собирались в церковь по условному знаку, скромно и в молчании, читали Священное Писание и молитвы, пели псалмы. По воскресеньям причащались Святых Таин. Кроме того, иноки должны были молиться самостоятельно перед отходом ко сну и после сна. После молитвы или богослужения настоятель беседовал с братией о христианской жизни. Чтением монахи занимались в своих кельях в свободное от молитвы и работ время. Книги они получали из монастырской библиотеки от эконома.

Иноки возделывали землю, разводили сады, работали в кузницах, на мельницах, кожевенных мастерских, плотничали, делали сукно, плели корзины. На работу они выходили по порядку и в молчании, вслед за своим настоятелем. Молчание предписывалось во всякое время. Все эти обязанности иноки должны были исполнять с безусловным послушанием. Без позволения начальников никто из братии не только не мог выйти из монастыря, но не мог даже начать новой работы. Все иноки носили одинаковую, самую простую одежду. Нижняя одежда была льняная- хитон без рукавов, верхняя - кожаная, на голову надевалась волосяная шапочка, а на ноги - сандалии. Эта одежда никогда не снималась, даже во время сна. Постелей для сна у иноков Пахомия не было, а были сидения между двумя стенками; подстилать дозволялось только рогожу. Вставали иноки задолго до рассвета. Пища употреблялась иноками самая простая, однажды в сутки, обыкновенно в полдень. Питались иноки хлебом, маслинами, сыром, овощами и плодами. В субботу и воскресенье предлагалась вечерняя трапеза. Ели все вместе в молчании.

В уставе аввы Пахомия нестяжательность - один из главных иноческих обетов. Вступающему в общину монаху не дозволялось приносить в монастырь никакого имущества, даже мирские одежды вновь прибывшего отдавались неимущим мирянам. Работа, исполненная тем или иным братом, принадлежала не ему, а всей общине. Все необходимое для жизни иноки получали из общих средств монастыря. Экономы распоряжались снабжением братии пищей и одеждой из материалов, заготовленных в монастыре или купленных ими на стороне на деньги, вырученные от продажи иноческих изделий. Для того чтобы эти правила выполнялись, Пахомий установил, что вступающих в общину должны принимать не раньше, чем после годичного испытания.

Еще при жизни преподобного Пахомия основанное им общество монахов возросло до 7-ми тысяч, а через сто лет после него - до 50-ти тысяч. Отшельническое и общежительное монашество скоро распространилось по всему Египту и перешло в другие страны. Так, Аммон основал общество пустынножителей на Нитрийской горе с прилегающей к ней пустыней, а Макарий Египетский - в Скитской пустыне, где подвизалось много замечательных подвижников. Иларион, любимый ученик Антония, перенес монашество на свою родину, в Палестину, где около Газы основал монастырь. Отсюда монашество распространилось по всей Палестине и Сирии.

Третий вид иночества - это лавры. Основание ему положили Макарий Старший, живший в пустыне Египта возле Ливии, и Аммон, поселившийся в Нитрийской горе (в западной части Египта). В лаврах мы видим соединение отшельничества с общежитием. Каждый подвизался отдельно, в особой келье. Кельи были разбросаны вокруг жилища аввы и имели между собой известные расстояния. Они располагались как бы в виде переулков, откуда и название Лавра (дорога, переулок). Отшельники в первый и последний дни недели собирались вместе для Богослужения, а в остальные дни хранили безмолвие. Если кто-либо не приходил на общие собрания, заключали, что он болен, и некоторые из братий посылались его навестить. Жизнь в лаврах была намного труднее, чем в киновиях, и к подвигу безмолвия приступали сначала после подготовки в киновиях. Вступившие в монашество жили сначала в монастыре и исполняли иноческие обязанности, а те, которые уже достигли некоторого совершенства в подвижнической жизни, помещались в кельях.

Так благодаря преподобным Антонию Великому, Пахомию Великому, Макарию Старшему и их ученикам Египет стал рассадником иночества на всем Ближнем востоке. "Нигде, по словам историка Евсевия, слава евангельского учения ни над кем не явила столько своей силы, как в Египте." Видно недаром древний Египет глубоко задумывался над вопросами о бессмертии и вечности...

Святитель Василий Великий, совершивший путешествие по Египту и Палестине и ознакомившийся там с монашеской жизнью, распространил монашество в Каппадокии (в Малой Азии, ныне Турции) как мужское, так и женское. Устав, который он дал своим монахам, скоро распространился по Востоку и стал всеобщим. В 5-ом веке уже весь Восток был усеян монастырями. Из подвижников 5-го века замечательны Исидор Полусиот, Симеон Столпник, Евфимий, Савва Освященный и многие другие.

В 6-ом веке жили замечательные подвижники: Симеон Юродивый, принявший на себя подвиг юродства Христа ради и достигший полного бесстрастия, и Иоанн Лествичник, много лет подвизавшийся на горе Синайской и написавший сочинение, известное под названием "Лествица," в котором изобразил степени духовного восхождения к нравственному совершенству; в 7-ом веке - Алипий Столпник, подвизавшийся на столпе более 50-ти лет. В конце 8-го и начале 9-го века представителем строгой монашеской жизни был известный защитник почитания икон - Феодор Студит. Из его монастыря, славившегося строгостью иноческой жизни, выходило много подвижников благочестия, например в 9-ом веке Николай, подвергавшийся истязаниям за почитание икон, Иоанникий, прославившийся даром прозрения, и другие.

Монашеский подвиг

Никакая прежняя жизнь не может препятствовать вступлению в иночество, потому что иночество состоит в покаянии, а монастырь - лечебница. Поступивший в монастырь находится первоначально на испытании с целью определить, насколько искренне и серьезно его намерение посвятить себя монашеской жизни. В случае, если настоятель монастыря убедится в искренних стремлениях вновь поступившего в монастырь собрата, он благословляет ему ношение подрясника с поясом и скуфьи (подрясник - длинная черная одежда, с узкими рукавами; скуфья - шапочка, конусной формы). Такой, находящийся на испытании будущий инок, носит название послушника, потому что главной его обязанностью является научиться слушаться своего духовного отца.

В добросовестном исполнении возложенного на него послушания, послушник должен обнаружить все свое терпение и смирение - основные иноческие добродетели. "Послушание выше поста и молитвы," - гласит иноческая поговорка. Это оттого, что послушание, основанное на терпении и смирении, служит искоренению главного недуга человеческой души - гордости, а также самолюбия, от которого происходят все страсти.

Из среды монашества вышло наибольшее количество святых, и это естественно: ведь монашество ставит себе целью духовное совершенство. Святых монашеского чина именуют "пре-подобными" - в знак того, что они более других уподобились Христу. Монахом становится тот, кто почувствовал, что все в жизни - суета, кто захотел вырваться из плена и обрести Бога. Монашеский путь - это путь прямой линии, путь кратчайшего расстояния между двумя точками - человеком и Богом.

В монашеской среде возникла богатейшая духовная литература. Для большинства мирян она - "высшая математика." Духовные состояния, описанные в ней, недоступны людям, живущим светской жизнью. Тем не менее кое-что в этой подвижнической литературе доступно всем, ищущим Бога. Русские люди любили читать такие книги, как "Добротолюбие," в котором собраны (в 5-ти томах) наставления подвижников древности; "Лествицу" Иоанна, игумена Синайской горы; "Невидимую брань" преподобного Никодима Святогорца; "Душеполезные поучения" аввы Дорофея; наставления старцев Варсонофия и Иоанна.

Святые отцы о борьбе

с блудной страстью

БОРЬБА С ДУХОМ БЛУДА - самая продолжительная, всегдашняя и для немногих заканчивающаяся победой. Страсть блуда начинает проявляться в человеке с ранней зрелости и не перестает, пока он не победит прочие свои страсти. Поскольку восстание этой страсти двоякое (в теле и в душе), то и противостоять ей надо тоже двояким оружием. Недостаточно одного поста для стяжания совершенного целомудрия. Надо присовокупить к нему и покаянное сокрушение духа, и неотступную молитву против этого скверного духа (страсти блуда). Кроме того, надо постоянно читать Священное Писание, заниматься богомыслием, чередуя это с физическим трудом и рукоделием, которые удерживают мысли от блуждания туда и сюда. Больше же всего надо иметь глубокое смирение, без которого не может быть одержана победа ни над какой страстью. (преп. Иоанн Кассиан Римлянин.).

Насколько высоко достоинство целомудрия, настолько сильны наветы врага, ополчающегося против него. Поэтому мы должны со всем усердием не только быть воздержанными во всем, но постоянно сокрушаться в своем сердце с молитвенным воздыханием, чтобы Дух Святой благодатной росой, нисходящей в сердце, охлаждал и угашал печь нашей плоти, которую царь вавилонский (дьявол) непрестанно старается разжечь. (Преп. Иоанн Кас. ).

При воспламенении похоти помысли о неугасимом огне и неумирающем черве, и тотчас угаснет пламя в твоих членах. Иначе, ослабев, будешь побежден и привыкнешь грешить, хотя и будешь раскаиваться. Поэтому с самого начала будь строгим ко всякому подобному пожеланию, чтобы оно тебя не преодолело и чтобы ты не привык уступать победу врагу. Ведь привычка - вторая природа. Кто привык уступать победу греховному пожеланию, того всегда будет обличать совесть; и хотя при других он будет показывать веселое лицо, но внутренне будет уныл по причине обличений совести. Ибо свойство похоти - сообщать мучительную печаль тем, кто исполняет ее. Поэтому внимай душе твоей, всегда имея в себе Бога. (преп. Ефрем Сирин)

Когда бес начинает рисовать в твоем воображении соблазнительные предметы и представит тебе в уме красоту женщины, некогда виденную тобой, введи внутрь себя страх Божий и вспомни об умерших в грехах, - помысли о дне, когда твоя душа будет разлучаться с телом, - представь себе в трепет приводящий Божий глас, который услышат нерадивые о праведной жизни и не соблюдавшие заповедей Христовых: "Отойдите от Меня проклятые в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его" (Матф. 25:41). Еще представь червя неумирающего и муку непрекращающуюся. Об этом думай, и рассеется в тебе жажда наслаждения, как тает воск от лица огня, ибо бесы и мгновения не могут устоять против страха Божия. (преп. Ефрем Сир.)

Преодоление этой страсти обусловливается совершенным очищением сердца, из которого, по слову Господа источается яд этой болезни. "От сердца, - говорит Он, - исходят помышления злая... прелюбодеяния, любодеяния и прочее" (Матф. 15:19). (Преп. Иоанн Кас.).

Не позволяй глазам твоим блуждать туда и сюда, и не всматривайся в чужую красоту, чтобы с помощью глаз твоих не низложил тебя твой противник. (преп. Ефрем Сир.)

Если беспокоит тебя бес блуда, запрети ему, сказав: "Господь да потребит тебя, исполненный зловония, бес нечистоты." Ибо знаем сказавшего: "Плотские помыслы - вражда против Бога" (Рим. 8:7). (преп. Ефрем Сир.)

Если восстанет в тебе плотская брань, не бойся и не падай духом. Иначе ты придашь смелости врагу (дьяволу), и он начнет внушать тебе соблазнительные мысли: "Не прекратится в тебе разжжение, пока не удовлетворишь своей похоти." Но терпя потерпи Господа, с плачем излей молитву перед Его благостью, и Он услышит тебя, и извлечет тебя из рва страстей (нечистых помыслов) и от брения тины (срамных мечтаний), и поставит ноги твои на камне чистоты (Пс. 39:1-3). Тогда увидишь пришедшую к тебе от Него помощь. Терпи только, не расслабевай мыслью, не приходи в изнеможение, вычерпывая воду из ладьи, потому что пристань жизни близко. Тогда ты воззовешь, а Он скажет: "Вот Я!" (Ис. 58:9). Но Он выжидает, чтобы увидеть твой подвиг: точно ли даже до смерти ты готов противоборствовать греху. Итак, не малодушествуй: Бог не оставит тебя. Господь взирает на твой подвиг, смотрят на него и лики ангелов, и толпа бесов. Ангелы готовы подать венец победителю, а бесы - покрыть стыдом побежденного. Будь же внимателен, чтобы не опечалить своих (ангелов) и не обрадовать чужих (бесов). (преп. Ефрем Сир.)

Авва Пимен говорит относительно блудных помыслов: "Если сундук, наполненный вещами, будет долго стоять, и одежда в нем не будет пересматриваема, то она со временем истлеет. Так же случается и со скверными мыслями, влагаемыми в нас дьяволом: если мы не будем исполнять их на деле, то они со временем истлеют и исчезнут" (Авва Пимен).

Послушник спросил авву Агафона, как бороться с блудной страстью. Старец ответил: "Пойди, повергни перед Богом свою силу [крайне смирись перед Ним], - и найдешь успокоение."

И действительно, если всякий успех в добродетели есть дело благодати Господа, и преодоление разных страстей есть Его победа, то тем более стяжание чистоты и преодоление блудной страсти есть дело особой благодати Божией, о чем свидетельствуют святые отцы, опытные в очищении от этой страсти. Ибо, пребывая в плоти, не чувствовать ее жала подобно некоторым образом выходу из нее. И потому невозможно человеку на своих крыльях взлететь на небесную высоту совершенства, если благодать Господня не извлечет его из земной тины. Ибо люди никакой добродетелью так близко не уподобляются ангелам, как стяжанием благодати чистоты. (преп. Иоанн Кас.).

Показателем чистоты и достигнутого совершенства служит то, что на отдыхе или в приятном сне у человека не возникает никакого обольстительного образа, или, возникнув, этот образ не возбуждает в нем никаких плотских желаний. Однако невольное желание, хотя и не вменяется в грех, говорит о том, что душа еще не достигла совершенства, и корни страсти еще не исторгнуты. (Преп. Иоанн Кас.).

Темы:

Блудная страсть: Преп. Моисей Ефиоплянин, Преп. Конон.

Божия Матерь, ее помощь: Небесный покров, Почитание Божией Матери.

Гордость и прелесть: Гордый Валент, Падший Стефан.

Земные блага: Рассказ об ювелире.

Кротость и смирение: Пример кротости.

Литургия, храм, Причащение: Видение аввы Леонтия, Мальчики совершили литургию, Вразумленный старец.

Любовь: Инок Лев.

Милосердие, сострадательность: Авва Пафнутий, Ефрем Сирин, Милосердный Виссарион, Сострадательность избавляет от наказания, Святитель Аполлинарий, Бог заботится о милостивых.

Подвиг: Преп. Моисей Ефиоплянин.

Покаяние: Авва Питирим, Сила голоса совести.

Праведность: Авва Пафнутий.

Промысел Божий: Падший Стефан, Авва Питирим.

Смирение: Авва Питирим и блаж. Исидора.

Совесть: Сила голоса совести.

Страдания: Старец предпочел страдать.

Go to the the top


Источник: Михаил Чернов vsemolitva.ru



© 2012 Православные молитвы. Все права защищены. Разрешается републикация материалов с обязательным указанием ссылки Православные молитвы