Действия Благодати просвещающей: оправдание и освящение

Действия Благодати просвещающей: оправдание и освящение

Необходимость таинств обусловлено сопутствующими греху расстройством природных сил человека и их естественною немощью в делании добра, а также Божественным осуждением человека за грех. В таинствах возрождения силы человека вступают в свой естественный строй и укрепляются Божественною Благодатию, а осуждение за грех и сама виновность в грехе и его нечистота снимаются по милости Всеблагого Бога.

Поэтому, когда человек, отвращаясь от греховной жизни, под просвещающим действием Благодати дойдет до обета жить по велениям Божественного закона. Благодать продолжает свое действие приведением его к таинству Покаяния, или, если он вне христианства, - к таинству Крещения. Процесс внутреннего переустройства в человеке в том и другом случае - в сущности одинаков.

Таинственное облагодатствование духа человеческого Духом Святым порождает живую, действенную и неутомимую ревность жизни по Богу, которая отличается от естественных временных вспышек собственного воодушевления пламенностию и постоянством.

Таким образом, если в предшествовавшем периоде обращения человек под водительством Благодати подучил возможность борьбы с грехом, то возрождающим действием Таинства он приобретает силу на постоянное осуществление этой возможности, силу, действующую во спасение, ибо жизнь по духу свободна от ошибок и обольщении, неминуемых в жизни хотя и нравственной, но самоустроенной.

Эта сила вызывается благодатным перерождением человека. В кающемся и вообще обращающемся Благодать действовала совне. Она "совне возбудила его, - говорит еп. Феофан, - совне назирала все исправительные движения внутри и содействовала им; но еще не проникла внутрь, не вселилась. Это совершается ею в таинстве Покаяния (А у обратившихся в первый раз к Господу - в Крещении)".

Необходимость таинств возрождения - Крещения и Покаяния обусловлена также свойством греха и свойством нашей совести. Грех оставляет следы не только в нас, но и вне нас, и самое главное, - на небе, в определениях Божественного правосудия. Совесть обращающегося свидетельствует об осуждении и не успокоится до тех пор, пока не будет возочищена в Таинстве, после чего она приобретает способность особо чуткого отношения к нравственному порядку.

Истошное начало христианской жизни - стремление к ней, воспринятое в обращении, утверждается Благодатию в таинстве Крещения (или Покаяния). "Своеличное решение, слабое по себе, облекается здесь силою свыше и окрещенный исходит посему из купели с чувством силы о Господе, говоря: "вся могу о Укрепляющем мя". Это - та свойственная духу сила, которая была потеряна в грехопадении и теперь восстановлена Благодатию. Благодать, таким образом, полагает начало новой духовной жизни.

"Благодать и свобода сочетаваются воедино - говорит преосв. Феофан, - и потом уже неразлучно действуют во все течение жизни, если не разлучит их прившедши какой-либо грех".

Подготовленный призывающей Благодатию к принятию таинства Крещения (или Покаяния) человек в этом действии особенной Благодати очищается от всех грехов, или - что то же - оправдывается чрез усвоение ему в личное достояние праведности Христовой. Это оправдание является не внешним только прикрытием греховности человека праведностью Христовой, не юридическим только объявлением его невиновности пред судом Божиим, а есть действительное внутреннее очищение человека, сознаваемое им как освобождение от греха, жившего в нем, а не только от вины в этом грехе, почему и выражается в чувстве полного мира совести и святой радости. К такому состоянию внутреннего очищения человек подготовляет себя свободной решимостью последовать Христу, но самая перемена в его состоянии совершается чудесным образом, независимо от самого человека, и может быть названа величайшим чудом, из тех, какие любовь Божия изливает на человека. В этом чудесном характере и заключается главное отличие действия Благодати оправдания от Благодати просвещающей. Эта последняя, воздействуя на силы человеческого духа, не производит в них явно ощутимых сверхъестественных изменений; она только оживляет его духовные силы, если человек идет ей навстречу; поэтому ее действия и не сознаются человеком как что-либо отличное от его собственных сил. Благодать оправдывающая, напротив, совершает явно-чудесное изменение в состоянии человека, человек духовно обновляется, возрождается, почему действие ее - по своему результату - и сознается как нечто отличное от действия личных сил и самому человеку не принадлежащее.

На оправдание и очищение от грехов, как на одно из благ, которые явятся в мире с пришествием Мессии, предвозвещалось еще в Ветхом Завете. "Аз есмь, Аз есмь, заглаждаяй беззакония твоя Мене ради, и грехи твоя, и не помяну", - говорит Бог чрез пророка Исаию (43, 25). По предсказанию прор. Даниила, с пришествием Мессии "запечатаются греси, и загладятся неправды, и очистятся беззакония и приведется правда вечная" (3, 24).

Но более ясным образом учение о даровании оправдания обратившихся ко Христу выражено в Новом Завете. Так, иудеям, просвещенных проповедию ап. Петра о Распятом и Воскресшем и спрашивавшим "что нам делать?" Апостол отвечал: "покайтеся, и да крестится кийждо от вас во Имя Иисуса Христа, во оставление грехов, и приимите дар Святаго Духа". (Деян. 2,38). Тех же иудеев, после исцеления хромого, он призывал: "покайтеся и обратитеся, да очиститеся от грех ваших" (Деян. 3,19). Под оправданием или очищением Апостол, очевидно, разумеет не одно лишь невменение грешнику его грехов, а действительное очищение от них.

Ап. Иоанн учит о Христе, что Он есть очищение о гресех наших, не о наших же точию, но и о всего мира (1 Ин. 2,2), что "кровь" Его "очищает нас от всякаго греха" (1 Ин. 1,7) и говорит: "аще исповедаем грехи наша, верен есть и праведен, да оставит нам грехи наша и очистит нас от всякия неправды" (1 Ин. 1,9).

Ап. Павел, изображая состояние оправдания, в котором находились после своего обращения коринфяне, говорил им "и сими" (т.е. повинными в разнообразных языческих пороках и преступлениях) "неции бесте, но омыстеся, но освятистеся, но оправдистеся именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего" (1 Кор. 6, 11). -Ясно, что Апостол соединенное с омытием (в крещении) оправдание и освящение верующих Духом Святым во Имя Иисуса Христа научает понимать как дарование действительной и внутренней праведности и святости, противоположной их прежнему греховному состоянию.

В других местах Писания оправдание и освящение человека называется "обновлением", "новым рождением", или "возрождением", уподобляется воскресению из мертвых (Рим. 6,4). Человек оправданный называется "новым творением": "Аще кто во Христе, нова тварь; древняя мимоидоша, се, была вся нова" (2 Кор. 5, 17).

Возрождением Духом Святым полагается начало воссоединению падшего человека с Богом, каковое и составляет цель Искупления. В тайне возрождения совершается "привитие" ко Христу, подобно тому, как дикая маслина прививается к доброй маслине, делается причастною к корню и сокам последней (Рим. 11, 17). Возрожденный становится членом тела Христова (Кол. 1, 18; Еф. 4, 15-16), ветвию виноградной лозы - Христа (Ин. 15, 1-8), облекается во Христа (Гал. 3, 27). Крещение водою и Духом - крещение в смерть Христову и, соединяясь с Ним в подобии смерти Его, человек соединяется с Ним и в подобии воскресения (Рим. 6, 3-11). Человек умирает греху и возрождается к святости.

Разумеется, в этой смерти греху чрез крещение все совершается с участием нравственно-свободной решимости человека, отвращающегося от греха. Это отвращение от греха явлено крещаемым пред погружением в купель отрицанием сатаны и всех дел его. В момент самого Крещения Благодать Божия, проникая дух человека, закрепляет это расположение воли и дает ему сил живую и действенную. Крещенному в чувстве отвержения зла прощаются все прежние грехи, а от будущих он будет охраняем этой низшедшей в него силой, ибо он крещается в надежде общения со Христом.

Таким образом, хотя внутреннее вселение Благодати и происходит мгновенно, но приготовление к нему состоит из ряда внутренних изменений, означающих сочетание свободы с Благодатию, где Благодать овладевает свободою и свобода подчиняется Благодати.

Примирившись с Богом и получив от Него благодатную силу, христианин носит в себе сознание этой силы и чувствует себя готовым к неуклонному хождению по воле Божией, не останавливаясь перед трудами или жертвами. Он еще здесь ощущает радость Богообщения, предвкушая имеющую быть в вечности радость нескончаемую. В этом состоит образование, под влиянием Благодати, христианско-нравственного характера.

Таково чудесное действие Благодати в таинстве возрождения. Его можно понимать, как восстановление образа Божия. Мы крещены в младенчестве, а потому не замечаем того, что обетовано Крещению и трудно усвояем мысль о его силе. Но на крещаемых по вере в зрелом возрасте их внутреннее изменение сказывалось ощутимо не только для них, но и для окружающих.

"Особенно поразительны, - говорит преосв. Феофан, - бывали изменения нрава и жизни, когда напр., сердитый становился кротким, гордый - смиренным, скупой - щедрым, развратник - целомудренным и пр. Подобное нечто верно совершилось и с нами в купели Крещения. Пришедши в возраст и видя в себе добрые стороны, мы нередко тщеславимся ими, иди другие - нами, приписывая то себе самим, между тем, как все доброе, что есть в нас, надо относить к Благодати Вождей, которая и все естественное в нас переделывает и многое дает прямо от себя".

Для уяснения слов Апостола: "яко к тому не работати нам греху..." и "грех нами да не обладает" (Рим. 6,14), обращенных к возрожденным в христианстве, следует руководствоваться мыслию, что сила, привнесенная падением и влекущая ко греху, не истребляется окончательно в Крещении, а только поставляется в такое состояние, в коем не имеет над нами непреодолимой власти. Она находится и действует в нас, но уже не господствует над нами. Главенство теперь принадлежит Благодати Божией и сознательно себя ей предавшему духу. Грех изгнан из сердца, - из внутреннего, сокровенного существа человека, но душа, как естественное живое начало и тело еще живут ему. Грех еще существует в виде страстей, вкоренившихся среди отправлений тела и естественных свойств души и пребывает в состоянии не только противления добру, но и побуждения на зло. По мысли св. Диадоха, грех после крещения действует раздробленно, набегами; он - непрестанный искуситель, соблазнитель, но уже не властелин: беспокоит и тревожит, но не повелевает.

Благодать, как бы извне направлявшая человека в период обращения, теперь входит внутрь духовной сущности человека, вспомоществует ему жить по христиански, т.е. очищать себя от всех остатков греха.

Благодать Крещения, соединяющаяся с человеком по вере, возвышает до необходимой степени чувство веры в действительном ощущении оправдания и спасения в Господе, ибо нельзя ощущать того, чего нет. Это чувство напечатлевается в сердце человека и воодушевляет его в дальнейшем. Следовательно, в Крещении завершается и самая вера - до той степени, когда она действительно может так именоваться, определяя христианские мировоззрение и деятельность.

Вера возрастает в ощущении близости Бога, потому что при первом вселении своем чрез таинство Благодать сподобляет человека полного вкушения блаженства от Богообщения. По словам св. Диадоха, "Всесвятый Дух, в начале усовершения, если ревностно возлюбим добродетель Божию, дает душе вкусить сладости Божией всем чувством..., для того, чтобы ум имел точное познание о конечной награде богоугодных трудов". Это ощутимое приобщение Благодати иногда усматривалось на некоторых обращенных видимым образом, - в виде света, просветления лица и т.п. И вообще все, искренне приступившие к Таинству, получают особую духовную радость, исходят в чувстве душевного мира и благоговейного восторга. В Таинстве отверзта дверь сердца, Господь входит в душу и вечеряет с нею. Она восходит здесь на такую высоту, память о которой потом в продолжение всей жизни служит для нее воодушевляющим началом.

Но человеку живущему в бранной плоти, невозможно навсегда удержаться на такой высоте; он снова сходит в обычный порядок жизни, где грех снова силится захлестнуть его волнением искушений и страстей. Та же сила Крещения сохраняется и на крещаемых в младенчестве. Благодать соединяется с ними и тогда же начинается действовать, превышая уровень их сознания, - по Благости Божией, ради веры восприемников и родителей. Свободное произволение приходит после и усвояет данное в Таинстве.

Крещение, как таинство возрождения и оправдания делает человека достойным к принятию даров Благодати и чрез другие таинства. Оно является как бы дверью, чрез которую христианин входит в дом Предвечной Премудрости - Церковь. "Сею дверью, - говорит преосв. Феофан, - не только входят в дом Божий, но при ней же облекаются и в достойную его одежду, получают новое имя и знак, отпечатывающийся во всем существе крещаемого, посредством коего разузнают и различают его потом и небесные и земные".

Таким образом. Крещение делает естество наше только способным приять, вместить и хранить дар Св. Духа; самое же подаяние этого дара совершается особым таинством, посредствовавшимся вначале возложением рук апостольских, замененным ими впоследствии Миропомазанием. В святой купели Крещения христиане божественною Благодатию возрождаются в святую жизнь и в таинстве Миропомазания получают силу Святаго Духа для святой жизни.

Стяжание постоянной святости осуществляется последующим действием Благодати в процессе освящения человека.

Оправдание и освящение, как два, следуемые одно за другим, действия спасающей Благодати, в Писаниях Нового Завета строго не различаются, и самые названия иногда употребляются, как взаимно заменимые; это соответствует и самому существу дела, поскольку оправданный - тем самым и святой: раз Бог стал во внутреннее общение с человеком в таинстве Крещения - то стал в это общение с ним, как со святым, ибо святость - необходимое условие Богообщения: различие состояния святости в момент Крещения и в конце земного подвига - только степенное (со стороны субъективной, - соответственно степени освобождения от страстей и пороков низшей части человеческой природы;) здесь можно сказать, что человек свят безусловно в духе, и относительно, как бы начально-свят в его низшей природе); это выражается в различной степени постоянства святости духа. Но, при смысловой близости терминов "оправдание" и "освящение", различие двух видов действия особенной Благодати - возрождающей и усовершающей - выражено в Св. Писании довольно ясно. Такое различие дается, напр., в проповеди ап. Петра: "покайтеся, и да крестится кийждо от вас во Имя Иисуса Христа во оставление грехов: (- 1-е действие Благодати) и приимете дар Святаго Духа (- 2-е действие)" (Деян. 2,38). Это различие можно усматривать также и во всех тех многочисленных местах апостольских писаний, где верующим, т.е. оправданным уже чрез таинство Крещения, выражается пожелание, чтобы Бог всякия Благодати совершил их, утвердил, укрепил, сделал непоколебимыми (1 Петр. 5,10), усовершил их во всяком добром деле (Евр. 13,21) и во всей целости сохранил и дух, и душу, и тело без порока в Пришествие Господа Иисуса Христа (1 Сол. 5,23).

В истинно-благодатной жизни является образ полного самоотвержения, ибо в ней ничего не делается для себя, но все во славу Божию и благо других; ничего не делается по своему усмотрению, но все по указанию Благодати и все - не своими силами, а Благодатию, в действии которой человеческие силы - лишь орудия. Кто живет по Благодати, тот сознанием и сердцем живет в Боге, и Бог живя в нем, чрез него действует и вне его.

Спасенными, наследующими Царствие Божие, могут считаться те, кто деятельно стремится к такой жизни; это - те, в которых Благодать проникает все их существо и делается видною даже по внешним признакам, как бы поглощая его естество. По изображению св. Диадоха, Благодать, даровавши человеку в Крещении "еже по образу", после напечатлевает "еже по подобию", - в благодатной жизни.

Искреннее, ревностное искание единения с Богом по действию Благодати увенчивается вселением Его в человека. Оно осуществляется всеми Лицами Святой Троицы, поставляя человека на высоту, о которой сам он не мог бы и подумать. "К нему приидем и обитель у него сотворим" - обетовал Господь верующее и любящему Его, разумея Свое и Отчее единение с человеком (Ин. 14,23). О Себе Едином Он сказал: "вниду к нему и вечеряю с ним" (Ап. 3, 20) и еще: "Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас" (Ин. 14,20). О Духе Святом говорит Апостол: "Дух Божий живет в вас" (1 Кор. 3,16). Чрез такое сочетание в тайне возрождения во Христе, воплотившемся Единородном Сыне Божием, Боге во плоти, и приобщение Его жизни возрожденные становятся "причастниками Божественного естества" и жизни (2 Петр. 1,4) и сынами Божиими: "елицы же прияша Его, даде им область чадами Божиими быти" (Ин. 1,12). Дух, Которым они водятся и Которому приобщаются они в тайне освящения, есть "Дух сыноположения, а Немже вопием, Авва Отче! Самый Дух спослушествует духови нашему, яко есмы чада Божия" (Рим. 8, 15-16).

Хотя очищение сердца и совершается взаимодействием свободы и Благодати, но в целом, как учат отцы, это - дело Благодати. Плод подвигов зреет под трудами человека, но не ими и не чрез них единственно, а от Благодати: "Аз насадих, Аполлос напои, Бог же возрасти" - говорит Апостол (1 Кор. 3 6). Как началась жизнь духовная Божиею Благодатию, так ею же может храниться и возрастать. Собственные труды, даже самые усиленные, без всецелого предания себя действию Благодати не дают истинного плода. В спасении человек представляет только труда, а дело совершают Сам Господь. "Мы - то же, - сравнивает преосв. Феофан, - что те, которые возят кирпичи, известку, песок, воду и прочее. Строит же Другой Некто, присущий в нас со времени Крещения или Покаяния. А как строит, - никому не сказывает, даже тому, у кого строит. Только по окончании строения вводит Он в построенное самое лицо человека, а этот только "удивляется, "откуда что взялось, как из таких невзрачных материалов вышло такое дивное здание".

Труды человека в самоисправлении необходимы, потому что оно должно быть делом не только Благодати, но и его произволения. Благодать действует, если человек содействует. Без трудов и подвигов в исполнении христианских заповедей. Благодать не коснется всего существа человека и оставит его таким, как оно было, - с влечением ко греху, хотя человек мажет быть крещен и принимать другие таинства. Но при всем том труды человека являются только знаком выражения желания самоисправления и готовности повиноваться Божественным воздействиям.

Освободившись с помощью Благодати от земных пристрастий, делаясь жилищем Святаго Духа, человек яснее и полнее познает Бога, созерцая Его в бесконечности совершенств, в Его творении и промышлении и совершении судеб мира. А это - начало обожения, залог жизни вечной, о чем сказал Сам. Спаситель: "Се же есть живот вечный, да знают Тебе Единаго Истиннаго Бога, и Егоже послал еси Иисус Христа" (Ин. 17,3).

Благодать по мере восприятия ее человеком все более значительно изменяет его внутреннее состояние. Страх Божий, как "начало премудрости", т.е. жизни в Боге остается, но страх совершенных отличается от страха начального. Начальный страх необходим и сопутствует пробуждению грешника, но он действует мучительно и наводит боязнь казни за грех, но такай страх - состояние переходное и оно не может быть поставлено в обязанность постоянного сохранения, и действительно этот начальный страх не удерживается в душе при совершенствовании человека и лишь временами находит для обуздания действующих страстей. Для совершенных же страх Божий - не только отличительное свойство, но хранение его поставляется в обязанность: "Бойтеся Бога вси святии Его" (Пс. 33,10), "Работайте Господеви со страхом и радуйтеся Ему с трепетом" (Пс. 2,11), - говорит Псалмопевец. Страх, вселяемый при освящающем действии Благодати, умиляет, т.е. является состоянием отрадным, будучи как бы благодатным свидетельством охранения души человека. Он рожается по возникновении любви к Богу и пребывает в неразрывном союзе с нею, то освежая, то согревая дух человека.

Благодать Божия в освещающем действии дает человеку способность смиренного Богомыслия, когда перед его внутренними очами открываются и в возможной мере постигаются совершенства Божия, которые, впрочем, впечатлеваются в уме как один образ всесовершенства. Благодатная мысль о совершенстве Божием есть возвышеннейшая и глубочайшая из всех, доступных конечному тварному уму, с нею человек преисполняется радости, восхищения и внутреннего славословия Бога. Как известно, подобно этому состояние ангелов (Ис. 6 3), хотя и в более высокой степени. Во всех жизненных обстоятельствах сознание человека не отвергается от Бога, ибо во всем он видит как бы Его отражение. Бог, бесконечный по бытию и совершенствам, всегда созерцается освящаемым человеком как Творец, Промыслитель и Совершитель судеб мира. Отсюда рождается чувство благодарения Бога за все, по учению апостольскому: "О всем благодарите" (1 Сол. 5, 18) - без различия радостного и скорбного. От этого усвояется благодушие, постоянно-радостное настроение души, которое, сохраняясь при всех, даже скорбных обстоятельствах, проявляется как терпение. Следствием такого расположения бывает успокоение в Боге. "Сие успокоение", говорит еп. Феофан, - ... есть покой духа, истекающий из совершенной уверенности в том, что Бог, Коему он предал труды свои и дела, все благоустроит наилучшим образом, к истинному и вечному благу".

Так преобразует Благодать существо человека, одуховляя его, облекая "в нового человека, созданного по Богу в правде и преподобии истины" (Еф. 4,24). В отношении его совершается то, что выражено в пожелании Апостола: "Сам же Бог мира да освятит вас всесовершенных (во всем): и всесовершен ваш дух и душа и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иисуса Христа да сохранится" (1Сол. 5, 23).

Возрождение и преобразование человека действием Благодати в человека духовного есть залог вечной славы его в Царствии Божием.

Читайте также

© Михаил Чернов vsemolitva.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here